'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 февраля 2015, 19:08

О.Журавлева Здравствуйте, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, и я приветствую в студии политика Владимира Рыжкова

В.Рыжков да, мы здесь, в прямо эфире в исторические минуты.

О.Журавлева Да, вот сейчас уже сели в минский самолет с главами высоких договаривающихся сторон. Скажите, вы ждете какого-то окончательного результата от этих переговоров?

В.Рыжков Нет. Дело в том, что максимум, что сегодня может произойти, и на что я очень надеюсь, — это перемирие, второе. Напоминаю, что уже было одно, которое в январе было нарушено, и пошла вторая волна кровопролития, которое продолжается до этой минуты. Сегодня утром были обстрелы в обе стороны, и были погибшие.

Дело в том, что можно договориться о временном перемирии, которое будет очень хрупким. Но для того, чтобы перемирие переросло в мир, надо устранить причину войны.

О.Журавлева Какова причина?

В.Рыжков Главная причина войны – это то, что все конфликтующие стороны по-разному понимают намерения друг друга.

О.Журавлева Тогда по порядку, пройдёмся по всем сторонам.

В.Рыжков Сегодня только что, когда я ехал на эфир, я услышал цитату Дэвида Кэмерона, премьер-министра Великобритании. Суть его такая: агрессор – это Россия, мы должны продолжить политику сдерживания, мы должны усилить и продлить санкции против России, мы не должны умиротворять агрессора. Вы понимаете, откуда эта цитата? – это Мюнхен, 38-й год. Само понятие «умиротворение агрессора» сразу вызывает ассоциацию с Гитлером и Мюнхеном 38-го года. Это крайне жесткая риторика. Тем более, накануне мирных переговоров в Минске, буквально за полчаса. Вряд ли это будет способствовать хорошей атмосфере – согласны?

О.Журавлева Вообще атмосфера странная.

В.Рыжков Ужасная. И это говорит премьер-министр Великобритании, нашего союзника во Второй мировой войны, одной из ключевых стран ЕС и нашего коллеги по пяти постоянным членам Совбеза ООН, и, между прочим, ядерной державы, — я перечислил все основное.

Значит, в представлении Лондона агрессор в этой истории – Россия. Есть картина Лондона, Вашингтона, очень многих в Европе, и она такова: Россия, Путин, хотя восстановить Советский Союз и начали агрессивную войну против Украины. Захватили Крым в марте прошлого года, теперь пытаются захватить и разрушить остальную Украину, — это их картина мира. Сообразно этой картины мира они и действуют.

О.Журавлева Считаете ли вы, что Европа едина в этом восприятии?

В.Рыжков Нет. Но более или менее эта картина характерна для основной части истэблишмента Великобритании и США. Опять-таки, не для всех. Хочу напомнить, что Генри Киссинджер, один из самых умных ныне живущих людей на земле и дипломат гигантского мастерства, ума и глубины, год назад написал статью, в январе 2014 г. Он тогда предупредил, до чего может доведен этот кризис, если не будет проведена правильная политика. И он тогда предлагал, что Украина должна сохранять нейтральный статус, дать гарантию, что не будет вступать ни в какие военные блоки, — прежде всего, имелось в виду НАТО, и получит гарантии безопасности всех сторон, — это было еще до Крыма.

Если бы тогда прислушались к Киссинджеру, а это, между прочим, американец, — не было бы войны, которую мы имеем сегодня.

А вчера, например, Збигнев Бжезинский в «Твиттере» написал, что нашел формулу для Украины, он пишет: «Вооружить Украину, но в НАТО не принимать» — еще одна модель.

О.Журавлева Так себе модель.

В.Рыжков Да, потому что первая часть мне не нравится категорически — вооружить, дать вооружение. Итак, вот картина Запада: Россия напала и уничтожает Украину.

Теперь, как это видится из Москвы. Совершенно другая картина. Москва считает агрессором Запад.

О.Журавлева Который спровоцировал Украину на недружественные действия.

РЫЖКОВ: Для того, чтобы перемирие переросло в мир, надо устранить причину войны
В.Рыжков Который хочет втянуть Украину и в европейскую интеграцию, и в НАТО. И для нашего, прежде всего, военно-политического истэблишмента, для военных, генштаба, Минобороны, для разведки, — для них это неприемлемо, о чем они говорят уже много лет. Хочу напомнить, что Путин об этом говорил в Мюнхене, на саммите в Бухаресте, ещё когда был Буш-младший.

То есть, Москва смотрит на украинский конфликт диаметрально противоположно, чем Запад. Запад считает Москву агрессором, а Москва считает, что она обороняется. Она считает, что агрессор – Запад, который втягивает Украину.

Теперь – взгляд Украины. Абсолютно другой, третий, непохожий ни на то, ни на другое.

О.Журавлева Но они же говорят, что Россия страна-агрессор?

В.Рыжков Объясню. Украине кажется, что ее ждут в ЕС. Это ложь, это иллюзия. Ассоциация с ЕС не означает пропуска в ЕС. Есть копенгагенский критерий – чтобы быт частью ЕС, страна должна быть устойчивым демократическим и правовым государством, которые Украина сегодня не является. Иметь эффективную рыночную экономику, — цитирую, — способную выдержать конкурентное давление общеевропейского рынка, — а до этого как до Луны пешком. И взять на себя все обязательства по общему законодательству ЕС.

Никто не собирается в ближайшее — поверьте мне, могу дать подпись на этом столе кровью, — в ближайшие 15 лет не встанет вопрос о членстве Украины в ЕС. То же самое НАТО. То есть, украинская элита почему-то решила, что ее, во-первых, ждут в ЕС, что не соответствует действительности. Во-вторых, почему-то решила, что ее ждут в НАТО – это не соответствует действительности. В-третьих, они почему-то решили, что НАТО возьмет их под свою защиту, то есть, пошлет туда войска отбиваться от агрессивной России, — это тоже не соответствует действительности.

И, исходя из этих иллюзорных предположений относительно европейской интеграции, военно-политической интеграции с НАТО и военной помощи, они решили, что они смогут военным путем решить проблему сепаратизма на востоке Украины. Не замечая при этом, что они прошли несколько возможностей, чтобы начать говорить с востоком Украины, чтобы начать решать политическими методами.

Возвращаясь к вашему первому вопросу – если запад считает агрессором Россию, если Россия считает агрессором Запад, а если Украина считает Россию агрессором и рассчитывает на помощь Запада, которой на самом деле не будет, какова вероятность, что перемирие, на которое я очень надеюсь, сегодня ночью, — что будет опять какое-то временное перемирие мы можем поговорить о параметрах.

Но какова вероятность, что будет заключен прочный мир? Если Запад будет пытаться и дальше оттеснить Россию, Украина будет и дальше пытаясь военным путем решить внутреннюю свою проблему, а Россия будет обороняться, посылая туда добровольцев, вооружение, советников, инструкторов, и так далее. Это совершенно тупиковая ситуация. То есть, проблема сегодня заключается не в тактических вопросах, которые тоже исключительно важны — деление и размежевание, какова будет глубина отвода тяжелой техники, сколько из 8 пунктов на российско-украинской границе будут под контролем ОБСЕ, будут или нет миротворцы, и кто они будут, — это все исключительно важно. Но это параметры перемирия, но не мира.

А параметры мира это вопрос военно-стратегического статуса Украины – блоковый ли внеблоковый, — вот это вопрос мира, вопрос, который решает мир. Второй вопрос – внутреннее устройство Украины, условно говоря, децентрализация, автономия, федерализация, гарантии, права, — вот это главные вопросы, которые, по крайней мере, чтобы их начать обсуждать, надо, чтобы тир стороны хотя бы немножко сблизили свою картину мира.

О.Журавлева Это картина мира от Владимира Рыжкова.

В.Рыжков Это не от меня картина мира.

О.Журавлева Но так вам представляется. Мы удалимся на небольшой перерыв.

РЕКЛАМА

О.Журавлева Продолжаем программу. Все, что высказали в первой части, вызвало бурную реакцию на СМС.

В.Рыжков Не вписывается в их картину мира?

О.Журавлева У всех разные картины мира.

В.Рыжков Об этом и речь.

О.Журавлева Татьяна из Петербурга: «Вы сказали, кого кем считает. А кто кем является?». Теперь объясните, кем считаете вы.

В.Рыжков Картина мира, которая есть в Москве. Киеве и Лондоне, все ложные.

О.Журавлева Расскажите нам правильную.

В.Рыжков Россия не является агрессором в том виде, как это считается в Лондоне.

О.Журавлева А отъем Крыма?

В.Рыжков А отъем Крыма незаконен. ОБ этом говорил в этой студии и готов сто раз повторить, — это нарушение наших международных обязательств, это абсолютно незаконное действие, это подрывает международное право, международную стабильность и это подрывает перспективы самой России. Потому что даже если будет найдена формула мира, которую, в том числе и я предлагаю по Украине – не перемирия, а мира. Мы уже установили разницу, что перемирие это одно, а мир это другое, перемирие – это временные договоренности, мир это прочное политическое статус-кво, решение, которое фиксируется на долгие годы вперед.

Крым останется как головная боль, потому что это наша грубейшая, фатальная ошибку. Но опять-таки, она в логике Москвы была сделана. Ровно в той логике, которую я излагал в первой части.

О.Журавлева А в вашей логике Россия не является агрессором, хотя и совершила вот эту вот ошибку.

В.Рыжков Это не просто ошибка, это грубое прямое нарушение международного права.

О.Журавлева Но, тем не менее, она не агрессор.

В.Рыжков Она отчасти. Так же, как отчасти Запад. Мы уже говорили перед эфиром, что никто не готовился к Первой мировой, она как сама по себе случилась, первая мировая, в 14-м году. Все друг друга немножко не поняли, все немножко перевозбудились чересчур, у всех немножко температура была приподнята. И началась Первая мировая.

Вот ровно сейчас такая же ситуация. Европа, Карл Бильдт, поляки, начали активно втягивать Украину в восточное партнерство и ассоциацию с ЕС. На самом деле ничего страшного, никакой там не было угрозы российской безопасности. Сделал ЕС одну грубейшую ошибку, — они, когда Москва предложила, давайте поговорим на троих о последствиях торговой политики, что мы теряем, они не стали разговаривать. Почему? Почему в начале 2000-х, когда ЕС расширялся, Россия выкатила свои озабоченности, они обсуждались – тогда шло расширение на Чехию, Польшу, — они обсуждались, а почему сейчас нет, когда с Украиной обсуждали. Непонятно. Я не знаю, почему.

Дальше. Когда убежал Янукович и появилось временное правительство Турчинова-Яценюка, они начали на каждом углу кричать «возьмите нас в НАТО», и все на Западе закричали – многие, — да, да, конечно, все отличено, вы имеете на это право.

Соответственно, другая сторона впала в еще большую паранойю, — я сейчас про Москву говорю. Соответственно, возникла тема Крыма, Черноморского флота — Путин постоянно об этом говорил и говорит: вот, если бы не это, там появились бы американские базы.

О.Журавлева Так таксисты и парикмахеры все говорят: то Обама вошел бы в Крым.

В.Рыжков Все говорят. Никто на самом деле не знает, но так работает паранойя. Если у тебя такая картина мира, ты начинаешь видеть чертиков во всех углах. А, вот туда поехала Нацгвардия, — и она действительно ехала туда. А, — вот они сказали, что они зальют в крови, — и они действительно так говорил. А что бы там было? – да кто это знает, на самом деле.

И, в уже перегретой этой обстановке, приняли вот это абсолютно неадекватное, с моей точки зрения решение о том, чтобы забрать Крым. Неадекватное решение. Я считаю, ошибочное, которое еще нам будет боком выходить в отношениях с Украиной, со всем миром многие годы.

РЫЖКОВ: Украине кажется, что ее ждут в ЕС. Это ложь, это иллюзия
Та сторона, со своей стороны, говорит: А, Россия агрессор, вон, что она творит, вот давайте тогда, значит, да, действительно. Рада принимает решение – раньше же в Конституции был внеблоковый статус – отменяется решение. Теперь Украина может быть членом блока, и открыто говорит, что хочет в НАТО.

О.Журавлева Сейчас ей уже говорят, что нет.

В.Рыжков Оля, давайте мы осознаем, что произошло. Официально – около 6 тысяч жертв ОБСЕ говорит. Немецкая разведка на прошлой неделе назвала цифру 50 тысяч жертв. Наши говорят, что к нам с востока бежал миллион человек. Украинцы говорят – к ним с востока Украины бежал миллион человек. Два миллиона человек. Несколько миллионов там, в подвалах, в копанках, в разбитых домах.

Нельзя было год назад то же самое? Я еще раз повторю, — Киссинджер об этом написал больше года назад.

О.Журавлева Простите, вы считаете, что если бы тогда это было сказано, то никаких ЛНР и ДНР не возникло бы?

В.Рыжков Не было бы. Киев, какие ошибки? Когда формировалась…. Во-первых, вот эта риторика – ну невозможно, если рядом с вами такой сосед как Россия, плохой, согласились, ужасный, чудовищный, тиранический и так далее. Но он есть. Вот у вас окно выходит на башню, башня закрываем вам солнце. Вы с этим что можете сделать? Что вы будете делать, если башня закрывает солнце?

О.Журавлева Так и буду жить. Без солнца.

В.Рыжков Вы так и будете с этим жить, вы же будете это учитывать, наверное, в своей жизни, — что у вас нет солнца из-за того, что у вас башня. Вот рядом с Украиной эта башня. Она закрывает солнце с востока. Ну, черт побери, если вы политики, вы должны реальность видеть, или иллюзии в своем мозгу воспаленном.

Почему Молдова учитывает этот фактор? Маленькая Молдова. Почему большая, умная Украина этот фактор игнорирует. И когда формировалось правительство – то, временное правительство, — там 21 или 23 министра, из которых 16-17 с запада, а остальные киевляне. Ни одного с востока. Это нормально, по-вашему, раскол в этой стране? И так далее.

Вот в чем проблема. Я сейчас могу, если я встану на одну сторону и на вторую, я могу написать сто страниц претензий – к России, к киевским властям, к западу, кстати, будет не более короткий список, очень длинный список претензий. Все совершали идиотские решения. И сумма этих идиотских решений – политиков в Москве, Вашингтоне, Брюсселе, в Берлине, кстати говоря, которые тоже бегали там, аплодировали, и они тоже.

Вот сейчас они пытаются, Меркель пытается вместе с Путиным дай бог, чтобы найти хотя бы временное решение. Но что год назад они делали, что они говорили, где они были, как они оценивали ситуацию. Поэтому беда заключается в том, что когда политики неадекватно оценивают ситуацию, принимают ошибочные решения, расплачиваются за это простые люди, о, что мы сейчас видим.

И поэтому долгосрочный мир на Украине возможен, с моей точки зрения. Я в это вею, что должна сделать Россия?

Да, вот еще одна вещь. Кто больше всего страдает от этой войны? – Украина. Она главная жертва. Она уже потеряла Крым, она уже потеряла половину Донецка и Луганска, она потеряла десятки тысяч жизней, — я беру всех, и те и другие с украинскими паспортами. И миллион беженцев у них, миллион беженцев у нас.

Сейчас они говорят: дайте нам оружие. Это что вообще? Хорошо, им дадут сейчас оружие. Американцы там не будут воевать, там будут инструктора, может быть, какие-то технические специалисты. Украинцы будут стрелять в украинцев, люди с украинскими паспортами будут убивать людей с украинскими паспортами. С той стороны будут тоже убивать. Среди тех и других будут люди с русскими паспортами, и сейчас их там тысячи, с нашими паспортами. И что, это спасет Украину? От чего? Это даст ей мир?

О.Журавлева Но как-то государство должно решать проблему самостийности?

В.Рыжков Только политически это можно ершить. Даже Россия это ершила политически.

О.Журавлева Вы имеете в виду Чечню?

В.Рыжков Конечно. Мы прошли две войны, Ахмат-Ходжи Кадыров называл цифру – сто тысяч погибло людей в двух войнах. Украина уже 50% этой нормы выполнила. Им надо что? И им и нам, Россия же тоже за это ответственно, я же не снимаю вины. Нам нужно сколько убить, вот я хочу спросить, — сто тысяч убить? 150 тысяч убить друг друга, 200 тысяч убить? Нам сколько нужно беженцев, там сколько было — 7 миллионов, в Донецкой и Луганской, в начале войны? – уже два миллиона покинули.

Нам нужно, чтобы все 7 ушли миллионов, чтобы остались только военные там? Поэтому решение только политическое. Вот он, опять Порошенко говорит сегодня…

О.Журавлева Владимир, нам нужно прерваться. Давайте про политическое решение, как вы его видите, мы поговорим в следующей части.

НОВОСТИ

О.Журавлева Продолжаем программу. Так интересно Владимир Александрович видит суть конфликта и такую бурную реакцию взывает, что я хочу продолжить, если честно.

В.Рыжков Наверное, это не вписывается в какие-то шаблоны.

О.Журавлева Во всяком случае, есть о чем подумать.

В.Рыжков Вот смотрите, Порошенко сегодня перед Минском говорит: Украина есть, была и будет унитарной, никакой федерализации, черт побери, вот я задаю ему вопрос, для тебя что важнее – остановить войну, сохранить целостность Украины или вот эти слова? Аргумент: если будет федерализация, эти регионы будут де-факто под большим влиянием Москвы. И что? Альтернатива – война, еще сотни тысяч жертв, еще миллионы беженцев, и с большой вероятностью потом возврат к этому же пункту, который мы обсуждаем сегодня.

Либо же, если ты заканчиваешь войну, тебе уже обещаны 40 млрд. долларов МВФ и другими структурами на восстановление, на структурные реформы, ты можешь еще с Москвой договориться. Что она еще денег добавит, чтобы восстановить мирную жизнь, — я думаю, что Россия пойдет на это при определённых гарантиях — внеблокового статуса и восстановления отношений, снятия санкций против себя.

Это все политика, но ты сохранишь хотя бы Украину в тех границах, как сейчас, и потом ты вернешься к Крыму вместе с другими западными странами, и так далее. Все равно вопрос Крыма будет постоянно ставиться, потому что никто в мире не признал, даже Белоруссия. Ты знаешь, Оля, что Белоруссия не признала присоединение Крыма?

О.Журавлева Знаю.

В.Рыжков Никто не признал. Это просто головная боль, которую мы сами себе устроили на многие годы вперед.

О.Журавлева Хорошо, Порошенко неправ.

В.Рыжков перед встречей в Минске все повышают градус. Кэмерон говорит «не надо умиротворять агрессора», этот говорит «никакой федерализации, только унитарная».

О.Журавлева Олланд говорит про Третью мировую войну.

В.Рыжков Это что такое вообще? Эти люди уже за год, все они вместе взятые, и Путин в том числе – они за год довели до 50 тысяч трупов, разрушенных городов и двух миллионов беженцев, и продолжают повышать градус. Это что такое?

О.Журавлева Хорошо, по другому спрошу.

В.Рыжков Я смотрю на это, и думаю, — а вообще они нормальные все? Не в том смысле – я не сомневаюсь в их психической нормальности, наверняка они все нормальные. Они как политики нормальные, они понимают, что они уже загнали ситуацию в катастрофу.

После Второй мировой войны это можно сравнить только, пожалуй, с распадом Югославии, когда там была резня, когда там сотни тысяч людей погибли, бомбардировки, разрушенные города, потом был миллион косовских албанцев, которые бежали от Милошевича.

Вот мы устроили все вместе у себя, здесь, на нашей родной земле, Югославии. И все продолжают повышать ставки.

О.Журавлева Скажите мне, кто первый начал, по-вашему? Я понимаю, что оба хуже — к этому мы пришли еще в первой части передачи. Вы считаете, что есть какой-то провокатор, чье-то телодвижение, чье-то заявление, которое заварило эту кашу?

В.Рыжков Ну опять, это зависит – вы мое личное мнение спрашиваете?

О.Журавлева Именно, ваше особое мнение.

В.Рыжков Это очень сложно сказать. Потому что это такая возгонка конфликта, она по спирали происходит, Кто-то у нас, я знаю, статьи пишет и считает, что начал Запад, когда начал втягивать Украину в восточное партнерство и в ассоциацию, что вот это началось, когда была злополучная история с подписанием в Вильнюсе соглашения об ассоциации. Кто-то считает, что начало конфликта это захват Крыма, в ответ на бегство Януковича.

О.Журавлева А вы как думаете?

В.Рыжков А я не знаю. Вот я врать не буду. Я буду, что это на самом деле как в первую мировую войну — цепь событий, которые усиливают паранойю друг друга. Вот только что Патрушев, секретарь нашего Совбеза сказал, что цель Америки втянуть Россию в военный конфликт на Украине, чтобы разрушить ее и расчленить.

РЫЖКОВ: Крым останется как головная боль, потому что это наша грубейшая, фатальная ошибка
Я тогда спрашиваю — ребята, а вы что втягиваетесь-то тогда? Если вы осознали, что вас втягивают, вы чего втягиваетесь тогда? Ведь на памяти еще нас с вами, мы помним афганскую авантюру. Советский Союз втянулся в афганскую авантюру в 79-м году, ошибочно полагая, что он конкурирует за Афганистан с США, и кто-то писал записки в КГБ, что США там планируют разместить какие-то ракеты.

Оказалось полная чушь, как сейчас выясняется. Но втянулись. И 16 тысяч трупов и десятки тысяч раненых, и подорвали отчасти в значительной степени экономику СССР. А теперь Патрушев говорит: нас втягивают, чтобы расчленить. А что вы втягиваетесь, друзья мои?

Единственный выход из этой ситуации сейчас – я не знаю, как этого добиться, я просто криком кричу, — я пришел такой спокойный, сонный, а сейчас вот раскричался — единственный выход, это всем немножко оптику изменить.

О.Журавлева Ну, вы, извините, мечтатель.

В.Рыжков Я не мечтатель, я политик. Я говорю, что надо делать – изменить оптику. Западу и Украине понять, что это не агрессор – Москва. Москве понять, что там нет планов расчленить и уничтожить Россию, раздать ее японцам. Киеву понять, что если рядом с вами башня, вы учитывайте ее наличие, верните внеблоковый статус, начните диалог с Востоком. Да, это те самые страшные и ужасные бандиты, которые там.

О.Журавлева А оттуда российское оружие и российские специалисты исчезнут?

В.Рыжков Ну почему Израиль говорил с палестинцами. С Ясиром Арафатом говорил Израиль? А он кто был, террорист?

О.Журавлева Одно другому не мешало.

В.Рыжков Говорили с ним, заключали соглашения. Перемирие – я очень надеюсь, я бы свечку сейчас поставил, чтобы сегодня в Минске состоялось перемирие, чтобы перестали «Грады» с двух сторон. «Смерчи» и «Торнадо» и «Буратины» стрелять по жилым районам. Дай бы Бог.

О.Журавлева А вот скажите мне…

В.Рыжков Но дальше возникает вопрос, как восстановить прочный мир.

О.Журавлева Подождите секундочку.

В.Рыжков А прочный мир можно установить, только если будут учтены интересы всех трех сторон. Если интересы Москвы, Киева и интересы – не знаю, правда, я не понимаю, какие интересы у Америки.

О.Журавлева А какие интересы у Америки?

В.Рыжков Я не понимаю.

О.Журавлева Натовский флот должен стоять в Севастополе?

В.Рыжков Черное море это лужа, окруженная натовскими странами. Босфор и Дарданеллы, проливы, проходят через натовскую Турцию. Никакого стратегического значения, поверьте, это не имеет.

О.Журавлева То есть, американскому сапогу нечего делать в Крыму.

В.Рыжков Это паранойя. Поэтому компромисс возможен тогда, когда все делают шаг назад. Вот когда мы митинги проводили массовые, я всегда говорил со сцены – так, по команде два все шаг назад, — и площадь отходила. Теперь по команде два – шаг назад, — еще шаг назад. Так избегали давки на массовых мероприятиях.

Вот сейчас надо просто сказать «Раз, два, шаг назад», тогда можно остановить кровопролитие и начать спокойно, по возможности, без перегретой головы, говорить о прочном мире. Если этого не произойдёт, сейчас опять: эти перевооружатся, американцы уже сказали, — мы сейчас батальоны подготовим украинские, мы им дадим оружие. Наши, не будь дураки – ага, те вооружаются, а что же мы, у нас же все…

О.Журавлева А у нас там нет никого.

В.Рыжков У нас там есть. И у нас президент, которого я сейчас процитирую, сказал, что – да, у нас военнослужащие в отпуске там. Он же даже не отрицает. И Захарченко не отрицает, = сколько он, 8-10 тысяч называл?

И вот последнее интервью, — если кто не верит, почитайте — генсека ОБСЕ, где он рассказывает, как они ведут наблюдение на границе. Он говорит: потом добровольцев не прекращается ни на один день. А из 8 пунктов перехода они контролируют два. А что там и кто везет в остальных шести, они не знают. И у них было два беспилотника, один упал, а один работает, но не справляется.

Поэтому есть там и наши. Единственное, что там, судя по всему, нет регулярных частей – как вот иногда я могу слышать, что там регулярные части. Нет, скорее всего, там просто какие-то свободные группы, где и добровольцы и ополченцы и может быть, какие-то офицеры, очень тщательно законспирированные – вряд ли регулярные части.

Но то, что оружие там – однозначно. Я не понимаю, где они берут уже оружие полгода в таких количествах?

О.Журавлева В Военторге.

В.Рыжков Видимо, так. Поэтому, если та сторона, украинская, начнет сейчас перевооружаться и их начнут готовить американцы, наши будут делать ровно то же самое. Пройдет полтора-два месяца, и начнется вторая волна кровопролитных боев.

О.Журавлева В принципе…

В.Рыжков Поэтому Украине не нужна война Она погибнет как государство.

О.Журавлева Они просто в слабом положении.

В.Рыжков России не нужна война, потому что мы уже сейчас, это подрывает наше благосостояние, нашу экономику, наши доходы, нашу валюту.

О.Журавлева Тем не менее, мы воюем на их территории.

В.Рыжков Я согласен, кто спорит.

О.Журавлева Поэтому позиция, даже в восприятии людей, это совершенно разные вещи.

В.Рыжков А что делать?

О.Журавлева Хотя бы не ходить другим людям там убивать людей и не поставлять туда оружие..

В.Рыжков Вы верите, что там нет никого из местных, кто воюет?

О.Журавлева Я верю, что есть.

В.Рыжков Хорошо, что они будут делать?

О.Журавлева Вот интересно, как раз о них хотела вас спросить. Вы эту силу учитываете?

В.Рыжков: Ято учитываю. А Киев ее учитывают?

О.Журавлева Но они не ведут переговоры с террористами.

В.Рыжков Да, не ведут. Тогда как они хотят закончить войну? Второй вопрос – как они хотят восстановить целостность Украины? А эти, между прочим, которые террористы, говорят: мы готовы с Киевом говорить. Эти получается… и они это постоянно повторяют. Значит, эти готовы, а эти получается, не готовы. А почему?

Дальше, что Россия. Давайте, — говорят, — границу закроем, там 450 километров, — полностью закроем, поставим там каких-нибудь индусов, бирманцев или голландцев и они будут контролировать. А эти тогда нападут на тот же Донецк и Луганск, и что там начнется?

О.Журавлева Кто нападет?

В.Рыжков Украина. И что там начнется? Вы можете гарантировать, что та мне будет массовой гибели мирного населения?

О.Журавлева Не могу. Но я не могу гарантировать, что Украина начнет нападать.

В.Рыжков А что она будет делать, если там будут вооруженные люди стоять те же самые, только без наших добровольцев? Но их там тоже будет много – тысячи. С оружием, с танками, боеприпасами, что будет Украина делать?:

О.Журавлева Ждать, пока у них кончится оружие

В.Рыжков А если оно не будет использоваться, оно никогда не кончится. Понимаете, это абсурдная ситуация. Единственное решение, которое здесь может быть, это политическое решение. То несть, сели, договорились, подписали.

РЫЖКОВ: Западу надо понять, что Москва не агрессор. Москве, что там нет планов расчленить и уничтожить Россию
Я в этой студии говорил полгода назад и сейчас повторю — надо с ними садиться и договариваться.

О.Журавлева Со всеми?

В.Рыжков Ну, там их сейчас две — ДНР и ЛНР. И это реальная сила, это еще одна башня, которая стоит перед вашим окном. Но они реально есть. Ясир Арафат был, или это был плод воображения израильтян, или он был реально?

О.Журавлева Был, конечно.

В.Рыжков И эти есть. Вот четыре стороны – Москва со своей паранойей, Киев со своей, Запад со своей, ДНР и ЛНР со своей. И мы говорим, что мы ждем мира. Как достичь мира, если все хотя бы не сделают шаг назад, а лучше два шага назад? Как его добиться, мира?

О.Журавлева Хороший лозунг: сделайте, пожалуйста, шаг назад.

В.Рыжков Лучше два.

О.Журавлева Лучше два. Это политик Владимир Рыжков. Всем спасибо, всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире