'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я приветствую в этой студии политика Дмитрия Гудкова. Здравствуйте, Дмитрий.

Д.Гудков Да, здравствуйте.

Т.Фельгенгауэр Стало известно о том, что Центризбирком отказался регистрировать список кандидатов от партии «Яблоко» в депутаты областной новгородской думы. Элла Памфилова уже обещала разобраться. Что? Чем дальше от Москвы, тем больше проблем? Хотя, вроде и не очень далеко.

Д.Гудков Ну, чем дальше от журналистов, чем дальше от общественного мнения, тем, конечно, больше проблем.

Т.Фельгенгауэр Ну, по идее, сложнее всего тогда где-нибудь?..

Д.Гудков В Чечне.

Т.Фельгенгауэр О, неожиданно. Это не очень далеко.

Д.Гудков Но это далеко от общественного мнения, потому что всё, что там происходит, это не обсуждается. Ну, или обсуждается только, вот, на вашей радиостанции. Тут сегодня в Ингушетии, например, я знаю, не регистрируют общественные организации, которые как раз занимаются правозащитной деятельностью. В национальных республиках очень много проблем, безусловно. Но, вот… Кстати говоря, в Москве надо отдать должное, у меня никаких проблем, вот, даже в моей кампании нет с полицией. Удивительно. Прямо, вот, как-то всё…

Т.Фельгенгауэр Ну, то есть встречи не разгоняют?

Д.Гудков Ну, в основном… Была попытка сначала разогнать встречи. Приходят провокаторы, начинают кричать. Потом приезжает патруль сотрудников полиции. Но как-то пока очень спокойно. Мы на это сильно не реагируем. Более того, у нас были попытки нападения на наших активистов-волонтеров, и даже полиция здесь сработала профессионально, за что хочется даже сказать «Спасибо».

Д.Гудков: Мы в любом случае готовимся к фальсификациям

Т.Фельгенгауэр Ну, выборы, ведь, не только в Москве, выборы по всей стране. И как здесь попытаться проконтролировать и что-то исправить?

Д.Гудков Ну, это, на самом деле, зависит от активности политиков. Поэтому, вот, например, если мы берем Москву, я здесь могу сказать, что на каждом избирательном участке у нас будет по несколько человек, скорее всего даже 4 наблюдателя. У них будут специальные такие счетчики как белый счетчик. То есть когда приходит избиратель, щелк, еще один – щелк. И дальше мы понимаем явку. Мы будем эту явку публиковать каждый час. То есть мы в любом случае готовимся к фальсификациям. Я надеюсь, что их, конечно, не будет, но мы будем к этому готовы в любом случае. Мы будем публиковать явку, мы выставим везде наблюдателей, у нас будет много журналистов, которые приедут в том числе наблюдать за тем, как происходят выборы в Москве. А дальше это уже будет зависеть от активности политиков в разных регионах. Я не исключаю, что там могут быть фальсификации, потому что при всем том, что Элла Памфилова достаточно себя хорошо проявила в последнее время, я не уверен, что у нее просто хватит сил на то, чтобы контролировать все регионы. Ну, по крайней мере, хочется ей в этом пожелать удачи.

Т.Фельгенгауэр Дмитрий, но не получается ли так, что больше смысла в том, чтобы отправить ваших подготовленных наблюдателей по регионам? Потому что в Москве, как вы сами говорите, и внимание прессы гораздо больше, да и сама Элла Памфилова здесь, в Москве.

Д.Гудков Ну, мы же не можем отправить тысячу человек. То есть даже в нашем округе мы будем выставлять порядка 500-600 человек, чтобы у нас был закрыт каждый участок. Это люди, которые живут в городе. Отправлять куда-то – это же серьезные расходы, это невозможно.

Надо помогать, готовиться на местах. То есть у нас есть тренинги, которые мы проводим для региональных активистов. У нас есть в разных регионах люди, которые уже тоже это всё прошли и знают, как бороться с фальсификациями. То есть нам сейчас очень важно мобилизовать людей для того, чтобы они вместе с нами участвовали в этой кампании.

Вы знаете, я провел уже 72 встречи в округе, у меня приходят там от 50 до 300 человек, если это у метро. Я всем говорю: «Я вас призываю не только прийти на выборы, проголосовать. Этого недостаточно. Я призываю вместе с нами участвовать в этой кампании, потому что нам нужно достучаться до ваших соседей, нам нужно помогать организовывать такие встречи». Вот сейчас ко мне всё больше и больше людей приходит только в нашем округе. У нас зарегистрировалось 2407 активных сторонников – они участвуют в нашей кампании, они готовят встречи, они распространяют газеты, они потом придут наблюдать за выборами. Это очень важно. Чем больше людей нам удастся мобилизовать, тем, ну скажем, лучше будет результат на выборах, потому что сегодня многие не верят, что можно что-то изменить, не понимая, что это вообще могут быть последние выборы.

Вот, я же сижу в Государственной Думе…

Т.Фельгенгауэр То есть это нам просто надо напоследочек сходить отметиться, что ли? Я не понимаю. Или как?

Д.Гудков Почему? Если человек может потратить хотя бы полчаса времени в неделю или даже 15 минут времени в неделю на политическую деятельность (назовем это так), он может помочь разнести хотя бы там наши газеты в своем собственном подъезде. Вот, у нас вот эти люди, которые уже зарегистрировались, они этим и занимаются.

Вот у меня, благодаря, например, нашим сторонникам, я приезжаю в понедельник в 11 утра сегодня, приезжаю в Южное Тушино во дворы, и там уже 60 человек меня ждет. В понедельник, в 11 утра. Почему? Потому что люди участвуют уже вместе с нами, они верят в то, что мы сможем выиграть, они верят в то, что мы идем всерьез и хотим добиваться перемен в нашей стране. Поэтому люди верят и люди в этом участвуют. Я очень рад, что…

Т.Фельгенгауэр На прошлых выборах тоже как-то вот после Государственной Думы, которая знаем мы, чем закончилась, были выборы президента. И, вот, все пошли валом в наблюдатели. Ну, правда, было такое прямо воодушевление. В этот раз, видимо, и настроение не такое, и непонятно, зачем.

Д.Гудков Ну, во-первых, оно меняется, в лучшую сторону слава богу. Во-вторых, все-таки, в 2011 году лозунг был «Голосуй за кого угодно, лишь бы не за партию жуликов и воров». И я же помню, с какими лозунгами люди выходили на Болотную: «Мы не выбирали этих сволочей, а мы выбирали других сволочей». Помните такой лозунг?

Т.Фельгенгауэр Да.

Д.Гудков: Я же не перевернулся, я продолжал голосовать и выступать против закона Яровой, и против Нагцвардии

Д.Гудков А сейчас-то выбор есть. Ну, посмотрите, какой у «Яблока» замечательный список получился.

Т.Фельгенгауэр Ну, то, что вы сейчас будете агитировать мне тут за «Яблоко», это очевидно.

Д.Гудков Не, ну, на самом деле, там и Рыжков, и Шлосберг, и ваш покорный слуга, и Заякин, и Ганнушкина. Но есть список и есть шанс сегодня сформировать фракцию из нормальных людей, которые будут менять ситуацию в Думе и атмосферу в Думе. Ну, это же выборы для всех для нас.

Т.Фельгенгауэр Славная история партии «Яблоко» нас в этом не раз убеждает. Но ведь выборы не только для сторонников «Яблока», выборы же они для всех. И люди не ваши сторонники – они всё равно задаются вопросом «Зачем нам, собственно, это надо? Для чего нам идти на этот избирательный участок?»

Д.Гудков Ну хорошо, я задам вопрос: вам нравится, когда у нас 30% бюджета уходит на войну, на содержание всех силовиков? 30%. На образование тратится в 9 раз меньше, на здравоохранение тратится в 13 раз меньше. Я думаю, нет.

Т.Фельгенгауэр Ну, Дмитрий, мы сходим на выборы, а потом будем смотреть, как отчаянно вы устраиваете итальянскую забастовку в Госдуме. Мы, ведь, всё это уже видели.

Д.Гудков Но чем это закончилось?

Т.Фельгенгауэр В общем-то, ничем.

Д.Гудков Ну, закончилось тем, что осталось несколько человек, которые, все-таки, остались преданны своим принципам. Остальные просто перекрасились и стали голосовать как «Единая Россия». Ну, извините, ну, про меня-то… Я же не перевернулся, я продолжал голосовать и выступать и против закона Яровой, и против Нагцвардии. А сейчас целая команда идет единомышленников. Тогда это непонятно было, с какими взглядами пришли многие депутаты. А сейчас… Ну, вы же не хотите, чтобы Нацгвардия стреляла по людям? Вы же не хотите, чтобы она вас выселяла из квартиры? Вы же не хотите, чтобы детей сажали с 14-ти лет за несообщение о преступлении? Это же принято всё.

Т.Фельгенгауэр Да.

Д.Гудков И если там не будет альтернативы, если там не будет независимой от этой власти фракции, это же будет ухудшаться.

Ведь, начиналось всё когда-то с каких-то забавных вещей типа «Давайте перекрасим Кремль в белый цвет», а закончилось-то совсем не смешно. Если вы хотите менять ситуацию, как ее менять без независимой фракции в Государственной Думе? Невозможно.

Т.Фельгенгауэр Нам надо сделать небольшой перерыв. Я напомню, что это программа «Особое мнение», и в гостях у меня сегодня политик Дмитрий Гудков. Свои вопросы вы можете присылать по номеру +7 985 970-45-45, мы к вам вернемся буквально через несколько минут. Оставайтесь с нами.

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр Продолжается программа «Особое мнение», это особое мнение политика Дмитрия Гудкова. Такой, чисто технический вопрос по выборам. В вашем округе всё будут считать КОИБы. Это же хорошо?

Д.Гудков Да. Хорошо.

Т.Фельгенгауэр Можно не гнать тысячу человек на участки?

Д.Гудков Нет, КОИБы – это значит, что будут считать не вручную и никаких фальсификаций при подсчете быть не может. Они, конечно, могут туда кого-то пригнать, но у нас досрочного голосования не будет, и при этом мы будем контролировать явку каждый час.

Т.Фельгенгауэр А надомное голосование?

Д.Гудков: Есть, скажем, те, кто за власть уже не голосуют, власти не верят, власть не любят

Д.Гудков Будет надомное голосование, но мы тоже знаем, как и с этим бороться. Вот сейчас готовим ответную программу.

Т.Фельгенгауэр Как?

Д.Гудков Ну, у меня сейчас в каждом втором доме есть активный сторонник. Поэтому мы сейчас вычислим, кто вообще голосует на дому (это же, ведь, какая-то цифра не очень такая, большая), и наши подъездные шефы пройдут по этим людям и поговорят с ними, пообщаются. Мы имеем право агитировать и таких людей. Так что…

Более того, с каждой такой урной для голосования поедет наш наблюдатель. То есть мы это, вообще, контролируем ситуацию, к этому готовимся. И к надомному голосованию, и к тому, как контролировать каждый участок.

Так что всё равно то, что было в 2011-м, то, что было там в 2013-м, позволило нам приобрести хороший опыт. И мы его будем использовать.

Т.Фельгенгауэр Как вы считаете, Москва по раскладу голосов покажет наиболее чистый результат?

Д.Гудков Я думаю, что не только Москва – вообще крупные города. В крупных городах (ну, мне так кажется, я чувствую) каких-то серьезных фальсификаций не будет. Это всё будет происходить в каких-то национальных республиках и где-то далеко от Москвы, от общественного мнения, от внимания прессы. Ну, вот, по крайней мере, я же вижу, как полиция сейчас работает. Если бы какие-то были бы проблемы, они бы сразу задерживали бы всех, не давали нам работать. Но пока такого не происходит.

Т.Фельгенгауэр Ну что. Хорошо. Тогда можем только порадоваться за вас. Про национальные республики хотела я поговорить. С вами вышло сегодня на сайте Слон.ру большое интервью, с главой Ингушетии Юнусбеком Евкуровым, и он там, в частности, объясняет, почему он не разрешил Комитету по предотвращению пыток расположить свою штаб-квартиру в Ингушетии, и говорит, что у меня особые отношения, свои отношения с Рамзаном Кадыровым, и я не хочу, чтобы у меня тут в республике был античеченский рупор. И я процитирую: «Мне что надо было сказать? Это демократия, у нас страна, у нас Конституция?» Конец цитаты. Это что, новая искренность такая? Человек просто честно ответил?

Д.Гудков Ну, просто он, наверное, подумал: «А потом извиняться придется».

Т.Фельгенгауэр Перед Кадыровым?

Д.Гудков Ну, конечно.

Т.Фельгенгауэр Перед Каляпиным не надо?

Д.Гудков Перед Кадыровым, разумеется. Зачем проблемы ему такие нужны? Нет, ну это говорит о том, что в нашей стране Конституция не работает, законы не работают, и каждый региональный губернатор чувствует себя царьком таким. Что здесь можно прокомментировать? Это, конечно, ужасная ситуация такая, и не только в Ингушетии и Чечне. Нарушаются права граждан. Правозащитная организация может существовать, и вообще она никакая не античеченская. Она, между прочим, защищает жителей Чечни от местных там бандитов. Поэтому удивительно, что вообще он вышел с таким заявлением в прессу. Это говорит о том, что они уже не стесняются даже, вот, говорить «А вот мы не хотим и не будет ничего». Раньше хотя бы они как-то уходили от ответов или ни о чем не говорили, или перекладывали вину на кого-то там, не знаю, на какие-то спецслужбы. А теперь всё: они никого не стесняются, не боятся общественного мнения, говорят «Вот, мы не хотим, потому что Кадырову это не нравится».

Т.Фельгенгауэр Ну а что? Это разве первый пример того, как что-то происходит или чего-то не происходит, потому что Кадырову это не нравится?

Д.Гудков: Нас уже сложно обмануть, уже невозможно нас не обмануть

Д.Гудков Всегда, даже когда чиновники или депутаты общались с журналистами, они всё равно пытались это как-то преподнести, хотя бы чисто внешне соблюдать законность. А здесь даже они просто публично говорят «Мы не будем соблюдать закон, мы не хотим соблюдать закон. И точка».

Т.Фельгенгауэр Ну и федеральная власть им это позволяет.

Д.Гудков Федеральная власть им позволяет. Я не помню, кто сказал про Кадырова, что если это не номер один человек в нашей стране, то уже не номер два. Ну, ему же позволяли, вот, не знаю, проводить всякие митинги против оппозиции? Ему же позволялось выбивать извинения даже у депутатов региональных? Из Красноярска, если я не ошибаюсь, был депутат, который что-то там резкое сначала высказал, а потом его заставили извиниться. Я уже не говорю о жителях Чеченской республики и Ингушетии в том числе, когда выбивали там извинения и даже сжигали, по-моему, дом у кого-то.

Т.Фельгенгауэр Это в Чечне было.

Д.Гудков В Чечне? Но, по-моему, в Ингушетии он скрывался – его там нашли. Я сейчас не помню фамилию.

Т.Фельгенгауэр Ну да, там было долго и сложно всё.

Д.Гудков Ну, вот это всё. Если федеральная власть, если наша правоохранительная система на это никак не реагирует… А я знаю, что она хочет на это реагировать (наша правоохранительная система), но просто не позволено. Вот, есть, видимо, какие-то там особо неприкасаемые люди и лица в нашей стране. Вот, Кадыров, наверное, один из. Поэтому когда нет никакой реакции вот на постоянные нарушения законов, которые происходят где-то в субъектах, то, вот, мы и видим потом такие интервью. Я, честно говоря, не удивлен, что такое интервью вышло.

Т.Фельгенгауэр Но зато всё честно.

Д.Гудков Ну…

Т.Фельгенгауэр Ну, слушайте, у нас, правда, это какой-то период новой искренности. Дмитрий Медведев искренне и честно говорит про то, что учителя работают не ради денег. И так всегда было – глупо с этим спорить. Но на него все обрушились.

Юнусбек Евкуров говорит, что он не хочет портить отношения с Рамзаном Кадыровым. Вы мне покажите человека, который хочет это. Он тоже просто честно говорит. Не знаю там, тот же Шувалов честно рассказывает, что «А я вот самолет сыну подарил». Всё по-честному.

Д.Гудков Ну, до кого это доходит? До какой аудитории? Ну, до вашей аудитории это доходит, дальше это не идет никуда. Это же не показывают по телевидению.

Т.Фельгенгауэр Ну а какой бы это имело эффект, если бы это показали по телевизору?

Д.Гудков Это говорит о том, что наша власть просто игнорирует уже мнение так называемых наиболее образованных людей. Я не знаю, средний класс, наверное, неправильно называть, потому что средний класс у нас чуть ли там не 4% у нас. Ну, то есть, есть, скажем, те, кто за власть уже не голосуют, власти не верят, власть не любят. Ну, есть там условные 20-30%. Да, вот этим людям можно говорить правду. А по телевидению они говорят другие вещи той аудитории, на которую эта власть опирается: там пока всё хорошо, вокруг враги и только наш великий Владимир Владимирович спасет нас от всех. То есть там-то никто не обсуждает в этих аудиториях «Денег нет, держитесь тут. Всего вам доброго, хорошего настроения».

Там точно на федеральных СМИ не будет обсуждаться история с Шуваловым. Там даже не будет история с Сечиным обсуждаться. Это всё идет в блоге, это всё идет в последние независимые СМИ как «Эхо Москвы» и еще там несколько изданий. Вот, за эту аудиторию-то вся вот эта правда – она же не выходит.

Т.Фельгенгауэр Да. Но эта аудитория, все-таки, есть?

Д.Гудков Нас уже сложно обмануть, уже невозможно нас не обмануть. Поэтому они уже, видимо, про нашу аудиторию забыли, и уже наша аудитория не очень нужна.

Д.Гудков: Хороших людей в нашей стране больше, чем плохих, но плохие лучше организованы

Т.Фельгенгауэр Ну, то есть, видимо, не ждут никакой реакции и никакое возмущение и праведный гнев их не смущают, и никаким образом им не угрожают?

Д.Гудков Ну, у нас столько событий происходит, что мы так быстро всё забываем. Вот, Павел Шеремет – убили, да? А до этого что-то там, попытка переворота в Турции. До этого там теракт в Ницце. И это всё так быстро происходит, что люди просто уже забывают. Уже настолько привыкли ко всем этим коррупционным и всяким там разным громким историям, что ну как-то вот, согласитесь, не удивляет.

Я же помню, в 2012 году мы когда запустили расследование «Золотые крендели «Единой России» — помните такую историю?

Т.Фельгенгауэр Было, было такое.

Д.Гудков Ну, мы ничего такого особого не рассказывали. Ну, рассказывали, что у депутатов есть собственность, есть бизнес, есть еще что-то. А тут уже рассказывают про дворцы, и никого ничего не удивляет. А тогда, я помню, первая наша публикация про золотых кренделей получила такой резонанс, ну, просто вот разорвавшейся бомбы был эффект. Мы привыкли к тому, что плохо, коррупция, мы привыкли к тому, что нарушаются наши права. И, конечно, это очень плохо. Я бы не хотел к этому привыкать. Даже вот там Алексею Навальному хотели дать реальный срок вместо условного, и все обрадовались, вот, слава богу, что не реальный, а условный. Я думаю «Ничего себе. Мы радуемся условному сроку невиновного человека, против которого фабрикуют уголовные дела». Вот, просто я себя поймал на мысли. И это вот за последние 3-4 года произошло.

Т.Фельгенгауэр Почему 3-4? Мне кажется, почву под это готовили довольно давно.

Д.Гудков Ну, начиная с 2012-го года. Не, просто интернет до 2011 года не был таким эффективным. Технологии, конечно, поменялись. Сегодня у нас в интернете большая аудитория, сегодня невозможно замалчивать все эти проблемы. И мы научились, как бы, пользоваться всеми этими технологиями.

Т.Фельгенгауэр Есть ли эффект от того, что вы научились пользоваться этими технологиями? – этот вопрос задам через 4 минуты. Особое мнение Дмитрия Гудкова.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Продолжаем программу «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и политик Дмитрий Гудков у меня в гостях. Собственно, вопрос, который я успела задать до нашего перерыва: какой эффект от того, что вы научились пользоваться вот этим мощным оружием интернетом? Вы же сами говорите, что аудитория привыкла, уже никто ничему не удивляется, все ждут, что будет только хуже.

Д.Гудков Ну, во-первых, мы получили аудиторию, начнем с того. Раньше этой аудитории не было, а сегодня она есть. Вот, например, даже в своей кампании я это использую очень эффективно. Мы же с помощью новых технологий сформировали команду, нашли самых активных – сегодня их больше двух тысяч, 2,5 тысячи. А дальше они уже выходят из интернета, они идут в реальную жизнь. Они агитируют людей, они их приводят на встречи, мы ведем на улицах… Каждый двор я хочу обойти. Мы ведем там эту дискуссию. И мы используем.

Интернет – это не только, скажем, средство массовой информации, это инструмент, который позволяет нам организовывать всю эту кампанию. То есть, грубо говоря, раньше как это было? Ты должен сесть, взять телефон, обзвонить 10 человек, что-то им сказать. Сегодня ты отправляешь в какой-нибудь там Telegram или WhatsApp сообщение – это доходит сразу до всех, и всё, и люди уже гораздо быстрее делают ту же самую работу.

То есть все эти технологии – они, на самом деле, эффективны, а люди – которые всё знают. Я вот спрашиваю «Вы знаете про Чайку?» Все знают. Бабушки во дворах знают по Чайку. Я, в основном, встречаюсь – это, в основном, пенсионеры. Люди ждут альтернативу. Они спрашивают: «А что мы можем делать?» Я и говорю им всем: «Вы можете помогать мне встречи организовывать, вы можете помогать статьи писать. Если вы дизайнер, вы можете помочь сделать дизайн нашего буклета».

Т.Фельгенгауэр Ну, понятно: кто во что горазд.

Д.Гудков Да. То есть каждый может пожертвовать время свое либо деньги может пожертвовать на избирательный счет. Ну, а какие еще варианты есть? Хороших людей в нашей стране больше, чем плохих, но плохие лучше организованы. Вот, наша задача – хороших людей организовать. И тогда всё начнет меняться. Потихоньку.

Д.Гудков: Я постоянный прессинг на себе испытываю. Понимаю риски, я их беру

Т.Фельгенгауэр Тогда о перспективах, но уже для самих политиков. Потому что перед нами есть довольно печальный, если не сказать «страшный», опыт мэра Ярославля избранного, оппозиционного.

Д.Гудков Есть опыт Бориса Немцова.

Т.Фельгенгауэр Есть опыт Бориса Немцова. За политику сажают, за политику убивают. Вот, здесь как? Как здесь? Какие здесь развилки?

Д.Гудков У меня здесь очень простой комментарий на эту тему. Вот сейчас кто нас слушает, я надеюсь, понимает, какие у нас риски. И я их тоже понимаю. Я об этом вообще не хочу думать и не думаю об этом каждый день, чтобы не сойти с ума. Но те люди, которые сегодня занимаются политикой, очень сильно рискуют.

Вот, если мы будем без вас участвовать в политике, сами по себе, то риски серьезно возрастают. У меня была возможность даже губернатором стать, лишь бы там… Мог договориться с властью, мог уйти, но наша семья пошла на эти риски. И вы знаете, что происходило с нашей семьей. Геннадия Гудкова выгнали из парламента, уничтожили там семейный бизнес, который он создавал с 1992 года. Я постоянный прессинг на себе испытываю. Я понимаю эти риски, я их беру, потому что я не хочу уезжать из России, я хочу здесь жить и хочу, чтоб здесь нормальная была страна, а не то, что сейчас там, например, в Турции происходит или в Северной Корее, или еще где-то, куда мы сейчас движемся. Но мы можем побеждать только вместе. Надо, чтобы каждый просто поверил в себя или попытался хотя бы изменить жизнь вокруг себя, в подъезде. Попробуйте изменить общественное мнение. Вот с этого надо начинать.

Т.Фельгенгауэр Кстати про Турцию вы упомянули. Ждем мы Эрдогана буквально завтра (встретится он с Владимиром Путиным). Вот, как считаете, у нас теперь опять будет дружба-дружба? Всё забудем, всё простим?

Д.Гудков Ну, будем дружить против кого-нибудь еще. Думаю, да. Но насколько долговечна эта дружба…

Т.Фельгенгауэр При том, что Турция – член НАТО?

Д.Гудков Ну, безусловно. Нет, я думаю, что сейчас будет этап улучшения отношений. Просто насколько это долгосрочный тренд, это будет зависеть еще от того, каким образом будет действовать наша власть, какая будет Государственная Дума после 2016 года, что будет вообще в 2018-м, когда закончатся наши резервы, что будет с ценами на нефть? И всё это влияет вообще на векторы развития и нашей страны, и Турции в том числе. Но мне кажется, что будет сейчас какое-то такое потепление между нашими странами. Может быть, сейчас как раз пройдет туристический сезон и всё начнется заново.

Т.Фельгенгауэр Но не будем забывать о том, что проблема Сирии никак не решена, и это, в общем, тоже серьезная проблема международного уровня, и вовлечены в нее все.

Д.Гудков Я бы сказал, что проблемы Турции, может быть, гораздо серьезней, чем проблемы Сирии, глядя на то, что происходит в Турции.

Т.Фельгенгауэр Но это независимое государство – вряд ли стоит вмешиваться в дела.

Д.Гудков Нет, мы не должны вмешиваться в дела. Я просто констатирую факт, что называется. Я посмотрел и вообще наблюдаю за тем, что происходит в Турции, меня это сильно расстраивает. Потому что когда-то нечто подобное (ну, конечно, не совсем так) происходило в Иране в 1979 году. Я всё время на встречах рассказываю, я говорю: «Вот, Иран, 1979-й год, светское государство, женщины в платьях ходят, красивые. Сейчас в парандже ходят до сих пор». Да? Вот это Исламская революция, которая изменила вообще вектор развития страны и страна отстала настолько… Еще неизвестны последствия, потому что Турция-то еще помимо всего это еще мощная армия, они члены НАТО. Там пока всё хорошо с экономикой, экономика развивается. Вот, что будет дальше происходить с Турцией? И на самом деле, от этого будут зависеть в том числе и события, которые происходят в Сирии и вокруг, и вообще будут влиять на безопасность в мире. Это очень серьезная проблема. Я еще не знаю, чем это закончится, и никто не знает.

Т.Фельгенгауэр Еще одна тема, но она, наверное, все-таки, тоже международная – это Олимпиада, а вернее Паралимпиада. Нашу сборную отстранили, и это вызвало, конечно, волну возмущения. Насколько вы считаете это решение несправедливым или справедливым?

Д.Гудков Ну, смотрите, если мы говорим про Олимпийские игры, то там был подход: либо наказывать спортсменов, либо наказывать страну. То есть страну – это значит сделать так, чтобы именно власти страны несли ответственность за неучастие своей команды. Вот здесь они решили наказать спортсменов. Но не наказать страну, видимо, они не смогли, поэтому они и решили отыграться на паралимпийцах, что как-то странно. Либо вы не наказываете вообще страну и вы допускаете одних и других, либо вы наказываете только спортсменов, но тогда не надо было наказывать всю команду. То есть в одном случае руководствовались одними принципами, принимая решение, а в другом случае – другими. И я не понимаю, что это было. Как будто такие, двойные стандарты.

Наверное, были лоббисты, наверное, решения наказать страну и в случае Олимпийских игр, но у них не получилось принять такое решение для нашей олимпийской сборной, и они решили отыграться на паралимпийской. Там, видимо, была борьба разных точек зрения.

Ну, конечно, я могу сказать, что я на стороне в любом случае спортсменов, я сам КМС по баскетболу, кандидат в мастера спорта. Я знаю, просто вот точно знаю, что когда спортсмены принимают допинг, то это организованная государством кампания. Спортсмен не может фактически отказаться. Потом, спортсмены – это люди молодые, это не 40, не 50 лет. Это 20-25 лет, это люди, которые всю жизнь тренировались и мечтают попасть на соревнования. И если наша государственная политика заключается в том, чтобы использовать спорт в политических целях, значит, тогда спортсменов вынуждают принимать допинг. И самое главное, что никто не несет за это ответственности, все только обвиняют спортсменов, делают их крайними. Поэтому мне, конечно, очень жаль, что наша паралимпийская сборная не принимает участия. Но опять-таки, виноваты в этом наши, спортивные чиновники, которые до сих пор не понесли ответственности. Я не понимаю, почему так происходит.

Т.Фельгенгауэр Ну, вы ждете, что Владимир Путин примет какие-то кадровые решения под давлением вот этим общественным? Он, вроде, так не делает.

Д.Гудков Да я ничего не жду уже от Владимира Путина. Ничего не жду, потому что, как вы правильно говорите, под общественным давлением он никакие решения не принимает. Но я, честно говоря, не вижу этого уже даже общественного давления. Ну, просто если всё равно и во власти кто-то остался из тех людей, которые хотя бы думают на, там, 5-10 лет вперед, они должны понимать, что кто-то должен понести политическую ответственность за вот то, что произошло с нашей командой, олимпийской и паралимпийской сборными. То есть это нельзя оставлять просто так. Мне кажется, президент должен даже продемонстрировать в этой ситуации, что он за честный спорт и против допинга. Если не будет никакой ответственности, ну, даже там, за рубежом… Ладно-то у нас общественное мнение можно формировать с помощью телевизора. Но всё равно есть и западное общественное мнение, которое будет наблюдать и отслеживать последствия вот таких решений. То есть будет ли кто-то отстранен? Будет ли хоть кто-то наказан? Или не будет?

Т.Фельгенгауэр Ну там какие-то заместители, все-таки, были отстранены. Думаете, Мутко не уволят?

Д.Гудков Не знаю. Очень сложно давать какие-то прогнозы, потому что у нас это всё противоречит логике здравого смысла. Казалось бы, должен быть уволен, должен быть отправлен в отставку. А потом ты видишь, что какие-то странные решения принимаются – там, видимо, свои какие-то договоренности.

Я не уверен, что вообще это Мутко главный ответственный за то, что произошло с допингом и с нашими спортсменами.

Т.Фельгенгауэр А кто?

Д.Гудков Я думаю, что намного выше берите. Я уж не знаю там, насколько выше, но 100% я не думаю, что президент об этом не знал прямо уж совсем ничего.

Т.Фельгенгауэр Ну, президент, в общем, довольно серьезно относится к Олимпиаде. Он представлял страну и делал всё для того, чтобы Сочи стали хозяевами Олимпиады.

Д.Гудков Это замечательная. Его реакция была правильная. То есть, слава богу, что никто не стал бойкотировать Олимпиаду. Он нормально сейчас отреагировал. Но совершенно… Я в этом просто уверен, что либо он сам, либо кто-то в его окружении прекрасно понимал, что делают наши спортивные чиновники для подготовки спортсменов к Олимпиаде.

Т.Фельгенгауэр Да. Ну а сейчас начинается опять «кругом-кругом враги».

Д.Гудков То есть это часть государственной политики. Это не просто вдруг Мутко решил «А, вот, сделаю-ка я вот так, и никому не скажу». Вот в это я не верю. Ну, не верю. Потому что сколько спортсменов. У каждого там олимпийского чемпиона есть миллион знакомых во власти. Там вот некоторые в Думе сидят спортсмены. Что? Думаете, они не общаются? Всё равно эта информация бы ушла. То есть это было частью государственной политики. И слава богу, что хотя бы была нормальная реакция президента, который сказал «Нет, мы ничего бойкотировать не будем. Мы хотим, чтобы спорт был честным». По крайней мере, на словах всё правильно. А теперь мы ждем какой-то реакции.

Вот, если реакция поступит, значит, действительно, они нашли того, кто в этом виновен. Если не будет реакции, ну, значит, это было частью государственной политики, согласованной с самым верхом.

Т.Фельгенгауэр Ну, пока все скажут, что «Вот, кругом враги», политика как всегда победила, никакого спорта и никакого мира. Знаете, как наши слушатели пишут?

Д.Гудков Ну, кому они это скажут? По телевизору?

Т.Фельгенгауэр Да.

Д.Гудков Не, по телевизору они это скажут. Но я уверен, что и, все-таки, общественное мнение на Западе их, все-таки, немножко волнует.

Т.Фельгенгауэр Спасибо большое. К сожалению, закончилось у нас время. Это было особое мнение политика Дмитрия Гудкова, эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире