01 ноября 2001
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 01 ноября 2001, 19:08

1 ноября 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Владимир Мамонтов, шеф-редактор газеты «Комсомольская правда»
Эфир ведет Ольга Бычкова

О.БЫЧКОВА: Вначале, если можно, мой вопрос. «Комсомольская правда», может быть, больше, чем многие газеты, занимается историей, связанной с гибелью подводной лодки «Курск». Вы очень внимательно за этим следите, в вашей газете появляется много подробностей, которых, может быть, нет в других, и поэтому я хочу спросить именно Вас: верите ли Вы, что в конечном счете мы узнаем правду о том, почему произошла эта трагедия?
В.МАМОНТОВ: Категория, верим ли мы в это, может быть не совсем точна. Я вообще по натуре оптимист, я верю в то, что загадки будут разгаданы, я верю, что людям нужна правда — как тем, которые хотят ее услышать, так и тем, кто должен ее сказать. Вопрос, на мой взгляд, просто здесь в двух вещах: в подлинном знании о том, что произошло там, под водой, в то время, и в мужестве, которого должно хватить для того, чтобы эту правду любую, какой бы она ни оказалась, сказать людям. Вот так я думаю.
О.БЫЧКОВА: Но вы думаете, что на самом деле руководство страны, руководство флота уже знает о том, что там произошло?
В.МАМОНТОВ: Мне трудно судить. Я думаю, что в самых общих чертах, вернее, в самых главных чертах, в самых главных позициях то, что произошло с лодкой, ясно. Понятно, взрыв торпеды — одна из самых явных версий. Но следует выяснить, отчего произошел этот взрыв. Существует множество разных версий: неудачное бомбометание, выпуск ракеты с нашего корабля, находившегося рядом. Есть версия о том, что это какая-то таинственная подводная лодка иностранная протаранила, отчего сдетонировали торпеды, и т.д. Главное, что мы должны получить всю сумму знаний, доказательств вещественных для того, чтобы сделать более-менее правильный выбор (сделать его действительно очень сложно, объективно сложно хочу еще раз сказать), а потом набраться мужества и сказать правду, как она есть.
О.БЫЧКОВА: Если эта правда будет сказана, если это окажется горькая правда, подтвержденная доказательствами А горечь здесь понятно какая — это ошибка, совершенная внутри только нашего флота
В.МАМОНТОВ: Да, допустим либо это экипаж сам, либо какой-то другой корабль
О.БЫЧКОВА: Либо крейсер «Петр Великий» ошибся и что-то произошло не запланированное. Не кажется ли Вам, что эта правда может очень серьезно взбудоражить страну и привести к каким-то непредсказуемым последствиям?
В.МАМОНТОВ: Хорошего в этом ничего нет, разумеется, в такой правде. В очередной раз мы что-то не так сделали, это привело к серьезным трагическим последствиям. Но, кажется, эта рана со временем немного затянулась, и бурно реагировать сейчас на это психологически, и человечески, и вообще по-всякому будет не очень точно. Правда нужна для того, чтобы сделать нормальные выводы из этого, правда нужна для того, чтобы все это верно оценить, и, как это ни банально звучит, для того чтобы, следующее поколение подводников, да и не только подводников, ощущало себя спокойно в экстремальных ситуациях. Мы же никогда не избавимся от подводного флота, всегда он будет, от экстремальных ситуаций, от сложных ситуаций в жизни. Мы можем только минимизировать глупость, незнание, ошибки. Это мы можем сделать и должны сделать. Вот в этом смысле правда представляется мне абсолютно необходимой. Политические последствия, конечно, не бог весть как хороши, скажем прямо, но не они главное здесь. Не все надо мерить, в конце концов, этими пресловутыми политическими последствиями. От горькой правды тоже бывают нормальные политические последствия, от правды вообще хорошие политические последствия бывают, какой бы горькой ни была эта правда.
О.БЫЧКОВА: Что Вы можете сказать об условиях работы журналистов вокруг этой истории, в том числе о том, как приходится работать вашим корреспондентам?
В.МАМОНТОВ: Так же, как всегда. В общем, мы стараемся подлезть поближе, узнать побольше. Сказать, что там перекрыт доступ и поставлен железный занавес нет. Сказать, чтобы нас пустили и везде разрешили нам снимать и смотреть нет. Как известно, главный, кто у нас отвечает за правильное освещение со всех телеэкранов, Генеральный прокурор. Бог его знает, может быть, это такая линия правильная — чтобы журналисты вообще не напутали. Я просто вспоминаю, что когда лодка утонула, журналисты были прокурорами, они судили всех здорово. И, наверно, это им было не всегда ловко и по чину, и по званию. Но и прокурору, мне кажется, тоже не очень ловко ни по чину, ни по званию выступать в роли собственного корреспондента телевизионного и все нам рассказывать. Журналист должен спрашивать, прокурор может или должен отвечать вот так, по-моему, должна эта работа строиться. Но работа экстремальная, скажем прямо, и я думаю, что не дай нам бог сказать здесь, что и та и другая сторона будет извлекать уроки о том, как это освещать. Лучше, чтобы этого вообще не происходило, что-нибудь другое освещали бы мы.


О.БЫЧКОВА: Вопросы слушателей есть на нашем пейджере. Дмитрий прислал вопрос, я думаю, что Дмитрий как раз ровно миллионный человек, который задает его Вам. «Не стыдно ли вам пользоваться названием «Комсомольская правда»?» Все равно отвечайте.
В.МАМОНТОВ: Все равно буду отвечать. Пока поколение, которое оценивало и читало эту газету, полностью не сменится, к сожалению, время неумолимо, мы будем получать такие вопросы. Мне абсолютно не стыдно. Мы сегодня работаем изо всех сил, мы стараемся делать все возможное, чтобы быть всегда на пике информационного читательского интереса. А если уважаемый читатель имеет в виду, что не стыдно ли нам, что газета такое коммунистическое название носит да нет, по-моему, все меньше и меньше осталось в этих словах какого-то смысла скрытого и подлинного. Это торговая марка, и очень хорошо раскрученная, с хорошей историей, с хорошими традициями. Мы были бы последними болванам, если бы от нее отказались.
О.БЫЧКОВА: В какие-нибудь свои времена у вас были сомнения на этот счет?
В.МАМОНТОВ: Были. Мы отринули эти сомнения, хотя даже такой вариант — он хранился, хранится и сейчас
О.БЫЧКОВА: Вариант названия?
В.МАМОНТОВ: Да, «Сегодня».
О.БЫЧКОВА: Где-то я уже слышала Еще один вопрос, Николай спрашивает: «Можно ли Дарью Асламову считать жемчужиной вашей газеты?»
В.МАМОНТОВ: Да, разумеется, в своем роде это камень драгоценный. Правда, наверно, не всем она нравится, не все принимают эту манеру, но мы такая газета, которая старается очень широко работать на читателя, и мы абсолютно твердо знаем, что для значительного количества читателей, и читательниц в особенности, похождения волшебные, сказочные и эротические Дарьи Асламовой — это хорошее чтение. Но в то же время Даша, между прочим, журналистка широкого профиля, и ее репортажи последние из Пакистана отнюдь не о том, о чем бы вы подумали, если вы не читали. Это нормальная работа военного корреспондента. Так что этот образ эротически озабоченной Даши это образ, нужный для газеты, мы его будем по возможности поддерживать В этом смысле — да, жемчужина.
О.БЫЧКОВА: Но если говорить о том, о чем мы подумали, все-таки как Вы определяете для «Комсомольской правды» границы допустимого?
В.МАМОНТОВ: Границы для нас выстраиваются так: мы бы хотели, чтобы «Комсомольская правда» спокойно лежала в семье, в доме, чтобы ее не было бы необходимости прятать от детишек, и она не должна приводить в неистовство старшее поколение где-то вот здесь возникает граница. Периодически мы заваливаемся в ту или иную сторону, к сожалению, поскольку люди и в определении этой границы подчас ошибаемся. Но поправляемся.
О.БЫЧКОВА: Еще один вопрос об еще одном человеке. «Валентин Юмашев — бывший сотрудник «Комсомольской правды»» вспоминает Антон из Санкт-Петербурга. Он спрашивает Вас о его роли в истории нашей страны, и работали ли Вы с Валентином Юмашевым.
В.МАМОНТОВ: Нет, я пришел в газету позже. О роли Валентина Юмашева Я хорошо знаю о его роли в «Комсомольской правде». Он был первым, по-моему, капитаном «Алого паруса», такая была знаменитая молодежная рубрика, и это очень серьезный исторический большой камень в фундамент «Комсомольской правды» им заложен. Что же касается роли его в стране, мне кажется, она абсолютно ясна. И если мы почитаем книги, которые вышли под его руководством, то станет абсолютно ясно, какова была роль Валентина Юмашева при Ельцине
О.БЫЧКОВА: Предложение Евгения Кузьмичева собрать ныне здравствующих главных редакторов газеты «Комсомольская правда» и провести круглый стол. Евгений считает, что будет интересно.
В.МАМОНТОВ: Да, это будет, очевидно, интересно. Почему я абсолютно точно говорю потому что мы периодически приглашаем к себе бывших главных редакторов, и всегда эти встречи очень полезные и очень теплые, это правда. Они знают много очень, они бог знает кого только не видели, с кем не общались. Какие фотографии великолепные у нас висят по стенам «Комсомольской правды»: там и шампанское с Гагариным, и объятия с Терешковой, и все что хотите. Времена-то были любопытные по-своему и интересные, и это люди находились прямо там, в гуще событий, как бы мы их сегодня ни оценивали, те события.
О.БЫЧКОВА: Ваш читатель с 20-летним стажем Сергей из Петербурга сообщает, что в ближайшие несколько десятков лет состав читателей смениться не планируется это к вопросу о названии «Комсомольская правда»
В.МАМОНТОВ: Молодцы.
О.БЧКОВА: Человеку нравится и название, и газета. Его все устраивает.
В.МАМОНТОВ: Мы приветствуем.
О.БЫЧКОВА: Но, например, Петр недоволен освещения истории подводной лодки «Курск», он спрашивает, когда будет более или менее полное освещение ситуации.
В.МАМОНТОВ: Я не думаю, что сейчас журналисты смогут удовлетворить этот интерес исторический, военно-исторический и человеческий интерес полный к этому событию. Слишком оно объемно и слишком много пока неясного. Скажем так, идет следствие, его проводит прокуратура, его проводят журналисты, все общество в той или иной мере проводит это следствие. И по крупице эти знания собираются. Требовать сейчас от газеты, чтобы она завтра рассказала, что там на самом деле оказалось на «Курске», мне кажется, неправильно. Мы никогда этого не сможем сделать, а постепенно все вместе эту правду из кусочков сложим, мне кажется.
О.БЫЧКОВА: Григорий, например, ставит вопрос по-другому, и на самом деле правильно. «Ответьте, не почему погибла лодка «Курск», а почему погибли люди, почему не спасли людей?»
В.МАМОНТОВ: На моем месте должен быть какой-то адмирал, мне кажется, читатели ошибаются. Впрочем, это тоже интересный показатель: у журналиста требуют ответа, который должны дать специалисты, адмирал и командиры. Это очень интересно психологически. Это у нас в стране, кстати говоря, только возможно. И тем не менее, я скажу. Люди погибли потому, что, судя по всему, у них не было никакой возможности выжить. Камера, на которой они должны были подняться, была разрушена. После взрыва большинство отсеков мы это видим превратилось в крошево. И если эти оценки верны, приблизительно через 5-6 часов от пожара, от последующего затопления и от угарного газа люди там погибли. Вот почему они погибли. А что лежит в основе страшное головотяпство чье-то или это стечение обстоятельств вот это мы не знаем пока.
О.БЫЧКОВА: Еще один вопрос по поводу «Курска», может быть последний. Сергей Кеслин спрашивает: «Почему, на ваш взгляд, именно вам, «Комсомольской правде», было доверено освещение событий на «Курске»?» Вам доверяли?
В.МАМОНТОВ: Да нас только что метлой не отгоняли от «Курска». Сколько мы выслушали от всех многоуважаемых адмиралов и чиновников криков, что мы всех оболгали, что мы пишем не то и не вовремя! Да где же нам что доверили? Куда мы пролезли сами при помощи наших корреспондентов военных, и иных, и девочек Зин Лобановых У нас молодая совсем девочка работает сейчас на «Курске», вот куда она проберется своим умом, талантом и пробивными способностями вот то мы и печатаем. Никто нам ничего не дал, не открыл никакого архива, никуда не запустил.
О.БЫЧКОВА: Вопросы, касающиеся непосредственно распространения «Комсомольской правды», от Олега из Красноярска: «Когда в городах издания вашей газеты в понедельник можно будет купить или получить по подписке цветной номер «Комсомолки»?»
В.МАМОНТОВ: Это очень любопытный вопрос. Действительно, дело в том, что мы уже довольно долго в Москве в понедельник выходим специальным номером «Комсомольской правды». Проект в Москве очень успешный и по тиражу, и по рекламе, и по экономике, и по читательским отзывам, его слава уже, видите, и до Красноярска каким-то образом добралась. И один из перспективных этапов развития да, конечно, понедельничный номер во всех пунктах распространения «Комсомольской правды», да, конечно, цветной, да, конечно, толстый и много-много страниц. Но постепенно. Мы газета, работающая по экономическим стандартам от собственной прибыли, больше ни от чего. Вот насколько нам денежек хватит на какой цветной номер в каком городе там мы его и выпустим.
О.БЫЧКОВА: Дмитрий считает, что во вторник сайт «Комсомольской правды» в Интернете становится менее информативным.
В.МАМОНТОВ: Абсолютно точно. Просто радостные вопросы читают ведь, оказывается, заглядывают. Сердце радуется. Мы исправимся. Там существует техническая проблема по загрузке сайта во вторник, это абсолютно точно. Мы ее сейчас решаем и решим, и вообще мы уже обновили в этом году сайт и еще раз его обновим с целью сделать более интерактивным и более быстрым. Там будут новости онлайн и т.д., всякое такое, что составляет счастье интернетовского юзера.
О.БЫЧКОВА: Тогда уже напомните адрес.
В.МАМОНТОВ: www.kp.ru
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Владимир Мамонтов, шеф-редактор газеты «Комсомольская правда».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире