'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 декабря 2015, 19:08

А.Нарышкин Всем добрый вечер. В эфире «Эха Москвы» и канала RTVi программа «Особое мнение», сегодня мой гость – писатель Виктор Ерофеев. Меня зовут Алексей Нарышкин. Добрый вечер.

В.Ерофеев Добрый вечер.

А.Нарышкин Вы можете принимать участие в нашей программе, присылая вопросы на номер SMS +7 985 970-45-45. Есть у нас также Twitter-аккаунт @vyzvon, ну и для тех, у кого нет трансляции RTVi, вы можете воспользоваться сайтом «Эхо Москвы», где есть трансляция от компании Сетевизор, и с помощью специальной формы тоже можете прислать свой вопрос Виктору Ерофееву.

Я хотел вас спросить про тему (уж извините, может, она не слишком свежая) ответ Юрия Чайки, Генерального прокурора Алексею Навальному, который на той неделе (мы все помним) опубликовал расследование, посвященное родственникам Чайки. Вообще, как вы считаете, насколько правильно с точки зрения Чайки отвечать Навальному и таким образом дополнительно как-то поддерживать эту тему? И насколько правильно вообще с точки зрения Алексея Навального эту всю историю предавать огласки? Потому что, наверное, мы же понимаем с вами, что отставок каких-то не будет и серьезных каких-то движений во власти тоже не произойдет.

В.Ерофеев: Власти не стоит окончательно выкачивать кислород, потому что это очень быстро обернется против нее

В.Ерофеев Ну, понимаем не понимаем, но, наверное, какие-то движения произойдут. И, наверное, всё это тоже не случайно. И хотя теория заговора – это не моя тема, тем не менее, мне кажется, что, все-таки, есть слабые места и они у каждого, наверное, человека, а уж тем более у крупного чиновника. А здесь еще дети такие оказались интересные. Конечно, история гоголевская, прямо скажем.

Не знаю, какую уж тут роль Алексей Навальный играет – наверное, не Гоголя, но, по крайней мере, это, конечно, персонаж забавный.

Ну что? Это всё было понятно с самого начала, то, что всегда найдется какая-то двойная-тройная крыша для того, чтобы… Если эти исследования-расследования просто ушли в песок, но, тем не менее, само свидетельство того, что такие расследования еще в стране возможны – они более значимы, чем сами расследования. То есть пока еще, так сказать, ну, как бы, выстелен такой… горит не ярко-красный, а ярко-желтый.

В.Ерофеев: Убийством Немцова оппозицит конечно просто отрубили голову
А.Нарышкин И как нам пишут тут на SMS, это может означать, что еще не выкачан кислород из страны?

В.Ерофеев Ну, может быть, он уже и выкачан, но еще не накачан углекислый газ. Наверное, еще, так сказать, просто остаются какие-то остатки воздуха.

Мне кажется, что, действительно, выкачивать окончательно кислород (или как ни назовешь тот воздух, которым мы дышим) совершенно не нужно власти, какой бы она ни была, потому что это очень быстро обернется против нее. И, собственно, «Эхо Москвы» тут, собственно, тоже тот глоток воздуха. Так что мне кажется, что власть, если она не потеряет какую-то разумность (что тоже бывает с нашей властью), она должна сохранить эти расследования. И, в общем-то, держать чиновников в страхе – это же не обязательно только со стороны власти, еще может быть и как в нормальном обществе со стороны журналистов, со стороны общественного мнения. Что-то тут происходит.

Я могу только пожелать власти, чтобы она, по крайней мере, желтый свет не переключала на красный.

А.Нарышкин Вам как политик кто ближе, Алексей Навальный или Михаил Ходорковский?

В.Ерофеев Они мне оба не очень близки. Мне кажется, что в них (и в том, и в другом) есть какая-то такая либеральная наивность. Ведь, дело в том, что беда нашего общества, беда нашей страны заключается не в испорченной власти, а в том, что у нас, конечно, страшно архаическое сознание народа. И это гораздо более серьезная проблема, чем проблема власти.

А либеральное сознание это не желает слушать никогда. Вообще это не только у нас. Вообще либеральное сознание никто не желает слушать ничего критического по отношению к большому количеству народа. Ну, вот, может быть, последний, кто открыто сказал о том, что нас ждет, это был Ортега-и-Гассет. Это было когда, да? Это было в 30-е годы. И он был испанец, испанский философ. И, собственно, он-то и показал, что народ больше радует фашизм – в Испании так и случилось. Да вообще. Ну, вот, смелый был человек.

А когда приходят такие политики, очень милые, наверное, люди, да? По крайней мере, Алексей Навальный, мне кажется, сильный и интересный человек, милый. То тогда какой рычаг должен быть? Это тот самый электорат. А электорат вот такой как есть. И тогда непонятно, на кого опираться, и тогда, значит, надо электорат придумывать, выдумывать так же, как русская литература выдумала простого человека, да? Такого, маленького человека. Вот, она выдумала его. Такого не было. А тут выдумывается такой вот хороший электорат.

Это лечится. Но если эту не ставить проблему, то эту болезнь мы загоняем очень глубоко. И поэтому мне кажется, что эти ребята, конечно, не очень.

Вот, у нас (НЕРАЗБОРЧИВО) был… Мы дружили с Немцовым, у нас много было споров. Боря это как-то больше признавал. Но он вообще был, как бы… Вот сейчас видно, что в нем, конечно, было больше живой жизни. Реально. Реально больше. Да и мы с ним и ездили куда-то – и в Италию, и туда-сюда, и всегда было ощущение, что он больше, чем политик, он человек. Вот, тут есть вопросы.

А.Нарышкин После убийства Немцова в российской несистемной оппозиции (назовем так) остались какие-то достойные представители, ну, по крайней мере, люди, которые отвечают вашим каким-то интересам?

В.Ерофеев Нет, ну, конечно, с убийством Немцова оппозиция, конечно, была, ну, я бы так сказал, просто ей отрубили голову. Отрубили голову. Было бы совершенно неправильно и вообще как-то даже безумно говорить, что среди оппозиции нету интересных людей. Да конечно есть они! И честные, и интересные, и я уверен, они что-то сделают замечательное для нашей страны. Но вот я говорю, что есть вот этот тренд-бренд о том, что… Знаете, вот, у нас власть сошла с ума. Вот, понимаете, вот такой простой ход, да? Значит, Путин и вся власть сошла с ума, вот, они сумасшедшие. Они поэтому куда-то мчатся на каком-то поезде не в ту сторону, значит, и мучают народ. И это всё неправильно. Они не сумасшедшие, они романтики. Я тут в «Эхо Москвы» говорил о том, что у нас появился новый политический романтизм, который возглавил наш президент. Вот, он такой, значит… Очистил славянофильство от пыли XIX века, выстроил это всё и двинулся вот туда, вперед. Здесь он, кстати говоря, близок к либеральному сознанию нашей оппозиции. Это народ у нас самый лучший в мире. Ну вот.

И этот романтизм политический – он никак не связан с каким-то безумием. Это просто, вот, у нас в стране тоже был вот такой кремлевский мечтатель Ленин. На начальном периоде его карьеры лежит вообще огромная печать романтизма. Потом как-то туда-сюда, но, все-таки, до конца остался. И были романтиками очень много авторитарных людей в других странах и тоталитарных тоже, да? Поэтому не то, чтобы это исключение, но, тем не менее, с этим надо считаться.

Но когда ты говоришь «Эти сумасшедшие, а эти прекрасные, и вот они все в оккупации. Мы такие…» Это детский сад строгого режима. Ну и всё это как-то не работает. Тогда ты думаешь «Так мы ничего не решим», и эти ребята, которые там сидят наверху, они говорят «Вот, глупая какая-то оппозиция. Даже не понимает, что мы давно уже расстались и с нашими мечтами насчет шикарных автомобилей – уже надо (НЕРАЗБОРЧИВО) не только самолеты, а всё остальное».

А.Нарышкин Давайте сейчас сделаем небольшой перерыв. В программе «Особое мнение» сегодня писатель Виктор Ерофеев.

РЕКЛАМА

А.Нарышкин Программа «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» и RTVi продолжается. Мой сегодняшний гость и ваш гость – Виктор Ерофеев, писатель.

Я неспроста попросил вас сравнить Навального и Ходорковского. Вот, Ходорковский вторую неделю подряд говорит о революциях, о праве народа на восстание. Сегодня он об этом написал в контексте предложения переделать Конституцию российскую. Как, по-вашему, поменяется власть в России? Ждать ли каких-то революций вот этих? Или, может быть, выборы, все-таки?

В.Ерофеев Это, наверное, такой, спекулятивный вопрос, потому что, естественно, не знаешь, что будет. В общем, до сих пор, надо сказать, русская история представляла собой маятник: одни качались в сторону Европы, другие в Азию. И так вот, если взять где-то, например, с Петра Первого, то прямо точно один царь за другим вместе с царицами качались то в одну, то в другую сторону.

Но дело в том, что приходит момент, когда тот, кто стоит во главе, начинает понимать, что маятник качается и надо найти при таком хорошем окружении силовиков, можно найти и выбрать того, который бы не качался, да? И дело будет продолжено. Если иметь в виду, что у нас, действительно, власть силовиков, у нас вообще огромное количество людей на местах в Москве и везде, то понятно, что о революции думать преждевременно.

В.Ерофеев: Русская история представляла собой маятник, который качался то в сторону Европы, то в Азию
Надо сказать, что наша страна, которая вообще совершила государственный переворот и мы живем в стране государственного переворота с 1917 года, ну, в общем-то, конечно, было бы странно рассуждать о том, что таких революций не должно быть, потому что наша революция вообще всё перевернула насквозь.

Но мне кажется, что я бы выбрал, конечно, испанский путь или польский путь 1989 года или испанский путь после смерти Франко, да? Надо сесть и договариваться – и крови будет меньше, и страна как-то сохранится. Хотя, конечно, и в Испании, и в Польше есть огромное количество проблем, но, тем не менее, все-таки, я бы выбрал этот путь не потому, что я большой поклонник кого-то из тех, которые погоду делают, а просто потому, что, все-таки, жаль страну и жаль людей. Зачем их пускать в это бурное плаванье?

Поэтому я совершенно против революций. Конечно бы, так, теоретически идеально пришла бы какая-то такая вот красивая девушка под названием «революция». Но это же всё не так, особенно здесь у нас. Поэтому нет, я против революций. Мне кажется, что надо договариваться. Даже договариваться с теми людьми, которые тебе неприятны и с которыми ты не хочешь договариваться.

Какой-то момент… Помните, был такой маленький момент, когда Медведев сел за один стол с Удальцовым? Был такой момент.

А.Нарышкин Было такое? Я уже забыл. Серьезно?

В.Ерофеев Да, было такое. Они сели и, вот, потом расстались навсегда – теперь они сидят за разными столами.

А.Нарышкин В очень разных углах совсем.

В.Ерофеев В разных углах совсем, да.

Но, вот, все-таки, вот эта книга, кстати, раз вы сказали, вот эта книга Вячеслава Иванова «Гершензон. Переписка из двух углов», то есть когда два человека, имеющие совершенно противоположные взгляды, могут сесть и договориться… Вообще диалог – это часть была, все-таки, нашей культуры XIX-го, XX-го. Ну, такой, тяжелый диалог и всё.

У нас абсолютно непримиримы. Вообще всё распадается. Сейчас встречаешься с нашими уже писателями-эмигрантами, они вообще уже… Они уже находятся в такой непримиримой оппозиции. А еще есть те, которые находятся к ним уже непримиримо. Потом уже возникает, что все агенты, значит, ФСБ. И эти считают тоже. И вообще, конечно, это умопомрачение.

Нет, я считаю, что, действительно, надо устраивать диалог, иначе ничего не получится. Или иначе получится опять какая-то странная такая новая власть, если даже она двинется в сторону либерализации. Потому что смотрите, ведь, в 90-е годы, действительно, был шанс что-то сделать и пойти в сторону европейского просвещения. Но никто не понял, для кого эта делается реформа? Вообще люди совершенно, абсолютно не владели никакой антропологией, ничего не знали вообще, ничего не понимали, делали как в Польше. Польша – совсем другая страна. Всем было понятно, что это грохнется. И, вот, грохнулось. Вот как расплата пришел режим, от которого воют. Ну так чего выть, когда это уже было предопределено?

Мне кажется, что, действительно, выход, выход должен быть цивилизованный. Но вот найти людей, которые с той стороны и с этой сядут за одни стол когда-то и скажут «Да, вообще надо, действительно, в общем-то. Мы теперь оказались без союзников, без понимания со стороны Запада». Если нас подвела Турция, то где гарантии, что нас Китай не подведет завтра?

А.Нарышкин Сейчас вы задумались и пытались вспомнить, какие у нас друзья еще есть. Да, это сложный теперь вопрос.

В.Ерофеев Монголия, наверное.

А.Нарышкин Монголия, да. Казахстан.

В.Ерофеев Но Казахстан тоже уже… Казахстан, посмотрите, не поддерживает ни идеи Крыма. С Турцией крутится-вертится, не хочет с ней чего-то сказать, так сказать, против Турции. Не, вообще как-то… Ну, какой это? Друг бы пришел, поплакал на плече. Ну, а так чего-то какие-то доносят такие…

В.Ерофеев: У нас власть силовиков, так что о революции думать преждевременно
А.Нарышкин В сложные времена живем. Писатель Виктор Ерофеев в программе «Особое мнение». Вспомнили вы про человека, который находится в противоположном от угла, в котором находится Удальцов, углу (странная фраза получилась, извините), про Дмитрия Медведева. Вот, если представим, что будет возможность некоей рокировки на президентских выборах в 2018 году в нашей стране, вы бы на кого бы скорее согласились? Я не предлагаю вам голосовать либо за Путина, либо за Медведева, но все-таки? Из этих двух кандидатур какая вам ближе? Медведев? Помните вот эти вот такие псевдолиберальные времена, когда он был президентом? Или, все-таки, Путин?

В.Ерофеев Ну, худой псевдолиберализм лучше закручивания гаек, безусловно, просто потому, что, действительно, тогда он был, как бы, четверть президентом. Ну, это такое просто не луна, а только месяц президентства (я имею в виду месяц — небесный месяц).

Нет, я, в общем… Однажды был такой случай и в таком тесном кругу случилось с ним поужинать, я вынес впечатление, что это человек интересный, яркий, умный.

А.Нарышкин Медведев?

В.Ерофеев Да, да. У меня остались самые лучшие впечатления, и это он еще до того, как он стал президентом. И я это сохраняю. И поэтому псевдолибералы, либералы или еще как угодно ни назови, но, конечно, там есть какие-то идеи, связанные с тем, что, все-таки, главное – человек, а не государство, и, в общем, как-то надо расстаться с идеями ГУЛАГа, которые вообще до сих пор, и прочее-прочее.

Знаете, в общем, Хрущев тоже не был большим вообще, великим демократом. Он не был буржуазным либералом.

А.Нарышкин Но по сравнению с его предшественниками…

В.Ерофеев Но представьте себе, все-таки, он в 1956 году рассказал правду о том, что было раньше. Хотя, он участвовал в этой беде со своей стороны. Так что…

Здесь, ведь… Понимаете, я из семьи политиков, у меня отец, в общем-то, всю жизнь приводил домой, как бы, не этих самых, не интеллигенцию, а крупных людей, которые из Кремля и из газеты «Правда». Я могу вам сказать, что есть люди, которые, ну, абсолютно выше стола не прыгнут, а есть люди, которые понимают, что многое напутано, сделано неправильно, и хотят чего-то изменить. И каждый раз это накапливается. Один раз тут накопилось, случилось не получилось, ну, может, в этот раз получится. Поэтому так вот думать… А так посмотришь, вроде бы, всё, не кланяются и вообще молчат. А, может, из тех, кто кланяются и молчат, может что-то получиться.

Так что я, исходя из моего детского опыта семейного, думаю, что, в общем, там есть и те люди, которые готовы, все-таки, расширить круг друзей нашей страны.

А.Нарышкин У нас около минуты до перерыва остается. Пользователь Twitter’а Русский Дятел (так он себя называет), который написал на наш приемник для сообщений, сделал такой вывод из того, что вы сказали в первой и второй части нашего эфира: «По словам Ерофеева идеальный политик для вас – это Кудрин».

В.Ерофеев Ну, Кудрин, кстати говоря, действительно, достойный человек. Вот, я тоже с ним не раз виделся. И что можно сказать? Ведь, почему-то у нас считается…

А.Нарышкин Тоже ужинали?

В.Ерофеев Тоже ужинал, кстати говоря, да.

А.Нарышкин Это один вечер был?

В.Ерофеев Нет, не один. Тогда он, когда мы вместе работали с Прохоровым, тогда с Кудриным сидели очень долго. Потом еще там есть какие-то места, где он замечательным образом появлялся. Нет, он очень достойный. Я вообще, кстати говоря, считаю, что чем умнее и умереннее политик, тем дальше он может продвинуть страну в сторону радикального изменения. Радикалы все – они начинают, в общем-то, захлебываться и потом превращаются в диктаторов. Мне кажется, такие люди спокойные… Мы говорили о многом, и он очень откровенно (Кудрин) говорил о разных вещах, и своих друзьях во власти, и всё прочее. Но одновременно я понимал, что это не тот человек, который выйдет на улицу и будет кричать «Все они негодяи, а я вот сейчас хороший».

А.Нарышкин Писатель Виктор Ерофеев в программе «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» и канала RTVi. Продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжаем наш эфир. Еще раз добрый вечер. В программе «Особое мнение» сегодня писатель Виктор Ерофеев. И мы с вами до перерыва говорили про Алексея Кудрина, с которым вы, как выяснилось, обедали так же, как и с Дмитрием Медведевым. На вас самое хорошее впечатление произвел этот человек. А пошли бы за него голосовать на выборах, если бы свою кандидатуру выставил? Или даже по-другому спрошу: а, вот, Кудрин вообще – чувствуете в нем какие-то такие, президентские амбиции? Видите ли его вы именно в кресле президента?

В.Ерофеев Не, ну, надо сказать, что недостаточно с человеком один раз поесть, чтобы разгадать все его тайные намерения. Нет, просто он умный, интересный человек, кстати, как и Медведев – вот, просто единственное, что могу сказать.

В.Ерофеев: Худой псевдолиберализм лучше закручивания гаек
А что и как, и как ляжет карта – тут уже не мне гадать, потому что подковерная борьба – она и есть подковерная борьба. И что там получится… И это так совершенно просто. Просто хочется, чтоб страна развивалась нормально в русле какой-то человеческой (даже не сказал бы «общечеловеческой»), человеческой цивилизации, чтобы не было того, что мы наблюдаем последние 2-3 года просто бед, которые кончаются тем, что огурцы дорожают. Но сейчас это смешно: вот, подорожали огурцы, вот помидоры, вот, ха-ха-ха.

Но дело-то в том, что это начинается с этого, а кончается тем, что просто возникают очереди, возникает нехватка лекарств, здоровье населения падает и вообще начинается коллапс. И вот этого вот, кстати говоря, хотелось бы не допустить. И это не призыв к какому-то мятежу, это просто желание того, чтобы, все-таки, в стране было что-то нормальное. А вот этого нормального становится всё меньше и меньше, и меньше.

А.Нарышкин А вы на себе почувствовали повышение цен, вот эту инфляцию 12,5% с начала года?

В.Ерофеев Почувствовал. Вот, моя жена еще где-то года 4 назад вообще как-то шла в магазин и решительно всё покупала. А теперь она говорит «Ты знаешь, там вообще… В магазине всё кусается». Это, действительно, так. Почувствовал-почувствовал, конечно, безусловно. Я думаю, что все почувствовали. И почувствовали и еще раз почувствуют.

Но дело в том, что это, вот, какая интересная альтернатива? Ведь, есть большое количество людей, которые считают, что чем хуже, тем лучше, в том смысле, что если всё равно не так хорошо, как могло быть, так лучше тогда пусть будет настоящий боксерский бой, потому что в этих условиях мы победим тех, которые хотят, чтобы окопы были теплые и подносили там кофе в эти окопы. Вот такая вот есть логика, и она была раньше, и, наверное, не дай бог, может быть и в будущем. Мне кажется, что, все-таки, игра в выживание лучше происходит на каких-то индустриальных схватках – вот, сделать лучший автомобиль, лучший самолет. Вот, компьютер, который перед вами, тоже бы сделали в Рязани, все бы порадовались.

А.Нарышкин Недавно, по-моему, глава Ростеха Чемезов показывал Путину некий наш планшет, какое-то такое очень, по-моему, большое устройство (я так вспоминаю по фотографиям).

Кстати про Путина. Судя по вашим лестным отзывам о Медведеве и Кудрине, Путин вообще какой-то прям не очень хороший человек. Просто, наверное, вы с ним не обедали или не ужинали.

В.Ерофеев Кудрин или Путин?

А.Нарышкин Нет, Путин-Путин. Потому что Кудриным с Медведевым вы восхищаетесь.

В.Ерофеев Нет, я не то, что восхищаюсь.

А.Нарышкин Ну, по крайней мере, уважительно относитесь.

В.Ерофеев Я не могу сказать, что я восхищаюсь. Я вообще не большой поклонник политиков. Ну, просто надо же, все-таки, думать о том, кто что делает там на вершинах власти или рядом с этим, кто около руля.

Не, мы с Путиным встречались один раз в Париже. У нас был разговор. Но, пожалуй, я его, пожалуй, скорее опишу в какой-нибудь книжке, чем сейчас так. Это был интересный разговор.

А.Нарышкин Ну а могли бы сейчас прямо в эфире «Эха Москвы» и RTVi сделать такой тизер?

В.Ерофеев Да нет, я думаю, что нет-нет. Это было, на самом деле, интересно. Когда Ширак решил сделать презентацию моей книжки «Хороший Сталин», вот, просто, так сказать, а Владимир Владимирович оказался рядом и, вот, все эти переживания, а что там в книжке и чего как, и всё. И я думаю, что нет, надо написать. Когда напишу, будет интересней.

А.Нарышкин Напишите. Придете потом к нам в эфир, расскажете.

В.Ерофеев Потом зачитаю.

А.Нарышкин Конечно. В «Книжное казино», в нашу передачу. Кстати, президент российский завтра будет выступать перед россиянами в своем традиционном формате, называется это «пресс-конференция». Это такая, большая итоговая по итогам года.

И вопрос вам прислал Виталий Авилов, наш постоянный слушатель: «Какие вопросы хотите задать Путину?»

В.Ерофеев Я уже давно не хочу задавать вопросы Путину, потому что…

А.Нарышкин Вы, кстати, в сегодняшнем эфире второй мой гость, у которого нет вопросов никаких к Путину.

В.Ерофеев У меня нет никаких…

А.Нарышкин Тревожно как-то.

В.Ерофеев: У меня нет вопросов к Путину, потому что… Все ответы будут про Америку
В.Ерофеев У меня нет никаких вопросов, потому что дело в том, что…

А.Нарышкин А, вот, извините, а про ту же инфляцию, про помидоры-огурцы?

В.Ерофеев А там будут такие ответы, которые я… Знаете, мы можем с вами поиграть в игру. Вот, я – Путин, задавайте мне вопросы про помидоры-огурцы, я вам всё объясню, что, конечно, Америка виновата. Ну, ясное дело, что за всем этим…

Я был в Женеве на конференции, выяснилось, что Европа хочет с нами… Большая такая конференция, как улучшить отношения с Россией. И вот меня пригласили, как бы, на десерт, потому что там есть французские писатели, которые обожают Россию. И, значит, меня пригласили как человека, который чего-то в Европе разбирается отчасти. Ну вот.

И, значит, спрашивают «Ну как? Как там вот? Вот, мы хотим улучшить. А, вот, значит, вот смотрите, ваши тут приехали российские ученые, тоже, вроде бы, не против. Но как-то они, так вот, гнутся, не знают, как сказать». Я говорю «Так мы еще вообще в наших отношениях не достигли дна еще. Сейчас как ударимся, тогда будем думать, как улучшить отношения». Но вообще, вы знаете, Европа и Россия – это как два лыжника, которые спускаются с Швейцарских гор, вот, столкнулись где-то, где-то там поближе к долине и, значит, и стали инвалидами. Вот, сидят вообще… Причем, наш-то не признается, что инвалид. Он столкнулся, ему больно вообще, но он говорит «Нет, я вообще…» И он говорит «Да это нас толкнул – вон там третий стоит на горе, вон тот американец – это нас он свел». А европеец говорит «Ну, давай как-то полечимся и будем как-то, будем находиться в каких-то хороших отношениях?» Он говорит «Не, и от тебя ничего не зависит – тут всё решают за тебя».

Так что получается, что, в принципе, если так говорить, то мы еще не готовы куда-то выйти на какие-то эти отношения. Поэтому мы, безусловно, заложники вот той ситуации, которая сложилась, когда нам всем объясняют, что существует один страшный враг – Америка, которая вообще Майдан сделала, устроила всю эту антикрымскую заваруху. Посыпались санкции. Европа не захотела, но они заставили, железной рукой заставили. Тогда думаешь «Боже мой! Так это вообще что ж такое-то? Американцы – это супернация, они так могут и Луну себе в карман положить, и вообще всё завоевать, если они вообще заставили так вот вообще страдать бедный русский народ, и огурцы подорожали».

И поэтому я не имею вопросов, потому что там всё будет… Всё будет про Америку. И будет про Америку большое и маленькое, и умное, и глупое. Всё во всем виновата… И мы с вами тоже из-за того, что нами когда-то американцы, может быть, заинтересуются, тоже виноваты во всем.

А.Нарышкин Когда Россия и США могут помириться? Или у нас не при этой власти это произойдет?

В.Ерофеев Ну, вы знаете, я считаю, что американцы делают какие-то интересные шаги. Вот то, что Керри пошел по Арбату, я считаю, что это правильно. Действительно, раз пошел по Арбату, а не сидел в предбаннике у Путина, это уже говорит о том, что есть желание что-то выйти из этого положения, несмотря на крайнее количество вообще оскорблений, которые Америка получила от нас, просто реальных оскорблений, вообще плевков в лицо.

А.Нарышкин А мы от Америки получили санкции – тоже обидно.

В.Ерофеев Да. Но мы получили санкции за то, что, как они полагают, делать не надо по международному праву. А они от нас получили санкции за то, что они просто американцы.

А.Нарышкин То есть заслуженно. Мы борзели в России…

В.Ерофеев Мы не будем говорить, кто заслуженно, кто не заслуженно. Тут международное право, как сказал Путин Обаме, у нас свои есть юристы. Так что тут, наверное, есть разные трактовки. Но, с другой стороны, они опираются на право, а мы опираемся на то, как сказал Путин… Кстати говоря, когда я его последний раз видел? Вот на этой самой земляничной поляне, то есть на Красной Поляне, Валдайский форум – они меня пригласили чего-то такое сказать про литературу, что я и сделал.

А я посмотрел, послушал и, вот, при мне президент сказал «Вот, мы…» Цитирую не точно, но смысл был такой, что, вот, мы – люди духовные, у нас, так сказать, божественные есть устремления, а вы (показал он на зал, где сидели американцы и англичане), а вы… Для вас главное – интересы. Ну вот. То есть мы – хорошие, а это вообще такое, говно такое. Вот. И это не он сказал, это так можно было прочитать.

Но получается, ну, если так, так что ж тогда? Ну, куда? Ну, кто ж такое, это самое? Боже мой. Ну, как так? Вот, представляете, мы бы сидели, вы бы сказали «Виктор, вот, знаете, вот я едва-едва вообще с вами где-то, терпеть не могу вообще то, что вы пишите. Ну ладно уж, поговорю – еще осталось там 7 минут. Как-нибудь выдержу». Ну, так же не делают.

В.Ерофеев: Путин ведет огромную политику, и вдруг объявляет правила ленинградской подворотни
Если ты ведешь огромную политику, и вдруг объявляешь о том, что правила ленинградской подворотни – это главные правила, что надо в морду бить первым… Так подожди, ну, тебе ж, во-первых, никто в морду и не бил. А потом если это подворотня и игра в политику, игра в научный бисер – это разные вещи. И так всё мешается, так смотришь на это и думаешь «Интересное дело. Как же это так вообще, что такой интеллект…» Вот, вы говорите «умный-умный там кто?» Этот умный, этот умный. И ты думаешь «Какой интеллект какой-то, прям, странный. Ну, прям странный». Вот мой вам ответ.

А.Нарышкин У нас с вами до конца эфира не 7 минут, к сожалению, осталось, а всего лишь полторы.

В.Ерофеев Ну и слава богу.

А.Нарышкин Поскольку к Путину у вас вопросов нету, тогда последняя, наверное, тема. Несколько лет назад на такой же пресс-конференции Путина засыпали вопросами по поводу антисиротского закона. По-вашему, не пора ли уже вот эти вот ограничения на иностранное усыновление, в том числе для американцев, снимать?

В.Ерофеев Пора.

А.Нарышкин С одной стороны, есть некие позитивные тенденции у нас – число сирот сокращается.

В.Ерофеев Слава богу. Слава богу.

А.Нарышкин Но, может быть, разрешить американцам участвовать в этом снова?

В.Ерофеев Я думаю, надо разрешить всем тем, к кому есть доверие и кто может с нашей точки зрения считаться, ну, хотя бы ответственным (так назовем). А уж лучше даже которые вообще всё это знают, всё понимают – это уже больше, чем ответственные. Просто профессионалы в деле просто воспитания детей.

Я считаю, что просто есть вещи, которых у нас нету, особенно если это дети-инвалиды. И вообще отношение к тому, как воспитывать и что делать с детьми-инвалидами, конечно, там, все-таки, выигрывает по сравнению с нашим отношением, которое, впрочем, все-таки, немножко изменилось к лучшему (так будем заканчивать на оптимистической ноте).

А вообще этот закон – это тоже какие-то обидки вот тогда. Вот, взяли, обиделись за это. А вот за это еще обидимся. Мы еще можем так наобижаться, что вообще и это-то будет нам казаться, то, что у нас сегодня желтый свет, будет казаться нам просто красным солнышком.

А.Нарышкин Писатель Виктор Ерофеев в программе «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире