16 января 2002
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 16 января 2002, 19:08

16 января 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Владимир Мамонтов, шеф-редактор «Комсомольской правды».
Эфир ведет Антон Орех

А.ОРЕХ: Начну с проблемы, которая волнует многих россиян и, разумеется, все наше журналистское сообщество я имею ввиду ситуацию вокруг канала ТВ-6. Каков ваш прогноз развития ситуации, и как вы полагаете это спор хозяйствующих субъектов?
В.МАМОНТОВ: Несомненно там есть спор хозяйствующих субъектов. Наверное, это трудно отрицать. Но, прожив определенную достаточно долгую жизнь в журналистике, я привык волноваться, и душа у меня болит не за хозяйствующие субъекты, которые на самом деле иногда представлены теми или иными политическими силами, которые иногда очень сильно влияют на наши журналистские коллективы, а  вот за журналистские коллективы. Мы стараемся придерживаться корпоративной политики и поддерживать журналистов. Абсолютно понятно для меня и нашей редакции, что без людей с ТВ-6, без их мнения, без их высказываний по всему спектру жизни картина резко обеднеет картина информационная и комментарийная. Это будет определенной потерей для тех, кто привык видеть весь спектр, а не ограничиваться одним мнением, или верить в праведность только одного мнения. Для таких людей будет потерей, если ТВ-6 закроется. Но думаю, что, все-таки, возобладает какой-то здравый смысл и  будет найдено решение этой сложной задачи.
А.ОРЕХ: Так у вас есть какие-то собственные варианты каким образом будет решена эта ситуация, если мы говорим, что сильна политическая линия в этой истории?
В.МАМОНТОВ: Мне трудно сказать, как думают, и влезть в шкуру и голову тех людей, которые непосредственно сейчас там решают эти проблемы полагаю, что разнообразные отстранения от эфиров, всякие деяния подобного рода ничего хорошего не приносят журналистике в целом, и в целом картине общественной. Мне бы хотелось, чтобы те, кто ответственен за это дело, рассматривали этот вопрос не с точки зрения «отстранить не отстранить», а «сохранить не сохранить». Я бы, все-таки, сохранил коллектив, и будь я на месте власти я бы все-таки примирился с тем, что у меня есть резкие оппоненты. Наверное, бы в глубине души я бы проклинал это все, но умом бы я понимал, что для нормального существования мне нужны оппоненты. Другое дело, если перехлестывают эмоции, и мои оппоненты лгут я, наверное, буду реагировать, пытаясь их опровергнуть. Но если оппозиция конструктивна, то кроме пользы она ничего не приносит — и в журналистике, и в жизни страны, и в экономике где хотите.
А.ОРЕХ: Наверное, предыдущего нашего президента можно было бы в чем угодно упрекнуть, но только не в том, что он зажимал каким-то образом средства информации.
В.МАМОНТОВ: Вы ошибаетесь, я найду его в чем упрекнуть. Он как раз даже напротив уж совсем слегка поддался влиянию, и совсем не средств массовой информации, а людей, которые плотно формировали его политику на самом деле подчас он выглядел независимым. И власть выглядела независимой, но на самом деле власть была чрезвычайно зависима и от денег, и от хозяев, и в том числе и от тех самых олигархов, которые владеют владели, скажем так, — каким-то значительным спектром информационного поля.
А.ОРЕХ: То есть, это была внешняя, демонстрируемая независимость?
В.МАМОНТОВ: Скорее, да. Хотя что абсолютно точно нужно сказать, что предыдущий президент, Борис Николаевич Ельцин, обладал потрясающим терпением, и потрясающей политической волей в этом смысле неоднократно его окружение и  близкие ему люди, — а я это знаю по косвенным признакам, — предлагали ему сделать очень решительные шаги относительно тех или иных СМИ, но он всегда отвечал «нет». Это тоже правда
А.ОРЕХ: У нас уже есть на пейджере вопрос от Александра: «Почему в вашей газете так мало публикаций о деятельности пенсионного фонда «Лукойл»?».
В.МАМОНТОВ: Нет, вы знаете, если вы сейчас откроете два-три последних номера, то  тема ТВ-6 у нас на первом месте. Но у нас есть принцип люди из этого фонда у нас высказываются, но у нас высказываются и представители всех участников этой печальной истории. Сейчас Андрей Ванденко, наш корреспондент, например, должен брать интервью у Киселева. И это интервью будет у нас опубликовано. Мы стараемся поговорить со всеми участниками этой проблемы, вникнуть в нее, и  еще раз хочу сказать, высказаться в защиту талантливого и яркого журналистского коллектива. Вот это для нас абсолютная аксиома. Со всем остальным мы могли бы спорить или сомневаться в чем-то. Но талант, яркость и оппозиционность вещи, которых бояться не надо.
А.ОРЕХ: А то, что наш президент нынешний старается от этого дистанцироваться, не говоря ни «за», ни «против» — даже сегодняшнее его высказывание было весьма аккуратным: «есть суд, суд решит» насколько эта позиция правильна, и  насколько она продиктована, может быть, имиджевыми интересами?
В.МАМОНТОВ: Время покажет. Если эта позиция в течение нескольких лет, отпущенных президенту, будет вот так же последовательно использоваться всегда — по  тогда по истечении этого длительного срока все политические силы будут вынуждены признать, что он действительно не вмешивается никогда, объективен всегда, всегда над схваткой. Если эта позиция будет последовательной, и  она будет длительной по времени тогда поверим.
А.ОРЕХ: То есть, это просто его линия дерутся за уголь он молчит, дерутся за телевидение он молчит, за алюминий молчит то есть, просто оставляет все эти вопросы на откуп судам и арбитражам?
В.МАМОНТОВ: Но при этом, мне кажется, нужно заниматься, и, мне кажется, он стал занимался и судебной реформой, и некоторыми правовыми лакунами, и  разбираться кое с чем по налогам. Борис Николаевич у нас всех поправлял выскакивал и поправлял в его биографии есть шикарный эпизод, когда он «поправлял» людей с колбасного завода — только порядка от этого в стране не слишком прибавлялось. Может быть В.В.Путин сегодня немножко другим путем идет?
А.ОРЕХ: Саша из Петербурга пишет: «Последнее время журналисты заняты только тем, что друг с другом разговаривают друг про друга, как будто других тем нет кроме любимых себя нашли только одну тему как Буш подавился бубликом». Может быть мы действительно не правы, может быть, и правда, это наши с вами только дела?
В.МАМОНТОВ: Мы же люди, и когда у людей болит, они ведут себя несколько иначе. И  Саша, наверное, иначе бы себя чувствовал, если бы принимал какое-то участие во всем этом. Хотя, со стороны, — да, действительно, наверное, мы увлеклись, ведь интересных вещей и для газет, и для телевидения вполне хватает. Но этот конфликт ТВ-6 как-то более детализирует, что и  понятно, конечно , а вот газеты и телевидение я бы не  сказал, что они увлеченно обсуждают друг друга. Действительно есть масса вещей, которые стоит обсуждать — мы и обсуждаем, и пишем об этом. В жизни происходят очень интересные вещи.
А.ОРЕХ: Теперь, в оставшееся время, поговорим про вашу газету. Валентина спрашивает: «Почему обложки вашей газеты в последнее время напоминают обложки «желтой» прессы?».
В.МАМОНТВО: Знаете, это очень серьезный и давний спор какими должны быть обложки, и напоминают ли они «желтую» прессу нас об этом много спрашивают, а нам ответить особо и нечего, потому что мы газета рыночная, независимая, вынужденная работать так, чтобы нас купили ничего другого кроме этого я вам сообщить не могу. Единственное, что мы стараемся не впадать ни в какую пошлость, от этого нас сам читатель постоянно отвращает и  предупреждает. Ну а что яркие и подача не верх серьезного отношения к чему бы то ни было это правда. Но посмотрите, как иногда мы сами в нашей обычной жизни реагируем на самые серьезные события мы иногда ведь и пошутим, и остро выскажемся,  — получается, что эту яркость и остроту читатель и оценивает. Пользуясь случаем, хочу сказать, что в этом году мы прирастили и к ежедневной газете, и к ежемесячной — несколько десятков тысяч новых читателей. Для нас это свидетельствует о том, что мы идем путем если не правильным, то, по крайней мере, приносящим нам выгоду.
А.ОРЕХ: Информация и развлекательность в какой пропорции должны, на ваш взгляд, сочетаться в вашей газете?
В.МАМОНТОВ: У нас есть такой термин полушуточный — «инфотейнтмент» информация и перевод английского слова «развлечение». Эти значения мы свели воедино, и  для нас как таковой информации не существует, если она не играет на нашего читателя если мы ее не обыграли, правильно не поднесли ему так, чтобы ему это было удобно. Не в том смысле, что он обязательно должен расхохотаться и развлечься просто мы постоянно работаем с информацией, чтобы сделать ее наиболее удобной, доходчивой до читателя. В этом смысле это действительно модель нашей сегодняшней газеты.
А.ОРЕХ: Андрей из Красноярска: «Почему вы отказались от публикации во всероссийском издании «Комсомолки» хорошей статьи о выборах депутата и председателя законодательного собрания Красноярского края? Вам это было не интересно и не выгодно чем-то?».
В.МАМОНТВО: Знаете, у нас действительно очень интересная, разветвленная сеть газеты. Она выходит в 50 городах на разные области, города, иногда даже на разные страны бывшего Советского Союза. И в каких-то областях газета вообще достаточно сильно отличается. Честно скажу мне трудно сказать, что произошло с конкретной заметкой в конкретном Красноярске. А в глобальном плане — вынимать статью никогда не станем ни в коем случае читатель нам не позволит выкинуть совсем выборы где бы то ни было, в любой области президента или выборы в Госдуму, и заменить все это на другую информацию. Никакая информация нам не заменит нашу любимую Госдуму, ничто не заменит нам ни Лебедя, ни Быкова, ни «Цветомузыку».
А.ОРЕХ: Вам не кажется, что больше люди интересуются, например, Бритни Спирс, чем КРАЗом, Быковым, Лебедем? Может быть, это как раз показатель здоровья нации если их не интересует, кто у них в законодательном собрании?
В.МАМОНТОВ: На самом деле, я тайный поклонник того, о чем вы сказали. Мне представляется, что интерес к политике у нас слегка неумерен, и  неадекватен тому, что вообще политика должна занимать у человека в голове на мой взгляд. Вообще этот сегмент интереса у человек должен быть не очень большой, а все остальное все-таки, наверное, должна занимать работа труд, где работаешь, как устроиться, как семью прокормить, наверное, сад, наверное, любовь, дети, семья, Бритни Спирс, музыка, скачки на  лошадях, игра в футбол.
А.ОРЕХ: В общем, повседневная жизнь должна быть человеку ближе?
В.МАМОНТОВ: Конечно. От этого человек здоровеет, и голова у него просветляется. Ему жить становится легче. Но , что правда, — страна не дает пока ему такого счастья. Страна очень политизирована. Но двигаться в этом направлении все-таки нужно.
А.ОРЕХ: Вопрос еще от одного Александра: «Будет ли продолжен разговор на страницах вашей газеты о «Новой хронологии», — я так понимаю, о теориях Фоменко идет речь, — и  других попытках создания альтернативной истории мира?»
В.МАМОНТОВ: Обязательно будет продолжен. Теперь мы дадим слово критикам «Новой хронологии». Вообще это очень любопытная и интересная история. И здесь мы тоже ни на чьей стороне не находимся  — мы печатаем различные мнения. Но мне кажется, что в «Новой хронологии» есть очень важная вещь она будит фантазию и живое отношение к истории. Но относиться к ней как к новой Библии боже упаси.
А.ОРЕХ: Анатолий из Питера: «Когда в конце концов в вашей газете будут печатать эротические комиксы?»
В.МАМОНТОВ: Я думаю, мы тридцать три раза подумаем, и один раз отрежем, а  может, и совсем не отрежем не будем, наверное, мы все-таки эротически комиксы печатать мы немножечко не из этой тусовки. Есть газета нашего же холдинга «Экспресс-газета» весьма симпатичное, бульварное издание, сделанное весьма профессионально. А мы хотели бы удержаться в такой сложной нише массовой газеты которая и про политиков, и про любовь, и ориентируется на нормальную голову нормального человека, у которого там всего понемногу.
А.ОРЕХ: Опять из Питера, Андрей Александрович: «Когда вас перестанет мучить ностальгия по комсомолу, пора бы поменять название вашей газеты».
В.МАМОНТОВ: Не было ни одной беседы с читателями, чтобы про это не спросили. Думаю, что еще какое-то время это будет цепляющий вопрос я всегда отвечаю, что ничего комсомольского в старом понимании в газете давно нет, а расставаться с  названием мы не будем все равно, и приведу в 2002-й раз тот же пример долгое время в Америке существовала газета «Крисчен сайенс монитор», «Монитор христианской науки», в которой маловато было христианства, никакого монитора, и наука, по-моему, отсутствовала. Но  зато этот бренд был достаточно популярен, и до тех пор, пока он был популярен, они ничего не меняли. И мы не будем ничего менять у нас и с нашим старорежимным названием дела идут достаточно уверенно. Кто-то же вообще уже не  вкладывает в это название никакого подтекста. Хотя мы против старых комсомольцев ничего не имеем.
А.ОРЕХ: И последний вопрос от Дмитрия: «Куда из вашей газеты пропала московская вкладка?»
В.МАМОНТОВ: Московскую вкладку мы растворили во всех полосах газеты на обложке московской «Комсомолки» есть примечание: «московский выпуск» теперь в Москве — московский выпуск «Комсомольской правды», в Питере питерский, и далее везде мы хотели бы такую модель в течение этого года постепенно внедрить там, где для этого есть возможность.
А.ОРЕХ: Благодарю Владимира Мамонтова, шеф-редактора «Комсомольской правды», за то, что он у нас был сегодня в гостях.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире