'Вопросы к интервью

О. Журавлева Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». У нас в гостях сегодня Николай Сванидзе, журналист. Здравствуйте, Николай Карлович.

Н. Сванидзе Здравствуйте, Оля.

О. Журавлева Сегодняшнее сообщение в твиттере Михаила Ходорковского гласит: «Заложник Пичугин до сих пор не пошел на сговор, но сейчас есть возможность разменять его свободу на участие в шоу. Алексей, сделайте это». Как вы понимаете эти слова? Почему сейчас можно разменять свободу на участие в шоу и что разрешает сделать Ходорковский Пичугину?

Н. Сванидзе Я думаю, что он ему не может ничего разрешать или запрещать. По всей видимости, речь идет об определенном, скорее дружески-моральном разрешении. И я думаю, что он ему как старший товарищ разрешает все.

О. Журавлева То есть соврать?

Н. Сванидзе Ну почему соврать. Врать никто не может ни приказать, ни разрешить. Он ему просто разрешает говорить все, что тот посчитает нужным для того, чтобы облегчить свою участь и возможно обеспечить свою свободу. Возможно. То есть, иначе говоря, не упираться рогом, вот ради меня, если что-то вы считаете (я от лица Ходорковского в данном случае говорю) что если вы считаете, что в какой-то ситуации где-то вы должны что-то скрывать, зачем, вероятно, в моих интересах или исходя из каких-то морально-нравственных этических соображений, соображений мужественности и так далее, — не надо. Говорите все, что считаете нужным. Вам нужно подумать о себе. Мне кажется, что это в данном случае будет правильно.

О. Журавлева Скажите, пожалуйста, а как вам кажется, почему сейчас предъявлено обвинение у организации убийств и причастности еще к 4-м убийствам? Уже сидел в тюрьме 10 лет, можно было в это время, пока он был, можно сказать, рядом…

Н. Сванидзе Да можно было все, что угодно. Тем более при наших возможностях. При возможностях наших следственных органов. При отсутствии возможностей защиты для человека, который сидит в местах отбытия заключения. Тем более что вот здесь вопрос вызывает, конечно, реплика Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента Путина, что когда президент освобождал Ходорковского, он не знал о каких-то обстоятельствах, которые знает теперь. Которые теперь вскрылись, связанных с убийством.

Н.Сванидзе:Позиция Ходорковского именно такая – резко поменять информационную повестку,связанную с экономикой

О. Журавлева А руки по локоть в крови…

Н. Сванидзе Вот. Про руки по локоть в крови президент говорил не один раз. Он чью кровь имел в виду. Надо полагать, что у него уже какие-то соображения, я уж не знаю, в какой мере обоснованные, но соображения по поводу причастности Михаила Борисовича Ходорковского к убийству мэра Нефтеюганска Петухова уже в голове были. Во всяком случае, соображения по поводу возможности обвинения Ходорковского в причастности к этому убийству. У президента Путина в голове были. Тем не менее, эти обвинения тогда предъявлены не были. Хотя действительно, как вы правильно сказали, 10 лет Ходорковский сидел за решеткой. За это время ему можно было инкриминировать все, что угодно. Я из этого делаю вывод, что если это предъявлено не было, это осталось на уровне разовых и непродолженных реплик президента, то значит, решили, что высосать это из пальца будет невозможно. Значит не было для этого никаких оснований. Ну вообще. Вообще. Если бы хоть крошечная зацепочка была, за кончик ниточки бы потянули, и никуда бы он не делся в тюрьме. А теперь, когда он уже полтора года как на свободе, почти два, вдруг вспомнили это дело. 17 лет спустя. И решили предъявить. Частично об этом сказал Ходорковский. О том, как он видит причины. Он дал понять, если своими словами пересказывать, именно эту часть этого обращения Ходорковского, это был манифест, конечно. Вообще то, что сказал Ходорковский на своей открытой пресс-конференции…

О. Журавлева В «Открытой России».

Н. Сванидзе Которая в онлайне транслировалась, это конечно манифест. Несомненно. Эта часть этого манифеста, произнесенного Ходорковским о причинах этой предъявы, ему сейчас сделанной, изменение как он понимает, это желание резко поменять информационную повестку.

О. Журавлева Вот как.

Н. Сванидзе Я так это понял. Может быть, я не так понял. Но как я понял, позиция Ходорковского именно такая – резко поменять информационную повестку, которая сегодня для нашей власти неблагоприятна. Имеется в виду повестка, связанная с экономикой и, прежде всего, с прозвучавшими обвинениями в адрес крупных наших руководителей правоохранительных органов.

О. Журавлева Чайку вы имеете в виду.

Н. Сванидзе Чайку и Бастрыкина. Потому что в том, что касается Чайки, это ФБК, это Навальный. И это «Новая газета». А то, что касалось Бастрыкина, и там звучали какие-то аргументы в пользу того, что он имеет отношение к питерской преступной группировке, то это было в «Открытой России». Соответственно это могло быть привязано и естественно, привязывается, имеет отношение к Ходорковскому. Потому что «Открытая Россия» это Ходорковский. С одной стороны месть, с другой стороны это желание сменить повестку дня, действительно неприятную. Обвинение в адрес крупных государственных сановников, имеющих отношение вроде как к борьбе с коррупцией по должности своей ex officio. А на самом деле, если исходить из этих обвинений, то замазанных в этом. Во всяком случае, здесь нужно объясняться. В нормальной стране нужно было бы как-то объясняться и приводить контраргументы. У нас это необязательно. И, кроме того, это уже я могу, наверное, от себя сказать, я сейчас транслировал или иными словами пересказывал позицию Ходорковского…

О. Журавлева Она для вас убедительна.

Н. Сванидзе Она для меня достаточно убедительно звучит. И, кроме того, наверное, это общее эмоциональное состояние власти по поводу ситуации в стране. Просто эмоциональное. Потому что экономическое положение оставляет желать, эти стрелки, которые переводились на внешнюю политику и внешнеполитические успехи, во всяком случае, так это интерпретировалось для населения и так воспринималось населением. Мы идем от победы к победе.

О. Журавлева Продолжают в том же направлении двигаться.

Н. Сванидзе Да, но эта повестка исчерпывается. Объективно. Потому что Крым это однозначная победа, молниеносный бескровный успех. Донбасс уже не молниеносный и не бескровный и не успех. В Сирии пока вообще непонятно что дальше. Независимо от того, насколько обосновано участие, насколько там урод или не урод или полуурод Эрдоган, там другой вопрос. Это все понятно. Но где Эрдоган, где мы. Где турки, где Башар Асад. Это даже уже не Донбасс. А где наши проблемы, где эта телевизионная картина, а где наша колбаса в холодильнике. Вот это понемножку эта повестка внешнеполитическая становится все более пресной. Это неизбежно так. Это требует все большей эмоциональности, все большего эмоционального накала от телевизионных людей. Значит, уже мы видим призывы долбануть ядеркой по Стамбулу. Уже мы видим призывы…

О. Журавлева Психоз уже, по-моему, работает сам по себе. Помимо телевизора.

Н. Сванидзе Совершенно верно. Он сам себя накручивает.

РЕКЛАМА

О. Журавлева В студии Николай Сванидзе, который начал разворачивать перед нами картину массового психоза, которому требуются какие-то дополнительные направления. В частности как вам кажется, эти обвинения против Ходорковского.

Н. Сванидзе Надо расширять список врагов. Потому что имеются враги внешние, совершенно очевидные. Но в лице Ходорковского здесь намечается враг, хотя он живет за границей, но внутренний, свой.

О. Журавлева С одной стороны враг внутренний, уже все забыли давно про то, какой он там был враг, уже огромное количество людей забыло, чего он там украл, всю нефть или нет.

Н.Сванидзе: Надо расширять список врагов

Н. Сванидзе Напомнят.

О. Журавлева А с другой стороны ему ничего не угрожает по большому счету.

Н. Сванидзе И нормально. И всех это устроит. Потому что это значит, что он будет постоянный враг. Значит, что стрелки на него можно переводить постоянно. Если бы его можно было здесь схавать, сцапать и слопать и снова посадить, он бы второй раз… Человек, мужик 10 лет отсидел, но отвяжитесь же вы от него, наконец. Поэтому он бы вызвал только исключительно сочувствие у основной массы населения. В нашей много и богато сидевшей стране. А поскольку до него не дотянуться, он сидит в Швейцарии, то очень хороший враг. Дотянуться нельзя, его не выдадут. Эти гады его не выдадут.

О. Журавлева Будут еще большими гадами вы хотите сказать.

Н. Сванидзе Да, они станут еще большими гадами. Он в силу своей недосягаемости не будет вызывать сочувствия. Враг. Враг он и есть враг. Черт рогатый. Это очень в данном случае удобная позиция. Он в этом плане устраивает. Конечно, он не заменит укрофашистов.

О. Журавлева У нас сейчас турецкие есть фашисты.

Н. Сванидзе Они тоже не заменят. Он не вызывает уже и не может вызвать в силу своей биографии уже героической я бы сказал таких негативных эмоций. Но, тем не менее, для расширения количества врагов, чтобы легче было мобилизовывать народ на борьбу за отечество.

О. Журавлева Ну, не совсем для меня это убедительно. Потому что, честно говоря, многие действия мне кажутся нелогичными.

Н. Сванидзе Во-первых, не нужно искать постоянно логики, Оль. Очень много эмоций. Вот смотрите, сколько эмоций с Эрдоганом. Эмоции, сбитый самолет, да.

О. Журавлева Они же работают даже лучше, чем с украинцами.

Н. Сванидзе Но эмоции связаны даже не с самолетом. Ведь правду сказал Путин – предатель. Эмоции связаны с тем, что он же был друг. С ним же вместе мечеть открывали. С ним же собирались налаживать долгосрочные отношения. Путинские слова. Недавние совсем. Долгосрочные отношения, такие глубокие, серьезные. Они же похожи. Режимы похожи. Люди похожи. Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе. И тут такой удар в спину. Ну что же ты будешь делать. И вот это непростительно, это предательство. Это эмоции. С Ходорковским тоже эмоции. Потому что, во-первых, он вызывает, конечно, очень большое с одной стороны я уверен уважение у Путина, потому что…

О. Журавлева Достойный соперник.

Н. Сванидзе В нем очень сильно мужское начало. И Путин, если вывести за скобки его какие-то президентские качества, то, что он делает в последнее время и так далее, независимо от отношения к этому, но по характеру он боец, конечно. Несомненно. Путин. И он ценит бойцов. И он уважает бойцов. Это не значит, что он с ними не дерется. Он с ними может драться до смерти. Но он их уважает. Я абсолютно убежден, что Путин уважает Ходорковского. Но при этом он видит в нем сильного противника, противника, с которым невозможно договориться. Противника, который выламывается из путинского видения мира.

О. Журавлева Завидует?

Н. Сванидзе Нет, чего завидовать.

О. Журавлева Можно позавидовать человеку, которого под угрозой пожизненного заключения не сдают бывшие сотрудники.

Н. Сванидзе Ну, наверное, президент Путин думает, что и его не сдадут. Я не думаю, что он кому-нибудь завидует. Кроме Господа Бога. Но он выламывается из его системы видения мира. Потому что видение мира, насколько я себе представляю, я не могу залезть в голову очень сложного непростого человека. Но вот мне так представляется, что в принципе, по мнению президента нашего, любого человека можно или с ним договориться или его запугать. Так или иначе, на него повлиять, не мытьем, так катаньем. Не кнутом, так пряником. Все, так или иначе, если говорить со знаком плюс договороспособны, а со знаком минус – продажные твари. И если человек выламывается из этого видения мира, то он удивляет и заставляет о себе думать.

Н.Сванидзе: Ходорковский 10 лет отсидел, отвяжитесь же вы от него, наконец

О. Журавлева А вот Навальный, по-вашему, выламывается?

Н. Сванидзе Пока сложно сказать. У Навального нет такой биографии, как у Ходорковского.

О. Журавлева У него нет такой биографии как у Ходорковского только по одной причине – потому что кто-то не захотел ему делать такую биографию.

Н. Сванидзе Но, так или иначе, ее нет.

О. Журавлева Но, правда, у него в заложниках брат.

Н. Сванидзе Да, но десяточку ему пока, слава богу, никто не давал. А Ходорковский отсидел. От звонка до звонка. И проявил себя так очень достойно и не просил и не ползал на брюхе, и не жаловался. А вел себя как обычный зек. И это конечно вызывает уважение. Но при этом, конечно, вызывает уважение у Путина с ним бороться. И особенно когда вроде бы он его освободил, прошло время и он за свое.

О. Журавлева Значит, не соблюдал неких договоренностей. Тайных или явных.

Н. Сванидзе По мнению Путина – вероятно. По мнению Ходорковского – соблюдал. И теперь уже не должен больше соблюдать. Он об этом сказал. В отношениях между Путиным и другими крупными персонажами, будь то международные или внутренние, очень много личного. И в данном случае в его отношениях с Ходорковским тоже очень много личного.

О. Журавлева А как вам кажется, у Путина на мировом что называется политическом поле есть любимые, не скажу кумиры, я понимаю, что кроме Махатмы Ганди поговорить не с кем. Но есть люди, на которых он бы не то что равнялся, но с которыми он готов как-то вести дела.

Н. Сванидзе Но он был готов вести дела с Эрдоганом, а он взял и предал. Сукин сын. Вот и веди после этого с ними дела.

О. Журавлева Ручечник, ведь он же вас предал.

Н. Сванидзе Ну, конечно. Ведь хочется вести дела с людьми, которых ты понимаешь. Он же не понимает Обаму.

О. Журавлева А Меркель он понимает, в какой-то момент было такое взаимное вроде бы  общение.

Н. Сванидзе Он понимал Берлускони. А Меркель не думаю. У них было взаимное общение, только потому, что они в прямом смысле говорили на одном языке. Когда говоришь без переводчика, возникает, конечно, какое-то тепло взаимное, естественно. Ощущение человеческой близости. Поскольку Путин, как я понимаю, очень хорошо знает немецкий язык, то они могли говорить спокойно, а Меркель к тому же и вполне может связать два слова по-русски, насколько я понимаю…

О. Журавлева А в этом было больше стремления со стороны Меркель или Путина?

Н. Сванидзе Ну когда были нормальные отношения, я думаю, что это было взаимное стремление. Меркель не похожа на конфликтного человека. Путин тоже, когда он не видит прямой выгоды, тоже не похож на человека, который конфликтует ради конфликта. Нет, он прагматик в этом смысле. Другой вопрос — что ему кажется прагматическим. Поэтому я думаю, что у них до поры до времени были очень приличные отношения.

Н.Сванидзе: Я абсолютно убежден, что Путин уважает Ходорковского

О. Журавлева А так в принципе действительно…

Н. Сванидзе Но вообще она не его поля ягода. И любой политик демократической складки западной, Берлускони не такой.

О. Журавлева О, нет.

Н. Сванидзе Он не его поля ягода. Ему трудно с ними. А им трудно с ним. Поэтому ему был близок Эрдоган. А он предал, ну вот разочарование большое.

О. Журавлева О разочарованиях и очарованиях мы продолжим разговор. Это «Особое мнение» Николая Сванидзе.

НОВОСТИ

О. Журавлева И снова с вами программа «Особое мнение». Николай Карлович, все-таки хотелось о чем-то более позитивном. Не о разочарованиях, а очарованиях. В данный момент мне кажется, что наше руководство очень очаровано военными достижениями. И возможностями, как это все представлять. Потому что пиарить войну оказывается очень весело и интересно. Это так красивая картинка и вообще здорово. Сегодня на совещании в Минобороны президент Путин сказал, что он приказывает как можно жестче вести операцию в Сирии, потому что это защита нашей страны, а не какие-то там геополитические маловразумительные интересы. И уничтожать любые цели, которые угрожают нашим частям там и нашему расположению. Некоторые полагают, что это значит зона, закрытая для полетов над всей Сирией. Для всех, кроме России. Смело, красиво, хорошо, поможет?

Н. Сванидзе Ну как вы говорите: очаровательно.

О. Журавлева Чарует?

Н. Сванидзе Фаина Георгиевна Раневская в роли мачехи: очаровываю. Ну, я очарован. Лично я. Здесь на самом деле с двух сторон можно подойти. Во-первых, вы действительно вспомнили цитату, правильно ее воспроизвели. Но там есть продолжение у Путина. А продолжение совершенно другое по тональности. Буквально следующий абзац, он говорит: при этом я призываю вступать в определенные отношения, согласовывать свои действия со штабами…

О. Журавлева Израиля и коалиции.

Н. Сванидзе И группировки во главе с США.

О. Журавлева Так.

Н. Сванидзе Значит, что из этого следует. Следует шить.

Н.Сванидзе:Меркель не похожа на конфликтного человека

О. Журавлева Что будем шить?

Н. Сванидзе Шить будем вот что. С одной стороны долбанем всякого, кто только сунется. Причем, кто бы это ни был. Это дает конечно, карт-бланш непосредственно на площадке боевых действий. То есть летчикам. Карт-бланш ударить по любому, по которому они сочтут нужным ударить. Фактически в ком они увидят угрозу. То есть если они не ударят, могут быть претензии, а если ударят, претензий не будет. Ударят. Значит, если увидят угрозу – ударят. Все, зная об этом, будут держать, как принято говорить у наших англо-американских партнеров — низкий профиль.

О. Журавлева Ухо востро они будут держать.

Н. Сванидзе Да, это с одной стороны. Это, конечно, обострение ситуации, во всяком случае, и не только на уровне вербальном, но и на уровне практическом.

О. Журавлева А может быть это все продолжение конфликта с Турцией?

Н. Сванидзе В первую очередь, несомненно. Конечно, как раз то, что я хотел сказать. Дальнейшее пояснение, что согласовывать свои действия с израильским и коалиционным военным руководством, свидетельствует о том, что… Это не значит, что израильские самолеты или американские или французские, английские может. Нет, не может. Тоже вроде как долбанем, и кто не спрятался, я не виноват. Но, конечно, в первую очередь угроза относится к Турции. Разумеется. То есть это напоминание о том, что мы ничего не простили, Эрдоган, сиди, суши штаны. Мы ничего не простили.

О. Журавлева Скажите, пожалуйста, вот вы из официальных заявлений чиновников высокого уровня представляете себе картину, которую они имеют о стране. Наличие или отсутствие недовольных, кризиса, перспективы и так далее. Или все, что они говорят, неизвестно что на самом деле.

Н. Сванидзе Это очень серьезный вопрос. Вы знаете, что я вам скажу, у нас сейчас реально самодержавие.

О. Журавлева И православие. Только с народностью пока не определились.

Н. Сванидзе Мы с вами когда-нибудь поговорим о том, что понимал автор этой триады под народностью. Он вовсе не самовары и не лапти имел в виду. А он имел в виду все то же самое – преданность самодержавию. Так вот, у нас реально самодержавие. При самодержавии, особенно при нашем, не прописанном ни в каких Конституциях, не имеющем никакого отношения к писаным законам, но реальном, вот при таком самодержавии у нас уровень компетентности в высших эшелонах и уровень качества принятия решений он, естественно, снижается. Потому что институты не работают и экспертиза не работает, потому что каждый хочет к первому лицу подойти, чтобы сказать ему что-нибудь приятное. Но зачем же его расстраивать. Если человек хочет считать, что у нас, предположим, через два года поднимутся максимум цены на нефть и все будет хорошо. И не нужно реформировать экономику.

О. Журавлева По-другому сейчас спрошу. Вот когда та же Эльвира Набиуллина говорит, что темпы роста около нуля, в общем, кризиса никакого нет, но кое-что как-то вот, она вроде бы не врет, но в то же время и «чего-то вы не договариваете, Герасим».

Н. Сванидзе Каждый из них работает, прежде всего, психотерапевтом.

Н.Сванидзе:Мне хочется, чтобы власть вела себя адекватно

О. Журавлева Для кого? Для меня или для Владимира Владимировича?

Н. Сванидзе Для обеих. И для вас, и для меня, и для Владимира Владимировича и для массы народонаселения. Прежде всего, конечно, для Владимира Владимировича. Но и для вас тоже. И для меня. Разумеется. Потому что Владимир Владимирович хочет, чтобы с одной стороны ему что-то сообщалось, достаточно его не расстраивающее, хотя он говорит, требует, чтобы ему говорили правду. Но хочет-то он, чтобы ему говорили приятное. И все же это понимают.

О. Журавлева А мне понравилось, как Медведев сказал, а что министры финансов, они созданы для того, чтобы пугать. Это они еще нас пугают.

Н. Сванидзе Ну да. Но нас они могут пугать, а высшее руководство страны пугать не надо, потому что мы-то неважно как среагируем, бочок почешем, перевернемся на другой. А высшее руководство может какое-нибудь резкое телодвижение предложить в ответ тому, кто напугал. Это не нужно.

О. Журавлева Но ведь огромная страна, очень сложно и с логистикой и с экономикой. И с отношениями и даже простите меня с социологией. Потому что не совсем понятно, что где есть…

Н. Сванидзе А что простите, это слово пока не запрещено.

О. Журавлева Что где есть и как оно вообще функционирует. Это же совершенно неуправляемый хаос. Неужели им так удобно?

Н. Сванидзе Они считают, что, переведя всю страну на ручное управление, что так оно надежнее. Задвинув институты, заменив их совершенно фанерными наклейками, они считают, что так удобнее. Так надежнее, так стабильнее. Это неправда. Стабильность придают как раз институты. Демократия это не голосование большинства стуком копий, это работа институтов. Когда институты не работают, это бьет по стабильности непосредственно. Потому что вся ответственность на первом лице. Он должен все время, так или иначе, думать о том, чтобы эта ответственность не превращалась в резкую непопулярность. Значит, он должен работать на популярность. Для этого он должен предпринимать популистские ходы, которые далеко не всегда полезные для страны. Масса, очень долгая, достаточно скучная неприятная история.

О. Журавлева Вы знаете, очень хочется популистских ходов. Чтобы какие-нибудь например…

Н. Сванидзе Вы эти ходы в виде внешнеполитической активности, Оля, получали последние два года в неограниченном количестве.

О. Журавлева Давайте цены снизим.

Н. Сванидзе А это смотря какие. Это тоже популизм. Популизм это все, что нравится народу. Что нравится – то и популизм. Если будут нравиться цены – тогда это будет очень большая проблема. Потому что с ценами сложнее, чем с Донбассом. Понимаете. А пока что вроде удовлетворяются внешнеполитической активностью. Это нравится.

О. Журавлева В общем, на самом деле вся эта неуправляемость управляется, как я понимаю из ваших слов тем, что представляется по телевизору, грубо говоря.

Н. Сванидзе Пока что очень эффективно работает пропаганда. Да. Насколько долго она сможет столь эффективно работать, потому что мы уже говорили о том, что требуется постоянное повышение градуса. Когда лезешь наверх, нельзя останавливаться. Начнешь сползать вниз. Значит, нужно все время лезть, лезть вверх.

О. Журавлева Пока это работает действительно.

Н. Сванидзе Пока это работает. Но насколько этого хватит. Вот мне кажется, поэтому Ходорковский вчера в своем манифесте говорил о революции, что ему теперь инкриминируют как экстремизм. А он говорил, что в такой ситуации, когда не работает то, се, пятое, десятое, когда нет выхода пару, когда законопачиваются дырки, революция становится неизбежна. Я с этим мог бы поспорить. Она может долго быть неизбежной, но не происходить. В нашей стране, во всяком случае.

О. Журавлева А мирная революция, о которой он говорил, вы как себе представляете как историк. В чем она может выражаться? Не выборы же понятное дело.

Н. Сванидзе Революция это штука, вот когда Михаил Борисович Ходорковский говорит, что революция хорошее слово, оно хорошее слово, если смотреть из исторического далека.

О. Журавлева Эволюция тоже слово, в общем, неплохое.

Н. Сванидзе Неплохое. Не для нас только. Революция слово хорошее, вот Великая Французская, английская, нидерландская, американская. Прошел век, два, замечательно.

О. Журавлева А самая хорошая это «бархатная» революция.

Н. Сванидзе А современникам не пожелаю. Октябрьский переворот 1917 года революцией не был. Поэтому он что и тогда был кровавый и жуткий, сразу гражданская война началась, что и с нашей сегодняшней исторической высоты смотрится не очень привлекательно. Но другой вопрос, здесь хорошее, плохое слово это все детские игры в песочнице, а насчет того, что чем больше законопачиваешь дырки, тем больше повышаешь вероятность революции, — с этим спорить сложно.

О. Журавлева Скажите, силы, которые могут как-то реально участвовать в политической жизни, они есть?

Н. Сванидзе На данный момент в политике их нет. Но дело в том, что и мы видим это на примере, пока что это такой пример очень слабый, маленький, но я думаю, что это сигнальчик. Скажем, ситуация с дальнобойщиками. Может подняться сила социальная, которая напугает очень сильно власть.

О. Журавлева Пока не напугала.

Н. Сванидзе Пока не напугала.

О. Журавлева Но вы мне кажется, так втайне рассчитываете, что появится такая, которая власть напугает.

Н. Сванидзе Вы знаете, я…

О. Журавлева Вам уже хочется напугать власть, кажется мне.

Н. Сванидзе Мне хочется, чтобы власть вела себя адекватно. Эта ли. Другая ли. Но мне хочется, чтобы власть вела себя адекватно. Если для этого нужно напугать в известных пределах, не в радикальных, то может быть, почему бы и нет. Инстинкт самосохранения он спасательный инстинкт и спасительный.

О. Журавлева О спасительных инстинктах говорили мы сегодня с Николаем Сванидзе. Большое спасибо. На этом программа «Особое мнение» завершена. Всего доброго.

Комментарии

90

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

plidurok Андрей Филимонов 12 декабря 2015 | 12:06

Н. Сванидзе
― Он понимал Берлускони.
Еще бы! И тот и этот - типичные уголовники.


alexx2101 12 декабря 2015 | 12:57

/Я абсолютно убежден, что Путин уважает Ходорковского./
Абсолютно убеждены, как правило абсолютные идиоты. У нормального человека всегда остаются сомнения, на всякий случай.


netot_ 14 декабря 2015 | 16:38

alexx2101: Ну нельзя МБХ сравнивать с Путиным! МБХ-действ. БОРЕЦ, чего нельзя сказать о Путине! во многом случайном человеке у власти, вся сила которого в силовиках. Не будет денег, отвернутся силовики и мы увидим истинное лицо ввп..Этот трусливый лик меня не удивит.


vitali1987 12 декабря 2015 | 13:13

Уберите вы к чертовой бабушке эти сетевизоры, поставьте обычный ютубовский плеер. За границей просто не идет картинка, первый раз такое чудо за 5 лет!


bb2467 12 декабря 2015 | 14:37

Надоедают эховские ведущие. Как бы не относится к Сванидзе интересно его ОМ, а не ведущей. Чем нашпигованы сотрудники Эха и так все знают. Поэтому тройка за передачу. Хорошо, что не было Лариной!


hound2 12 декабря 2015 | 16:00

Николай Карлович. Ради бога ! В каком тайном месте Путина , Вы разглядели бойцовский характер ? Вы или бойцов ни когда не встречали в жизни , или слюнявые понты приблатнённого гопника из подворотни, за бойцовский характер принимаете , или это обязательный реверанс в адрес нашего ... эээ ... президента ( прости меня, господи ) !


13 декабря 2015 | 01:56

hound2: Абсолютно согласен. Путин - дешёвый баклан, берущий на понт очкастых ботаников. Кстати, типичный Путин - это герой Виктора Сухорукова из к/ф "Комедия строго режима". Помойный шнырь, сявка волею случая выбившаяся в паханы.


juruyivanovich 12 декабря 2015 | 19:29

Как-то сегодня неубедительно говорит Николай Карлович.
Недостаток аргументов Николай Карлович искусно компенсирует дрожью в голосе, имитирующей искренность и задушевность, но всё это как-то не так и вообще - что-то не то...
Ах, как не хватает проникновенного кудахтанья несравненной Ксюши!


manuskript 13 декабря 2015 | 00:05

"Я абсолютно убежден, что Путин уважает Ходорковского", поэтому и держал вблизи, чтобы всегда можно было сжать в дружеском объятии.


13 декабря 2015 | 01:52

Путин - не боец. Это трус и шестёрка. Угроза уничтожать любые цели, "угрожающие российским объектам", не более, чем понты для внутреннего пользования. А вот прямое указание на необходимость согласовывания - это понимание Путиным того факта, что если он в реальности собьёт американский самолёт, то будет иметь весьма бледный вид.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире