'Вопросы к интервью

И.Воробьева Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьева. И сегодня со своим особым мнением Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Владимир Николаевич, здравствуйте!

В.Сунгоркин Добрый день.

И.Воробьева Скажите, пожалуйста, как поживает Евгений Агапов? Есть ли у вас с ним связь, когда последний раз общались?

В.Сунгоркин – Аа, догадался. Сразу не сообразил.

И.Воробьева Свидетель. Сначала секретный, а потом раскрытый по делу «Боинга».

В.Сунгоркин Я не знаю, как он поживает. Уже два года, наверное, прошло?

И.Воробьева С вашего интервью с ним?

В.Сунгоркин Интервью, да. Когда он появился.

И.Воробьева Наверное, в декабре 14-го года.

В.Сунгоркин Честно говоря, не знаю. Но хорошая идея. Надо узнать, где он, как он.

В.Сунгоркин: Мне кажется, что журналисту как раз опасно становиться защитником той или иной версии

И.Воробьева То есть вы не в курсе, что с ним и как?

В.Сунгоркин Нет, не в курсе. Ну, как и вы не в курсе многих, с кем вас сводила судьба.

И.Воробьева Я нет… Вы же просто с ним общались. Просто, понимаете, как-то обидно становится за «Комсомольскую правду». Получается Евгений Агапов вас обманул.

В.Сунгоркин Ой, прямо вам обидно! Я думал, вы просто счастливы. Но я могу ответить по этому поводу. Действительно, сегодня такое ликование в стане наших друзей, что «Вот написали! Позор!» Во-первых, мы давали все версии. И версия о том, что там был причастен самолет – мы говорим о трагедии с «Боингом» малайзийским – эти вещи достаточно широко гуляли. Какие-то показывали картинки, потом опровергались. Мне кажется, это нормальная при всем при том ситуация, когда что-то происходит и затем возникает куча версий. Про… как вы сказали фамилию – Агапов, да?

И.Воробьева Евгений Агапов.

В.Сунгоркин Да. Про Агапова я сейчас могу точно так же сказать, как и два года назад примерно, когда он у нас был. А что нам надо было сразу… мы такие или вы вот такие прозорливые, что если к вам приходит человек с украинским паспортом, доказывающий, что он работал на авиабазе, мы должны сказать: «Нет, Агапов, мы ни в коем случае вам не дадим слова! Мы знаем правду»?

И.Воробьева Так нет, он вас обманул, получается наглым образом.

В.Сунгоркин Я не думаю, что он нас обманул. Если сейчас восстановить — у нас же в интернете все хранится – что Агапов рассказывал. Я могу сейчас так реконструировать. Он сказал, что прилетает некий летчик с очень растерянным выражением лица, называет фамилию этого летчика…

И.Воробьева Волошин.

В.Сунгоркин Волошин, да. …Что летчик был очень не в себе. Вылетал как раз туда, где упал «Боинг». И он сказал что-то вроде: «Я сделал что-то не то и не там…» — ну, какую-то такую красивую фразу. Мы встретились с ним. Я говорю: «Хорошо, вы под микрофон все скажете для газеты?» – «Да, скажу». Мы его садим в студию на свет софитов и с ним разговариваем. Разговариваем с ним втроем, трое журналистов. Вот он нам что-то рассказывает. Мы это все показываем. Вот одна версия…

В это же время были версии и таки и другие и сякие вплоть до самых экзотичных. Они сейчас гуляют – много версий. И, собственно, я никакого обмана не вижу, не знаю, понравится это вам или нет, потому что человек рассказывает то, что они видел, что он слышал в этот день. Это обычная работа, мне кажется – нет? Слушать всех и давать позиции. Может ли он считаться, скажем, экспертом по этой теме? Может, потому что он служил на этой авиабазе. А что значит, он нас обманул? Ведь он бежал оттуда в Россию с семьей, с родными. И он у нас был, по-моему, месяца через 2-3 после события, потому что пока он не вывез своих родных и близких, он рот не открывал. Вот вся история.

И.Воробьева А летчика Волошина вы не пытались найти, того самого, который?..

В.Сунгоркин Очень хороший вопрос, как говорят в обществе «Знание». Летчика Волошина мы не просто пытались найти, мы его нашли. Но он отказался от любых комментариев. Больше того, летчика Волошина перевели с этой базы, где он служил, совсем в другое место. Если тут летчик Волошин совсем не при чем – мы имеем право так рассуждать – то чего такая суета была вокруг него? Он никаких интервью не давал. Он существует в природе… ну, существовал два года назад. Но никаких комментариев нигде он не давал. Больше того, я повторюсь, его перевели служить в другое место. Слушайте, а чего такая суета вокруг него была?

В.Сунгоркин: Патриарх не против абортов, а против того, чтобы государство оплачивало, он считает это аморальным

И.Воробьева А что за суета вокруг него была?

В.Сунгоркин А то, что его перевели и не дали ему нигде появиться, высказаться и так далее.

И.Воробьева Просто смотрите, какая история. Я не знаю, вы, конечно, решаете сами. «Комсомольская правда», вы руководитель. Просто, когда российское Министерство обороны опровергло уже версию, что там вообще какие-либо воздушные суда были рядом, логично же найти этого человека Агапова и у него спросить. Просто, понимаете, мы все видели это интервью, которое сначала в заблюренном виде с измененным голосом, потом уже…

В.Сунгоркин Да, потом решили уже, что раскрыли его…

И.Воробьева То есть вопросы к нему есть. Как же так вышло?

В.Сунгоркин Давайте я вам напомню, что то самое заявление Минобороны, о котором вы говорите, оно произошло, по-моему, меньше суток назад.

И.Воробьева 26 сентября, да.

В.Сунгоркин – 26го, не вчера это было?

И.Воробьева – 26го.

В.Сунгоркин Да, время так летит. Извините. Я не вижу по-прежнему никакой необходимости искать Агапова – «Что ты нам рассказывал?» Потому что все, что он нам рассказывал, было его впечатление от того, что он видел и как он понял ситуацию. Если бы он сказал так: «Пишите: самолет «Боинг» малайзийских линий сбил летчик Волошин» — он нам рассказывал менее однозначно. Он рассказал то, что он видел. Ну, как я уже пересказал три минуты назад.

И.Воробьева Он-то, может быть, и менее однозначно рассказывал, а вот вы после этого интервью говорили, что вы абсолютно уверены в надежности этого источника, который вам рассказал…

В.Сунгоркин Я могу повториться, что под словом «абсолютная надежность этого источника»… Меня спрашивали, а может, он вообще актер-самозванец и так далее? У нас были все данный о том, что он, действительно – и сейчас я это подтверждаю – он, действительно, наемный служащий, служивший на этой авиабазе, где служил летчик Волошин. И он, действительно, тот, за кого себя выдает. И он, действительно, специалист в техническом обслуживании самолетов. Что мы еще должны подразумевать под надежностью этого источника?

Если бы выяснилось, что это, условно говоря, недоучившийся студент ВГИКа, играющий в кого-то… Нет, он был тем, за кого себя выдавал. Вопрос звучал именно так ко мне: А вы, вообще, уверены, что этот человек имеет право это говорить? Мы сказали: Да, он имеет право это говорить, потому что он служил на этой базе.

И.Воробьева Вам не обидно сейчас смотреть все эти результаты, в основном от данных от российского Минобороны? Международные можно еще не трогать, конечно, а вот тут Минобороны…

В.Сунгоркин Знаете, я считаю принципиально неправильным быть на что-то обиженным журналисту в этой ситуации или редактору – не важно. Если бы я был обиженным, я бы был неким сторонником какой-то версии – вот я за то, что самолет…— и теперь будут на этой версии зацикливаться. Для меня никакого значения не имеет, был ли это самолет, была ли это ракета, была ли это авария внутри – много было всяких версий – мне кажется, то журналисту как раз опасно становиться защитником той или иной версии. Никогда в жизни я не был таким адептом: «Вот теперь мы считаем про самолет версия самая точная».

Теперь я напомню вам такую вещь. Именно в это же время уже шли много рассуждений – коль скоро разбирать эту историю – что самолет не может долететь и атаковать с такой высоты. Вот потолок это МиГа, он гораздо ниже. Вторая часть: в это же время другие, наоборот, говорят: «Да нет, долетит и выстрелит и попадет». И мы все это богачество просто выкладывали читателям. А если бы я был сторонником одной версии, я бы сказал: Нет, это мы отвергаем, это мы не рассматриваем, а про это мы не упоминаем. Это не журналистика, а пропаганда.

И.Воробьева Прерву вас. Про журналистика еще и про «Боинг» поговорим через несколько минут. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» у нас в «Особом мнении».

РЕКЛАМА

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». У нас в гостях Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Скажите, Владимир Николаевич, вы верите, что российское Минобороны до 26 сентября 2016 года не знало, что вокруг сбитого «Боинга» не было никаких более летательных средств и объектов? Почему именно в этот момент они заявили, а до этого как-то… вы верите, что так должно у них это информации не было?

В.Сунгоркин:Если мы ограничим возможность женщин делать аборт-получим больше проблем для общества

В.Сунгоркин Да нет, боже упаси! Конечно, Минобороны, как и всякие штабы США, с самого начала знают, что там на самом деле произошло. Ну а дальше, почему они сообщают это только сейчас – ну, это какие-то политические построения. Кстати, если уж отвечать немножко шире на этот вопрос – вот, смотрите, для меня есть абсолютно загадочная история: почему через два года после этого события мы сегодня получаем это заключение очередное комиссии, и оно опять далеко не окончательное. Следователи опять, как бы извиняясь – это голландские следователи, не какие-наши сателлиты или внутренние какие-то… из Басманного суда, как вы любите вспоминать – они говорят: «Мы никого не обвиняем. Мы еще должны кого-то установить, что-то уточнить». Слушайте, для меня это, например, интересный знак.

И.Воробьева Я бы вас немножко поправила. Они не обвиняют никаких конкретных людей с конкретными именами и фамилиями, но он очень конкретно говорят о том, что этот «Боинг» был сбит из «Бука». И этот «Бук» прибыл не территорию Украины с российской стороны.

В.Сунгоркин Ну, а наш Минобороны и «Алмаз-Антей» два дня назад с таким же упорством говорят: «Он не мог быть. Вот вам аргументы», и просят, чтобы американцы открыли спутниковую съемку, которая у них есть. И дальше задают наши еще пять вопросов. В данном случае я не пойму, почему мы с вами, и лично должен предпочитать одной стороны ответам с другой стороны, версию одной стороны — версии другой. НРЗБ.

Есть множество историй, в которых за десятилетия… полвека уже прошло, например, с убийства Кеннеди – так и нет ответа. Или взрыв башен-близнецов – там же тоже 20 есть вопросов, на которых нет ответа.

Так и тут. Почему-то они не могут прийти к каким-то очень внятным формулировкам Вы говорите, что как же так: следователи сказали, что «Бук» пришел с территории России, а потом оттуда увезли? Но дальше почему-то эти следователи в этом же официальном заключении несколько странно и, я бы сказал, стыдливо, говорят: «Это по наблюдениям социальных сетей».

И.Воробьева Нет. Социальные сети – они оттуда, судя по докладу, который уже везде опубликован, они оттуда взяли только фотографии и видео, которые были опубликованы. Там множество других доказательств, в том числе, данные вышек сотовой связи, телефонные переговоры. Действительно, видео и фото были взяты из социальных сетей. Там одна и та же платформа, на которой едет одно и то же какое-то оружие, которое закрыто.

В.Сунгоркин Не скажу, что я читал весь доклад, это было бы слишком преувеличением. Но для того, чтобы получить какое-то впечатление более-менее разностороннее, я не только смотрел то, что пишет наша РИА «Новости», Russai Today, но и, например, РБК, «Медузу». Я пользуюсь теми источниками, когда они пишут, резюмируя все это дело, что что-то взято и соцсетей, и что никаких обвинений на данную минуту никому не выдвинуто.

И.Воробьева Правильно я понимаю, что вы не верите в версию… сейчас уже вопрос не журналистский…

В.Сунгоркин Верю – не верю.

И.Воробьева А именно по вашим ощущениям.

В.Сунгоркин По моим ощущениям – 50% то, что могло быть то, что говорят голландцы; 50% — что могло быть то, что считает или те версии, которые проводит Минобороны и «Алмаз-Антей».

И.Воробьева То есть версию о том, что это был украинский самолет, мы забыли.

В.Сунгоркин В данном случае есть единодушная позиция и тех и других участников полемики, что самолета не было. Почему оно прозвучало два дня назад – это не на моей совести, а на совести, а на совести тех, кто дает массированную информацию.

И.Воробьева Наш слушатель интересуется, будете ли вы по результатам заявления Минобороны и расследования обращаться и искать Евгения Агапова, этого свидетеля?

В.Сунгоркин Кстати, интересная идея. Да, поищем. А почему нет? Интересная идея. Может быть, кстати, не просто поискать, чтобы поискать, а чтобы с ним еще раз поговорить. Может быть, еще какие-нибудь интересные повороты возникнут.

И.Воробьева Будет интересно, по крайней мере, увидеть его реакцию на вопросы: Что же ты такое нам рассказывал, если там вообще не было никакого самолета.

В.Сунгоркин У меня никаких, скажем, выражаясь вашей терминологией в начале разговора, никаких к нему претензий или обид абсолютно нет. Человек имеет право высказывать то, что он увидел, то, что он услышал. Любой следователь вам скажет: по поводу любого криминального происшествия, когда допрашиваешь свидетеля, есть даже термин официально распространенный «врет как свидетель», когда люди искренне рассказывают, как они это увидели. А что уж на самом деле… Надо поэтому допрашивать сорок человек, а потом еще ДНК у них брать и так далее.

И.Воробьева Ну так, Следственный комитет и следователи так и допрашивают – 40 человек. На основании того, что говорит один, как правило, довольно трудно….

В.Сунгоркин Ну, правильно. Если бы сейчас все повторилось, мы отъехали на два года назад – ну, а почему, если нет никакой ясности, не давать слова тем или другим людям, которые могут что-то сказать?

И.Воробьева Нет-нет, я вас не спрашиваю…

В.Сунгоркин Вот сегодня с утра никто этого Агапова фамилию не вспоминает. Это вы блеснули познаниями. И я не помню, какая фамилия. Но сегодня с утра «Комсомолку» просто поливают: «Как вы могли!» — вот такое… Господи!

Завтра вот не дай бог что-то случиться – а нас обязательно что-то случиться – естественно, мы расспрашиваем людей и даем им слово. А как мы отличим, кто…

И.Воробьева Кто из них говорит правду.

В.Сунгоркин Я думаю, они все будут говорить правду, но как они ее понимают. Я даже не рассматриваю вариант, что, наверное, кто-то заинтересован и будет тебе врать, наверное. А кто-то будет врать и верить, что он правду говорить. Это все достаточно сложная материя – выяснение правды. Это не так, как часто нашим… вашим слушателям кажется. У вас же так, кажется: сказала Латынина – это правда; сказал Сунгоркин – значит, этот врет всё. Ну, слушайте, пошло это.

И.Воробьева Нет-нет. Люди просто говорят о том, что нужно докапываться до правды. Просто кто-то сказал кому-то – это уже дело любого СМИ…

В.Сунгоркин Согласен. Мы их приглашаем на работу – подокапываться до правды, пожалуйста.

В.Сунгоркин:Я не могу понять логику той же Мизулиной — почему она все это делает?

И.Воробьева Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» приглашает наших слушателей на работу – докапываться до правды. Полторы минуты до перерыва, но начну эту тему. К российским новостям хотелось бы перейти. Идет большая дискуссия относительно запрета абортов на территории Российской Федерации в смысле того, чтобы убрать их из обязательного медицинского страхования. Об этом и патриарх уже сказал и уполномоченный по правам детей сказала. Но в здравоохранении в российском – они говорят, что то все-таки негативно скажется на здоровье женщин. Вы как к этой теме относитесь?

В.Сунгоркин Это зависит от того, кто при какой должности состоит. Вот патриарх – ему, на самом деле, положено с абортами бороться, потому что по канонам христианской религии, как только зародился эмбрион, его Господь Бог создал, значит, это уже человек. Господь Бог создал человека. И странно было бы патриарху… У патриарха, собственно, было два вариант: либо просто промолчать про это, либо, если уж высказываться, то, конечно, против абортов. Но вы очень точно сказали, что он не против абортов, а против того, чтобы государство оплачивало, он считает это аморальным.

И.Воробьева Да. Проблема заключается – на сайте патриархии, на котором вынесли заголовок о запрете; внутри новости уже там по-другому. Простите, что я вам перебиваю. Мы вернемся к этой теме через несколько минут. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ

И.Воробьева Здравствуйте, это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьева, и сегодня со своим особым мнением Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Владимир Николаевич, здравствуйте!

В.Сунгоркин Добрый день!

И.Воробьева Продолжается особое мнение главного редактора «Комсомольской правды» Владимира Сунгоркина. Мы остановились перед перерывом на теме запрета абортов, точнее, вынесении их из обязательного медицинского страхования. Неужели патриарх Кирилл не мог как-то по-другому выразиться? Потому что я понимаю, что он против, но он, правда, высказался за аборты, за то, чтобы это было исключено из обязательного медицинского образования.

В.Сунгоркин В данном случае он следовал канонам христианской религии. Я думаю, все-таки это самый главный пункт. Надо ли было ему говорить или молчать – ну, насколько я понимаю, что он ни на государственно радио, не где-то на канале «Россия» выступил с этим предложением и высказал свое мнение. Как пастырь православной церкви они имеет на это право.

И.Воробьева Хорошо. А как насчет Елены Мизулиной, как насчет Виталия Милонова? Все эти люди не облечены церковной властью?

В.Сунгоркин Мне проще сказать свое мнение. Когда меня спрашивают… Я не являюсь и руководителем… всего этого вашего списка. Есть такая формулировка, что «вот вы у них и спросите» — обычно так на наши журналистские вопросы говорят: «А что вот этот?..» Ну, так спросите у него, что он.

Я считаю, что это очень непродуманные заявления. В условиях реальной жизни мы отлично знаем, что большое количество женщин делаю аборты по самым, что называется, необходимым поводам, понятным поводам. Опять же с точки зрения православной логики мы должны понимать, что это жертвы насилия, это там, где ребенок родится с очень тяжелыми патологиями, это будет очень тяжелый случай. Да, порой это по материальный причинам, что церковь вряд ли считает смягчающим фактором.

Мое мнение, что если мы, действительно, начнем как-то ограничивать возможность женщин делать аборт, мы получим гораздо больше проблем для общества, для народонаселения, чем та ситуация, которая сейчас есть, что аборт можно сейчас делать в рамках медицинского страхования. Будут делать. Появятся всякие дешевые варианты платных абортов. Все это страна уже проходила, кстати. Проблема-то в России сейчас совсем другая, да и не только в России, а в целом в христианской цивилизации– что растет количество бесплодных людей, бесплодных пар. И вот я специально смотрел: у нас количество абортов-то снижается в стране, но в значительной степени не оттого, что рожать стали больше и применять контрацепцию – рост бесплодия очень большой. Сейчас считается, что примерно в молодом поколении до 35 лет треть пар бесплодна. Это страшновато.

И.Воробьева Ну, то есть аборты нельзя запрещать, нельзя выносить из системы обязательного медицинского страхования.

В.Сунгоркин Да, конечно, потому что это те самые благие намерения, которыми устлана дорога в ад. Проблемы, которые мы получим, будут гораздо больше для общества, для населения.

И.Воробьева Еще про детей. Сегодня правительство России поддержало законопроект сенатора Елены Мизулиной по запрете бэби-боксов в России. Как вы относитесь к этом? Это такие как раз пункты, где мамы могут отдать своих новорожденных детей, не бросить куда-то, а именно отдать.

В.Сунгоркин: Детей в Америку продавали очень весело и легко без всяких проблем

В.Сунгоркин Да. Это, по-моему, через запятую – что про аборты, что про бэби-боксы. Какая-то абсурдная, на мой взгляд, ситуация. Вот я сам очень люблю детей, и у меня четверо своих детей, поэтому для меня любая такая тема, она, настолько для меня тяжелая. Просто в моем мозгу она не помещается.

И.Воробьева То есть вы не можете представить.

В.Сунгоркин Я не могу представить себе ситуацию… и, вообще, не могу понять логику той же Мизулиной — почему она все это делает? Возможно, опять же ее надо пригласить на «Эхо Москвы» или на радио «Комсомольская правда» — что уж она выберет – чтобы она сама объяснила. Может быть, нам просто каких-то знаний не хватает. Кстати, вот вторую идею вы подсказали. Давайте Мизулину? – это я сам себе говорю. Не зря к вам приходил, да. Я не могу представить аргументы в пользу этой истории.

И.Воробьева В пользу запрета?

В.Сунгоркин Да, в пользу запрета. Потому что у нас, действительно, эта проблема существует, детей, действительно, подбрасывают и часто подбрасывают куда попало, что называется. А в данном случае создается хоть какая форма, гуманная очень, чтобы сразу ребенок попал под опеку медиков. Там же еще есть одна интересная сторона. Я не знаю, что с Мизулиной, почему со всем этим?... Вот у меня есть личная знакомая… даже две женщины знакомых, которые с диким трудом добивались возможности усыновить: одна – мальчика, другая – девочку. У обеих ушло на это годы – на то, чтобы получить ребенка из детдома.

Вот мы, с одной стороны, говорим: «У нас в детдомах дети…». А ты попробуй их получи. Вот одна мальчика – вполне нормальная женщина – года два, по-моему, оформительством занималась, другая — года 3, по-моему. Там целая страсть… Но там своя бюрократическая есть игра такая, своя коррупция. Вообще, сегодня у нас, по-моему, во всех домах ребенка на эту минуту, меньше 100 тысяч содержится детей. Хотя говорят, миллионы у нас беспризорных…

И.Воробьева Не готова…

В.Сунгоркин Ну, я готов, я занимался. К сожалению, это дети с разными проблемами здоровья серьезными. Но получить ребенка, забрать его – это очень тяжелая процедура. Я вам советую – эта тема очень интересная – пригласить (можно на началах анонимности), чтобы вам рассказали…

И.Воробьева Ой, да мы этой темой занимались очень плотно, когда был принят тот самый замечательный закон о запрете усыновления американскими гражданами. А вы, кстати, сейчас, после того, как вы узнали, как это все происходит, вы…

В.Сунгоркин Что происходит? А-а, усыновление?

И.Воробьева Вы поддерживаете все еще этот запрет?

В.Сунгоркин Я к этому запрету спокойно отношусь совершенно, потому что у нас есть много желающих брать детей. Там корень не в том, американцам запрещать или европейцам, а корень в том, что существует мощная бюрократия, прикрытая очень благими соображениями, что мы не можем давать ребенка кому попало, поэтому чтобы получить ребенка, надо пройти все круги ада. Мое оценочное суждение, что вся система построена просто для вымогательства денег, на самом деле. Это бизнес такой на детях. И он существует. Видимо, он вполне интересный для тех, кто там задействован. И это лежит в основе. Вполне материальная история.

И.Воробьева Ну, значит, и закон тоже как-то связан с таким бизнесом, согласитесь?

В.Сунгоркин Тоже интересная версия. Кстати, мне почему-то в голову не приходило, что закон может связан именно с бизнес-стороной. Хотя нет, не получается. Потому что как раз детей в Америку продавали очень весело и легко без всяких проблем. Там – «деньги давай – мы тебе ребенка предоставим».

И.Воробьева Может быть, не туда шли деньги.

В.Сунгоркин И там же была другая проблема – что дети доставались и педофилам…

И.Воробьева У вас есть доказательства, что педофилам доставались, маньякам?

В.Сунгоркин Их полно этих история было опубликовано.

В.Сунгоркин: У нас построили 20-эшелонную защиту, чтобы ребенка могла получить нормальная семья

И.Воробьева То, что у нас в России убивают приемных детей…

В.Сунгоркин И у нас в России и у них.

И.Воробьева Надо запретить нашим, что ли?

В.Сунгоркин Я вам только что сказал, что у нас зато построили эту 20-эшелонную защиту, чтобы ребенка получить нормальной семье.

И.Воробьева Нам с вами сегодня везет. Много новостей самых разных, в основном касающихся России, того, как мы будем здесь жить. Правительство России сейчас обсуждает – только обсуждает – законопроект о налоге на неработающих. Ольга Голодец сказала, что эти россияне должны будет осуществлять платеж за фактическое использование социальной инфраструктуры. Если ты не работаешь, соответственно, не платишь налоги, значит, из твоих денег нельзя заплатить врачам, то ты должен перестать пользоваться бесплатно здравоохранением и так далее. Справедливо ли это?

В.Сунгоркин Надо просто это предложение, допустим, положить на реальную структуру общества, чтобы понять, справедливо — несправедливо. Если только лозунгами – одни лозунги, другие лозунги, за, против – то мы ничего не поймем. Попробую понять, что она имела в виду (она или правительство). У нас в обществе огромное количество вполне дееспособных, трудоспособных, зарабатывающих деньги людей. То есть они реально работают, зарабатывают деньги и вполне здоровы, и при всем при этом они никак не платят некую дань городу и государству за то, что они пользуются теми самыми сервисами — не будут говорить благами, осторожно скажем: сервисами – которые государство и город обеспечивают. Вот всё.

Поглядев на эту картину, что налог у нас люди платят… Ну, давайте считать. Примерно 40 миллионов у нас уже пенсионеры. Они, значит, их убрали. Дальше – несовершенно летние – убрали. Инвалиды, льготные категории убрали. И итоге получиться, что миллионов 50 населения платят налоги, а государству не хватает: поликлиники чинить, врачам платить, школу отапливать и так далее. Давайте будем тоже доить как-то. Вот и вся история. Получится или нет – дело темное, потому что администрировать этот налог довольно сложно. Там же надо отделить… Вот женщина, которая сидит дома, домохозяйка, она должна платить налог? Она детей воспитывает. Пусть их воспитывает, если она с детьми.

И.Воробьева Слушайте, а почему у нашего государства не хватает денег, почему все время говорят, что «денег нет, но вы держитесь»?

В.Сунгоркин Но мы же с вами знаем, почему?

И.Воробьева Нефть, ресурсы Крым – всё, что угодно.

В.Сунгоркин Потому что очень плохо хозяйствуют. Акционерное общество Россия, оно, по-моему, очень плохо управляется – мы с вами это знаем.

И.Воробьева Но что же делать? Мы же так всегда будем…

В.Сунгоркин Ходить на выборы, например.

И.Воробьева А вы ходили на выборы?

В.Сунгоркин Да, я ходил – горжусь.

И.Воробьева За кого голосовали?

В.Сунгоркин За кого голосовал? Да это же тайна страшная!

И.Воробьева Почему? Уже нет. Нет, я тоже ходила.

В.Сунгоркин А вы за кого голосовали?

И.Воробьева Я за «Яблоко» голосовала.

В.Сунгоркин Вы за «Яблоко». Я за «Яблоко» много лет голосовал. В этом году я голосовал за «Партию Роста», персонально я голосовал за Надеждина, потому что, мне кажется, что надо поддержать…

И.Воробьева Расстроились результатом?

В.Сунгоркин Ну, как расстроился? Я толстокожий, вообще. Ну, конечно… Слушайте, 1% они взяли. Так это ваши слушатели, «Эха Москвы».

И.Воробьева Наши слушатели виноваты…

В.Сунгоркин Ваши-ваши. Ваши виноваты. Они же то поорать, пообзываться…

И.Воробьева А на выборы, вы считаете, они не ходили.

В.Сунгоркин Я думаю, не ходили.

И.Воробьева Вот так вот, взяли наших слушателей и всех вписали…

В.Сунгоркин Я не всех – тех, которые обзываются – вот я их так. Ваши слушатели, которые обзываются…

И.Воробьева Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» во-первых, позвал наших слушателей на работу в «Комсомольскую правду», а также те, кто обзываются, виноваты в том, что не прошла «Партия» Роста, Например. Больше спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире