25 июля 2002
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш


Время выхода в эфир: 25 июля 2002, 19:08

25 июля 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Анджей Зауха — обозреватель польского радио R.M.F.
Эфир ведет Татьяна Пелипейко.

Т. ПЕЛИПЕЙКО Здравствуйте, Анджей. Традиционный вопрос. Вы участвуете в передаче «Персонально Ваш», в которой, прежде всего, мы принимаем вопросы наших радиослушателей, присылаемые ими на пейджер. О чем Вы в последнее время информируете Ваших слушателей? Какие последние темы Вы освещали и какие собираетесь освещать? Какие Ваши планы на завтра, на ближайшие дни?
А. ЗАУХА Это очень серьезная проблема, потому что я буквально несколько дней тому назад вернулся из Польши после отпуска. И то, что я даже рассказывал до того, уже забыл. Рассказывал, конечно, о наводнении огромном на юге России. Это самая крупная тема, о которой я рассказывал. Сейчас ближайшие планы? Конечно, для меня важно то, что в политике происходит, это раз. Но политика сейчас практически не существует. Сезон отпусков, и что-то интересное найти сложно. Сейчас собираю, смотрю о сельском хозяйстве. Сегодня, как Вы знаете, Путин подписал закон об обороте сельхозземель, и мне это очень интересно. Потому что в Польше на Россию смотрят, как на большой рынок, где можно продать продукты нашего сельского хозяйства, которых производится настолько много, что Польша не в состоянии употребить всего этого. И это мне сейчас интересно, это ближайшая тема.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Собственно говоря, когда Вы сопоставляете ситуацию в сельском хозяйстве, как Польша умудряется производить столько, что ей не съесть? У нас же всегда, Вы знаете, проблема с этим, и битва за урожай, традиционное клише, и всякий раз начинается в разных регионах, в нормальных ситуациях, не тогда, когда произошли такие трагедии, как это наводнение, очень многие губернаторы, официальные лица говорят: «масса проблем, масса сложностей». Как Польша это преодолевает? Тем более, что Вы только что вернулись.
А. ЗАУХА Потому что в России нет хозяина на земле. Это единственный ответ. После того как Польша стала социалистической, вступила в демократический лагерь, после 41 года, не удалось сделать государственных хозяйств, не было колхозов, совхозов, (практически не было, было в небольшом количестве), земля была всегда в частных руках.
Т. ПЕЛИПЕЙКО А пытались сделать?
А. ЗАУХА Да, конечно, пытались загнать в колхозы, но это было начало 50-х, и это уже было сложно. Особенно в Польше, где люди намного лучше чувствовали, понимали частную собственность. Причем очень сильная католическая церковь, которая помогала выстоять. Это было несколько лет в начале 50-м, потом умер Сталин, и все это просто рассыпалось. Государственные хозяйства были на севере Польши и на Западе, где после ухода немцев земли были включены в состав Польши. Там это удалось сделать. Например, у моего дедушки было 10 гектаров земли. И там не было так, что он работал с 7 утра до 3-х, и все, можно напиться. Там надо было работать с 5 утра до 11 вечера каждый день.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Вам приходилось в детстве помогать?
А. ЗАУХА Конечно. И это были не шутки, потому что надо было собрать урожай, потому что вот-вот грянет дождь, гроза. Там не было так, что можно сесть, обеденный перерыв, садимся и едим. Вот ответ. В Польше до сих пор есть хозяин. Несмотря на то, что специалисты говорят, что сельские хозяйства маленькие, по несколько гектаров, все-таки Польша производит настолько много, что пытается найти рынки, где можно продать. В России это потихоньку тоже начинается сейчас. Даже некоторые директора колхозов это умеют делать. И все больше и больше земли в частном пользовании, появляются огромные латифундии, участки земли или хозяйства по несколько сот тысяч гектаров. Посмотрим. Я думаю, что Россия скоро тоже будет одним из крупнейших производителей продовольствия в мире.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Конкурентом будет, смотрите. Анджей, Вы собираетесь куда-то поехать из Москвы, чтобы эту тему освещать?
А. ЗАУХА Мне бы хотелось поехать на юг, где-нибудь в Ростовскую область или в Краснодарский край, может быть, в Ставропольский. Но я не знаю, смогу ли я это сделать. Это стоит денег, такая командировка. Я нашел уже несколько людей, мне нужно просто им позвонить, под Москвой. Может быть, где-нибудь поближе, в Воронеже где-нибудь, в Брянске.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Может, Вам даже и на пейджер какой-нибудь адресочек скинут. Если что, обязуюсь распечатать и вручить нашему гостю. О чем в Польше сейчас говорят? Я понимаю, что тоже лето и тоже не очень политика, но все-таки что людей интересует?
А. ЗАУХА Это тяжелая тема, потому что в России все разъехались в отпуска, тут некое благополучие, можно подумать. Цены на нефть стабильные, небольшой кризис на фондовых рынках. В Польше уже больше года говорят об очень серьезном кризисе в польской экономике. И это главная тема.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Если можно, об этом подробнее. Потому что Польша как раз после тех изменений, после т.н. бархатных революций всегда казалась одним из очень благополучных примеров, если ее сравнивать со многими другими странами Центральной Европы. Более того, многие наши политики, многие наши экономисты приводили Польшу в пример. Говорили: «Вот, смотрите. Вот как они все это провели, быструю, да, шоковую терапию, но решительную, и вот как у них все растет». Если сейчас Вы говорите о кризисе, чем объясняют его сами поляки?
А. ЗАУХА Да, рост в 7-8% был. Но дело в том, что в России также очень много говорилось о том, что в Польше реформы были очень серьезные и очень глубокие. Многое, что не удалось сделать Гайдару, смогла сделать Польша. Но дело в том, что не настолько глубокие, как нужно было. Несколько лет тому назад, наверное, 5 лет, надо было делать очередные реформы. Закрывать шахты, допустим.
Т. ПЕЛИПЕЙКО А кто в это время уже был у власти?
А. ЗАУХА Дело в том, что ни правые, ни левые этого не делали, потому что, естественно, боялись. У нас получается так, что слишком большие социальные расходы бюджета, и экономика, в которой не сделали реструктуризацию. Не закрыли шахты, не закрыли частично и полностью металлургических заводов. Сейчас огромные проблемы с железной дорогой, которая приносит убытки. Так же, как и в России.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Да, но у нас тут в самое недавнее время некоторые произведены телодвижения. Будем ждать каких-то комментариев от руководства МПС на этот счет. Но реально они создают некие предприятия, уже не министерства.
А. ЗАУХА Да, это посмотрим, с одной стороны. С другой стороны, даже если железная дорога будет приносить убытки, у России есть нефть. Чем отличается Польша от России? Польша покупает нефть у России, а Россия ее продает. В общем, как бы появился некий финансовый кризис, и в связи с этим этот экономический рост, который еще был 3-4 года тому назад, остановился. Сейчас идут разговоры, будет ли 1% роста или не будет. И это серьезная проблема, потому что быстро растет безработица, очень многие банки, фирмы увольняют своих сотрудников. Пока не видно, что из этого получится. Нужны очень резкие, наверное, решения, но власти пытаются найти такой мягкий выход из этого положения, что не получается. И есть опасение, что через полгода, через год то, что сейчас не будет решено, может взорваться. В связи с этим, как в России сезон отпусков, так в Польше политический сезон в разгаре, можно сказать.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Кстати говоря, насколько этот разгар политического сезона ориентирован на выборы?
А. ЗАУХА Не совсем, отчасти. В Польше сейчас будут выборы в местные органы власти, и это не очень важные выборы. Конечно, в таком местном значении, естественно. Но политические большие выборы, парламентские выборы были в прошлом году. В позапрошлом году были президентские выборы. Так что ближайшие три года у нас в этом смысле спокойные.
Т. ПЕЛИПЕЙКО С другой стороны, местные выборы это всегда какой-то показатель развития ситуации. Собственно, чего от них ждут? При всем том понимании, что это не столь существенные выборы. Все-таки кто может подняться вверх, отойти вниз?
А. ЗАУХА Это будет некий показатель того, что произошло в течение 8-9 мес., почти года после парламентских выборов. Потому что тогда победили левые, которые говорили, что у них есть четкий план вывода страны из кризиса. И очень много голосов получила партия радикалов-популистов.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Это «Самозащита» так называемая? Ее у нас так иногда переводят.
А. ЗАУХА Да, «Самозащита».
Т. ПЕЛИПЕЙКО Анджей Леппер.
А. ЗАУХА Да.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Как раз один из наших слушателей, Виктор, просит рассказать немного об этом. Каковы перспективы сторонников Леппера?
А. ЗАУХА Пока очень сложно. Потому что опросы показывают, что после прошлогодних выборов сторонников у его партии убавилось. Но это не означает, что это так. Потому что многие сторонники Леппера не признаются, что они поддерживают его, социологам не говорят, что они за него. Кризис, и многие люди разочаровались, вообще, в политической элите как классе и не ищут новый выход.
Т. ПЕЛИПЕЙКО С чем можно сравнить Леппера, просто чтобы поместить его как-то на политической арене? Это какая тенденция?
А. ЗАУХА Сложно. Потому что на Западе такого до конца нет. Это человек, который предлагает очень простые выходы: «Давайте напечатаем больше денег, и всем дадим зарплату». У него предложения такого типа, и во многом он создал свой успех на фундаменте жестокой критики властей. И люди, наверное, понимают, что он сам не предполагает никакого положительного плана, программы, которая помогла бы выйти из кризиса. В России сложно найти такую силу, которая в Думе была бы. Но на выборах появляется такой фактор, как «против всех». И отчасти Леппер это против всех. «Мы будем голосовать за Леппера», потому что в Польше нет такого варианта «против всех», хочешь голосовать голосуй, не хочешь оставайся дома. Отчасти Леппер это против всех. Люди устали и решили проголосовать за него из-за некой злобы.
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть определенный протест?
А. ЗАУХА Да, это протест.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Еще вопрос, который прислал Ваш тезка, Андрей, о будущем католической церкви в Польше просит он Вас рассказать. Формулирует он вопрос так: «Отражаются ли на этом процессы культурной глобализации?» Это я цитирую так, как вопрос задан.
А. ЗАУХА Я думаю, что с католической церковью в Польше все абсолютно нормально, и в ближайшие годы ничего ей не угрожает. Я не совсем понимаю, как на церкви в Польше отражается глобализация.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Я тоже, поэтому я процитировала, как есть.
А. ЗАУХА Но если перевести этот вопрос в таком плане, что на Западе, в Западной Европе очень мало людей ходят в церковь и очень мало людей вопросы веры решают таким образом…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Именно через церковь. Кстати, недавно были любопытные французские опросы. Там получается, что особенно среди молодежи очень многие, даже заявляя, что они верят в некую Высшую силу, они при этом говорят, что к никакой конкретной конфессии они себя не считают принадлежащими.
А. ЗАУХА А Польше в этом смысле опасности нет. Потому что церковь очень сильная. Все в Европе очень часто говорят, что польская церковь одна из самых сильных, жестких, не отступающих.
Т. ПЕЛИПЕЙКО А с чем это Вы сейчас связываете? Потому что во времена социалистические, из того, что Вы говорили, да и из того, что многие рассказывают, церковь была одной из опор некоего социального протеста. Неправильно, может быть, будет называть священнослужителей диссидентами, но, тем не менее, какую-то моральную опору для тех, кто себя ощущал тогда диссидентами по отношению к тому строю, она составляла. Во всяком случае, это было частью не только традиции, но и реальный контакт с сегодняшней жизнью тогда был. Сейчас это по-прежнему сохраняется традиционно, или священнослужители находят какой-то новый путь к молодежи сегодняшней? Что там?
А. ЗАУХА Нет, скорее всего, пока это традиционно. Причем Польша это, конечно, города, но Польша это также маленькие деревни, городки, где все друг друга знают. И там не пойти в церковь в воскресенье это очень неприлично. И выступать против местного настоятеля, потому что такая деревня это обычно один приход…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Или городской квартал, скажем, как маленькая деревня.
А. ЗАУХА В городе это по-другому, потому что там люди друг друга не знают, даже в одном подъезде, как в Москве. А в деревне, в городке все друг друга знают, там не пойти в церковь это, вообще, немыслимо. Кроме того, действительно, люди, которые живут в деревне, их вера и то, как они исповедуют свою веру это намного более традиционно. Это не только так, что я верую и это мое дело, я хожу в костел или не хожу, но для них также важно, чтобы все вокруг верили, ходили. Потому что не ходит это плохой пример. И на этом основывается сила церкви. Причем есть такое сильное течение в церкви, можно его назвать даже радикальное или фундаменталистское. Это течение, которое предлагает бороться со всеми признаками того, что кто-то не ходит в костел, или говорит, что вера это частное дело. Они предлагают такой отчасти, может быть, средневековый выход.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Какой же?
А. ЗАУХА Бороться, потому что церковь должна быть такой…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Я надеюсь, словом бороться, не иначе?
А. ЗАУХА Нет, пока словом. Но были тоже предложения… Эти люди сейчас объединяются вокруг радиостанции «Радио Морея». И главный редактор и лидер этого движения когда-то предлагал, например, брить волосы депутатам парламента, которые голосуют за закон о разрешении абортов.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Да, это действительно радикально. Кстати говоря, Анджей, раз уж мы перешли на эту тему, скажите, в воспитании детей какое место занимает религия? Я имею в виду, в школу церковь имеет доступ, в госшколу?
А. ЗАУХА Конечно.
Т. ПЕЛИПЕЙКО В какой форме?
А. ЗАУХА В прямой форме.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Это занятия в расписании, это некие факультативы, или что?
А. ЗАУХА Нет, в начале 90-х был принят закон. На основе отторжения коммунизма все перевернулось, церковь один из победителей в борьбе с коммунизмом. И тогда был принят закон, на основе которого все дети должны ходить в школу, у всех детей есть занятия по религии, обязательные.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Что, и отметки ставят?
А. ЗАУХА Да, конечно. В аттестате тоже стоит отметка по религии, предмет называется «этика». Если ребенок исповедует другую веру или родители не хотят, чтобы он ходил на…
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть родители имеют право выбора здесь?
А. ЗАУХА Отчасти да. Но представьте себе, что в небольшом городке, скажем, одна семья. Польша намного более однотипная, нет многих разных религий, как в России, ислам или иудаизм. И есть семья, которая не верит.
Т. ПЕЛИПЕЙКО В основном это. Потому что это просто сказать: «у нас другая конфессия», все поняли. А тут: «не хочу ходить». Это сложно?
А. ЗАУХА Да, это сложно, потому что появляются проблемы. Ребенок должен ходить на какое-то занятие. А в школе говорят: «Не будем делать отдельно для одного ребенка уроков по этике. Пусть ходит на лекции, на уроки католической религии. Это ему не повредит».
Т. ПЕЛИПЕЙКО Скажите, а есть какие-то протесты со стороны родителей, общественности в связи с такой ситуацией? В общем, все-таки ограничены права тем или иным способом, получается.
А. ЗАУХА Случается, но это не часто бывает, это в местном порядке. Нет такого, чтобы было серьезное движение. Нет такого.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Несколько вопросов, связанных с культурой польской. Из Новосибирска вопрос: «Дата, связанная с именем Збигнева Цибульского: 35 лет со дня его гибели, и скоро 75 лет со дня рождения. Помнят ли его в Польше, планируются ли какие-то мероприятия, может быть, кинофестивали?»
А. ЗАУХА Я, честно говоря, не знаю. Я думаю, что как-нибудь это будет отмечено, потому что поляки помнят о нем, он до сих пор известен, до сих пор можно посмотреть по телевизору его фильмы, многие его друзья живы до сих пор.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Кстати, по телевизору каких фильмов больше, польских или зарубежных?
А. ЗАУХА Я сейчас, в отпуске, практически не смотрел телевизор, но я думаю, что как в России, больше американских.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Олег из СПБ спрашивает о Станиславе Леме. Что про него известно?
А. ЗАУХА С ним все в порядке. Я тоже в последнее время не очень…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Но никаких новых громких публикаций в Вашем поле зрения не было?
А. ЗАУХА Нет. Я знаю, что он печатается в Польше, печатает статьи, но в последнее время, честно говоря, ничего не читал.

Т. ПЕЛИПЕЙКО Как расшифровывается «R.M.F.»?
А. ЗАУХА Можно по-разному расшифровывать. Мы начали вещать 11 лет тому назад, и оттуда пошла эта аббревиатура. Обычно мы говорим «Радио, музыка, факты».
Т. ПЕЛИПЕЙКО Кстати, отличное название. Евгений Вас спрашивает: «Откуда Вы родом?»
А. ЗАУХА Я из Польши, с юга Польши. Есть такой городок Тарнов, 80 км от Кракова, я оттуда.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Евгений спрашивал, какое воеводство. Краковское, соответственно?
А. ЗАУХА Сейчас это называется Мамопольское. В общем, когда-то было Краковское.
Т. ПЕЛИПЕЙКО «Что слышано про Леха Валенсу? Галина Ивановна об этом спрашивает. В печати промелькнуло, что он даже собирается вновь избираться президентом. Так ли это?»
А. ЗАУХА Может быть, и хотел бы избираться президентом. Но по поводу выборов у Леха Валенсы примерно такие шансы, как у Михаила Горбачева в России. Он ведет какую-то политическую жизнь, пытался сделать партию, у него не получилось. Иногда высказывается в прессе, довольно часто, и ездит, поскольку фигура, которую все в мире знают, особенно на Западе, как символ сопротивления, по разным странам, по миру, зарабатывает деньги лекциями.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Как многие президенты, уже отошедшие от дел. Вопрос от Олега: «Не могли бы Вы назвать частоту вещания Вашего радио?» Я не знаю, как Олег собирается ловить это в Питере.
А. ЗАУХА В Питере не получится. Можно послушать мое радио через спутник, но я сейчас не смогу сказать, как его найти. В Польше в разных городах по-разному. Потому что это FM. А в Питере, к сожалению, не получится.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Вопрос от Ирины Петровны: «Выходит ли еще газета «Жиче Варшавы»? Мой папа ее выписывал с 60-х годов».
А. ЗАУХА Да, мне кажется, что она выходит. Сегодня, конечно, многое поменялось.
Т. ПЕЛИПЕЙКО И название, и все?
А. ЗАУХА «Жиче Варшавы» существует как таковая, но осталась оболочка. Потому что, естественно, если отец нашей слушательницы выписывал ее 30-40 лет тому назад, она была другая. По дороге поменялись хозяева раз 5, наверное. У «Жиче Варшавы» тяжелый путь в рыночных условиях был.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Для многих наших слушателей как раз польские газеты это важная вещь, кому-то для изучения, кому-то для поддержания языка, поэтому интерес к польской прессе имеется.
А. ЗАУХА Легче всего, наверное, в Советском Союзе выписать «Трибуну люду».
Т. ПЕЛИПЕЙКО «Жиче Варшавы», наверное, было сложнее чуть-чуть.
А. ЗАУХА Это такая ведущая, официальная газета. Но могу сообщить, что «Трибуна люду» существует до сих пор. «Трибуна люду» это «Трибуна народа», если перевести на русский. Потеряла по дороге «народ», и сейчас существует просто как «Трибуна».
Т. ПЕЛИПЕЙКО И очень много вопросов, я даже не называю их задавших, связаны с темой Калининграда. Насколько в Польше это тема для разговора? Насколько это интересует? Или больше интересует просто вступление в ЕС, а это боковая тема?
А. ЗАУХА Конечно, очень много говорится о том, вступит ли Польша в ЕС или не вступит, и какие шансы, референдум. Потому что не только ЕС нас захочет принять или не захочет, это выяснится довольно скоро. Но еще надо провести референдум.
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть решено, что референдум обязательно будет?
А. ЗАУХА Это везде, во всех странах, которые вступают в ЕС. Кто должен? Это не президент подписывает какой-то указ, что вступаем. Народ же должен высказываться. И сейчас все думают, сможем ли собрать (те, которые хотят вступления Польши в ЕС) больше половины голосующих.
Т. ПЕЛИПЕЙКО А что дают опросы? Наверняка же проводится изучение общественного мнения.
А. ЗАУХА Опросы говорят, что 5 или 7 лет назад 70% поляков хотели вступить в ЕС. А сейчас этот уровень упал, на уровне 50%.
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть половина на половину?
А. ЗАУХА Да. И поэтому левые, которые сейчас у власти, не поднимают таких неприятных тем, как вопрос абортов, которые в Польше, в общем, запрещены, или таких идеологических вопросов не хотят трогать, потому что не хотят ссориться с церковью. А взамен церковь обещает, что когда будет референдум, поддержит вступление Польши в ЕС. Такая сделка, можно сказать.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Что касается Калининграда.
А. ЗАУХА В связи с этим очень много говорится по поводу Калининграда. Мне кажется, из Москвы или из Центральной России, а тем более, из Сибири Калининград практически не виден. А из Польши очень даже виден, потому что это через границу. Причем, поскольку Польша не очень большая, из самого отдаленного уголка до Калининграда километров 800. Причем большинство людей, которые живут в Калининградской области и куда-нибудь уезжают, главным образом, в Польшу или едут на Запад через Польшу, в связи с этим то, что будет после того, как Польша введет визы, и что тогда будет происходить, какие проблемы будут у наших граждан, которые живут недалеко от границы, торгуют…
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть приграничная торговля достаточно интенсивна?
А. ЗАУХА Да, там же постоянно очереди, на границе, там очень много людей. Причем очень много людей занимаются очень простой торговлей. Берут несколько бутылок водки, блоков сигарет…
Т. ПЕЛИПЕЙКО То, что у нас называется челночной торговлей.
А. ЗАУХА Да, но челночная торговля, может быть, очень серьезная. В Москву приезжают поезда из Варшавы, выгружают такие количества товаров…
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть это индивидуальная торговля?
А. ЗАУХА А там очень мелкая бывает, потому что это действительно через границу, надо только перебраться через границу, и несколько блоков сигарет продать, водку. На этом можно заработать пару десятков долларов. Поэтому очень много людей так и делают, практически каждый день. Но есть посерьезнее дела, есть очень много польских фирм в Калининграде и т.д. И многие жители Калининграда, Калининградской области приезжают в Польшу заниматься уже посерьезнее бизнесом.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Это позитивное явление, с точки зрения Польши, весь этот обмен, взаимная торговля, наличие фирм?
А. ЗАУХА То, что возят сигареты контрабандным путем…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Я понимаю, что налоговая инспекция недовольна, наверное.
А. ЗАУХА ...и привозят непонятного качества водку это, естественно, плохо. Но то, что там что-то развивается, какая-то жизнь цветет вокруг, с одной и другой стороны границы, — это, конечно, положительный образ. Потому что жители Калининграда привозят деньги в Польшу, их оставляют. Это главное. Или поляки туда едут, зарабатывают какие-то деньги на чем-то.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Я думаю, что жители Калининграда ровно наоборот, точно так же об этом думают.
А. ЗАУХА Естественно, если поляк туда поедет и ему нужно где-то жить, где-то есть, самые главные вещи, а это стоит денег, кто-то на этом зарабатывает, кто-то может прокормить свою семью. А это, естественно, положительное явление. Так что то, что сейчас говорится, что вдруг все решили закрыть, перекрыть, — это неправильно, потому что Польше это не нужно, закрывать, строить какую-то стену.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Это позиция только людей или это позиция и политиков?
А. ЗАУХА Нет, позиция политиков. Потому что разговоры про визы для россиян…
Т. ПЕЛИПЕЙКО Но сейчас же есть визы, в той или иной форме.
А. ЗАУХА Есть, но очень легко их получить. На самом деле, можно и без визы поехать в Польшу.
Т. ПЕЛИПЕЙКО То есть на границе прямо получить?
А. ЗАУХА Нет, на границе нельзя, но можно поехать в Польшу без визы, просто покупаешь… это называется «ваучер»?
Т. ПЕЛИПЕЙКО Да, турпутевка.
А. ЗАУХА И все, это не виза. И разговоры о том, что надо ввести визу, потому что мы стремимся в ЕС, идут лет 5. И Польша каждый раз отодвигает это решение. Сейчас уже известно, что будет в следующем году. Но если бы Польше это все не нравилось, могло быть это года 3 тому назад введено.
Т. ПЕЛИПЕЙКО Понятно. Что ж, спасибо большое. Анджей, очень много вопросов. На массу из них мы не успели получить ответы, даже их задать. Так что приходите еще, вопросов много.
А. ЗАУХА Спасибо.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Анджей Зауха — обозреватель польского радио R.M.F.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире