'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. В гостях у меня Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Здравствуйте, Евгения Марковна.

Е.Альбац Здравствуйте.

Т.Фельгенгауэр Продолжаем мы следить за предвыборной кампанией в Америке. Тут неожиданно выступил Джулиан Ассанж. Викиликс анонсирует публикацию документов, которые могут повлиять на предвыборную гонку и, видимо, будут направлены на Хиллари Клинтон. Это, что война, в которую включается Викиликс.

Е.Альбац Ведущий программы Russai Today Джулиан Ассанж, который когда-то анонсировал себя как независимого журналиста, теперь, очевидно совершенно, работает на то же самое государство, которое финансирует Russai Today. Что выкинет? Я думаю, в очередной раз чего-нибудь хакнули, чего-нибудь выложат, какой-нибудь очередной компромат на Хиллари Клинтон на тему того, что она потеряла 5 телефонов или, как говорил нам Киселев, забыла папку с секретными документами в каком-то московском отеле, когда приезжала сюда в качестве госсекретаря. Я думаю, что к этому надо перестать серьезно относиться. К сожалению, Ассанж для меня, как независимый журналист, он просто перестал существовать. Нет такого больше в расследовательской журналистике источника. Есть человек, которого купили с потрохами. Ну и, конечно, сидение в посольстве Эквадора не прибавляет мозгов и всего остального. Для меня больше Ассанжа просто не существует. Я считаю, что обсуждать его – это как серьезно обсуждать то, что говорить господин Фадеев или господин Киселев по российским пропагандистским каналам.

Е.Альбац: Я думаю, в очередной раз чего-нибудь хакнули, чего-нибудь выложат, очередной компромат на Хиллари Клинтон

Т.Фельгенгауэр Тогда давайте обсудим то, что говорит Владимир Путин и то, что российская сторона предъявляет американской. Это удивительные вещи. Если коротко — позолоти ручку, компенсируй нам, пожалуйста, потери от санкций. Ну, и там плутоний почему-то упоминается еще.

Е.Альбац Самое смешное в этом замечательном законе, который внес президент Путин в Государственную думу, почему этот закон, убей меня бог, чтобы я понимала, это, конечно, то приложение, в котором сказано, что восстановление сотрудничества с США возможны после отмены закона Магницкого, то есть снятия санкций со всех людей Путина, после выплаты компенсации за санкции и контрсанкции, которые российское правительство наложило на собственных граждан, показывая средний палец американцам. Это, конечно, вызвало, если вы посмотрите социальные сети – такой идет хохот. Понять, что это такое, кроме того, что у не очень молодых людей в Совете безопасности истерика, но при этом, видимо уровень деменций достиг уже такой степени, что они даже не понимают, что сделали себя посмешищем всему миру. Это вот такое «фэ» американцам в связи с тем, что полностью провалились все договоренности по Сирии, и в связи с заявлением комиссии, совместной международной комиссии по расследованию гибели малайзийского «Боинга» MH17. Вот такой «наш ответ Керзону».

Долго думали как бы вот их ударить побольнее. Как мы знаем, это соглашение по поводу плутония, оно не действовало, оно должно было начать действовать, по-моему, только года через два. Идея его заключается в том, что это ударит по американским компаниям, которые занимаются переработкой оружейного плутония в какой-нибудь там мирный атом и они надавят на Белый дом – Белый дом тут же, значит, засучит ножаками и отменит санкции против России и выплатит компенсацию. Это все даже как-то неловко даже обсуждать, потому что страна, которая претендует на роль второй мировой державы, или как минимум регионального лидера, не может себе позволить такого рода истерику.

Это особенно, конечно, замечательно на фоне того, что сейчас идет главная интеллектуальная неделя года. Нобелевские премии, когда весь мир отмечает достижения интеллекта. Сегодня было объявлено о вручении Нобелевской премии по физике. Она вручена, как сказано трем брианским ученым, но при этом все трое британских ученых работает в американских университетах. Один – в Сиэтле, один – в Brown University, это в Род-Айленде на восточном побережье, это очень университет Брауна, там, кстати, Галина Васильевна Старовойтова преподавала. И третий работает в Принстоне. Вот, понимаете, когда страна, которая год за годом демонстрирует миру свое интеллектуальное превосходство, потому что абсолютное большинство Нобелевских премий вручается ученым, которые не обязательно они…

Т.Фельгенгауэр Американцы по гражданству. Они работают в американских университетах.

Е.Альбац То есть интеллект. Они не только умеют из земли там чего-то выкачивать, эту черную грязную жидкость, но они создают интеллектуальный продукт, который, собственно, человечество отличает от мира животных. Это ведь главное, что отличает человечество от мира животных – способность создавать интеллектуальные продукты. Это, конечно, поразительно — на этом фоне этот закон Путина, эта истерика с демонстрацией и языка и среднего пальца, еще чего-то американцам… Ты испытываешь какое-то тяжелое чувство стыда, потому что можно не соглашаться с американцами, можно их ненавидеть, можно их объявлять врагами, всё что угодно, но нельзя быть смешными. А когда руководство великой страны смешно в своих действиях, то это оскорбительно для людей, которые оплачивают своими налогами жизнедеятельность этого руководства.

Т.Фельгенгауэр Но это же странная история. Ведь смешными кажутся в последнее время очень многие: и власть со своими этими заявлениями, и господин Сечин со своими бесконечными требованиями уничтожать тираж газеты – это все уже выглядит смешно.

Е.Альбац Господин Сечин просто представляет, с моей точки зрения, опасность для Российской Федерации. Миша Леонтьев, ты сразу заготовь там против меня какой-нибудь иск. Он представляет угрозу для Российской Федерации, потому что ему хочется всего и сразу, потому что ему хочется стать министром нефти и газа, как было при советской власти, который контролирует всю эту жидкость, которую можно качать из земли. Поэтому снова пошли разговоры, что «Башнефть» купит именно компания господина Сечина. Теперь просто хочется понять, каким образом, если у компании очень больше долги, занять деньги на внешних рынках ей будет довольно трудно, а у российских коммерческих банков вряд ли такие деньги есть, поэтому нужно будет занимать в очередной раз у государственных банков, то есть какая-то очередная панама-олимпиада.

Е.Альбац: Господин Сечин просто представляет, с моей точки зрения, опасность для Российской Федерации

Вот он просто человек, который, с моей точки зрения представляет угрозу для Российской Федерации.

Т.Фельгенгауэр Сейчас сделаем перерыв буквально на три минуты. Это «Особое мнение» мнение главного редактора The New Times Евгении Альбац. Скоро вернемся.

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр Мы продолжаем программу «Особое мнение». Это особое мнение главного редактора журнала The New Times Евгении Альбац. Мы говорили про Игоря Сечина, который опасен для России…

Е.Альбац Для государства, да.

Т.Фельгенгауэр То есть вы смешного не видите в этом?

Е.Альбац Нет, я не вижу в этом смешного. Вот Лиза Осетинская, в прошлом шеф-редактор всех изданий РБК, которая сейчас в Стэнфорде, она написала пост в связи с иском Сечина к компании РБК на 3 миллиарда рублей. И она, собственно, пишет о том, что это во многом напоминает историю с захватом активов ЮКОСа путем посадки Ходорковского и всех его топ-менеджеров в тюрьмы. И, как мы знаем, именно Игорь Иванович стал бенефициаром посадки Ходорковского, 10-ти лет его тюрьмы, вынутых из жизни и так далее. Она считает – она пишет об этом в своем посте в Фейсбуке, что это попытка точно так же захватить медийные активы РБК. Мне трудно судить, так это или не так. Хотя, я думаю, что если бы Михаилу Прохорову пришли и сказали «Отдай!», — он бы и так отдал. Мы уже не раз наблюдали за тем, что Михаил Прохоров не боец. Поэтому я не очень понимаю, зачем такой сложный вариант отъема активов. Ну, посмотрим, как будет развиваться эта история.

Т.Фельгенгауэр Вы упомянули Нобелевскую неделю, которая сейчас продолжается. Сегодня мы узнали о Нобелевских лауреатах по физике, ждем Нобелевскую по химии. Несколько неловко связывать настоящую науку и что-то не очень внятное, но тем не менее, следите ли вы за историей с диссертацией господина Мединского.

Е.Альбац Не то слово — как. Несколько я понимаю, сегодня дело перенесли

Т.Фельгенгауэр Да.

Е.Альбац Я очень внимательно прочитала анализ, сделанный Иваном Бабицким и коллегами диссертации Мединского. Конечно, если правда все, что там написано, это не только не диссертации, но, простите меня, это и не курсовая работа. Это безобразие вместо научной работы. Сегодня я как раз ехала на эфир «Эха» и услышала, что господин Путин с коллегами собирается пойти на фильм «28 панфиловцев». Когда Пескова спросили, известно ли господину Путину, что это миф о 28 панфиловцах, Песков ответил в том смысле, что господину Путину ближе то представление об этой истории, которую демонстрирует господин Мединский. Я думаю, что это такой сигнал диссертационному комитету, Министерству образования и так далее, что «наших не трогать». Посмотрим, чем на самом деле эта история закончится.

Вот меня спросили про Нобелевские премии. Понимаете, ведь богатство государства в 21-м веке создаются именно прорывными технологиями. Не случайно сейчас говорят – об этом говорил Сергей Гуриев, бывший ректор Российской экономической школы, которого заставили уехать из страны, а теперь он главные экономист Европейского банка реконструкции и развития – что, на самом деле, центр мира отнюдь не в Вашингтоне, а в Силиконовой долине.

Е.Альбац: Россия по полной программе влезает в сирийскую войну. Чем это закончится – одному богу известно

И вот мы сегодня еще столкнулись с заявлениями по поводу российского бюджета. Вот опять это же абсолютно связанные вещи, что в российском бюджете секретные статьи расходов составят, как сказал господин Силуанов, 680 миллиардов рублей. То есть можно предположить, это ровно то, что Российской Федерации, на самом деле, тратит на войну в Сирии. Много уже говорили по подсчету РБК, что война в Сирии стоила 58 миллиардов – что это какой-то детский лепет. Видимо, в такие деньги встает война в Сирии, и война на Востоке.

Понимаете, вы можете вкладывать деньги в науку и создавать фантастические университеты. Браун – университет частный, Принстон – частный, Сиэтлский университет – тоже. Это все частные университеты. Вы знаете, что в Гарварде сейчас студенты не должны платить за образование — они получают гранты из эндаумента Гарварда и от всяких грандодателей, — если суммарный доход родителей 230 тысяч долларов в год. Еще раз: 230 тысяч долларов в год – это считается недостаточно, поэтому те, у кого меньше суммарный доход родителей, они не платят за образование в Гарвардском университете. Потрясающая вещь, да? Это говорит о том, что частные деньги, государственные деньги – они вкладываются в интеллект, в голову. Вот то, что это, собственно, и создает прорывное будущее.

Теперь смотрим, во что вкладывается российское государство. Национальная экономика сократится на 415 миллиардов рублей. Расходы на медицину сократятся на 29 миллиардов рублей. А расходы на оборону – это по открытым статьям бюджета (мы знаем, что секретные статьи – 120 миллиардов рублей) – по открытым статьям увеличится на 10,3 миллиарда рублей.

Т.Фельгенгауэр Это своего рода наука.

Е.Альбац Нет. Знаете, во-первых, я вам должна сказать, что это же большой тоже миф про науку. Лучшие работы в области фундаментальной физики были сделаны в институте академика Йоффе в Ленинграде еще до войны. Знаменитые работы Зельдовича и Харитона, прежде всего, ну, конечно, и Флерова и так далее. Курчатов в этом смысле, мы знаем, не был ученым, он был организатором, как было принято говорить в советское время, науки. Для того, чтобы создать атомную бомбу, ее, прежде всего, пришлось украсть. Это достижение советской разведки, а не советской науки. Да, конечно, академик Сахаров, его работы позволили создать водородную бомбу. Но дальше последовательно мы в фундаментальной физике начали отставать.

То же самое там, где касалось войны, мы еще как-то по части создания биологического оружия, химического оружия конкурировали с мировыми именами. Но там, где это не касалось непосредственно создания того, как поудобнее и побольше народу убить, мы тоже проигрывали в фундаментальной науке.

Поэтому это неправда. Это понятно, что эти расходы вкладываются ни в какую не в науку.

Т.Фельгенгауэр В чеканку танков, бомб…

Е.Альбац Я не знаю. Это надо спрашивать специалистов. Конечно, это прежде всего производство оружия, производство всякого вооружения. Тем более, что наши танки, наши ракеты стоят в два или три раза себестоимости, того, что они должны стоить – говорят военные эксперты. Поэтому… Это никакая, конечно, ни наука.

Т.Фельгенгауэр Но, тем не менее, никаких других расходов не предвидится, потому что на науку фундаментальную скорее сокращается.

Е.Альбац: Я давно отказываюсь гадать, что Россия может сделать, потому что понять логику в действиях России я не могу

Е.Альбац Просто это еще раз: это 21-й век! А у нас главные сообщения, которые идут на лентах агентств, что перебрасываются С-300 туда, в Ларнаку. И очевидно совершенно, что Россия сейчас по полной программе влезает в сирийскую войну. И чем это все закончится, во что это нам обойдется – одному богу известно.

Т.Фельгенгауэр Сейчас сделаем перерыв буквально несколько минут. Это программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Оставайтесь с нами, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Продолжается программа «Особое мнение». Это особое мнение главного редактора журнала The New Times. Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Тут поправлю, наверное, не Ларнаку, а Латакию имели вы в виду, когда говорили про переброску С-300.

Е.Альбац Ой, извините. Да.

Т.Фельгенгауэр Это, действительно, одни из главных новостей сегодняшнего дня. Мне не очень понятно только, будет ли как-то власть объяснять гражданам после того, как было объявлено, что мы уходим из Сирии, там нет войну, в которой участвует Российской Федерации, все происходит ровно наоборот. Неужели ни у кого не возникнет вопроса?

Е.Альбац Власть увидела, как проголосовали на последних выборах и сказала: Все, с этими баранами можно делать все что угодно. Они ни организоваться не могут, ни протестовать не могут, и как бараны идут и голосуют за то, что им предложено. Вот и всё. Кому объяснять? Кому, Таня объяснять? Людям, у которых отнимают деньги? Которым предлагают в магазинах — здесь всегда рассказывал Андрей Нечаев – сырный продукт вместо сыра? Людям, у которых продолжительность жизни 62 года?

Знаете, только что такой журнал Tablet – в нем опубликовано последнее интервью Шимона Переса, изложение скорее интервью Шимона Переса, бывшего президента Израиля, одно из основателей государства Израиль, великого совершенно человека. Мне посчастливилось быть с ним знакомым, когда он был президентом Израиля. Так вот, он приводит свой диалог с Путиным. Он сказал Путину: «Понимаешь, все, что вы делаете… Ваш народ несчастлив, ваши люди несчастливы. Они живут 62 года, тогда как в Америке живут 82 года. А вы все время, — ну, я перевожу, — бодаетесь с США. Ради чего? Если это ваш народ не делает счастливым?» Вот это очень важная вещь, что перед российской властью, в принципе, даже не стоит задача сделать так, чтобы люди были счастливы.

Вот в США записано pursuit of happiness – становиться счастливыми. Это фраза еще Томаса Джефферсона. А для нашей власти счастье людей, которое, в том числе, выражается в том, чтобы люди могли жить в 21-м веке не 62 года – возраст ухода у нас мужчин — а 82 года; чтобы люди те годы, которые были им отпущены, имели нормальную профилактику, нормальные лекарства, чтобы последние годы не превращались в бесконечные мучения и так далее. Понимаете, в этом же колоссальная беда, что для российский властей народ России – это люди, которые… ну, что с них взять? С ними что хочешь… Вот им рассказывает «пропагандистский ящик», чего они должны думать – и они идут и голосуют так, как им сказано.

Т.Фельгенгауэр Но при этом, если возвращаться к новостям – это новость вчерашнего дня – Антона Носика сажать побоялись.

Е.Альбац Антона Носика сажать побоялись, и это слава богу. Беда заключается в том, что Антона Носика признали виновным в разжигании ненависти в отношении группы лиц «сирийцы по национальности» — это я вам цитирую слова из приговора судьи. Я была там, я слушала это внимательно очень. Его признали виновным за слова.

Вот мы сделали в журнале главную тему – просто собрали, как эволюционировало это наказание за мыслепреступление. Я абсолютно убеждена, что нельзя сажать людей за слова, и судить нельзя за слова. Можно спорить, можно не соглашаться. Среди тех, кого мы когда-то… Я помню, когда мы защищали Константина Крылова, националиста, я помню, как мне разные люди писали: «Как вы можете! Что вы делаете!» Вот мы тогда и сейчас считали и считаем, что нельзя… у людей могут быть самые разные взгляды – нельзя за это судить. А Носика признали виновным – вот, в чем дело, вот, что страшно.

И то, что Антон пишет, что дело только начинается, он собирается подавать апелляцию и так далее, это делает ему честь, потому что в своем последнем слове Носик говорил о том, что хорошо, здесь в Москве куча журналистов – там, действительно, маленькая комната Пресненского суда была забита снимающими, передающими, пишущими и так далее – но в Тюмени в СИЗО сидит человек, которого посадили за перепост, в Твери посадили человека за перепост, он уже получил срок.

Понимаете, то, что эти люди писали и то, что написал Антон Борисович я категорически с этим не могу согласиться, категорически. Если хотите, мне противно это читать. Я считаю, что невозможно возлагать коллективную ответственность за целый народ, нельзя это делать. Но я полагаю, что люди имеют право на свои заблуждения, даже на порочные заблуждения, даже на заблуждения, которые глубоко мне противны. Но они имеют на это право.

И главное — мы же понимаем, Таня, почему это делается. Вы что думаете, российская власть сейчас сравнивает с землей то, что там осталось в Алеппо – российские ВВС – ведь, почему это делается? Не потому, что они согласны или не согласны с тем, что пишет Носик или Пупкин-Завалдайский и так далее, а потому что они добиваются… Это принцип авторитарных режимов, вот авторитарные режимы не тратятся на репрессии, это очень затратный механизм, это дорого: надо вохру набирать, охрану и так далее, ну, невозможно, как при товарище Сталине. Это только при рабовладельческом режиме, который был в период индустриализации товарища Сталина, это было хоть как-то экономически обоснованно.

Это ведь делается для того, чтобы люди, менее известные, чем носик, десять раз подумали прежде чем написать что-то в сети. Они понимают, что нельзя сейчас уже ввести китайскую стену в российском интернете, невозможно закрыть социальные сети. Они могут сто пятьдесят раз кричать, что они прикроют Твиттер, Фейсбук и так далее, но невозможно это сделать. И, конечно, это кто-то умный придумал. Они делают другое. Они вводят самоцензуру. Люди десять раз подумают, прежде чем написать, перепостить – даже перепостить. А, поскольку социальные сети, как они хорошо помнят… Помните, когда началась египетская весна, даже у нас в журнале было заголовок: «Вначале было слово и это слово было «твит»».

Е.Альбац: Антона Носика сажать побоялись, и это слава богу

Т.Фельгенгауэр Да-да-да.

Е.Альбац Поэтому, чтобы заранее в зародыше задавить даже саму возможность самоорганизации людей через социальные сети. Они боятся слов. Они понимают, что слова в 2011 году вывели людей на площадь. И вот ровно для этого это и делается.

Т.Фельгенгауэр Кстати, о тех, кто выходил на площадь. Сегодня ЕСПЧ присудил очередному узнику «Болотного дела» 12 с половиной тысяч евро. Дело даже не в деньгах, а то, что про само «Болотное дело» было сказано, что оно нарушает, в том числе, право на свободу собраний, и там множество нарушений. Можем ли предположить, что Российская Федерация скажет, что не ума ЕСПЧ все это дело?

Е.Альбац Знаете, я давно отказываюсь гадать, что Российская Федерация может сделать, потому что понять логику в действиях Российской Федерации, российской власти я не могу. Теория говорит, что ты должен вычленить интересы, чтобы понять, какие бюрократические группы чего добиваются. Мы из общих соображений понимаем, что все они делят… идет борьба за все уменьшающийся ресурсный пирог, но, честно говоря, понять, какие интересы… У меня такое ощущение, что они действуют супротив своих интересов. Это какое-то совершенно иррациональное поведение. Это поведение людей, которые смотрят в свой собственный телевизор и верят в то, что там говорится, что Россия грозит кулаком всему остальному миру, что президент США Барака Обама – человек почти неполноценный, или, как выразился ведущего канала – это была потрясающая фраза! – он сказал, что «США поставили эксперимент с чернокожим президентом; эксперимент не получился, и теперь они ставят эксперимент с женщиной».

Понимаете, ну ладно, расисты абсолютно тупоголовые из какой-нибудь глубинки Алабамы, но у меня такое ощущение, что госпожа Захарова из МИД, что Совет безопасности – они все смотрят собственный ящик, и это то, что поднимает их в собственных глазах. Потому что представить себе, чтобы так вели себя рациональные люди, которые преследуют какие-то понятные интересы, я не могу. С моей точки зрения, сейчас российская власть действует не только супротив интересов собственного народ – это бог с ними, они это делают давно уже — но и собственных интересов.

Т.Фельгенгауэр Система занимается саморазрушением.

Е.Альбац: Они могут сто пятьдесят раз кричать, что они прикроют Твиттер, Фейсбук, но невозможно это сделать

Е.Альбац Да. Но так было во времена, когда в советской власти физиология, работа кишечника стала главным стимулом советской внутренней и внешней политики и главным объяснением понимаемых решений. Эти-то ребята все-таки чуть-чуть моложе. Я просто отказываюсь понимать, что ими движет, что они делают. Вот сегодня было объявлено, что отказываются от накопительной части пенсии опять. Но мы же понимаем, что для того, чтобы экономика развивалась, нужны длинные деньги. Длинные деньги лучшие в этом смысле – это деньги пенсионных фондов. Сначала из заморозили. Ну, мы знаем, их передали на Крым. Потом заморозили, видимо, передали на войну на востоке Украины. А сейчас вообще сказали: «Все, ребята, забудьте!» Какая логика?

Т.Фельгенгауэр Логику искать нам, видимо, не приходится уже. Просто запасемся терпением или попкорном в зависимости от настроения.

Е.Альбац Мы не можем себе позволить.

Т.Фельгенгауэр Но у нас выбора-то нет.

Е.Альбац Мы не можем себе позволить смотреть это кино вместе с попкорном, потому что ударит по всем и мало не покажется.

Т.Фельгенгауэр Так закончим сегодня программу «Особое мнение», в котором выступала Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире