'Вопросы к интервью

О.Журавлева Добрый вечер! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева. У нас в гостях журналист Антон Красовский. Добрый вечер!

А.Красовский Добрый вечер!

О.Журавлева Мы уже слыхали, что с импортными лекарствами у нас большие трудности, но мы надеемся, что у нас будут свои собственные. Со своими собственными тоже проблемы. В России начинается дефицит жизненно важных лекарств, о котором о которым с середины года знает Росздравнадзор и Минздрав и чиновники по меньшей мере трех регионов России, — пишет нам «Газета.ру». Они нашли некоторое количество документов и обнаружили, что фармкомпании прекратили выпуск дешевых препаратов – ну таких, очень популярных – из-за недостаточной индексации цен, что повлекло за собой убыточность их выпуска. Вообще, как-то это все выглядит подозрительно.

А.Красовский Вообще вся ситуация сейчас на рынке закупок жизненно необходимых лекарственных веществ и средств выглядит довольно странно, и непонятно, что с этим будет происходить в 16-м году, и уж точно непонятно, что произойдет с ними в 17-м. А лекарств таких много. Разговоры разговаривают разные. Вот сейчас, буквально я шел сюда на эфир – прочел, что какой-то бизнесмен на какой-то встрече очередной с Владимиром Путиным сказал, что не пора ли нам ввести уже принудительную лицензию на сложные лекарственные препараты дорогостоящие; и Путин сказал: Давайте юридически разберемся. Это, действительно, важная такая тема – вот эта принудительная лицензия, когда крупные западные компании обязывают выдать, собственно говоря, формулы лекарств, действительно, очень сложных и очень дорогих, и за какую-то компенсацию государство, в котором объявлена эпидемия, начинает эти лекарства производить. Такая ситуация в России с ВИЧ, такая ситуация в России с гепатитом. Конкретно бизнесмен спрашивал про гепатит-С, и, по-моему, там речь шла о лекарственной форме, которая называется «Харвони» – это такая 50-тысячная (50 тысяч долларов за курс) — полное, стопроцентное излечение от гепатита-С, по-моему, 1-го генотипа. И вообще непонятно, что будет со всем этим.

А.Красовский: Проблема русской фармы заключается в том, что производить она ничего не умеет

Я, честно говоря, в некотором замешательстве, когда ты мне сказала, что русские перестали производить дешевое, а начали производить дороге. А я, в общем, не очень понимаю, а что русские такое дорогое производят. Проблема как раз русской фармы заключается в том, что производить она ничего не умеет. И здесь есть две категории людей, которые говорят, что вот американцы, американские глобальные корпорации убили когда-то «великую советскую фармацевтическую промышленность», а другие говорят, что это «кровавый Ельцин» убил фармацевтическую промышленость – это абсолютно, конечно, чудовищная чушь. Никакой фармацевтической промышленности советской никогда не существовало. Производила она ацетилсалициловую кислоту и йод; ничего другого она никогда не производила. И то, что сейчас люди начали хоть от чего-то лечиться и выживать – это как раз благодарность этой самой американской промышленности, глобальным компаниям.

Но сейчас мы видим чудовищные ситуации с закупками и с упаковками – вот то, что называется импортозамещением. Что называется импортозамещением? Что такое импортозамещение? Это не значит, что мы здесь производим какие-то препараты. Да окститесь! Хватит уже врать! Хватит уже ходить к Путину, выступать на этих съездах ОНФ. Ни черта вы не производите! Вы покупаете таблетки и упаковываете их здесь в тюбики. Тюбики вы тоже производить не научились. Либо вы покупаете таблетки, уже упакованные в тюбики, и на тюбики просто наклеиваете русскоязычную этикетку. Вот так выглядит импортозамещение. Тюбики, правда, могут быть куплены, например, в Ирландии, а могут быть тюбики куплены в Индии; и вот это будут, действительно, разные тюбики с разными таблетками, несмотря на то, что они будут называться одинаково.

А что будет происходить, например, в ситуации, действительно, с тяжелыми и страшными, с точки зрения эпидемии, болезнями, как ВИЧ, гепатит, например, туберкулез, что будет с онкологией, совершенно непонятно, в 17-м году. Потому что, мы, например, по ВИЧ и по СПИДу понимаем, что должен бы прийти дополнительный транш в 20 миллиардов рублей – подчеркиваю, никаких долларов – 20 миллиардов рублей – это что там сейчас? – 250 миллионов долларов, да? То есть вообще ни о чем – четверть дворца в Геленджике.

Вот это на всю страну должно было прийти увеличение финансирования на тему СПИДа, и на эти деньги должны были быть куплены какие-то препараты. Этих денег пока нет, препаратов нет. Что-то совершенно невыносимое творится с туберкулезом и ВИЧ в колониях.

Вчера писали, что, например, что свердловский областной Центр выделил какое-то такое-то количество своих собственных лекарств, расположенным в Свердловской области колониям, потому что там совсем уже почти ничего нет, а люди натурально мрут.

А в то же время хотелось бы отметить, что 24 тысячи граждан, проживающих в Свердловской области должны получать терапию, а получает только 21 тысяча. Поэтому мы не очень понимаем, где они взяли эти лекарства, чтобы передать…

О.Журавлева И кто их теперь не получит.

А.Красовский И кто их теперь не получит, да, вместо, так сказать, колоний. Но это сейчас, в общем, заканчивается 2015-год, несмотря на то, что сегодня начало февраля 16-го, мы все-таки понимаем, что это 2015-й…

О.Журавлева То есть уже то, что закуплено.

А.Красовский Все что остается нам… А что будет в 16-м? Никаких закупок пока не осуществлено. Никаких денег пока реально не получено. Никаких увеличений финансирования, о которых так долго говорили «большевики», нет. Сегодня на сайте Министерства здравоохранения выложена федеральная программа «Стратегия по борьбе с ВИЧ, СПИДом до 2020-го года». Это совершенно чудовищнейший текст. Я не знаю, кто его в Минздраве писал. Из него мы узнаем, что в Российской Федерации 400 тысяч наркозависимых. Да, мне кажется, это столько в Орехово-Зуево, друзья мои в Министерстве здравоохранения, наркозависимых у нас живет. Вот вы можете посмотреть по Московской области статистику инфицированных. У нас полтора процента всего населения Орехово-Зуево ВИЧ-инфицировано. Вот почему? Потому что там главный наркотический район Московской области.

. Посмотрите статистику по Подольску и Серпухову. Там в полтора раза превышение сейчас идет средне эпидемических показателей Московской области. Посмотрите эту статистику и посмотрите потом на свой сайт Министерства здравоохранения и поплачьте. Ну, или хотя бы орфографические ошибки там, в федеральной программе поправьте, чтобы стыдно не было за выкладывание такого документа.

О.Журавлева Антон, вот официальный представитель Минздрава Олег Салагай заявил, что в «Стратегии» планируется увеличение до 60% охвата антиретровирусной терапии пациентов с ВИЧ-инфекцией.

А.Красовский Да, конечно. Вот они об этом говорят.

О.Журавлева – 60% это что?

А.Красовский – 60% это товарищ Салагай должен сейчас пойти купить мыла, веревку и повеситься прямо на окне Министерства здравоохранения, потому что никаких 60% не будет. Мечтать товарищу Салагаю об этом не приходится. Сейчас всего 20% ВИЧ-инфицированных, которые получают антиретровирусную терапию. Значит, 80% не получают ничего. И в эти 20% те лекарства, которые получают вот эти 20% — про эти лекарства… Вот если товарищ Салагай когда-нибудь съездил на какую-то международную большую конференцию по СПИДу — вот, кстати, товарищ Салагай, 18 июля открывается прекрасная большая конференция мировая в ЮАР – аккредитуйтесь, у вас еще, по-моему, один день, чтобы послать свои тезисы на доклад, остался: до 4 февраля принимают. Посмотрите и расскажите там, какие лекарства вы даете пациентам. Расскажите словосочетание… слово «стокрин», назовите слово «зидовудин» — чем вы там еще травите русских людей, живущих с ВИЧ? И это всего лишь 20%. 80% не получают ничего, притом, что мировая практика говорит о том, что надо 90% из тех людей, у которых есть ВИЧ, сразу должны получать антиретровирусную терапию.

Е.Федоров: Решайте: или 10 тысячам пенсионеров или одному вкладчику – цена вопроса

Можете посмотреть, погуглить – что происходит в Ботсване. Там 70% всех людей с ВИЧ-инфекцией в Ботсване охвачено антиретровирусной терапией. И это комплексные препараты. Впервые в список жизненно важных лекарственных средств попал трехкомпонентный комплексный препарат под названием «Эвиплера». В этом году он тоже не куплен. Еще неизвестно, на что он куплен, но слава богу, вот вы записали вообще это сочетание лекарственных средств в какой-то государственный документ. Вот эти лекарства уже в Ботсване 4 года, например – чтобы вы понимали ситуацию – по обеспечению. 20% сейчас, а товарищ Салагай говорит о 60%. Это значит, что финансирование надо увеличить как минимум в три раза. Это только на закупки. А кто эти лекарства будет прописывать? Кто будет этих больных лечить? Где они физически будут лечиться. Товарищ Салагай, приезжайте в Московский областной центр по борьбе со СПИДом, посмотрите, как лечатся в городе Москве в центре, люди, которые прописаны в Подольске, в Химках, в Мытищах, в Люберцах, в Воскресенске – вот туда посмотрите!

О.Журавлева Это Антон Красовский со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.Журавлева И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева. У нас в студии журналист Антон Красовский. Вдогонку к тому, что вы говорили о лекарствах и вообще об организации медицинской помощи в стране спрашивает вас наш слушатель Илья: «Вот эти проблемы с увеличением цен на лекарства, с увеличением дефицита лекарств, они могут вызывать всплеск протеста?» Илья интересуется: вот дальнобойщики, вот валютные заемщики…

А.Красовский: Больные люди протестовать, скорее всего, не пойдут, а просто лягут – помрут

А.Красовский Слушайте, действительно, я как-то на своем этом СПИДе выпал из контекста протестов. Я не понимаю уже кто против чего протестует, и может ли против чего-то кто-то протестовать. Я вам честно скажу, больные люди, они, в общем, конечно, злые, но они в своей болезни немощные. И протестовать они, скорее всего, не пойдут, а просто лягут – помрут. Точно так же, как лягут и помрут люди, которые пришли сейчас в аптеки Москвы за «Тамифлю» и не обнаружили его там, потому что его там нет — нет единственного, условно, доказанного препарата от гриппа, и в аптеках не существует больше, потому что принято какое-то кулуарное решение где-то на уровне…

О.Журавлева Говорят, в некоторых больницах есть.

А.Красовский Вот как раньше было. Раньше лекарства где-то брались, покупались, перепродавались из-под полы. Я не думаю, что будут какие-то серьезные протесты. Я уверен, что будет серьезное повышение смертности в результате отсутствия препаратов и отсутствия квалифицированного лечения. Но увеличение смертности, я вам честно хочу сказать, легко компенсируется завиральной статистикой. Вот, например, медики нашей страны не дадут мне соврать и скажут, что у нас практически перестали умирать от острых инфарктов. Почему перестали умирать от острых инфарктов? Потому что Путин Владимир Владимирович острые инфаркты запретил. Сейчас запрещено от них умирать, поэтому пишут: «Хронические заболевания сердца». Вот, например, в этой же самой программе «Стратегия 2020 по ВИЧ» сказано: «Уменьшить статистику выявляемости». Что будут делать? Уменьшать статистику выявляемости, разумеется!

Вот товарищ Салагай говорит: «60% надо посадить на лечение». А я уже сейчас вижу — я же делаю свой сайт spid.center– можете посмотреть: такой образовательный сайт про ВИЧ, СПИД; и вы увидите, что я получаю эту статистику, я вижу, что какие-то региональные борьбы со СПИДом начали рапортовать, что у них 55% находится на лечении, и 57% находится на лечении. А мы же знаем, сколько у вас препаратов. Мы же знаем, что у вас ни черта нет; что у вас денег нет; что у вас 200 квадратных метров щелистого амбара, в котором лечатся 5 тысяч человек. Какие у вас там 59% на лечении? Ау! Я вам точно говорю. Это я, кстати, к главным врачам обращаюсь. Вот прямо будем узнавать про 59% в каком-нибудь уральском городе, в котором реально лечится 18% — прямо будут прокурорские проверки. Это я вам обещаю.

О.Журавлева Вот, кстати, о прокурорских проверках. А каковы механизмы борьбы с такими вещами: с ложной статистикой, с фальшивыми свидетельствами о смерти? Как это делается?

А.Красовский Вот прокурорские проверки.

О.Журавлева Но вы же и прокурорам не очень доверяете.

А.Красовский Ну, разумеется. Мы же об этом с тобой и говорим, что есть проблема чудовищной лжи вообще всей этой системы, которая замешана на лжи, и которая вся абсолютно виртуальна. То есть это все для них — просто папки с документами, которые они, в общем, не очень читают.

А как кто-то правильно заметил, в стране, в которой люди, отвечающие за медицину, лечатся за рубежом, а люди, которые отвечают за финансы, хранят свои деньги за рубежом, ничего не может измениться. Вот так же и здесь. Мы же прекрасно понимаем, что люди, которые управляют здравоохранением в России, сами с этим здравоохранением не сталкиваются. Мы же прекрасно понимаем, что люди, которые пишут правительственные постановления, государственные программы, стратегические документы, поручения и так далее, на самом деле ездят потом в Израиль в клинику «Рамат Авив». И мы все это прекрасно знаем. У нас нет никаких по этому поводу сомнений.

О.Журавлева Вот, кстати, о том, что мы все прекрасно знаем. Было много всевозможных историй, которые мы все прекрасно знали: и про то, какие замечательные дочери у президента…

А.Красовский Мы, кстати, этого не знали…

О.Журавлева Нет, ну знали, что…

А.Красовский Что они есть.

О.Журавлева У него есть девочки. Что они жили за границей, что они получали хорошее образование, всякое разное было интересное… Что вышли замуж за голландца… некоторые из них, а некоторые не за голландца.

О.Журавлева В общем, одним словом, и про Путина тоже все эти истории рассказывались разными таинственными людьми, что вот он «дружен с теми-то…», «имел отношение…». Вроде бы все известно. Но официально ничего не было. А сейчас появился такой момент, когда то, что вроде бы предполагалось, оформляется в некие сообщения.

А.Красовский Ты имеешь в виду, что Евгения Марковна Альбац, журналист The New Times опубликовала заметку…

О.Журавлева Сергей Канев опубликовал.

А.Красовский Главный редактор там Евгения Марковна. …Заметку про Машу Путину.

О.Журавлева А до этого была – про Катю.

А.Красовский А до этого была заметка про Екатерину Тихонову.

О.Журавлева И не в The New Times, а в другом месте.

А.Красовский И не в The New Times, а в другом таком же месте, как The New Times. То есть в месте, которое не имеет отношения, как ты говоришь, к официальным заявлениям. Между этим появилось сообщение о Людмиле Александровне Путиной, которая вышла замуж второй раз. Проблема заключается в том, что раньше – даже, когда я работал на государственном телевидении, это было в 2009-м, 10-м, 11-м годах — практически все, как это ни смешно сейчас говорить, было можно.

О.Журавлева Но не нужно.

А.Красовский Нет, практически все было можно. И очень немногое было нельзя. И одно из этого немногого – это была история про семью президента, вернее так: тогда – бывшего президента.

А сейчас нельзя ничего. Вот такая ситуация в информационном поле не работает, прежде всего потому, что люди, которые знают, что нельзя ничего, не могут это огромное нельзя детализировать. Они не понимают, что же именно в этом ничего нельзя больше, а что нельзя меньше.

А.Красовский: Люди, которые знают, что нельзя ничего, не могут это огромное нельзя детализировать

Вот нельзя больше говорить о русских войсках в Украине, о русских потерях в Сирии, нельзя больше говорить о том, что в правительстве вообще не знают, как бороться с кризисом, который сейчас происходит, и все пытаются отсюда свалить – или больше нельзя про Екатерину и Марину Путиных, или, например, про свадьбу Людмилы Путиной и какого-то там вот этого человека? И поэтому даже на канале НТВ, как вы помните, был сделан сюжет про эту свадьбу Людмилы Путиной и этого вот мужчины, который вышел, по-моему, даже на одни или две «Орбиты» буквально на прошлой неделе — и был снят только где-то между Уралом и Волгой с эфира. Потому что даже руководители государственных каналов, в общем, не понимают: а можно или нет? А вдруг не заметят? И, может быть, к ним даже уже не ходят ничего утверждать, потому что, наверное, вся ситуация регламентированности информации вышла из-под контроля не потому, что чего-то нельзя, а потому, нельзя буквально ничего. И поэтому есть какие-то места типа «Эха Москвы» или The New Times, которые сами по себе вдруг решили: А у нас – можно! И они так привыкли, что им звонят по любому моменту, что им запрещают что-то…

О.Журавлева Да ладно!

А.Красовский Слушай, я тебя уверяю, что все равно идут… Да даже и не запрещают. Понимаешь, нельзя ничего запретить, наверное. Можно просто закрыть, уволить и так далее. Просто запретить… Я уверяю, что количество того, что этого сейчас не надо…, этого сейчас не нужно…, вот сейчас, может быть, так не надо…

О.Журавлева Есть же простой путь. Если считать, что сведения о личной жизни членом семьи президента должны подаваться аккуратно, скажем так, то почему тому же журналу не предъявить претензии за публикацию места жительства, например? Это же вполне нормальная…

А.Красовский Я этого не знаю. Я, кстати сказать, не хочу… Я бы на своем месте не подавал идеи контролирующим органам, как бы там проверить в очередной раз журнал The New Times.

О.Журавлева Они уже получили предупреждение, хотя и не за это.

А.Красовский Да. Я надеюсь, что никакого предупреждения они за это не получат. Они делают свою работу, делают ее качественно. И чего тут можно сказать? Никакого нарушения прав и свобод граждан нет, поскольку есть ограничение свобод вот в этом виде для публичных фигур, в частности, для семьи президента. Безусловно, страна, нация должны знать, кто дочери президента, за кем замужем его бывшая жена, с кем; в конце концов, он живет сейчас и есть ли у него, действительно, сыновья, о которых говорят все?

О.Журавлева Антон Красовский со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы вернемся после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Журавлева И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева. Своем мнение высказывает журналист Антон Красовский, который не понимает, что плохого – рассказать о членах семьи президента.

А.Красовский Я не понимаю, что плохого – всем знать о том, как выглядит семья президента. Я не понимаю, почему в случае, если верить, действительно, расследованием Фонда борьбы с коррупцией по поводу Екатерины и… не помню, кто там публиковал…

О.Журавлева Или РБК.

А.Красовский Да, РБК, извините. И The New Times — по поводу Марии. Я не понимаю, почему не показать официально открыто, что у тебя прекрасные дочери. Ни воровки, ни вице-президенты отраслевых банков, как дети всех твоих друзей по кооперативу «Озеро». Нормальные девушки. Одна – врач, другая – ученый. Занимаются какими-то человеческими делами, живут как люди. Но почему тебе об этом не сказать? Вот для меня это удивительно. Я, правда, не понимаю, почему этого не происходит. Почему тебе неловко показать…

А.Красовский: Я не понимаю, почему не показать официально, открыто, что у тебя прекрасные дочери

О.Журавлева Безопасность.

А.Красовский О чем ты говоришь? Какая безопасность! Господи, те, кому надо, все всё знают. Какая безопасность? Вот у тебя президент Чечни выкладывает в прицел бывшего премьер-министра страны – первого твоего премьер-министра – выкладывает в прицел. И не волнует их никакая безопасность. О чем ты говоришь? Они прекрасно понимают, что к ним эта безопасность не относится. Они себя чувствуют в безопасности здесь. У них нет ощущения опасности вообще никакого. Ощущение опасности сейчас есть у всех, кроме того против них, кто не с ними, вот типа нас. Вот нас должно быть ощущение опасности. И что уж тут говорить: да, спасибо большое, оно у нас появилось! Не сомневайтесь, нам, действительно, каждый день страшноват.

Но нет, конечно, это не опасность — это какие-то комплексы. Вот есть у людей какие-то комплексы, абсолютно необъяснимые ничем. Я не могу это объяснить. Мне было бы стыдно скрывать таких прекрасных дочерей, честно.

О.Журавлева Кстати, а в чем вы лично ощущаете опасность?

А.Красовский Ну, конечно, я ощущаю опасность, когда люди, с которыми я сижу за одним столом, буквально ужинаю, вдруг выходит из-за этого стола, и на следующий день я еду в машине и понимаю, что одного из них убили на мосту прямо напротив Кремля. Второй попадает в прицел, в какой-то Инстаграм у государственного чиновника, у руководителя субъекта Федерации. Я, конечно, чувствую опасность, когда страной начинают руководить – действительно, физически субъектами страны – люди, которые как бы ничем никогда не руководили. То есть, когда губернатором назначают охранника, я, конечно, ощущаю какую-то опасность.

О.Журавлева Так. Про охранника вы сами сказали.

А.Красовский Конечно. А как?.. Губернатор Тульской области.

О.Журавлева Вы имеете в виду назначение ИО губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Он служил замом начальника охраны Путина. Это не охранник в магазине все-таки.

А.Красовский Нет, не охранник в магазине. Он не охранник в магазине. Это менее обидно звучит?

О.Журавлева Замминистра обороны все-таки.

А.Красовский Сколько он пробыл заместителем министра обороны?

О.Журавлева Вот этого я вам сейчас доподлинно не скажу.

А.Красовский По-моему, с декабря 2015 года замминистра обороны. То есть он, по-моему, недель пять пробыл заместителем министра обороны.

О.Журавлева Хорошо. Зато он играл в хоккей с Путиным.

А.Красовский Да. А трус, как известно, в хоккей не играет. А сейчас руководить субъектами трусы не имеют права. Поэтому прощались, в общем, очень человекообразно, с мой точки зрения, не самым плохим губернатором в нашей стране Владимиром Груздевым.

О.Журавлева Говорят, там какой-то конфликт, какая-то сложная история. Там, действительно, сложная история?

А.Красовский Я не понимаю, что такое «конфликт», «сложная история». У нас 85 субъектов теперь уже или уже непонятно, сколько у нас субъектов с присоединенными Крымом и Севастополем… Но какая разница? О каком конфликте ты говоришь? Слушай, если ты, действительно, понимаешь, что человеку отдают огромный регион – а Тула огромный регион, там живет много народу; Тула большой город, Новомосковск огромный город и так далее – дают просто человеку, который с тобой играет в хоккей. Вот просто так. То есть человек назначают только по этому принципу. Нет никакой другой мотивации. Это значит, что, в общем, наплевать, как это все будет управляться. Это значит, что нет уже вообще до этого никакого дела человеку, который принимает решение.

О.Журавлева Наоборот, мне кажется, что очень важно, что я бы этого человека лично знал и доверял ему, как члену моей команды.

А.Красовский Какой команды? Зачем? Там человеку надо сейчас больницы… людей спасать, отвечать за еду, за детские сады, за школы, за умирающих пенсионеров, за социальные выплаты, за дороги, за этот Новомосковский химфак – вот за это все. А человек играет в хоккей: ночной вратарь. Ну как? У меня вообще больше никаких логических обоснований того, что происходит вообще с государственной политикой в этой стране.

Я абсолютно убежден, что человеку, который принимает такие решения, абсолютно все равно. Его это больше вообще не волнует. Его не волнует, что будет с пенсионерами; его не волнует, что будет с медиками, его не волнует, что будет с ВИЧ-инфицированными. Ему говорят: «Вот у нас лекарства от гепатита-С. Стоит 50 тысяч долларов на курс. Действительно, 50 тысяч долларов на курс оно стоит, и надо объявить эту цену». Он говорит: «Ну давайте подумаем, юридически подумаем, как это возможно…». Он говорит какие-то абсолютно общие фразы. Видно, что это к его жизни не имеет никакого отношения, и это чистая правда: к его жизни, друзья, это не имеет никакого отношения. Это имеет отношение к нашей с вами жизни.

И человек, который сейчас возглавляет Тульскую область, Калужскую область, Новгородскую область – любую из областей России – имеет отношение к нам с вами. Мы с вами с ним остаемся один на один. И отдаление этих субъектов, как бы близко они не были к Москве от реального принятия решения, и при этом приближение глав субъектов к реальным проблемам, с которыми мы сейчас столкнемся и сталкиваемся уже и в 16-м и 17-м году, оно будет совершенно другим, чем это было, например, в 13-м, 12-м году. И я вам хочу сказать – вот я все равно это говорю, а мне никто никогда не верит – вспомните, как было при Дмитрии Анатольевиче Медведеве. Как все было и эффективно…

О.Журавлева Как все было хорошо?

А.Красовский Конечно да. И вопрос был не только в том, что нефть там стоила 108, а она там и 80, между прочим, стоила…

О.Журавлева Как эффективно в Грузии воевали.

А.Красовский Кстати, в Грузии-то точно эффективней повоевали, чем на Украине. Не согласны. Вошли – и вышли! И решение тоже не Дмитрий Анатольевич тогда принимал. Скорее, я думаю, что так быстро закончилось, потому что был Дмитрий Анатольевич, и так эффективно прошло…

О.Журавлева Да?

А.Красовский Я уверен в этом, потому что был хоть какой-то противовес, потому что были хоть какие-то люди, которым действительно было интересно, как живет эта страна.

О.Журавлева Но все люди-то остались в основном.

А.Красовский Но они только не имеют никакого отношения к принятию решений. Вы же понимаете, что все решения, любые решения принимаются в кабинете президента; что никаких решений на самом деле никакое правительство не принимает. А главное, что мы находимся сейчас в ситуации штопора, когда на самом-то деле уже никаких внутренних решений принять невозможно. То есть глобально ничего не изменится, пока Путин останется президентом и курс останется таким. А курс останется таким и будет только хуже. Никаких улучшений тебе не будет.

А.Красовский: Мы сейчас в ситуации штопора, когда уже никаких внутренних решений принять невозможно

Следом за этим мужчиной, которого назначили тульским губернатором, я вас уверяю, байкера Хирурга назначат либо губернатором, либо вице-спикером Государственной думы. Еще же непонятно, вы же еще не видели… вот только 7-го будет съезд «Единой России», по-моему. Вы еще увидите списки «Единой России». Их еще нет. Вы еще посмотрите, кто там пойдет к вам в парламент. Они, правда, еще сами этого не понимают. Вы еще увидите новую думу образцы 2016-го года. Вы еще, так сказать, такого сказочного насмотритесь, что вам в страшных снах не могло присниться. Вам тетя Лена Мизулина или депутат Ирина Яровая покажутся просто Хилари Клинтон и Кондолизой Райс на фоне тех людей, которые придут к власти в этом и следующем годах.

О.Журавлева А зачем они должны приходить к власти?

А.Красовский Ну потому что страна летит под откос. Вот просто она туда летит. Остановить этот полет невозможно никак. Вот мы можем здесь сидеть, говорить об этом, что угодно. Ничего от нас не зависит. Те люди, которые сейчас идут в Государственную думу – это люди, которым либо нечего заняться и которые не представляют себя без этой должности депутата Государственной думы, например, депутат Дмитрий Гудков; либо это люди, которые занимаются, с моей точки зрения, профанацией процесса, например Михаил Борисович Ходорковский – вот со всеми этими походами в Государственную думу Марии Бароновой, вот этими всеми открытыми списками…

О.Журавлева Разверните, пожалуйста, тезис – при чем здесь профанация?

А.Красовский Тезис очень простой: любой человек, который тем или иным способом поддерживает выборы в Государственную думу 16-го года, работает на эту власти и на то, как это все летит под откос.

О.Журавлева Послушайте, но об этом говорили чуть ли не каждые выборы: Участвовать с ними, играть по их правилам – никогда, никогда!.. Что значит, «чуть ли не каждые выборы»? На самом деле этих «чуть ли не каждых выборов» было не так-то и много. На самом деле мы говорим про то, что не надо и так далее… с 2000… я не имею права об этом серьезно говорить, потому что в 2012 году я возглавлял избирательный штаб, а уже тогда говорили…

О.Журавлева Говорили-говорили.

А.Красовский А уже был 11-й год, но до 11-го года ничего подобного не было.

О.Журавлева Правда?

А.Красовский Ну, конечно, не было. Не было таких вбросов, не было таких нарушений. Не было такой определенности. А главное, что Государственная дума и вообще парламент, они более-менее выполняли свои пусть декоративные, но довольно вегетарианские функции. А сейчас это просто… А новая дума – это совершенно точно с моей точки зрения – будет съездом байкеров в Митино.

О.Журавлева Пара минут буквально осталось. Не могу не задать вопрос, который, по-моему, лучше всех сформулировала слушательница «Ната.ру»: «Простить Путина сложнее, чем простить Ельцина? Почему?»

А.Красовский Я не знаю, почему. Я, во-первых, не понимаю, почему я должен прощать Ельцина. Мне не за что прощать Ельцина. Ельцин ни в чем передо мной не виноват. Ельцин попросил у меня и у «Наты.ру» прощения. Путин не просил не у меня, ни у «Наты.ру» прощения. Ельцин ушел. А Путин не ушел. Ельцин… Мы можем много говорить про выборы 96-го года, про расстрел парламента 93-го года…

О.Журавлева Про Чечню.

А.Красовский: Горбачев принял страну, которой не было. И за 9 лет отдал страну, которая была

А.Красовский Про Чечню. Но, знаете, у Путина тоже была своя Чечня, и тоже были свои бомбежки Грозного и Ачхой-Мартана. Но я вот так скажу: никакой вины Бориса Николаевича Ельцина передо мной, лично передо мной – Антоном Красовским – нет. Борис Николаевич Ельцин в 91-м году принял страну, которая рассыпалась у него в руках и рассыпалась в руках человека, который возглавлял другую большую страну, сидя в кабинете в Кремле – Михаила Горбачева. Это человек, который принял страну, когда у меня в рваных джинсах лежала карточка москвича, два талона – один на сигареты, которых не было, а были только папиросы; и зачем-то на водку, которую, видимо, можно было обменять на что-то другое, – он принял страну, в которой, по-моему, золотовалютных резервов оставалось дня на полтора; они принял страну, в которой не наступал, а уже наступил голод. Это было не при Ельцине. Это было при Горбачеве, когда в магазине были только пакеты и уксус, и я это помню очень хорошо. Он принял страну, которой не было. И за 9 лет своего президентства он отдал другому человеку страну, которая была. Это была страна со свободами, это была страна с возможностью жить, а не просто выживать. Это была страна с едой. И это была страна с будущим. То, что этого будущего не случилось, в этом есть вина Ельцина, но вина другого человека гораздо больше.

О.Журавлева Это был журналист Антон Красовский со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире