'Вопросы к интервью

О. Журавлева Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Сегодня гостем должен быть главный редактор «Московской правды» Шод Муладжанов. К сожалению, стоит пока в перекрытиях на Новом Арбате. А у нас главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А. Венедиктов Здравствуй, Оля.

О. Журавлева Скажите, пожалуйста, Путин говорит, что Турция все нагнетает и усугубляет в ситуации со сбитым самолетом. А Россия сейчас правильно себя ведет?

А. Венедиктов Правильно для чего?

А.Венедиктов: То, что самолет был сбит, это демонстрация, абсолютная демонстрация

О. Журавлева Для того чтобы ситуацию как-то успокоить.

А. Венедиктов Во-первых, этот инцидент, как говорит министр иностранных дел Турции, был ожидаемым. Когда начались полеты российских военных вооруженных сил над территорией Сирии, несколько раз Турция предупреждала о том, что самолеты залетают на территорию Турции. Там, если посмотреть рельеф и розу ветров, там есть такой выступ, буква «в» наоборот. Чтобы зайти при определенном ветре на посадку на аэропорт тяжелому самолету, с большим разгоном нужно маневрировать. И здесь у меня вопрос, у меня больше вопросов, чем ответов. У меня вообще нет никаких ответов, почему РФ, которая согласовала с американцами по военной линии, чтобы самолеты никак друг друга не видели, с французами согласовала, с Израилем, почему РФ не согласовала все эти истории с Турцией. Это первый вопрос. И почему Турция не согласовала, кстати, я знаю.

О. Журавлева Почему?

А.Венедиктов: Конечно российский самолет никакой угрозы Турции не нес

А. Венедиктов Я больше знаю о другой стране, чем о своей. Потому что если посмотреть, там же театр военных действий на сирийской территории. И там вдоль границы Турции с одной стороны левее воюют курды. Которые враги Турции, враги Эрдогана. А с востока у границы, восток, север, пойди, разбери, у этого наконечника воюют на территории Сирии против Асада и против ИГИЛа, там два врага у них, турецкие туркмены. Этнические граждане Сирии, но турецкие туркмены. Этнические турки, этнические туркмены, как хотите, понимайте. Это союзники Эрдогана и противники ИГИЛа с одной стороны и Асада с другой стороны. И когда наши бомбардировщики там летают и когда что они там бомбят, мы не знаем. Это первый вопрос. То есть вполне допускаю, что там курдов не бомбили, а вот до этой территории, возможно, бомбили этих противников Асада. И противников ИГИЛа. Вторая история. Никто мне не дал ответ, вот я вчера был и крутился среди великих мира сего в Екатеринбурге. Среди людей, которые обладают знаниями. Я всем задавал один и тот же вопрос: скажите, самолет был без опознавательных знаков РФ или на нем все-таки были опознавательные знаки РФ. Дайте мне ответ. То есть когда самолет некий влетает в другое пространство, Путин говорит, что две секунды он там был. Возможно. Влетает в другое пространство чужое страны без опознавательных знаков, не отвечая на запросы, бомбардировщик замечу я фронтовой тяжелый. Могли подумать все, что угодно. Я не оправдываю турок, я считаю, что конечно никакой российский самолет никакой угрозы Турции не нес. Всем понятно, что российские самолеты заходят на посадку таким образом. И то, что самолет был сбит, это демонстрация, абсолютная демонстрация. Оба летчика катапультировались. Живыми. Во время сбития.

А.Венедиктов: Эрдоган недооценил свой приказ на сбивание

О. Журавлева Но потом.

А. Венедиктов Но потом, видимо, туда, где они садились, там не поймешь, кто контролирует территорию. Скорее всего, были те самые турецкие туркмены, они действительно, скорее всего, расстреливали с земли летчика, который по их представлению их бомбил. Еще раз повторяю, что в данном случае Турция провела демонстрацию. Не смейте летать без нашего разрешения над нашей территорией. И ракета была выпущена от Ф-16 с территории Турции на территорию Сирии, это все понятно, военные понимают, что все это не играет, не аргумент. А дальше началось следующее. Как мне рассказали, Владимир Владимирович пришел в бешенство после того, как узнал, что летчик погиб и был безоружный, беззащитный расстрелян с земли, в ярости был. Потом это бешенство как мне рассказывали, перешло в холодную ярость, он-то считал, 11 дней тому назад он встречался с Эрдоганом и по очень многим позициям они договорились. И тогда окружение Путина говорило, что Эрдоган будет нашим посредником в наших переговорах с ЕС. Он не вводит санкции, Турция единственная страна ЕС, не ЕС, которая хочет вступить в ЕС, понятно, близкая к европейской страна, которая напрямую торговала с Крымом. Да, санкции, а Турция торгует. Единственная. И многие в окружении Путина были весьма воодушевлены позицией Эрдогана, конечно непростой человек этот султан, но то, что он не занимал жесткую позицию в отношении России по поводу Крыма и Украины, что Путину и важно было, это точно. И поэтому Путин, помнишь, я всегда рассказывал про друзей, врагов и предателей. Вот это типично то, что президент сказал, Путин сказал одно души: это предательство, удар в спину. Он-то считал его если не другом, то союзником. Если не союзником, то партнером. И Турция так себя вела. Тут надо признать, что, как правило, Турция себя вела как партнер, союзник. И поэтому все предупреждения Турции – ну не залетайте вы на нашу территорию, ну не бомбите вы наших союзников, еще вот это услышьте — на территории Сирии. Ну не бомбите наших турок, которые туркмены, турки, какая им разница. На территории Сирии. Да, да, да. И наши продолжали летать, и, видимо, бомбить. Мы не знаем. Там очень много технических моментов, которые важны. Я считаю, разговаривал с разными людьми, если бы не погиб летчик, если бы оба приземлились и затем они были бы эвакуированы, то такого накала бы не было. Здесь огромную роль играет то, что Путин ощутил, что его опять лично предали. Вот как его американцы предали с Украиной, которые что-то обещали. Не сделали. Во время Ливии. Вот это опять предательство. Поэтому спираль противостояния пока не военного будет раскручиваться. Я ждал любых санкций, я их дождался что называется, скорее всего, это очень выгодный проект для России строить АЭС за миллиарды долларов будет заморожен. Турецкий поток – down, Южный поток — down. Это если говорить о крупных проектах. Наоборот, сюда фрукты – до свидания, курятина – до свидания, авиасообщения – до свидания.

А.Венедиктов: Если бы не погиб летчик, если бы оба летчика эвакуировали, такого накала бы не было

О. Журавлева Текстиль, весь туризм.

А. Венедиктов Да, и если не дай бог, они же оба султаны, вот надо понимать, что они реально оба…

О. Журавлева А вам не кажется, что Путин недооценил султана.

А. Венедиктов Они друг друга недооценили. Потому что я думаю, что Эрдоган недооценил свой приказ на сбивание. Он тоже не собирался убивать летчиков, безусловно. Там видимо, было как-то сделано Ф-16 в хвост, по-моему, чтобы они могли катапультироваться. Все понимают. Но приказ был дан и конечно этот приказ отдавал верховный главнокомандующий Турецкой республики Эрдоган, полностью ответственного человека. Поэтому первый шаг турки очень слабый сделали, — они выразили соболезнование. Они его выразили. Они могли бы принести извинения за гибель российского летчика, но они его не убивали. Это произошло тоже на территории Сирии. Убийство российского летчика. Поэтому я ожидаю, честно говоря, ничего хорошего в этом не вижу, что напряжение будет нарастать, а за Турцией уже стоят другие страны. Турция – член альянса.

А.Венедиктов: Напряжение будет нарастать, за Турцией уже стоят другие страны. Турция – член альянса

О. Журавлева Почему ее так поддерживают?

А. Венедиктов Там не так. Не читайте советскую прессу по утрам и не смотрите советский телевизор. Они заявили о том, что граница суверенна, как всегда говорил Путин, но отдельные страны начали заявлять, что это была чрезмерная мера, что…

О. Журавлева Превышение необходимой самообороны.

А. Венедиктов Что надо все-таки договариваться.

О. Журавлева Надо договариваться.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире