'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я приветствую в этой студии главного редактора журнала «The New Times» Евгению Альбац. Здравствуйте.

Е.Альбац Татьяна, здравствуйте.

Т.Фельгенгауэр Министерство обороны России сообщило о гибели в Сирии военнослужащего-контрактника. При этом ведомство утверждает, что это было самоубийство. А в Комитете солдатских матерей говорят, что версия Минобороны какая-то недостоверная и неточная.

К Сирии, понятно, сейчас приковано внимание и вот сообщение о первой смерти. Здесь главная проблема – уровень доверия? То есть даже если Минобороны будет говорить правду, не будут верить?

Е.Альбац Да, безусловно. Конечно, уровень доверия к институтам власти у нас очень низкий, что бы там ни показывали всякие рейтинги-опросы. Да, на самом деле, они находятся на уровне небольших очень значений, поэтому, конечно. Но прежде всего, конечно, я хотела бы выразить просто свое соболезнование близким совсем молодого человека, погибшего не важно как и по какой причине, но погибшего далеко от дома и вообще погибшего.

Т.Фельгенгауэр На этом фоне российские власти говорят о том, что их не позвали на встречу в Париже по сирийскому конфликту, никто их вообще не проинформировал и как-то, видимо, с некоторым недоумением реагируют. Как же так? Мы же там один из самых активных участников того, что происходит конкретно в Сирии.

Е.Альбац: Уровень доверия к институтам власти у нас очень низкий, что бы там ни показывали всякие рейтинги-опросы
Е.Альбац Ну, вообще это большая натяжка. Вот, последнее сообщение было, что российские ВВС – было примерно 50 вылетов, да? Западная коалиция, если мне память не изменяет, больше 7 тысяч вылетов. Во-вторых, даже если вы смотрите сюжеты, которые показывают по российским каналам пропаганды, в частности, по главному российскому каналу «Россия 1», то вы видите, что все заявления руководства Российской Федерации о том, что мы влезли в войну на Ближнем Востоке для борьбы с ИГИЛ… И, вот, и Путин говорил на встрече с Асадом, он назвал уже цифры что-то 4 тысячи выходцев из бывших республик Советского Союза воюет на стороне ИГИЛ. То по сюжетам, которые передают оттуда пропагандисты российских каналов, удары-то наносятся, прежде всего, по оппозиции Асаду. И, собственно, это главная претензия объединенной коалиции, представителей, прежде всего, Запада на Ближнем Востоке, что Россия, российские самолеты бьют, прежде всего, по оппозиции Асаду. Поэтому чего уж тут удивляться, что Россию не позвали?

Но вообще, конечно, иногда просто хоть стой, хоть падай. Когда слушаешь сообщения российских пропагандистов о больших успехах наших в Сирии… Ну, например, вот прошло сообщение о том, что в результате действий российских ВВС был освобожден город Угарит. Город Угарит в Сирии был освобожден примерно 1,5 тысячи лет назад. Примерно 1,5 тысячи лет назад там не живут люди вообще. Примерно 1,5 тысячи лет назад его как-то они освободили от себя. И сейчас это археологические раскопки. Вот. И когда ты такое слушаешь… Понимаете? И, вот, ты думаешь. Ну, я понимаю, что всё это, что безграмотные люди, которые рассчитывают на безграмотных людей. Конечно, где Сирия, где Ближний Восток, где какой-то Угарит там, да? Ну, кто про это чего знает?

Т.Фельгенгауэр И объявили Одессу вольным городом.

Е.Альбац Не говорите (смеется).

Т.Фельгенгауэр Ну, вот, наш слушатель (Свет77 он подписывается) как раз спрашивает о финансовой стороне дела, подсчитывает ли кто-то расходы?

Е.Альбац Да Подсчитывает. И мы подсчитываем – возьмите журнал «The New Times» (простите, что я рекламирую). Ну а почему же, собственно, не рекламировать хорошую работу моих коллег? И вы увидите, что сколько стоит.

Например, один вылет самолета боевого стоит 12 тысяч долларов в час. Стоимость бомбардировок в сутки стоит от 700 до 710 тысяч долларов. Содержание военного персонала на двух российских базах стоит 440 тысяч долларов в день. Вот те данные, которые приводили различные вполне уважаемые сайты, стоимость российской войны в Сирии примерно 4 миллиона долларов в день. Вот, мы там сколько находимся? Уже примерно месяц, да? Можно посчитать.

На фоне тех сокращений на социальные расходы, которые представлены в российском бюджете на 2016-й год, который только что в пятницу был внесен в Государственную Думу, вот, с одной стороны, сокращаются в процентном отношении, сокращаются расходы на медицину, на образование, то есть на человеческий капитал, на то, что обеспечивает, на самом деле, стране будущее. А с другой стороны, 4 миллиона долларов в день тратится на войну неизвестно где, неизвестно с какими целями и неизвестно зачем находящейся там Россией.

И этот, конечно, сам по себе вопрос, почему Россия находится в Сирии, как принималось решение о Сирии и так далее, безумно интересный.

Вы знаете, вот, я много на эту тему размышляла, и я думаю, что причина одна и главная, что Путин Владимир Владимирович хорошо себя чувствует только в условиях конфликта. Вот, в конфликтной ситуации, в конфликтной среде это ему дает энергию. Он человек уже немолодой, поэтому, конечно, ему нужны внешние подпитки. И он сам создает ситуацию конфликта, и потом героически ее разрешает.

Вот, я думаю, что наше вмешательство в войну на Ближнем Востоке, которая очень далека от нас и в которой, собственно, наши интересы чрезвычайно неоднозначны и невелики в сравнении с теми расходами, во что нам обойдется эта война (я имею в виду наши интересы в Сирии, наши базы в Сирии и так далее), я думаю, что главная идея, которая за этим стоит, заключалась в том, что для Путина ситуация, когда он не является членом мирового правительства и не решает вместе со всеми судьбы мира, стала совершенно в какой-то момент просто невозможна, невыносима. И в этот момент Путин себе сказал: «Так. Значит, со мной не хотят разговаривать, меня на «Восьмерку» не приглашают, я больше не член этой мировой Каббалы, которая решает судьбы мира. Значит, я должен предложить сам вариант, в котором со мной придется считаться». Так появилась, я думаю, и вся эта история с Сирией.

Е.Альбац: Один вылет самолета боевого стоит 12 тысяч долларов в час
Ну и, конечно, когда российские самолеты там бомбят и когда они устраивают цирковые представления с ракетами, которые летят через 2 страны, рушат по дороге взаимоотношения с бывшими республиками Советского Союза, ну, кто ж тут считается? Конечно, с этим приходится считаться прежде всего, потому что мир смотрит на руководство России и задается себе вопросом: «А они хорошо понимают, что они делают, или не очень?»

Т.Фельгенгауэр Мы на этом вопросе прервемся и, может быть, поищем ответ на него, но через 3 минуты. Это «Особое мнение», мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр Продолжается программа «Особое мнение», и это особое мнение главного редактора журнала «The New Times» Евгении Альбац. Так что же весь мир, окружающий нас, отвечает на вопрос, понимает ли Владимир Путин, что вообще он делает?

Е.Альбац Ой. Вы знаете, у меня такое ощущение, что мир вокруг нас с некоторой такой, как бы вам сказать, брезгливостью смотрит на то, что у нас происходит. И смотрит на всё это происходящее, вспоминает, как на Валдае Владимир Путин продемонстрировал… Была такая речь Путина – это была сплошная такая обида, и при этом это был пример такого прикладного славянофильства, как об этом замечательно у нас в колонке написал Юрий Сапрыкин.

И в этой своей речи, я вам напомню, Владимир Путин сообщил, что в основе русского мировоззрения лежат представления о добре и зле, высших силах, о божественном начале. А в основе западного начала – интерес, прагматичность, прагматика, — сказал Владимир Путин.

Сегодня Фонд борьбы с коррупцией опубликовал очередные результаты своего расследования и, в частности, по замечательному домику Министра обороны господина Шойгу, а до этого главы МЧС. Человек, который ни одного дня не работал в бизнесе, но который, очевидно, записал на своих близких, в том числе на сестру жены, пару домиков в несколько сотен квадратных метров, выполненных в форме пагоды, исполненных финской компанией HONKA.

Т.Фельгенгауэр Красивый дом, кстати.

Е.Альбац Очень красивый. Ну, что вы! Кто ж там что говорит?

Т.Фельгенгауэр Впервые со вкусом что-то сделано.

Е.Альбац Знаете, ну, просто, все-таки, хотелось бы знать. Ну, все-таки, просто интересно, поскольку при всем уважении к главе Министерства обороны, а до этого главе МЧС, он ни одного дня в частном бизнесе не работал. Поэтому хотелось бы, все-таки, понимать.

Это очень дорогие постройки. Финская фирма HONKA – одна из самых дорогих компаний, работающих в Северной Европе на рынке строительства.

Понимаете, вот это, конечно, вот, о божественном начале. И так же, как шубохранилище бывшего главы РЖД господина Якунина. Понимаете? Вот эти все… И это, конечно… Это какой-то совершенно уже XIX-й век (все эти заявления, которыми радовал нас Путин Владимир Владимирович на клубе Валдай в Сочи). И особенно… Знаете, ну, может быть, можно это всё рассказывать западным специалистам, которые будут вежливо всё это слушать. Ну, в общем, когда тебя забесплатно привозят с другой стороны Атлантики, селят в пятизвездочных номерах, оплачивают твою еду, то, в общем, ты не будешь особенно задавать вопросы. Но для нас, кто из в том числе своих налогов оплачивает очередную игрушку Путина, а именно войнушку в Сирии, это, конечно, всё вызывает большие и самые серьезные вопросы.

С.Белковский: Умнейших людей страны купили за полторы копейки, вот в чем, мое личное расстройство
Одновременно с этим мы наблюдаем, как те, кто позволяет себе раскрывать это грязное белье российской чиновной власти, их невероятную совершенно склонность к стяжательству и воровству, как та же самая власть начинает над ними измываться. Я, конечно же, имею в виду, прежде всего, сейчас ситуацию с Олегом Навальным, который сейчас в очередной раз оказался в ШИЗО и, уже находясь в ШИЗО, ему вынесено 4 взыскания.

И сегодня (я хочу просто напомнить нашим слушателям) опубликовано письмо в адрес Генерального прокурора и в адрес главы ФСИНа, которое подписано самыми известными людьми, в частности, оно подписано и лауреатом Нобелевской премии Светланой Алексиевич и знаменитым музыкантом Гребенщиковым, и другими известными людьми.

Т.Фельгенгауэр Ну, там, кстати, можно продолжать оставлять подписи на сайте.

Е.Альбац И можно продолжать оставлять подписи. Ну, просто, понимаете, это настолько постыдная вещь брать в заложники членов семьи, а потом еще над ними измываться. Это настолько недостойно страны, которая претендует, и власти, которая претендует на то, что она возглавляет великую державу. Всё это настолько мелко, подло и отвратительно, что ничего кроме какой-то вот такой брезгливости это просто не вызывает.

Е.Альбац: Мир смотрит на руководство России и задается себе вопросом: «Они хорошо понимают, что делают, или не очень?»
Т.Фельгенгауэр К Валдаю еще вернемся, а касательно ситуации с Олегом Навальным и то, как с ним обращаются в колонии. Вот это письмо и эта публичность, которая сопровождает Олега Навального. Он записал обращение к участникам митинга, он стал колумнистом вашего журнала, появилась страничка, которую ведут от его имени и там обновляются эти записи в Facebook. Вот эта публичность – она усугубляет его положение?

Е.Альбац Понимаете, Олега Навального пытаются переломить через колено, его пытаются поставить на колени. Так же, как на протяжении всех этих лет пытаются поставить на колени Алексея Навального, собственно. Олег за него и отдувается. И я думаю, что ФСИН с удивлением для себя обнаруживает, что, ну, вот, ничего не получается.

Им казалось, что Олег по сравнению с Алексеем сделан там из какого-то мягкого материала. А им вообще стоило бы познакомиться с биографиями родителей Алексея и Олега Навального, и просто узнать, что отец этих двух замечательных молодых людей прошел по всем возможным гарнизонам страны. И за ними большая стоит вообще, так сказать, личная и человеческая биография. И Людмила Ивановна Навальная не из тех женщин, с которыми можно вот такие вещи проделывать. Она очень хорошо воспитала своих детей. У этих детей есть четкое представление о собственном достоинстве. А для власти, которая абсолютно убеждена, что всех можно купить, что, на самом деле, человек мелок и жалок, и весь вопрос только в размере рубля, а купить можно любого и сломать можно, соответственно, любого, им даже трудно себе представить, что люди могут вот так бороться за собственное достоинство. Ну, очередная ошибка… Такую же ошибку очень часто допускала и советская власть. Ну а, собственно, сейчас-то просто троечники советской власти захватили власть в стране. Ну, вот, мы видим то, что они делают.

Т.Фельгенгауэр Возвращаясь к выступлению Владимира Путина на Валдае. Вы обратили внимание на ту обиду, которая звучала в его словах. А если говорить о каком-то посыле для внутреннего, что называется, потребления, то тут на что бы вы обратили внимание? Или это в очередной раз всё на внешнюю историю?

Е.Альбац: Олега Навального пытаются переломить через колено, его пытаются поставить на колени
Е.Альбац Ну как? Вы знаете, всегда же внешняя политика есть продолжение внутренней. Просто мне кажется, что очень любопытно за Путиным наблюдать, просто за тем, как изменяется его личность. Я понимаю, что ему безумно скучно, что он смотрит на людей в своем ближайшем окружении, которые бесконечно ему рассказывают о том, какой он замечательный, самый умный, самый проницательный и так далее, да? Вот, была замечательная эта картинка, когда Путин говорил и показывали всё время Сергея Иванова, ну, который просто, ну, вот так, с придыханием смотрел на этого изумительного человека, который, на самом деле, нон-стоп жаловался всему миру, как его обидели тем, что не поняли его притязаний на территорию суверенной страны и не поняли, какой он замечательный стратег и ум, и как мир теряет без его участия в управлении мировыми делами. Это, конечно, беда.

Вы знаете, была еще одна вещь. Профессор UCLA (это очень хороший университет есть в Калифорнии) Дэниэл Трисман – он опубликовал в Facebook свое фото с Путиным. Ну, это, вот, такая… Америка – страна в этом смысле вполне провинциальная (ужасно нравится фотографироваться со всякими начальниками). Но дело не в этом. Он задал Путину вопрос: «Действительно ли решение по Крыму он принимал практически в одиночку и лично?» И, конечно, то, что Путин сказал «Да», это потрясающая вещь. А, извините, мы должны прерваться.

Т.Фельгенгауэр О потрясающей вещи мы расскажем через 4 минуты. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Это продолжение программы «Особое мнение», и главная героиня этой программы – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times».

Е.Альбац Сейчас я станцую. (смеется)

Т.Фельгенгауэр И споете. Так про потрясающую вещь, то, что Владимир Путин прямо отвечает, что это его собственное решение по Крыму.

Е.Альбац Понимаете, это решение, которое принципиально изменило ход истории развития страны. Вот это принципиальное было решение (решение об аннексии Крыма), принятое 18 марта 2014 года.

Это решение поставило страну в ситуацию конфронтации с окружающим миром, с Европой, куда мы, вроде бы, были нацелены последние четверть века. Это ситуация, которая подтолкнула экономический кризис, который уже до этого развивался и, безусловно, подтолкнула этот экономический кризис. Эта ситуация сделала изгоями как минимум 2,5 миллиона людей в погонах и без, которые теперь не могут выехать из Российской Федерации, потому что им это запрещено и тем самым их конституционное право на передвижение самым серьезным образом ограничено. Это ситуация, которая поставила мир на грани новой «Холодной войны». И так далее, и так далее.

То есть, вот, последствия от этого решения, которое было принято в единоличном порядке, так сказать, царем горы колоссальные совершенно. Расплачиваться за это мы будем еще и после того, как Путина уже давно не будет. Понимаете? Там по разным подсчетам экономике Российской Федерации… У нас об этом тоже статья в номере Дмитрия Гутрина. Это встанет примерно в 100 миллиардов долларов (аннексия Крыма и последующая война на Донбассе).

Понимаете, и это решение принимается одним человеком. Как мы знаем, не были затребованы экспертизы от соответствующих, там не знаю, think-tank’ов, министерств и так далее. Министерство экономического развития получило заказ рассчитать, какова же цена всей этой авантюры, только после того, как решение было принято.

Понимаете, вот, строго говоря, Государственная Дума Российской Федерации как парламент, как другая ветвь власти обязана начать была бы расследование, как это могло произойти, насколько это было продуманное решение и так далее. Понимаете? А Путин этим хвастается. Он даже не понимает, что не могут такие решения, такие важнейшие решения приниматься единолично. Это страшное! Это страшная история. Это, на самом деле, нас всех должно очень сильно пугать, потому что он считает, что он может себе позволить единолично принимать такого рода решения. А он не может себе этого позволить, он не господь бог. Он не может распоряжаться судьбой целой страны. Он не может всего знать. Именно для этого и должны существовать экспертизы, дискуссии, там я не знаю, проработки и так далее.

Е.Альбац: Сейчас просто троечники советской власти захватили власть в стране. Вот, мы видим то, что они делают
Вот это просто очень опасно. И очень опасно, что Путину нравится всё время подтверждать «Да, я. Я единолично. Я принял решение, и дальше уже остальное там было уже делом техники».

Мы видим, что с Крымом, так сказать, получилось обойтись практически без жертв, а вся эта авантюра в Новороссии, которая, безусловно, без Путина тоже никуда не обошлась, она закончилась многими тысячами жертв с обеих сторон – как со стороны Донбасса, так со стороны остальной Украины.

И цена колоссальна. Цена колоссальна не только экономическая. Это и цена дальнейшего нашего развития, это и будущее наших детей, это и то, как будут просто выстраиваться взаимоотношения России с миром. И поразительно. И всё это… Вот, в голове одного человека так вот кликнулось, вот, ему было скучно, поговорить не с кем, Ганди уже нету на свете и, вот, он решил «А почему, собственно, не забрать?» А потом он решил «Они меня не хотят приглашать на «Восьмерку». Давайте-ка я сейчас им скажу, что я немножко буду бомбить оппозицию в Сирии. Ну, просто скажу, что бомблю, на самом деле, в основном, ИГИЛ, а буду бомбить оппозицию в Сирии. И, вот, я их опять поставлю таким раком, они будут смотреть и думать «Мама родная, что же нам еще от этого парня ждать?»

Понимаете, это опасная и тяжелая история, но, вот, мне кажется, очень важно понимать, что, ведь, дело не только в российской власти. Ну, российская власть – собственно, много в этой студии говорилось, что, к сожалению, ее уровень чрезвычайно низок, уровень экспертизы чрезвычайно низок. Конечно же, Путин самый умный там из всех, и в этом есть своя, конечно, опасность.

Е.Альбац: Это встанет примерно в 100 миллиардов долларов (аннексия Крыма и последующая война на Донбассе)
Т.Фельгенгауэр Но решения-то принимает один человек.

Е.Альбац А они молчат! Вы понимаете, в чем дело? Они молчат! Я всё жду, когда же, наконец?... Вот, Федор Лукьянов вел на Валдае там круглые столы на тему «Война и мир», «Война – это мир» и так далее (там они играли с Оруэллом). Но я, ведь, отлично знаю, что тот же самый Лукьянов в ужасе был, когда узнал, что единолично принималось решение по тому же самому Крыму. Понимаете?

Вот, ради чего? Какие зарплаты? Какие?.. Что можно?.. Хорошо понимая. Это же люди образованные достаточно и понимающие, к чему это ведет. Понимая, что «Холодная война» может при такой власти перейти в горячую, что как минимум региональных конфликтов будет трудно при такой власти избежать, и мы же видим, что происходит. Понимаете?

Вот, что?.. Какова?.. Неужели, все эти зарплаты, эти новые, там я не знаю, здания Вышки или заказанные там исследования Мао, неужели, они стоят того, чтобы так торпедировать будущее собственной страны?

Т.Фельгенгауэр Ну, здесь нет ни Мао, ни Кузьминова, ни Лукьянова, чтобы вам ответить на этот вопрос.

Е.Альбац Да они же не ответят, они же даже побоятся ответить. В этом же весь кошмар, Таня! Они же и побоятся ответить. Понимаете?

Т.Фельгенгауэр Если слышат, может быть, ответят.

Е.Альбац Вот это одна из главных проблем, что образованный, богатый класс – он либо стоит с протянутой рукой на коленях и говорит «Всё сделаем, Владимир Владимирович. Что изволите? Сейчас мы там… Мы всё сейчас напишем, мы всё сделаем, чтобы всё было у вас хорошо», да? И чтобы, так сказать, всё это выглядело как-то более-менее прилично. Понимаете?

А богатый класс предпочитает жить за пределами отечества, и только так вот тихонечко во время ланча: «Ну, конечно. Это такой кошмар. Это такой кошмар…» Вот же, понимаете, что оказалось, что здесь совершенно вот эта идеология сопротивления, противостояния некомпетентной и неправедной власти, оказалось, что этого совершенно здесь нет. Умнейших людей страны купили за полторы копейки, вот же в чем, понимаете, ужасное мое личное расстройство. Вот, просто расстройство.

Я делала дискуссию между профессором Аузаном, который ректор Экономического факультета МГУ, и профессором Сьянс По (это Школа политических исследований Университета в Париже с Сергеем Гуриевым, да?) ровно об этом, о том, что же будет с родиной и с нами. Понимаете, своими руками мы себя вновь засунули в этот тупиковый путь развития. И, ведь, понятно, что это тупик. Понятно, что придется из него выбираться. Понятно, что это будет стоить колоссальных ресурсов человеческих и так далее. И вот образованный класс, вот, все эти Кузьминовы, Мао – они обязаны были, обязаны были хотя бы интеллектуально этому сопротивляться. А они, понимаете, максимум, что они могут сказать, «Ой, на образование опять мало денег». Ребят, а чего вы удивляетесь? Если вы молчите, когда страна входит в военную истерию и находится в этой военной истерии уже больше года, что ж вы молчали, когда страна влезала в очередную войнушку, когда страна влезала в гибридную войну на Донбассе, теперь в Сирии? А теперь вы плачетесь, что денег мизер дается на здравоохранение и на образование. Естественное следствие всего того, что происходит последние два года.

Т.Фельгенгауэр Евгения Марковна, еще про молчание. В эти дни вспоминаем жертв теракта Норд-Ост – и тех, кто погиб, и тех, кто выжил. И опять, в общем-то, так вспоминаем вы да я, да мы с вами, может быть. Ни высокопоставленные чиновники, ни власти ничего не говорят. Как вообще это работает? Всё? Если не говорить вслух, то, вроде как, и не было ничего?

Е.Альбац: Беда, что со стороны образованного класса, того, что принято называть элитой, нет никакого сопротивления
Е.Альбац Ну, конечно, власть не будет про это говорить, потому что тогда она должна будет сказать «Мы применили секретный газ. Мы не подготовили врачей. Мы не выдали им антидот. Поэтому столько людей погибло». То, что власть себя так ведет, это понятно, да? Это может нравиться нам с вами или… Это плохо. Но она безответственная и абсолютно бесконтрольная власть, поэтому она так себя ведет. А вот то, что, еще раз, образованный интеллектуальный класс никаким образом этому не сопротивляется… Понимаете? Из всех сопротивленцев один Алёша Навальный остался. А все остальные легли под матрацы и, значит, трясутся и думают «Как бы мне там, вот, только бы мне не срезали бы грант».

Кстати говоря, вот, я очень надеюсь, что Элла Памфилова, наш «обдусмен», и Михаил Федотов, глава СПЧ при президенте, что они займутся этой историей с Олегом Навальным, что у них хватит смелости и представлений о добре и зле, и какого-то вот это… Знаете, как Путин сказал? «В основе русского мировоззрения лежит представление о добре и зле, высших силах, о божественном начале». Вот, у них хватит представлений об этом самом божественном начале, чтобы вступиться за оскорбленное достоинство Олега Навального в орловской тюрьме, в орловском лагере.

Т.Фельгенгауэр Спасибо большое. Это было особое мнение Евгении Альбац.

Е.Альбац Спасибо.

Т.Фельгенгауэр До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире