'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 июня 2016, 19:08

Д.Пещикова Здравствуйте! Действительно, программа «Особое мнение». Я Дарья Пещикова и со своим особым мнением в этой студии — депутат Государственной думы Дмитрий Гудков. Здравствуйте, Дмитрий.

Д.Гудков Да, здравствуйте.

Д.Пещикова И первое важное в нашем разговоре, наверное, это грядущее, я так понимаю, все-таки принятие большого пакета антитеррористических поправок Яровой и Озерова.

Д.Гудков Людоедских — давайте назовем — людоедских поправок. Вообще, это даже намного хуже, чем то, что принималось ранее. Это сравнимо, наверное, только с «законом подлецов» — «законом Димы Яковлева». Потому что в этот раз теперь госпожа Яровая предлагает сажать детей 14-ти не с точки зрения за терроризм – за терроризм там есть уже такая ответственность, — а за участие в массовых беспорядках. Сами понимаете, что у нас под массовыми беспорядками может быть все что угодно, как решит прокурор, и, соответственно, как решит суд; за несообщение о преступлении.

То есть, грубо говоря, мальчик Вася сказал: «Надоели мне эти коррумпированные чиновники. Я пойду сейчас их всех расстреляю» — такая эмоциональная оценка. А мальчик Петя услышал, не сообщил, не сдал мальчика Васю, своего друга. Всё – можно его посадить с 14-ти лет. Просто кто мог додуматься до такой людоедской нормы?

Далее — добавляется статья за содействие экстремистской деятельности. Вот вы мне, например, сейчас дадите компьютер, а я опубликую там картинку. Не дай бог там будет что-то экстремистское по мнению прокуратуры или следователя. Соответственно, и меня объявят экстремистом и еще вас. За содействие экстремистской деятельности тоже вас могут посадить до года, и так далее. Я уже не говорю о том, что этот закон фактически… ну, не уничтожает бизнес, но создает огромные препоны, огромные проблемы для наших сотовых операторов, для интернет-провайдеров, потому что теперь вся наша информация, все наши телефонные звонки, эсэмэски, и так далее они хотят хранить – вот новая поправка – в течение 8 месяцев. Ранее они хотели хранить в течение 3-х лет, вот весь этот архив собирать и хранить.

А вы представьте, как они это будут защищать? Это завтра ваши все любовные переписки, ваши фотографии, все ваши телефонные разговоры будут просто гулять по сети, потому что они не умеют даже защищать эти данные. У нас банковские данные появляются потом на черных рынках, а здесь это все будет теперь в доступе и у спецслужб и не исключено, что на этих черных рынках появится.

Чтобы создать такую базу, бизнес должен потратить – примерно оценки за полгода – 50 миллиардов долларов. Вот, если за три года – это 200 миллиардов долларов. Это с учетом построения такой базы, ее обслуживания. А дальше там обслуживание по энергетике – свет, и так далее – будет строить за полгода 50 миллиардов долларов.

Д.Пещикова Но сотовые операторы уже сейчас жалуются, что у них будут огромные убытки, они уйдут в минус, и налоги, соответственно, будут у нас…

Д.Гудков Это убытки у нас будут. Мы будем за связь платить больше, мы будем за интернет платить больше. Это все ляжет на наши плечи. А самое главное – там даже мозгов не хватит все это обслуживать. Должны быть умные программы. Умные специалисты, которые смогут это защитить, которые смогут этим архивом пользоваться. Зачем это вообще нужно, кому? Кто это придумал? А дальше мы удивляемся, почему у нас бизнес-климат такой плохой? А почему у нас отток капитала? 210 миллиардов за два года отток капитала из страны. Инвестиции прямые упали с 70 миллиардов долларов в год до 1,7 в прошлом году. И в итоге у нас ни инвестиций, не предприятий, ни рабочих мест. Дальше вообще непонятно, что будет в нашей стране, если мы будем принимать такие закону. Ну, и так далее.

Слава Богу, они убрали, по крайней мере, обещают убрать лишение второго гражданства за участие…

Д.Пещикова И ограничения на выезд.

Д.Гудков И ограничение на выезд. Сначала госпожа Яровая хотела всех, кто получает от прокуратуры так называемые предостережения о недопустимости деятельности террористической и экстремистской направленности, лишать возможности на 5 лет выезжать из страны. Я могу сказать, что я, как депутат Государственной думы…, если помните, меня с Ксенией Собчак когда-то задержали на мирной акции, меня посадили в автобус, потом они узнали, что я депутат – выпустили. Я обратился в Московскую прокуратуру и потребовал наказания для полицейских, которые нарушили закон о статусе депутата, задержали меня. Чем ответила прокуратура? Он мне выписала предостережение о недопустимости участия в несанкционированных митингах и все. Вот это предостережение – это решение исключительно людей в погонах. Они как хотят, того и предостерегают по любому поводу. Этого, слава Богу, нет уже.

Д.Гудков: Гвардейцы смогут задерживать, обыскивать, приходить к вам домой – всё что угодно
Д.ПЕЩИКОВА – А как вам кажется, почему убрали эти нормы, почему нет этого?

Д.Гудков Ну, потому что это уже совсем… Вообще-то весь закон – это уже просто какой-то ад, это уже какое-то людоедство. Даже в самой «Единой России» очень много противников. Знаете, как они этот закон тащат? Значит, рассказываю. Любой законопроект, если он затрагивает разные сферы – допустим, сферу безопасности, связи, бизнеса – должен проходить через все профильные комитеты.

Д.Пещикова Насколько мы понимаем, он не проходит.

Д.Гудков В данном случае этот законопроект должен был проходить через комитет по безопасности, а дальше еще должны были быть назначены соисполнителями еще большое количество комитетов, чего не было сделано – это грубейшее нарушение регламента Государственной думы. Дальше – я внес поправки. Мои поправки очень простые: все, что они предлагают внести, я предлагаю отменить в этом же законе. Понимаю, что шансов нет, но, по крайней мере, я получаю возможность выступить и рассказать, чем они занимаются и что они принимают. Так вот, меня, как автора поправок, даже не позвали на комитет по безопасности. У меня даже не было возможности выступить на комитете, то есть это второе нарушение регламента. Я могу сказать, что даже в «Единой России» в штыки воспринимают эту инициативу, но ничего не могут поделать, потому что политическая воля такова; потому что принято решение, конечно, не в думе, а где-то в других местах.

Д.Пещикова Вот-вот, хотела как раз спросить, чей этот законопроект, чей это пакет: Яровой и Озерова или чей?

Д.Гудков Яровая, безусловно, в этой команде, но надо понимать, что сегодня наши силовики, к сожалению, диктуют всю политическую повестку. Это все идет от наших… силовики… как угодно можно называть. Я уж не знаю, кто там автор, но совершенно очевидно идет подготовка к протестам. Для чего нам нужна эта Нацгвардия или Росгвардия, как ее называют? Это внутренние, по сути войска… Это только в нашей стране внутренние войска — для борьбы с собственным народом, потому что все войска должны быть против внешней угрозы, а у нас – против внутренней угрозы. Эти войска получают те же функции, даже более того, что есть у полиции, ФСБ, и так далее – практически у всех правоохранительных органов. Мы всё это будем оплачивать. Всё это подчиняется непосредственно президенту. Гвардейцы смогут задерживать, останавливать, обыскивать, приходить к вам домой – всё что угодно – и даже стрелять на поражение, если вы создаете угрозу сотруднику Росгвардии.

Д.Пещикова А зачем государство строит такие баррикады? Вот чего опасается?

Д.Гудков Далее. Ему можно стрелять в женщин, за исключением тех, у кого есть явные признаки беременности и инвалидности. Как это вам? Вот даже подумайте, как это звучит. Они также не могут стрелять в несовершеннолетних, если эти несовершеннолетние им не угрожают, а если угрожают, то могут. Нормально? Мы создаем армию, которая будет воевать собственным народом…

Д.Пещикова Так, а зачем оно создается? Чего бояться?

Д.Гудков Да паранойя там уже началась. Они боятся людей, они боятся протестов. Они понимают, что у нас серьезный экономический кризис. Они понимают, что в течение 3-х лет закончатся резервы. Они понимают, что скоро будут социальные протесты, потому что у нас в прошлом году от 5 до 10 процентов уровень жизни упал. Я имею в виду в среднем по стране: у кого-то больше, у кого-то меньше. Уже в этом году – я ссылаюсь на Наталью Зубаревич – до апреля месяца снижение уровня жизни — 5% по стране в целом. Сейчас будут новые данные за май – я думаю, еще больше. А пока мы еще живем на резервах. Когда у нас резервы закончатся, падение будет и 10, и, может быть, 15. И, посмотрите, как они деньги тратят…

Д.Гудков: Мальчик Петя не сдал мальчика Васю, своего друга. Всё – можно его посадить с 14 лет

Д.Пещикова В общем, социальная нестабильность очень сильно пугает – пугает в первую очередь руководство.

Д.Гудков Конечно, безусловно. Они не верят в свои рейтинги 86% и правильно делают. Никаких этих цифр я не подтверждаю.

Д.Пещикова Так, Дмитрий, сейчас сделаем небольшой перерыв. Это особое мнение депутата Государственной думы Дмитрия Гудкова. Скоро продолжим.

РЕКЛАМА

Д.Пещикова Это особое мнение депутата Государственной думы Дмитрия Гудкова. Возвращаемся к этому пакету законопроектов Яровой – Озерова. Так есть хоть малейший шанс, что завтра не поддержат депутаты?

Д.Гудков К сожалению, шансов нет. Я могу вам только обещать, что два депутата как минимум – это я и Сергей Петров – проголосуют против.

Д.Пещикова А почему нет шансов, если вы сами говорите, что в рядах «Единой России» тоже нет какого-то общего, единого понимания?

Д.Гудков Ну, слушайте, у депутата от «Единой России» давно нет понимания, еще, наверное, не с 2011 года, а еще раньше. Просто вся система власти выстроена таким образом, что если ты хочешь быть в системе, то ты действуешь, как система тебе велит. Вот они — абсолютно несамостоятельные. Они неглупые люди, все прекрасно понимают, но они не готовы рисковать…

Д.Пещикова Потому что скоро выборы.

Д.Гудков Потому что они знают, что произошло, в том числе, с нашей семьей, Геннадия Гудкова, которого лишили просто так мандата, выкинули, уничтожили бизнес, и так далее. Они не будут рисковать.

Д.Пещикова У них есть интерес опять же предвыборный, потому что снова им придется избираться.

Д.Гудков Сейчас идет борьба между разными группировками в «Единой России» за попадание в списки. Никто рисковать не будет.

Д.Пещикова А почему так решили в самый последний день рассматривать? Ведь должны были еще в среду рассмотреть, потом перенесли. Почему вот так, на закрытие всё сдвинули?

Д.Гудков Я думаю, что, с одной стороны, давит бизнес. С другой стороны, они не угадали с реакцией общественности.

Д.Пещикова А когда она их интересовала?

Д.Гудков Тем не менее, он очень резонансный законопроект, и он бьет не только по гражданам, элитам. Не только журналисты это заметили, а это отражается в целом на бизнес-климате.

Потому что вот у нас, экономический форум прошел в Питере. Что там сказал профессор MIT из Америки, на вопрос Грефа, есть ли шанс, что инновации будут развиваться в нашей стране? Он сказал, что никаких шансов нет, потому что, изобретение от инновации заключается в том, что инновация – это бизнес-проект; это, когда изобретение дает продукт, и этот продут продается, а в вашей стране ничего не может продаваться, потому что у вас уничтожают частную собственность, потому что у нас здесь коррупция, потому что у вас нет честных выборов; и без демократических институтов никакого бизнес-климата быть не может. И, с одной стороны, наша элита пытается продемонстрировать, по крайней мере, инвесторам, что «не все потеряно, друзья, ну не уходите, не убегайте; давайте мы сейчас попробуем что-то изменить», а с другой стороны, у нас принимаются такие вот законы.

Д.Гудков: Если хочешь быть в системе, то действуешь, как система тебе велит

Д.Пещикова Но здесь какой-то выходит замкнутый круг.

Д.Гудков Я вам так скажу: в правительстве и даже в Кремле есть люди все-таки разумные, которые понимают, что где-то надо остановиться. Они пытаются остановить машину…

Д.Пещикова Но не могут.

Д.Гудков Но не могут пока.

Д.Пещикова Просто выглядит все следующим образом: принимаются похожие, подобные законопроекты, чтобы обуздать социально-экономическую нестабильность, чтобы людей, если что, была возможность несанкционированно вгонять в рамки — но при этом эти же законы ухудшают социально-экономическую ситуацию.

Д.Гудков Конечно, однозначно. Что там сказал сегодня Дмитрий Анатольевич Медведев? Что у нас не реализуется программа национального единства. Я даже пошутил в Фейсбуке: «Потому что слишком много находят иностранных агентов». У нас вся пропаганда направлена на поиск внутренних врагов, а тут еще какая-то программа по национальному единству. Давайте либо одним, либо другим уже заниматься.

И, к сожалению, всё очень стало слишком опасно. То есть эта дума и эти решения, они опасны для жизни каждого из нас, потому что вашего ребенка с 14 лет могут посадить или на общественные работы направить. Вы не сможете вести бизнес в этой стране, его у вас могут в любой момент забрать. Вы посмотрите, что происходит вокруг Каменщика. Человек, который создал успешный бизнес – вот этот аэропорт «Домодедово» – его судят за то, что он не смог защитить аэропорт от террористического акта. Я что-то не понимаю, он что, начальник ФСБ , директор ФСБ? И кто этим должен заниматься? И почему у нас ФСБ за это не отвечает, а отвечает Каменщик, причем в условиях, когда появились люди, связанные с Ротенбергами, готовы купить этот бизнес?

И вот, когда мы видим такие истории, то ни о каком вообще выходе из кризиса, выходе из экономики, новаций, создании инвестиционного климата вообще не может быть и речи.

Д.Пещикова Сможет ли что-то измениться в следующей думе? Придут другие люди или те же?

Д.Гудков Авторитарной модернизацией – вот еще, что важно, о чем говорил Греф – быть не может уже в нашей стране – всё. Без институтов никакого выхода из кризиса быть не может. Поэтому сейчас важная задача, по крайней мере, до сентября… Вот вы знаете, что я баллотируюсь в Северо-Западном Тушинском округе Москвы, я хочу победить в одномандатном округе. Но я понял, что недостаточно победы в одном округе, потому что депутат, конечно, может немного что-то менять, влиять, использовать трибуну.

Д.Пещикова Вы рассказывали: может хотя бы выступать.

Д.Гудков Конечно. Нужна фракция. Вот сейчас надо просто… до сентября хотя бы понять, что либо мы будем потом каждый месяц выходить на митинги, рискуя, в том числе, жизнью, либо мы один раз оторвем одно место, извините, от дивана и проголосуем хотя бы. Потому что социологию нужно посмотреть. Есть 86%, хотя я не верю в эти цифры, но, как минимум есть 14% людей, которые хотят перемен, которые хотят, чтобы Россия вышла из изоляции; которые хотят, чтобы у нас экономика нормально развивалась, чтобы у нас была свобода предпринимательская, защита частной собственности, честные выборы. Но есть 14%...

Д.Пещикова Ну вот придут эти 14%, проголосуют, например, за «Яблоко», появится фракция, она будет явно небольшой.

Д.Гудков: Вы не сможете вести бизнес в этой стране, его могут в любой момент забрать

Д.Гудков Да не важно, какая…

Д.Пещикова Ну почему не важно? А как она будет влиять?

Д.Гудков Смотрите, для того, чтобы менять законы, нужно большинство. Конечно, я реалист, я понимаю, что большинства не будет у демократов, но если будет фракция – это все меняет. Вот сейчас даже на базе «Яблока» происходит, смотрите, объединение, которое все хотели. Может быть, не идеальное, но посмотрите: Владимир Рыжков – в «Яблоке», Дмитрий Гудков, ваш покорный слуга – в «Яблоке». Вчера я был на московской конференции: Андрей Заякин – «Диссернет» — человек, который расследует, проверяет…

Д.Пещикова В том числе, Никифорова.

Д.Гудков Проверяет диссертации на плагиат – в «Яблоке». Галямина Юля, которая у нас в «Партии 5-го декабря» – в «Яблоке». Муниципальный депутат Михаил Песков из «Демвыбора» — в «Яблоке». Ну, и так далее. Дмитрий Некрасов, экономист, Игорь Николаев, экономист – тоже будут выдвигаться от «Яблока». Формируется команда.

Д.Пещикова А с ПАРНАСом – всё, попрощались?

Д.Гудков Давайте за ПАРНАС пусть отвечает ПАРНАС. К сожалению, развалилось это всё. Не получилось объединения такого, как мы все хотели, идеального, когда все идут одной колонной, но колонна «Яблока» сейчас имеет шанс пройти. Поэтому даже если вам не нравится «Яблоко», друзья, мы выбираем сейчас между тем, чтобы остаться в стране и пытаться что-то изменить, либо отсюда уехать, либо рисковать ежедневно, каждый день.

Д.Пещикова Это очень похоже – то, что вы сейчас говорите – на призывы, звучавшие прошлый раз, перед предыдущими выборами, когда тоже говорили: «Давайте голосовать за «Яблоко»» — и в итоге?..

Д.Гудков Цена непрохождения демократической фракции в 16-м году намного выше. Почему? Я хочу объяснить разницу между фракцией и депутатом. Депутат может реагировать на повестку. То есть Яровая внесла закон – я реагирую, критикую…

Д.Пещикова Да, вы рассказывали. А фракция может сама…

Д.Гудков Фракция формирует повестку. Фракция может выступить с предложением провести парламентское расследование по Чайке, по убийству Бориса Немцова, найти этих убийцы. Фракция сможет поднять вопросы… «Платон» — почему мы вводим «Платон» и почему конкурс выигрывает одна компания, почему налоги уходят вообще в частные руки? Этот налог уходит в частные руки… Фракция может эту повестку формировать и влиять на общественное мнение таким образом, что вся дума будет потом подстраиваться под эту повестку. Как это сделать, прекрасно понимаю. Хватит 15 человек.

Д.Пещикова Как это сделать, расскажите?

Д.Гудков Я вам рассказываю. Итальянская забастовка. Первый филибастер в России, когда все думали, что наконец-то дума стала местом для дискуссий, мы провели вшестером. 6 депутатов, мы внесли 600 поправок в закон о митингах, когда они эти штрафы стали предлагать. Мы их заставили 12 часов обсуждать этот законопроект. Это была главная новость месяца. 100 тысяч просмотров онлайн. Все СМИ об этом написали. Да, мы не остановили тогда, но, по крайней мере, мы создали событие, и мы показали, что предлагает «Единая Россия».

Д.Гудков: Выбираем между тем, чтобы остаться в стране, либо отсюда уехать

Д.Пещикова Но вы можете со мной не согласиться, однако, мне кажется, что, что в итоге не получилось вносить нормы, которые вносились – это все-таки самое главное. Вот, если бы получилось – тогда да.

Д.Гудков Ну, послушайте, Сергей Миронов когда-то с белой ленточкой ходил по Государственной думе и рассказывал, что он в настоящей, реальной оппозиции Путину. Последнее его интервью помните? Где он заявил, что Путин – это счастье для России. Поэтому не получилось, потому что «Справедливая Россия» предала своего избирателя и нас. Меня выгнали из партии. В «Яблоке» я уверен, потому что мои позиции по всем законам, по всем важным моментам, которые были за последние пять лет, совпадают.

Д.Пещикова Дмитрий, сейчас еще один небольшой перерыв сделаем и снова вернемся.

НОВОСТИ

Д.Пещикова Продолжается программа «Особое мнение». Я Дарья Пещикова. И со своим особым мнением в этой студии Дмитрий Гудков, депутат Государственной думы. Дмитрий, возвращаясь к предстоящим выборам. Единственная надежда на «Яблоко» теперь?

Д.Гудков Если мы говорим о шансах сформировать фракцию, единственный шанс – это у партии «Яблоко», потому что у нас барьер 5%. И опять-таки надо не на 5% ориентироваться. Надо всем объединиться вокруг одно колонны, и сделать так, чтобы фракция получила хотя бы 7-8, может быть 10 процентов. Опять-таки вот мобилизация тех людей, которые хотят перемен при явке 50% просто удваивается. Если у нас есть 14%, если бы все пришли, это – 28% А 28 – это крупная фракция, даже, может быть, номер два.

Никто не верит. Вот я сейчас общаюсь со многими молодыми людьми. Я говорю: «Слушайте, придите!» — «Нет, он нас ничего не зависит». Слушайте, кто не занимается политикой, то политика рано или поздно займется тобой. У нас политзаключенных большое количество. На сейчас будут преследовать… даже есть сайт в Питере – помните, я публиковал информацию? – сайт «ху из ху», где публикуются данные на людей не политических активистов, а обычных активистов: экологов, правозащитников, людей, которые один раз поучаствовали в какой-нибудь акции, не антиправительственной даже, а там… местных властей. Списки публикуются, потом на людей организуются нападения. У одной девушки из Питера сожгли автомобиль. Кого-то избили, и так далее.

Д.Пещикова «Фонтанка» сейчас про это писала активно.

Д.Гудков То есть Россия становится местом, опасным для проживания. Ну, надо это менять просто!

Д.Пещикова Люди как-то перестали верить.

Д.Гудков Хватит отслеживать и смаковать конфликты между разными оппозиционерами. Всё, надо сейчас успокоиться, и надо сейчас дать бой.

Д.Пещикова Помните, какая была эйфория перед предыдущими президентскими и парламентскими выборами? Действительно, мне кажется, была вера у людей, что что-то можно поменять. Все активно шли и голосовать и наблюдать на выборах. Вот сейчас нет ощущения, что такая же эйфория.

Д.Гудков Да, потому что тогда был эмоциональный подъем, а сейчас это уже сложная работа. И всегда так бывает. Но я надеюсь, что нам удастся все-таки раскачать ситуацию, я надеюсь, что нам удастся мобилизовать. По крайней мере, я могу сказать, что в моем, Тушинском округе мы нашли тысячу человек… То есть в каждом третьем доме есть уже мой сторонник. Люди, которые готовы помогать, бесплатно помогать. Я их лично обзваниваю, кстати говоря. Обзвонил уже 750 человек, и я увидел поддержку, увидел желание менять ситуацию в стране, потому что все уже начинают беспокоиться за будущее своих детей, за будущее внуков.

То есть, если 11-й год берем – это просто борьба: кто победит, чтобы там были наши, чтобы нашу позицию услышали. Сейчас это другая ситуация. Сейчас это уже инстинкт самосохранения должен сработать.

Д.Гудков: Россия становится местом, опасным для проживания

Д.Пещикова У тех 86-ти тоже?

Д.Гудков – У 14ти хотя бы.

Д.Пещикова А у остальных?

Д.Гудков А у остальных, я надеюсь, он тоже сработает рано или поздно, потому что даже те люди, которые поддержали эту внешнюю политику, эйфорию, сейчас они понимают, что их просто обманули: «Денег нет. Всего вам доброго! Хорошего настроения. Держитесь тут…».

Д.Пещикова Посмотрите на опросы. У нас все выше и выше уровень патриотизма.

Д.Гудков Слушайте, давайте я вам про опросы скажу замечательные факты. Первое: одна треть опрашиваемых никогда не говорит правду. Соответственно, даже если мы возьмем, условно, 86% поддержки президента Путина, то отнимите как минимум одну треть, и вы получите там… я сейчас не будут точно считать – 56-58 процентов. Я согласен, действительно, высокий рейтинг. У Горбачева – почитайте книжку Гайдара «Гибель империи» — написано, что Михаил Горбачев в 88-м году имел поддержку 56%, в 89-м у него была поддержка 52% за год до гибели империи. Дальше – Юрий Лужков. За неделю до отставки его поддерживало 70 с лишним процентов москвичей. Через неделю после отставки 50 почти процентов поддерживали отставку. Нет никакой социологии. Говорил же господин Волков, который из «Левада Центра», что у власти есть 15% активных сторонников, 15% активный оппонентов, 70% граждан просто игнорируют эти выборы. И реальная явка на региональных выборах, она была от 11% в Питере и 15% во Владивостоке до 40% в каких-то других крупных регионах.

Д.Пещикова То есть все было абсолютно нарисовано.

Д.Гудков Ну вот кому выгодно, чтобы все думали, что от нас ничего не зависит, вы подумайте? Кому это выгодно.

Д.Пещикова Тем, кто в позиции силы.

Д.Гудков Да, кто удерживает сегодня эту власть и не собирается вообще дать дорогу другим политическим силам. А многие, к сожалению, верят. Поэтому и рассказывают: «А что, оппозиция лучше? Посмотрите: кто-то лес украл. А Гудков типа в Лондоне живет». А я даже ни разу там не был. Вот в Великобритании, в Лондоне не был ни разу в своей жизни, хочу еще съездить. Но они везде там с Киселевым рассказывают, что я там день рождения праздновал — распространяют эти вот гадости. К сожалению, многие люди верят. И вот наша задача просто идти уже в народ, найти нам какое-то количество… 50 тысяч есть сторонников партии «Яблоко»? Есть. Вот 50 человек выйдут просто в люди, если они выйдут в народ, то каждый сможет сагитировать сто человек — это уже сколько у нас получается?

Д.Пещикова Довольно много.

Д.Гудков Довольно много – 5 миллионов человек. Это 10% — вот вам голосование на улице. Как мы и делаем в округе. У меня должно быть в каждом подъезде… и мы хотим, чтобы в Северо-Западном округе у меня был человек в каждом подъезде, и чтобы он уже разговаривал с соседями, чтобы он относил им мои буклеты, чтобы он их приглашал на мои встречи. Вот так это работает.

Д.Пещикова Но при этом вы сами сказали: есть машина пропаганды, эта машина пропаганды заставляет всех поверить в реальность 86%. Не может ли при таком раскладе тот, кто контролирует практически всё, нарисовать вот эти цифры результатов выборов и не учесть реальную ситуацию, реальный расклад?

Д.Гудков Не может, сейчас не может.

Д.Пещикова А почему? А их кто проверит.

Д.Гудков А я вам сейчас скажу. Во-первых, выборы пройдут по смешанной системе. То есть, даже если «Единая Россия» набирает 20%, все равно у власти будет большинство за счет одномандатников, потому что во многих регионах административный ресурс побеждает. Если в 11-м году для большинства «Единой России» нужно было фальсифицировать выборы, то сейчас не нужно. И власть очень боится соединение социального протеста и политического протеста. Власть больше не хочет Болотной, Сахарова, еще чего-то. Она этого боится, и мы видим: она создает Росгвардию – Нацгвардию, принимает эти законы Яровой – для чего? Для того, чтобы защититься от этих протестов. Поэтому вопрос легитимности Кремля сейчас значит намного больше, чем в 11-м году.

Д.Гудков: Вопрос легитимности Кремля сейчас значит намного больше, чем в 2011 году

Второй момент: обратите внимание, как себя ведет Элла Памфилова. Да, достойно она себя ведет.

Д.Пещикова Барвиха, Мособлизбирком.

Д.Гудков Барвиха, Московская область, Питер. Всех жуликов выгнала. Самых два главных жулика было: в Питере и в Московской области. Их уже нет. Спасибо надо сказать Памфиловой за то, что ей удается в этих сложных условиях что-то делать, балансировать. И, я думаю, что назначение Памфиловой говорит о том, что власть хочет отмыть эту грязную репутацию Избиркома после Чурова. И власть обеспокоена легитимностью. Поэтому, я думаю, что массовых фальсификаций не будет. Плюс еще мы должны выставить наблюдателей, мы должны найти людей, которые будут контролировать деятельность избиркомов. Я в своем округе закрою все участки, как минимум три человека у меня будет присутствовать на каждом избирательном участке. Небольшое нарушение – тут же жалоба, тут же публикация. То есть мы не дадим ничего украсть, по крайней мере, сделаем все для этого.

Д.Пещикова Дмитрий, а у независимых кандидатов есть шансы с одномандатных округах.

Д.Гудков А независимые – от которых ничего не зависит или которые независимы от власти?

Д.Пещикова Независимы от власти, и которые не имеют какой-то реальной поддержки со стороны «Яблока», ПАРНАСа? Которые сами…

Д.Гудков Вот я буду таким кандидатом. Я буду выдвинуть партией «Яблоко», и я независимый от власти кандидат. И власть будет делать, конечно, все, чтобы меня не пустить.

Д.Пещикова Но, тем не менее, вы привержены принципам «Яблока» теперь. А вот, будучи совершенно сторонним…

Д.Гудков Это нормальные, общедемократические принципы.

Д.Пещикова Я с вами не спорю. Но есть люди, которые не согласны с какими-то положениями, которые предлагает «Яблоко».

Д.Гудков Безусловно. Для этого я буду проводить огромное количество встреч. Пять встреч в день. Я буду со всеми встречаться.

Д.Пещикова Это вы про себя. У вас уже есть некий авторитет.

Д.Гудков Я не говорю о том, что оппозиция может выиграть все округа, и вообще, сформировать большинство.

Д.Пещикова Просто некие молодые активные люди, которые готовы работать в думе, они могут пройти, если у них нет за спиной поддержки «Яблока», других партий?

Д.Гудков Есть шанс, но надо понимать, что для того, чтобы победить, мало быть хорошим, харизматичным политиком; важно еще найти тот же финансовый ресурс. Потому что я примерно посчитал, сколько стоит кампания. Это может быть до 40 миллионов рублей на один округ. Газеты, встречи. Меня же не пустят на телевидение. Как я буду людям объяснять, какие у меня взгляды, что я хочу изменить. Значит, у меня будет полевая кампания. Значит, я должен печатать сотни тысяч газет каждую неделю. Я должен иметь большую сеть. Я должен все это финансировать. Конечно, это будет фандрайзинг. Конечно, всем мы сейчас должны сейчас поддерживать финансово, рублем поддерживать таких кандидатов. Бизнес должен проснуться. У нас бизнес боится даже встречаться. Я знаю очень многих предпринимателей, которые недовольны тем, что происходит, которые понимают, что завтра они могут вообще в этой стране все потерять. Я им говорю: «А почему вы не финансируете?..»

Д.Пещикова Боятся.

Д.Гудков Боятся. Ну так, чего боятся-то уже? Вы посмотрите, какие законы уже? Хватит бояться. Мне для округа нужно, условно, 20-30… 40 миллионов рублей – не знаю, сейчас мы делаем анализ. Что это такое? Это 10 человек по 10 тысяч долларов. Это любой предприниматель, у которого ресторан или еще что-то, могут помочь кандидату.

Д.Пещикова Как только они вам помогут, возможно, у них не станет ни ресторана, ничего прочего.

Д.Гудков Нет, ничего не будет. Объясню, почему. Потому что, если приходит один олигарх с миллиардами долларов и начинает все финансировать – это политическое финансирование. Здесь могут быть проблемы. А если это, условно, такими платежами, в том числе, и мелкими платежами – кто-то может принести и тысячу рублей, кто-то – пять. Как это было в кампании у Навального, в кампании у Максима Каца было.

Д.Пещикова Ну да, а после Навального разбирались…

Д.Гудков Ни с кем не разбирались…

Д.Пещикова Ну как же? А приходили, спрашивали: «Давали ли вы деньги Навальному?»

Д.Гудков Это было запугивание. Но там реально никто из предпринимателей – там же был пул — 37 человек – никто не пострадал. Ну, не бывает чудес. Невозможно проводить бесплатно кампанию и выигрывать. Я, например, знаю, что у моего оппонента из «Единой России» денег будет в четыре раза больше. Я уже знаю эти цифры. Я знаю, что каждую неделю сотни тысяч газет в почтовых ящиках, все билборды, все ролики оплачены, и так далее. Но как противостоять этому? Хороших людей больше, но плохие лучше объединены сегодня, организованы. Вот нам нужно сделать так, чтоб хороших людей организовать.

Д.Пещикова Чтобы их стало больше, и чтобы они объединились.

Д.Гудков Безусловно.

Д.Пещикова Вот такой, наверное, итог.

Д.Гудков Потому что небольшая фракция меняет атмосферу в стране, меняет повестку, и поверьте, что дальше ситуация будет все-таки улучшаться. Дальше – 18-й год. Эта фракция выдвигает кандидата в президента. Дальше этот кандидат в президенты формирует силу. В 21-м году эта фракция еще больше становится, а в 24-м году – следующий кандидат в президенты, который может выиграть – вот какая перспектива.

Д.Пещикова Вот с такими перспективами и заканчиваем. Спасибо большое. Это было особое мнение Дмитрия Гудкова, депутата Государственной думы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире