'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 июля 2016, 17:08

Т. Фельгенгауэр Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И я рада приветствовать в этой студии журналиста Станислава Кучера. Здравствуйте.

С. Кучер Добрый вечер.

Т. Фельгенгауэр Все ждали решение МОК и вот его, наконец, вчера вечером озвучили. Как вы считаете, справедливо или нет?

С. Кучер Вы знаете, мне абсолютно все равно.

Т. Фельгенгауэр Ах, вы не болеете за российскую сборную олимпийскую?

С. Кучер Нет, я болею за российскую олимпийскую сборную. Всегда. Не только за российскую кстати. Я вообще люблю красивый спорт, спорт больших достижений и конечно мне всегда интересно смотреть на спортсменов, которые превосходят себя и показывают класс. Конечно, приятно, когда это российские спортсмены. Но вся грандиозная дискуссия на нервах вокруг того, хорошо это, что российскую сборную допустили или плохо, что ее допустили. Не надо было допускать. Надо было. Мне все это напоминает разговоры о том, вот горит дом, пожар, и два человека спорят просто до боли, до крови, отправлять sms в пожарную станцию по этому поводу или лучше позвонить. Или выйти по скайпу. То есть сто процентов не главная проблема, которая стоит сейчас перед Россией, перед Европой, Америкой. Перед человечеством. Я могу поговорить на эту тему, если хотите. Есть несколько взглядов на Олимпиаду.

С.Кучер: Ненависть-опасная штука. Она может быть направлена совсем не туда, куда ее хотели направить

Т. Фельгенгауэр Мне просто интересно. У нас все так нагнетали, это политика, это ужас, весь мир против нас. Вот сейчас глава ОКР господин Жуков говорит, что на МОК оказывалось очевидное сильное политическое давление. У нас же пытаются перевести в политическую плоскость.

С. Кучер Понимаете, что значит пытаются. Отрицать наличие политического контекста в каком-либо грандиозном событии сегодняшних дней вообще невозможно. То есть всегда политика, так или иначе, участвует. Более того, она всегда участвовала. А когда было иначе? А что, в 1980 году было иначе или в Олимпиаде в Лейк-Плэсиде было иначе или вспомним знаменитую Олимпиаду 36-го года, там было иначе? Да нет, всегда, так или иначе, политика присутствовала. Другое дело, что один мой хороший товарищ единомышленник написал довольно большой пост. О том, что поскольку члены сборной в основном это члены «Единой России», то это не его Олимпиада, ему совершенно все равно, неважно, Олимпиаду украли и так далее. Притом, что мы с ним единомышленники в плане либеральных взглядов, мне совершенно эта история не близка. То есть, конечно, я скорее рад, что Россия будет участвовать в Олимпиаде. И не столько как гражданин России, сколько как гражданин мира. То есть с точки зрения вселенской справедливости мне кажется это нормально. Потому что уж если Олимпиады устраиваются, в них должны участвовать все, как можно больше людей разных рас, вероисповеданий, представители разных стран. И в этом есть определенный фан. Ну хорошо, а когда Китай участвует в Олимпиаде, который не является самой демократической страной мира. Идет по своему пути.

С.Кучер: Теракты продолжаться в Европе, люди, лишенные смысла, будут направлять свою энергию в разрушительное русло

Т. Фельгенгауэр Здесь не про политическое устройство. Про допинг, про конкретные совершенно скандалы.

С. Кучер А вот что касается допинга и конкретных совершенно скандалов, то здесь ни я, ни вы наверное не владеем информацией на сто процентов. То есть мы понятия не имеем, на самом деле насколько серьезна сейчас эта проблема. Не знаю, будут наши участвовать в Олимпиаде, наверное, продолжится активное употребление мельдония.

Т. Фельгенгауэр Его уже реабилитировали.

С. Кучер Да, значит, продолжится война медикаментов. Это еще один аспект всей истории. Ну и что? Нам с вами что? Объясните мне, пожалуйста.

Т. Фельгенгауэр Хотя бы то, что этим занимаются на самом высоком уровне и президент делает заявления о допинговом скандале и обещает заняться этим. Видимо это важно.

С. Кучер Молодец, пусть делает заявления. Я надеюсь, у президента…

Т. Фельгенгауэр Благодаря ему нас допустили.

С.Кучер: Страна мусульманская может быть при этом светской, демократической и европоориентированной

С. Кучер Может быть. Но меня это мало волнует. Сам факт, что наши спортсмены будут участвовать в Олимпиаде, повторяю, хорошо. Хорошо для наших спортсменов, которые все-таки в первую очередь не члены «Единой России», а спортсмены. Хорошо для болельщиков, которые будут за всем этим наблюдать. Хорошо для совсем молодых ребят, для которых возможно многие из этих спортсменов являются ролевыми моделями вне зависимости от того, в какой партии они состоят, и они на них смотрят, раскрыв глаза, прежде всего потому что это великие бегуны, прыгуны, пловцы и так далее. Рад за зарубежных болельщиков, потому что Олимпиада, в которой не участвует Россия, это конечно неполноценная Олимпиада. Ну, представим себе, что отстранили бы сейчас сборную Китая. Просто было бы намного скучнее. Или сборную США. Например. Или сборную Норвегии от участия в чемпионате по биатлону. Например. Так я смотрю на эти вещи исключительно с этой точки зрения. Что касается грандиозных скандалов, которые всегда сопровождали большой спорт, чемпионаты мира, Олимпиады и будут сопровождать. Что касается грандиозных преступлений, не побоюсь этого слова, которые тоже сопровождали всегда такие события. Коррупции. Это было, есть, будет, и я не знаю, когда мир с этим справится. Потому что я прекрасно помню, как в начале 90-х годов я читал книжку замечательного британского журналиста Эндрю Дженнингса под названием «Властелины колец». Или «Боги колец», в которой он расписывал схему коррумпированности МОК просто от и до. И рассказывал как зарабатываются, точнее воруются грандиозные деньги на трансляциях, на скандалах вокруг Олимпиады. Я себе прекрасно представляю, что конечно и сейчас уже на этот момент кто-то получил, украл огромные деньги после всего этого скандала. И когда Олимпиада состоится, наверняка будут новые разоблачения всех скандалов. Но это отдельная история. Которая, безусловно, показывает нам, что большой спорт, соревнования мирового уровня находятся, как бы они отражают очень серьезные болезни общества. Общества не только западного, наши представления о большом спорте, о физкультуре. О том, для чего это, зачем это нужно. Я думаю, что было бы очень классно поговорить на эту тему с той же Марией Шараповой, которая с одной стороны, безусловно, не с одной стороны, а со всех сторон выдающийся спортсмен. С другой стороны спортсмен, которого американцы считают своим, а мы считаем своей. С третьей стороны человек, который искренне признался в том, что она принимала допинг и чуть ни со слезами на глазах, но твердо и открыто призналась в этом. Это такие детали, которые показывают разный уровень культуры, существующий у нас, допустим, и у них. Разный уровень человеческого развития. И готовность признать или не признать какие-то ошибки. Это отдельная дискуссия о том, что как сделать так, чтобы, можно ли вообще так сделать, чтобы большой спорт и грандиозные соревнования были чистым спортом, чистыми соревнованиями. Наверное, сейчас нельзя. И в этом смысле мир находится в определенном тупике. Олимпиада просто один из небольших штрихов к картине, под названием «каша» в головах руководителей планеты Земля, начиная от президентов, заканчивая министрами спорта. Да и теми же самыми болельщиками.

Т. Фельгенгауэр Получается квинтэссенция всего. Там и коррупция.

С. Кучер Конечно. С одной стороны мы все любим большой спорт, любим болеть. С другой стороны вмешивается политика, и мы тут же оказываемся по разные стороны баррикад. Одни считают, что надо болеть, другие не надо. С одной стороны мы все за честный спорт, с другой стороны понимаем, что наверное без каких-либо препаратов, без медикаментов спортсмены бы не сумели бить мировые рекорды так, как они это делают. Хлеба и зрелищ. Мы находимся по-прежнему в центре этого спора. И ко всему этому примешиваются, конечно, когда происходят такие события, всегда найдется место плохим парням, хорошим парням. Спорам, сплетням в виде версий и так далее. Но это сто процентов не главное, что должно на самом деле волновать наши умы.

РЕКЛАМА

Т. Фельгенгауэр Продолжается программа «Особое мнение». Следим за тем, как развивается ситуация в Турции. Сегодня газета «Хюрриет» написала о том, что выданы 42 ордера на арест журналистов. И их подозревают в причастности к попытке государственного переворота. Запугивает прессу Эрдоган?

С.Кучер:Сам факт, что наши спортсмены будут участвовать в Олимпиаде — хорошо

С. Кучер То, что происходит в Турции, на мой взгляд, как раз значительно серьезнее и достойно большего количества эфирного времени для разговоров, чем Олимпиада. Потому что если Олимпиада, на мой взгляд, является просто квинтэссенцией констатации простого факта. Что ничего пока мы не можем поделать. Ни большие чиновники, ни простые граждане с воровством, коррупцией и политическими скандалами в сфере большого спорта. То  все, что происходит в Турции, показывает некое грандиозное разочарование очень большого числа людей на Западе в первую очередь, да не только на Западе и неуверенность в будущем. Потому что чем была для нас Турция. В течение долгого времени. Классическим примером того, что страна, расположенная, как символизирующая собой единение Запада и Востока, Босфорский пролив восточная часть, пожалуйста, западная часть. Страна мусульманская может быть при этом светской, может быть вполне себе демократической, может быть вполне себе европоориентированной. И такой милой замечательной. Вот путь открыт в будущее и таким образом являть собой хороший пример, в том числе и для России. Что нет ничего важнее грамотного пути направления демократии. И вдруг эта страна просто за несколько дней, ну хорошо, месяцев, но после переворота буквально за несколько дней превращается в страну, в которой арестовывают учителей, сейчас будут арестовывать журналистов. Собираются вернуть смертную казнь в страну, которая еще вчера просто уже видела себя членом ЕС, а сейчас вроде как не особенно хочет. Не особенно стремится. И в этой ситуации в чем главное разочарование, например, для меня в том, что я правда, никогда не очаровывался Турцией, честно скажу. Но в известной степени разочарование, что вот казалось бы, турецкий народ, который в результате открытости Турции для мира должен был за это время стать таким высокодуховным, высокообразованным и должен был выступить против всего этого, то есть не должен был он принять диктатуру Эрдогана, а сейчас совершенно очевидно, что речь идет о диктаторе. Не должен был принять его модель развития турецкого общества. А сейчас мы видим, что, тем не менее, большинство народа вполне себе одобряют и поддерживают. Я понимаю, что любые параллели условны. Но это примерно то же самое, как в свое время в частности надеялся Советский Союз активно на то, что да, есть в Европе в Германии диктатор, этот диктатор, конечно, не позволит ему пролетариат его страны немецкий взять и сделать какие-то совершенно сумасшедшие вещи в отношении остального мира. Этот пролетариат встанет в нужный момент и скинет этого диктатора. Потому что это великая нация с одной стороны, потому что это пролетариат, наконец. А потом через несколько лет этот самый пролетариат расстреливал нас и наш пролетариат по всей стране. По крайней мере, в западной ее части. Особенно активно в Сталинграде. И вот в этом смысле мы видим, как быстро история может разворачиваться в совершенно неожиданном направлении. На примере Турции. То есть это возможно. Эрдоган с сегодняшней Турцией нам показывает, что несмотря ни на что, на казалось бы, уже очевидный вектор развития, все понятно, все было понятно, как Турция будет развиваться. Это было понятно американцам, европейцам. И даже нашим политикам в определенный момент было понятно. Мы считали Турцию абсолютным союзником уже американцев. Военные базы и так далее. И вот сейчас Турция превращается в совершенно непредсказуемую территорию. То есть предсказуемую на ближайшее будущее. Совершенно понятно, что Эрдоган будет дальше закручивать гайки. И превращать Турцию в диктатуру. Почему он будет это делать, кто-то считает его сумасшедшим. Мне кажется, что ну знаете это всегда известное сочетание сумасшествия и собственного абсолютно идеалистического, как бы ужасно здесь это слово ни звучало, понимания каким должен быть его народ и какой должна быть его страна.

Т. Фельгенгауэр Но у него народ разный. У него есть выходили на площади Таксим те, кто против Эрдогана и он их разгонял и скайп запрещал и все на свете. Но и те, кто выходили за Эрдогана и которые устраивали на улицах расправы над этим военными…

С. Кучер Безусловно, наверное, если бы тех, кто был против Эрдогана и против его видения Турции, вот если бы их было больше, то наверное бы, сейчас там был бы не Эрдоган. Там были или военные или какие-то другие силы. Но были бы другие люди. Тем не менее, на сегодняшний момент Эрдоган строит Турцию согласно своему представлению о том, какой эта страна должна быть. Почему? – потому что он хочет дольше удержать собственную власть, наверное, безусловно, это одна из причин. Или потому что в какой-то момент он решил, что нет, западная модель развития для его страны не работает. Мы не знаем, на самом деле внутренних причин, по которым Эрдоган делает то, что делает. Но повторяю, на наших глазах разворачивается сценарий, который не нравится никому. Ни американцам, ни европейцам. Ни нам. Возможно, он нравится китайцам, для которых это очередной пример того, как вся модель западной цивилизации единства вокруг определенных ценностей рушится прямо на глазах.

Т. Фельгенгауэр Но в этой ситуации мировое сообщество, которое видит, как на глазах руководитель страны, которого кстати поддержали в день, когда была попытка переворота, и все сказали, что не трогайте, это президент, которого избирал народ и все защищали его как избранного президента. Вот сейчас, когда мировые лидеры видят, что происходит в Турции, должны ли они что-то сделать, все-таки независимое государство, они сами разберутся.

С.Кучер: Люди,совершающие теракты,как правило дети осевших мигрантов, понимающие,что они являются людьми второго сорта

С. Кучер Это как раз продолжение разговора о грандиозном кризисе представлений о будущем, которое мы наблюдаем сейчас во всем мире. В Америке, Европе, России. Про восток знаю меньше. Потому что да, с одной стороны эти лидеры понимаете, у них были устойчивые представления о том, что все понятно, есть определенная модель демократии, к которой необходимо стремиться. И вроде как эта модель успешно себя показала в самых разных государствах. Вроде как все понятно. В известном смысле конец истории. Понятно, как хорошо, понятно, как плохо. И вдруг выясняется, что благодаря тому, как хорошо, этот человек пришел к власти и его с этой точки зрения нужно конечно защищать. А дальше этот человек творит совершенно ужасные вещи. Кстати, напомню, никаких прямых параллелей, история штука, где прямые параллели невозможны, но тем не менее. Немецкий диктатор тоже пришел к власти исключительно демократическим путем, как мы помним. И были грандиозные споры, что же с ним дальше делать и отношение было разное. Как относиться к Германии. Умиротворение агрессора, не умиротворение. Я убежден, что сейчас и в Вашингтоне, и в Брюсселе, и в Лондоне, и в Москве люди сидят, ломают головы, что же им делать дальше. Конечно, кто-то пытается выстроить какие-то тактические цели, задачи, как можно лучше использовать эту ситуацию в своих интересах. Но я думаю, наиболее разумные люди пытаются мыслить сейчас стратегически и понять, вот в глобальном смысле, что это вообще значит. Потому что, продолжая разговор о том, как стремительно меняется мир, и как мы не успеваем за этими изменениями, мы не можем нарисовать. Вот никто сейчас не может нарисовать картину будущего. Что будет из себя представлять Европа, Америка, мир через 15 лет. Еще 15 лет назад или 20 лет назад или даже 30 в принципе можно было нарисовать такую картину. Эта картина выглядела так, что будет мир, в котором будут демократические государства, будут государства, которые будут стремиться стать демократическими и будут совсем плохие ребята, которые будут мешать им таковыми стать. Сейчас все замешалось в такую кашу, что она не только в мире, она прежде всего в головах тех людей, которые были абсолютно уверены, ни в чем не сомневались.

Т. Фельгенгауэр Вынуждена прервать. Нам нужно сделать небольшой перерыв. Но эту тему мы продолжим, благо, к сожалению, новости подобные есть.

НОВОСТИ

Т. Фельгенгауэр Это программа «Особое мнение». Мы тут в перерыве продолжили обсуждение. Хотелось бы как-то шире взглянуть на эту историю. Это не только про Турцию, ведь процессы глобальные. И вызовы одинаковые для всех стран. Западный мир, наверное, мы берем в первую очередь. И те происшествия, которые случились в Германии, например.

С. Кучер До этого во Франции.

Т. Фельгенгауэр И в России периодически случаются теракты, в том числе те, ответственность за которые берет на себя запрещенное в России «Исламское государство».

С.Кучер: Я люблю красивый спорт,мне интересно смотреть на спортсменов, которые превосходят себя и показывают класс

С. Кучер Все это, о чем мы сегодня говорим, начиная в меньшей степени от Олимпиады, затем Турция и произошедшие в Европе теракты, это звенья одной цепи. Это свидетельство того самого грандиозного кризиса ценностей, через который проходит сейчас западная цивилизация. Когда говорю «западная цивилизация», я безусловно, подразумеваю и Россию. То есть речь не идет сейчас, наверное, о Китае, Индии. Но речь идет все-таки о  так называемой христианской цивилизации. Можно говорить по-разному, западная цивилизация, христианская. Но, конечно же, это касается и России. И почему теракты имеют к этому самое непосредственное отношение. Потому что ломаются представления о том, что является залогом успешного развития общества. Мы всегда были убеждены, что сильная экономика и правильные позитивные ценности. Германия сильнейшая европейская экономика, очень хорошие ценности. Которые лично я всегда разделял и разделяю и буду разделять. Франция, где произошел страшнейший просто теракт. То же самое. Достаточно сильная экономика. Ценности, мультикультурализм, либерализм, терпимость и так далее. Для меня эти ценности как были, так и остаются основными в жизни. Но тем не менее, для огромного количества людей в этих странах и за пределами этих стран, и в России в том числе, сейчас большой вопрос, а какое значение для счастья этих народов имеют эти ценности вообще. Так же сильная экономика, если потом один человек или два человека с бородой на наш взгляд сумасшедшие с автоматами или на грузовике могут взять и поставить на уши всю страну. Спокойствие общества. Поставить под угрозу будущее этой страны. Заставить всю страну дрожать. И что для меня довольно печально – то, что очень велик соблазн для многих руководителей, в том числе и для российских, использовать эту ситуацию. То есть не посмотреть на нее глобально и стратегически. А использовать эту ситуацию исключительно в тактических интересах. То есть хорошо, раз то не работает, значит, вот видите, это не работает. Дорогие соотечественники. Значит, на фиг не нужны свободные выборы, развитое местное самоуправление, демократия. Независимые СМИ, независимый суд, все это не нужно. Нужно действительно максимально изолировать себя от окружающего мира. Нужно опять строить свой собственный огород согласно собственным представлениям о справедливости и счастье. И то, что происходит в Турции для очень многих очередное доказательство того, что да, будущее мира это будущее государств, которые идут каждый своим путем, никакого общего мира не будет, никакого мира без границ не будет. Снова будут государства, если все будет хорошо, то будут такие собственные огороды, а если все будет плохо, то собственные тюрьмы. Отдельно взятые тюрьмы. В которых, тем не менее, народ будет жить либо по Оруэллу, либо в лучшем случае как у Лукашенко. И они не видят те люди, кто сейчас смотрят и оценивают ситуацию именно так, что типа все рецепты: терпимость, либерализм, свобода, демократия — не работают. Все эти люди упускают главное – то, что происходит, происходит потому, что огромное количество людей не понимают, что им делать со своей жизнью. У них нет смысла жизни. Нет цели в жизни. Те люди, которые совершают теракты это как правило либо уже выросшие в Европе молодые дети осевших там мигрантов, которые понимают, что у них нет никакого будущего, что они являются людьми второго сорта. В любом случае. И когда у человека нет цели, нет смысла жизни, то этот вакуум естественно заполняют радикальные идеи. Так было всегда.

Т. Фельгенгауэр Вы ведь говорили о тех ценностях, которые есть в европейских странах, в Германии, во Франции, вот эти молодые люди, второе поколение подросшие уже…

С. Кучер Большинство тех, кто совершают теракты…

Т. Фельгенгауэр Они их не принимают эти ценности. Почему они считают, что у них нет никакого будущего. Им эти ценности чужды. Где этот слом происходит.

С. Кучер Я думаю, что слом происходит на том уровне, вот их родители, которые приехали и жили до этого в значительно более худших условиях материальных и так далее, они более-менее в принципе довольны. Это первое поколение мигрантов. Второе поколение уже принимают как должное те блага, которые их родители воспринимают до сих пор как подарок. А вот отсутствие перспективы, потому что они все равно понимают, что, скорее всего, по определенным условиям социальных лифтов особенных нет. Они не станут такими же великими, как их соседи. У них нет шансов стать такими же великими. И пробиться так же далеко, как у их соседей европейцев, которые здесь родились и выросли. По разным причинам. Потому что верить в худшее всегда проще, чем верить в лучшее. И стартовые условия у них действительно хуже. И в какой-то момент начинается тот самый вакуум, который заполняют радикальные идеи. Человеку нужен смысл жизни. У меня был парень из параллельного класса, который в свое время рано женился, у него было несколько детей. Он служил в милиции и в какой-то момент буквально через 2-3 года после этого у них начались проблемы с женой, проблемы с детьми, в общем, человек потерял какой-либо смысл. На работе платили денег мало. У него был тотальный кризис во всем. Он не чувствовал себя мужчиной. Не чувствовал никакого смысла собственной жизни. И тут однажды пришли вербовщики, сказали вот в Югославии война. Надо за православных братьев идти воевать. У человека появился смысл жизни. Он взял винтовку, записался, пошел. И благополучно во втором бою был убит. Но он наверное с улыбкой на лице умер. Потому что у него был смысл. Когда кто записывается и записывался на Донбасс. В России. Чаще всего люди, которые потеряли вообще смысл жизни. Потеряли полное представление о том, для чего они живут. Зато у них появился смысл, ради чего можно умереть. А мне был 21 год, когда я оказался на палестинских территориях во время командировки в Израиль, там шла интифада. И сначала меня чуть ни убили, потому что сочли меня за американца, а потом когда узнали, что русский, наоборот позвали в одну семью, и в этой семье такой местный вождь окончил Институт дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Прекрасно говорил по-русски. У него было трое детей. Мужчин. Помимо этого еще были дочери. Которые окончили кто-то Сорбонну, кто-то Оксфорд, кто-то Кембридж. У них были многодетные семьи. Это были высокообразованные люди, которые тем не менее, радовались каждому случаю убийства израильтян мирных в автобусах. Которые сами были готовы в любой момент подорваться и погибнуть во имя своих идей. Потому что это были их представления об исламе, о борьбе с неверными. Это был их смысл жизни. И поэтому мне кажется главное, вокруг чего сейчас должны сосредоточить усилия наиболее умные лидеры во всем мире, будь то в Америке, Европе, в России в том числе, — это что сделать для того, чтобы придумать смыслы, позитивные смыслы жизни тем гражданам своих стран или тем мигрантам, у которых этих смыслов нет. Потому что иначе войны будут продолжаться. Вот война цивилизаций так называемая будет продолжаться вовсю. И теракты будут продолжаться в Европе, люди, лишенные смысла будут становиться ксенофобами, фашистами. Будут направлять всю свою энергию исключительно в разрушительное русло.

Т. Фельгенгауэр Но мы, коль скоро говорим про западный мир, к которому относим Россию, не могу не спросить, то, что мы видим в нашей стране, формирование смыслов для многих идет через экран телевизора. Вот им дают вполне себе конкретный смысл, кого не любить, а кого не любить.

С. Кучер Я на эту тему могу долго говорить, как человек, который одно время наслаждался ролью телеведущего в общенациональном эфире. А потом как раз волею объективных причин из этого эфира ушел и, слава богу. Поэтому мы все понимаем, что происходит. Промывание мозгов, пропаганда и так далее. Ну потому что нет пока запроса в том числе, как я понимаю нет пока запроса со стороны руководителей России. Ну значит не дошли они до того уровня, когда они поняли, о чем на самом деле нужно говорить в наших эфирах. Потому что вот вся та агрессия, которую они уже…

Т. Фельгенгауэр Так проще управлять страной, Станислав.

С. Кучер Так проще управлять страной до поры до времени. Потому что в какой-то момент, но  в конечном итоге это не просто, потому что в конечном итоге эта же энергия ненависти, злобы, которую с помощью общенациональных СМИ разбудили, воспитали в огромном количестве людей, эта же энергия в какой-то момент может быть направлена против них. Вот и все. Однажды люди, у которых повторяю, нет никаких смыслов, они будут разочарованы во всех. В этом телевизоре, в этом президенте, они давным-давно разочарованы в этой власти.

Т. Фельгенгауэр И им скажут, кто в этом виноват.

С. Кучер Они не послушают, и они пойдут, и начнется тот самый бессмысленный и беспощадный, которого все так боятся. И тот самый майдан, которого все наши руководители боялись и боятся больше всего на свете, он придет совершенно с неожиданной стороны. Потому что если он случится, то он случится не в том варианте, в котором случился на Украине, он случится не в виде интеллигентов на Болотной площади и ребят типа Ильдара Дадина, которые были посажены за одиночные пикеты. Он случится в виде бунта, извините, по-моему, сурковское выражение «ликующей гопоты». А это те самые ребята, у которых как раз никаких смыслов вообще нет, кроме ненависти. А ненависть очень опасная штука. Она в любой момент может быть направлена совсем не туда, куда ее хотели направить.

Т. Фельгенгауэр Пока вроде управляются у нас.

С. Кучер Понимаете, конечно, в масштабах нашей с вами жизни 16 лет это много, в масштабах жизни страны 16 лет совсем немного и радоваться, я знаю довольно многих людей в той самой власти просто потому что с кем-то еще в институте учился, с кем-то работал. Брал у кого-то интервью как журналист. Я прекрасно знаю, что на самом деле никакого спокойствия, особенно сейчас там нет. Эти люди сильно волнуются, но волнуются они уже не только за себя, они волнуются за своих детей, потому что хорошо, кому-то из них уже 60-70 лет, но они хотят дожить до 80, до 90. У них есть все шансы с помощью современной медицины дожить до этих лет. Но они понимают, что если ничего не изменится, то и они могут не дожить, их дети могут здорово пострадать.

Т. Фельгенгауэр Спасибо большое. К сожалению, закончилось у нас время. Это было «Особое мнение» Станислава Кучера. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире