'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я приветствую в этой студии главного редактора журнала «The New Times» Евгению Альбац. Здравствуйте, Евгения.

Е.Альбац Татьяна, здравствуйте.

Т.Фельгенгауэр Обсуждаем Генассамблею – там продолжаются дебаты и обсуждения, разговоры, всё, ИГИЛ, Сирия бесконечные. Но я бы хотела, на самом деле, начать со вчерашнего выступления лидеров стран. Кто произвел на вас самое сильное впечатление как хорошее, так и плохое?

Е.Альбац Ну, я, конечно, не смотрела всех (это невозможно). Я слышала, в интернете писали, что очень хорошо выступал представитель Польши. Мне очень понравилось выступление главы Китая Си Цзиньпина, который сказал… Там у него была замечательная фраза. Он сказал «Прошлое изменить нельзя, но мы вместе можем построить будущее».

И дальше, собственно, вся речь председателя Коммунистической партии Китая (что очень смешно, конечно) была посвящена тому, что можно сделать и во что китайцы готовы вкладываться. Это даже всё не важно. Просто очень фраза точная: «Прошлое изменить нельзя, зато мы вместе можем построить будущее».

А выступления президента США Барака Обамы и президента России Владимира Путина – это, вот… Понимаете, это был плач двух мальчуганов, которые друг друга, значит, побили, надавали друг другу оплеухи и теперь, значит, пришли и всяким мамкам и папкам жалуются, как им плохо и тяжело жить.

Причем, я даже была поражена, насколько же это, в общем, по стилистике, по неконструктивности были похожие речи. Речи двух обиженных друг другом политиков, Путина и Обамы.

Т.Фельгенгауэр Вы ждали каких-то конкретных программ и предложений, планов?

Е.Альбац Я полагала, что Путин едет на Генеральную ассамблею, и он предложит какой-то, действительно, серьезный план решения проблемы на Ближнем Востоке с ИГИЛом, с Сирией и так далее. И я вообще ждала, что это будет какая-то речь, ну, что-то типа Мюнхенской, во всяком случае по яркости, да? Ничего либерального мы давно от Путина не ждем, но я полагала, что это будет какая-то яркая речь (во всяком случае, было такое нагнетание, да?). «Россия 24» просто таймер установила у себя на экране, и отсчитывала «До начала Генеральной ассамблеи осталось». Вот так вот. Просто, ну, нечто невероятное.

И, конечно, были раскручены эти ожидания в связи с речью Путина, встречей с Обамой и так далее. В общем, по-моему, это как-то закончилось… Я не могу сказать «мелким пшиком», но, конечно, совершенно не то, что я, во всяком случае, ожидала.

Т.Фельгенгауэр Как вы думаете, кому была адресована речь Путина? Потому что, ну, в России ее, правда, очень ждали и так вот, действительно, нагнетали внимание.

Е.Альбац Ну, я думаю, что… Вы знаете, Путин в интервью Чарльзу Роузу очень правильно сказал, что всегда всякие внешнеполитические акции есть продолжение внутренней политики, направленной прежде всего вовнутрь. Поэтому, конечно, Путину надо было показать собственному олигархату, что он еще вполне себе международная фигура, что его вполне еще слушают и его принимают, и с ним встречаются и так далее. Это прежде всего было, как мне представляется, направлено именно на российскую номенклатуру, на ближайшее окружение Путина. Это во-первых.

Я думаю, что не последнюю роль играли соображения отношений с Китаем. Поскольку с Китаем не очень получается весь этот разворот на Восток и китайцы разговаривают со своими российскими коллегами, похлопывая их так, как младших братьев, по плечу…

Т.Фельгенгауэр Снисходительно.

Е.АЛЬБАЦ: Путину надо было показать собственному олигархату, что он еще вполне себе международная фигура

Е.Альбац Снисходительно. А младшие братья к этому не привыкли – они ж привыкли всех похлопывать по плечу. То, конечно, Путину важно было показать Китаю… А я напомню, что Си Цзиньпин – у него был 7-дневный визит в США и встреча в Сиэтле, и встреча с руководителями крупнейших интернет-компаний США, ну и, конечно, встреча с Обамой. Мне кажется, что надо было показать и Китаю, что Россия вполне себе еще игрок и что Китаю надо принимать во внимание, что Россия вполне себе глобальный игрок, а не только в азиатско-тихоокеанском регионе.

Т.Фельгенгауэр Много говорили о том, что этот визит Владимира Путина важен с точки зрения прорыва некоей блокады, мы перестанем быть страной-изгоем, с нами начнут разговаривать. Получилось, как вы считаете?

Е.Альбац Не знаю. Мне трудно это судить. Во-первых, в отличие от Вячеслава Викторовича Володина я не считаю, что Россия – это Путин. Россия значительно больше, чем Путин.

Для Путина было очень важно показать, что он не просто лидер региональной державы, тем более ориентированной, прежде всего, сейчас на азиатско-тихоокеанский бассейн, а что он входит в число мировых лидеров. После того, как нас вышвырнули из «Восьмерки», Россия утратила эту роль и Путин утратил эту роль. А, значит, как лоббист для российского олигархата и для собственного ближнего круга Путин утратил значимость.

Что касается прорыва изоляции, то, ведь, всё направлено на то, чтобы попытаться убедить глав государств Европы и США, чтобы они сняли санкции. Потому что пока есть санкции, сюда не идут деньги, сюда не идут бизнесы, российские бизнесы не могут перекредитоваться и там какая-то дырка в бюджете смешные, казалось бы, 10 миллиардов долларов вырастает в колоссальные проблемы, потому что невозможно занять деньги на внешних рынках (нам никто просто не дает). И, в общем, Путин понимает, что в большой степени это зависит не только от снятия европейских санкций, но вопрос займов на внешнем рынке в большой степени зависит от США. Поэтому он пытается как-то эту проблему решать.

Т.Фельгенгауэр Ну и тем не менее точек соприкосновения больше-то не стало после этого визита.

Е.Альбац Черт его знает. Мы не знаем. Понимаете, 90 минут они разговаривали с Обамой. На всех картинках Обама демонстрировал свое крайнее неудовольствие, да? Он показывал, что его отношение, личное отношение к Путину не изменилось. Даже когда они чокались, там я не знаю чем, водой или шампанским, Путин надел на лицо улыбку, а Обама – нет. Но они проговорили 90 минут, и очевидно совершенно, им было, о чем говорить.

Меня что удивило? Мне кажется, что пиарочно путинские пиарщики плохо разыграли эту историю. Потому что я ожидала, что сейчас все они вспомнят о том, как когда США, Обама собирались бомбить Сирию, а все опросы в США показывали, что большинство американцев категорически против новой войны и бомбежек в Сирии, в эту секунду на авансцену вышел Владимир Путин, предложил вариант с тем, что Россия забирает у Сирии химическое оружие, и всех победил. Дальше мы договорим после?

Т.Фельгенгауэр Да, дальше договорим. На самом интересном месте придется сделать паузу несколько минут. Вернемся. Это особое мнение Евгении Альбац.

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр Это особое мнение Евгении Альбац, главного редактора журнала «The New Times». И продолжим мысль про пиарщиков, которые не доиграли.

Е.Альбац Так вот. Я ожидала, что… Понимаете, что сейчас… И тогда, действительно, это была такая, абсолютная дипломатическая победа Путина, он всех переиграл, остановил войну, красиво заставил Асада отдать химическое оружие. Потрясающе было. И я думала, что сейчас будет какая-то аллюзия к тому успеху, и что сейчас Путин предложит такой же понятный и четкий план, как решается проблема, как он собирается решать проблему с Исламским государством и так далее.

Всё это свелось пока к заявлению, что всеми силами надо спасти Башара Асада. Ну, может, и надо, может, не надо – я не специалист. Вот, Мирский тоже считает, что Асад должен быть участником этой игры. Возможно.

Но я так и не поняла, собственно, а чего Путин предлагает? Он предлагает создать какую-то коалицию. При этом совершенно непонятна, все-таки, роль России. В интервью Чарльзу Роузу он однозначно сказал, что российские войска не будут участвовать ни в каких наземных операциях, то есть исключил Груз-200 из Сирии. Что Россия будет военно-техническими способами решать вопрос. Не поняла, как? Мы знаем, что там уже есть российские самолеты, судя по всему, вертолеты, примерно там батальон морского спецназа для охраны базы и так далее.

Понимаете, всё это как-то, всё пока совершенно не ясно. А главное, Путин в интервью… Я уже не помню. Он столько дал интервью, что я уже не помню, с кем это было интервью. Сказал, осудил то, что французы отбомбили ИГИЛ, да? Что без решения Совета безопасности это нельзя делать. В общем, чего-то я перестала понимать, что, все-таки, Путин предлагает и почему вдруг, если он предлагает, что это, как он сказал, должна быть коалиция наподобие антигитлеровской, то тогда почему французы как-то совершенно вне всяких переговоров, договоренностей идут по какому-то своему сценарию?

В общем, пока это мне совершенно непонятно.

Т.Фельгенгауэр А если говорить о заявлениях Владимира Путина уже вне его выступления на Генассамблее, а в интервью как раз Чарли Роузу, в том числе про его возможное выдвижение на 4-й президентский срок? И Владимир Путин сказал буквально следующее: «Это уже будет зависеть от конкретных ситуаций в стране, в мире и от моих собственных настроений». Ну, это такое ощущение, что от Владимира Путина ситуация в стране что, никак не зависит? Ну, то есть что это?

Е.Альбац Вы знаете, всё это интервью… Я его очень внимательно прослушала. Всё это интервью… Вот, если абстрагироваться от реальности, в которой мы живем, то, в общем, Путин говорит какие-то, так сказать… Или, вернее, человек, который играет роль президента России в этом интервью, говорит какие-то вполне дельные вещи, какой-то вполне такой, приятный чувак, который вполне здраво рассуждает и говорит про законы, и говорит про всё хорошее против всего плохого.

Е.АЛЬБАЦ: Если абстрагироваться от реальности, в которой мы живем, то Путин говорит какие-то вполне дельные вещи

Понимаете, а потом ты… Ты, вот, например, читаешь, слушаешь, Роуз его спрашивает по поводу там политических заключенных, по поводу журналистов, которых убивают. И Путин на это отвечает. Вот, Роуз говорит там… Ну, тут немножко неправильный перевод, но не важно. «Политики и журналисты находятся в российских тюрьмах, их убивают. Они утверждают (критики Путина), что ваша власть беспредельна, а также что власть и тем более абсолютная власть развращает абсолютно. Что бы вы сказали этим людям, обеспокоенным политическим климатом в России?» И на это Путин говорит «Не может быть никакой демократии без соблюдения закона, и все должны его соблюдать. Это самое главное и основное, о чем мы все должны помнить, о чем никто не должен забывать». Ну, замечательные слова! Если бы в нашей реальности, не в той, в которой живет Чарльз Роуз, а в той, в которой живем мы, мы только сейчас бы не наблюдали, как был выпущен из тюрьмы человек, которого называют организатором убийства, покушения на убийство журналиста Олега Кашина. Как только что федеральная газета публикует интервью с предполагаемым исполнителем покушения на убийство Олега Кашина, который называет губернатора Псковской области Андрея Турчака в качестве заказчика этого убийства.

Мы видим, как этот губернатор летит в Сочи, где находится Путин, потом возвращается и, как ни в чем ни бывало, руководит довлатовским фестивалем. Понимаете? И мы задаем себе вопрос: «Секунду! Но даже если это поклеп жены исполнителя, человека, которого подозревают в том, что он исполнил это покушение на убийство Кашина, как можно хотя бы на время следствия не отстранить губернатора? Как можно выпустить из тюрьмы человека, которого подозревают в том, что он является организатором убийства?» В результате Олег Кашин вынужден опять уехать из страны.

Понимаете, вот, ты слушаешь… Еще раз повторяю, ты слушаешь это интервью и тебе очень симпатичен этот человек, который так похож на президента Российской Федерации, и он говорит замечательные, правильные слова, и всё как-то очень точно и хорошо, и очень убедительно. И он, конечно, из этого Роуза делает полного идиота, да? Там, какого-то второго Уолтера Дюранта или Лиона Фейхтвангера, которые влюбляются в товарища Сталина (а в данном случае в товарища Путина), и совершенно не понимают, в какой стране они делают это интервью, и лидером какой страны, какой политической реальности является этот человек, да?

Понимаете? И, вот, это, конечно, совершенно поразительно. Вот, я внимательно слушала это. Ну, я понимаю там, Чарльз Роуз – ну, не лучший, наверное, интервьюер, и, наверное, ему никто не рассказал про судьбу Уолтера Дюранта, который писал о том, как всё замечательно в Советском Союзе, когда люди гибли от голода, в том числе в ходе Голодомора на Украине. И он был награжден Пулитцеровской премией, а потом лишен был этой Пулитцеровской премии. Или, там, ну, не читал он, наверное, интервью, беседу Лиона Фейхтвангера с товарищем Сталиным и книжку «Москва. 1937 год». Ну, не случилось, бывает.

Я думала всё время о другом. Понимаете, насколько же человек, который давал это интервью (Владимир Путин)... Вот, с одной стороны, он, конечно, изумительный актер. И он очень научился разговаривать с этими плохо знающими российские реалии американскими журналистами. А с другой стороны я думаю, что он, ведь, наверное, и считает, что так в политике и должно быть. Что потому что в России не существует больших СМИ, которые бы поймали бы его, Владимира Путина, на откровенном вранье и сказали бы публично «Это ложь, это вранье», вот, он, наверное, привык… Он, наверное, думает, что так во всем мире, и политика во всем мире так и делается, что это правильно, вот, 1,5 часа рассказывать про всё хорошее против всего плохого и делать вид, что реальности не существует. Что вот это вся российская реальность с домашними арестами Навального, с тем, что берут в качестве заложника брата Навального, Олега Навального и сажают в тюрьму, со всем тем, что происходит на так называемых выборах, с недопуском к выборам всех, кто не согласен с властью по совершенно мифическим обстоятельствам. Этой всей реальности, как бы, нету.

Т.Фельгенгауэр Какая-то другая Россия у Владимира Путина. Делаем перерыв несколько минут, и продолжим «Особое мнение».

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, напоминаю, что в гостях у меня главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац.

Говоря о Владимире Путине, который в своем интервью описывал какую-то оторванную от реальной России страну, вы для себя как-то объясняете, вот, он не знает этой реальной страны или ему нравится и хочется жить в этом воображаемом каком-то мире?

Е.Альбац Вы понимаете, он… Нет, конечно, он знает реальную страну. Я думаю, что просто Путин полагает, что так везде. Он совершенно не верит в то, что людям может не нравится власть и они могут выйти на улицу. Он совершенно не верит в демократию, он совершенно не верит в то, что СМИ могут быть независимыми, а журналисты могут быть честными. Он не верит в то, что политические партии могут, действительно, преследовать какие-то свои политические интересы, а не только отрабатывать деньги своих спонсоров.

Е.АЛЬБАЦ: Путин совершенно не верит в то, что людям может не нравится власть и они могут выйти на улицу

Понимаете, у него, конечно, совершенно искалеченное сознание. Оно искалечено, первое, отсутствием образования – это серьезная проблема. И весь его человеческий, профессиональный опыт – он связан с обманом. Вот та работа, которую он выполнял, находясь в органах КГБ, эта работа была направлена… Она была связана с тем, что вокруг враги, и в интересах государства надо страну защищать от этих врагов. А врагами этими оказывались граждане вот этого Советского Союза. Ну, конечно, гражданами неправильно их называть, потому что это система, в которой граждан не было. Ну, субъекты, да? Население Советского Союза.

Он в этом вырос, понимаете? Вся его профессиональная деятельность – она была связана с тем, что надо было всё время всех обманывать. И его, как бы, всё время… Кто кого лучше, кто друг друга лучше обманет там, когда он сидел в Дрездене или когда он сидел в Ленинграде и так далее.

Поэтому, к сожалению, его профессиональный и личный опыт не дает ему никакого позитивного представления ни о человеке, ни об обществе. Человек, конечно, плох, но… Путину никто никогда не рассказал, что человек больше денег. Что есть люди, которых ни за какие деньги купить нельзя. Что люди могут верить и в какие-то идеалы, да? Просто, вот, в его жизни этого не случилось. Его, к сожалению, профессиональный и человеческий опыт совершенно другой. И это еще раз показывает, насколько страшно, когда у власти оказывается выходец из политической полиции. Вообще из специальных служб – это всегда плохо. Американцы убедились в истории с Гувером, который, правда, не был никогда президентом, как это не здорово, или в истории с Джорджем Бушем-старшим. Он, слава богу, всего лишь один срок был у власти, Джордж Буш-старший, который до этого был главой ЦРУ. Вот.

Мы, к сожалению, не научились, а люди из ближайшего окружения Ельцина оказались глубоко безграмотными и неумными людьми, которые сделали тот выбор в качестве наследника Ельцина, который они сделали.

Так что я думаю, что Путин… Вот, в его представлении… Просто у него есть свое очень четкое представление о мире, да? И в том числе о западном мире, и о человеке, и так далее. И оно чрезвычайно негативно, оно всё построено на негативе: воруют, обманывают, никаких идеалов нет, все так устроены, власть устроена во всем мире так, как она устроена в России, и так далее. И отсюда его конструирование реальности. Конечно, он видит ту реальность, которую он видит. И вне его сознания никакой реальности для него не существует.

Т.Фельгенгауэр Да, но при этом он управляет огромной страной.

Е.Альбац Ну, вот это беда.

Т.Фельгенгауэр В которой живет 146 миллионов человек.

Е.Альбац Беда, ведь, не только в том, что он ею управляет, понимаете? Он, ведь, в общем, вполне неплохо управлял в начале 2000-х, когда вокруг него были сильные управленцы, такие как Греф, как Кудрин, Касьянов, Игнатьев был главой Центрального Банка и так далее. И он к ним прислушивался.

Стало совсем плохо, когда он решил, что он сам всё знает, как правильно. И вот это плохо, конечно. И вот эта несменяемость власти, это то, что не только ему все говорят, что «нет Путина – нет России», да? Но и он поверил в то, что без Путина нет России. Вот это колоссальная, конечно, проблема.

Т.Фельгенгауэр Это Евгения Альбац в программе «Особое мнение». Я бы хотела про экономику немного поговорить. Сегодня Алексей Кудрин высказался по проблеме повышения пенсионного возраста, сказал, что, похоже, это уже вопрос решенный. Минфин тоже говорит, что эта мера необходима, и Минтруд говорит, что условий пока нет для этого. Как вы считаете, все-таки, примут это решение?

Е.Альбац Ну, я не сомневаюсь ни одной секунды, никакого выхода нет (насколько я понимаю). Потому что попытались поднять налог на нефтянку, НДПИ. Судя по заявлению вчера Медведева, отказались. Я думаю, что никакого выхода тут просто нет. Ну, конечно, надо поднимать пенсионный возраст. А что делать? Всё равно платить-то нечем.

То, что было накоплено теми, кто родился после 1967 года, это отдано Крыму, как мы знаем. Будут заморожены пенсионные накопления 2016 года, как я понимаю. Ну, а какой тут выход?

Е.АЛЬБАЦ: Никакого выхода тут просто нет – надо поднимать пенсионный возраст

Т.Фельгенгауэр Падение доходов россиян по итогам августа резко ускорилось. РБК сегодня пишет со ссылкой на опубликованный Минэкономразвития мониторинг нынешней ситуации в экономике. Тоже спокойно все понаблюдают за своими кошельками и семейными бюджетами?

Е.Альбац Пока да. Пока да. Потому что пока это не настолько серьезно бьет. Если вы посмотрите, то на рынках цены не настолько поднялись.

Вообще знаете, вот, я с интересом наблюдаю за всем этим паноптикумом, связанным с импортозамещением, не только благодаря изумительным совершенно картинам Любарова (мы в журнале у себя опубликовали), но мне просто любопытно… Вот, появляются там всякие, в интернете всякие там лавки и так далее. Но любопытно то, что, конечно, происходит с ценами, потому что цены на собственную сельхозпродукцию очень сильно тоже растут. Это, конечно, заметно. Наверное, это пока не настолько критично для людей.

Т.Фельгенгауэр Но тем не менее, процесс импортозамещения, о котором мы весь год слышим, он, все-таки, так или иначе двигается.

Е.Альбац Ну, я не знаю. Я просто, честно сказать, поскольку я, в общем, довольно спокойно отношусь… Я ж при совке выросла, все-таки, при советской власти, Тань, поэтому я привыкла, что если есть картошка, ну и слава богу. А если там еще вдруг оказалось, удалось на рынке купить баранинки, то вообще чудесно. Понимаете? Поэтому я в этом смысле… Ну, меня это не очень трогает.

Меня там, например, удивляет, почему на одном рынке (не будем называть, на каком) держат цену на килограмм баранины 300 рублей, да? А в магазине фермеров (такая есть «Лавка-лавка») это стоит ровно в 5 раз дороже. Вот, мне это совершенно непонятно, почему Баранина из Дагестана стоит 300 рублей за килограмм, а баранина из Подмосковья 1500 рублей за килограмм. Я не понимаю, как тут происходит ценообразование, ну, просто не могу понять, что это всё такое.

Т.Фельгенгауэр Наш слушатель из Омской области спрашивает «Почему не выход меньше тратить на армию, например, вместо того, чтобы забирать деньги у пенсионеров?»

Е.Альбац Ну, конечно, это… Конечно, в принципе, это выход. Вообще-то хорошо бы, чтобы сократили расходы на армию и отправили бы их расходы на здравоохранение, там, на образование и так далее, да? Но мы же понимаем, что этого не будет, потому что, опять же, это представление Путина о реальности. А оно заключается в том, что… Вот, у Каддафи не было ядерного оружия, поэтому, значит, Каддафи и нет теперь у власти. Хусейн не успел себе сделать ядерного оружия, и поэтому его теперь нет у власти. В его представлении, в его мире…

Т.Фельгенгауэр У нас уже есть ядерное оружие.

Е.Альбац Да. Но в его мире, так сказать, в его конструкции мира надо иметь большое количество всякого оружия, которое может всех взорвать и всех убить, чтобы с тобой считались. Ну, вот, это его представление о мире. Мы с ним оба выросли в Советском Союзе, но как-то оказались по разные стороны этого процесса.

Т.Фельгенгауэр Ну, то есть вот эта риторика, когда страна живет в парадигме войны, она, в принципе, привычна значительной части россиян, и поэтому не встречает никакого сопротивления?

Е.Альбац Я думаю, что… Понимаете, эту риторику… Меня другое удивляет. Вот, впервые, по-моему, на моей памяти в программе, в главной пропагандистской программе «Вести в воскресенье» (как-то так она называется).

Т.Фельгенгауэр «Вести недели».

Е.Альбац «Вести недели», которая в воскресенье идет 2 часа, впервые не было ни одного слова сказано про Новороссию. Вообще ни одного слова.

И вы заметили, как-то такое ощущение, что, вот, это выпало совсем?

Т.Фельгенгауэр Исчерпал себя проект.

Е.Альбац Да. Путин… Нет, Путин в интервью Чарльзу Роузу говорил о том, что там невозможно обсуждать урегулирование на Востоке Украины без руководителей Донбасса и Луганска, да? Тоже слово «Новороссия» он не произносил.

Но вообще ушла эта тема, да? И мне любопытно, почему граждане?.. Неужели, граждан России не занимает: «Как это так? Говорили-говорили «Новороссия-Новороссия, Новороссия-Новороссия, фашисты на Украине, пятое…» И вдруг вся эта тема ушла». И теперь у нас есть нацисты в ИГИЛе. И я совершенно с Путиным согласна, что Исламское государство – это абсолютные варвары, да? Он их назвал «Ведут себя как нацисты», да? И переключилось всё туда, на Сирию, куда-то далеко. Вот тут мне кажется странным, что сограждане не задаются вопросом «А куда девалась Новороссия? Куда девались фашисты на Украине? А почему вдруг нас стала так интересовать Сирия? А не опасно ли для нас влезать на Ближний Восток, учитывая, что на мусульманские праздники в центре Москвы проехать нельзя?» Может быть, надо как-то получше об этом подумать, чтобы не создать себе?..

Мы же помним, что когда страны западной коалиции начали бомбить Ирак, после этого начались взрывы в метро в Лондоне и поездов в Мадриде. Вот, мне казалось бы, что российские граждане об этом должны были бы задуматься больше, чем обо всем остальном.

Е.АЛЬБАЦ: Когда страны западной коалиции стали бомбить Ирак, начались взрывы в метро в Лондоне и поездов в Мадриде

Т.Фельгенгауэр Ну, похоже, от проекта «Новороссия» осталось одно дело Надежды Савченко, за которым мы продолжим следить. Суд продолжится завтра. А это была программа «Особое мнение», и главный герой этой программы – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Спасибо большое.

Е.Альбац Спасибо вам, Татьяна.

Т.Фельгенгауэр До свидания.

Е.Альбац До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире