05 июня 2001
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 05 июня 2001, 19:08

5 июня 2001 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Рустам Арифджанов, шеф-редактор холдинга «Совершенно секретно».
Эфир ведет Нателла Болтянская.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как обычно, говорим мы о событиях, которые обратили на себя Ваше внимание в последнее время.
Р.АРИФДЖАНОВ: Наверно, в стране происходит достаточно большое количество событий, которые захватывают миллионы людей или, может быть, десятки миллионов людей, но мне хотелось бы, с вашего разрешения и разрешения радиослушателей, поговорить о том, что касается нас лично. Дело в том, что 1 июня Межгосударственный Авиационный комитет обнародовал результаты расследования катастрофы ЯК-40, той самой, в результате которой погибли Артем Боровик и Зия Бажаев. И по-прежнему МАК утверждает и теперь уже говорит, что это окончательное решение, что виноваты техники, не обработавшие самолет противообледенительной жидкостью, и экипаж, при взлете принявший ошибочное решение использовать нестандартное положение закрылков. И в очередной раз мы говорим о том, что нам трудно согласиться с подобными выводами. Объясню, почему. Год назад МАК уже объяснял журналистам, что в случае с нашим ЯК-40 речь идет не об обледенении, а просто о загрязнении ледяном закрылков, которое трудно определить визуально. Прошел год, и МАК утверждает, что обледенение было интенсивным. И, наконец, сомнительно, что такой опытный пилот, как Сергей Якушин, к сожалению, покойный командир экипажа, решился взлетать на интенсивно обледенелой машине. Во-вторых, по мнению экспертов, помогавших нам расследовать обледенение, ничем не подтверждается, и по показаниям черного ящика, ЯК-40 производил разбег как нормальный, не обледенелый самолет. Не зафиксировала обледенения и комиссия, осматривавшая машину после падения. Кроме того, тут подготовили справку наши журналисты, ведущие расследование: много писем поступило в редакцию от пилотов гражданской авиации, которые летали на самолетах, взлетали с закрылками, выпущенными на те же 10-11 градусов, и это никогда не приводило к катастрофам. Насколько нам и им известно, в руководстве по летной эксплуатации нет запрета на взлеты с закрылками, выпущенными на эти самые злополучные 11 градусов. Поэтому очередной вывод Межгосударственной Авиационной комиссии вызывает у нас только все те же грустные чувства по поводу известной в России игры — перевода стрелок на стрелочников.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Говоря о чувствах, все-таки я думаю, что Вы согласитесь со мной, как ни грустно сейчас говорить на эту тему, впрочем, как и тогда, когда произошли эти события, но главные все-таки мысли и выводы?
Р.АРИФДЖАНОВ: Если через 15 месяцев в результате расследования выводы вновь не являются убедительными, то как же с ними можно соглашаться? Если кому-то хочется сейчас, в июне 2001 года быстренько закрыть дело, то мысли действительно грустные. Почему именно сейчас?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Будем считать, что я задала этот вопрос.
Р.АРИФДЖАНОВ: Почему именно сейчас, когда вдруг мы начинаем ощущать некоторое давление на холдинг, почему именно сейчас, когда вновь начали угрожать нашим журналистам. Через несколько часов выйдет передача «Совершенно секретно» по НТВ, я очень надеюсь, что она выйдет, и весь этот целый день мы провели в чрезвычайном напряжении, потому что автору этой передачи очень серьезно угрожали, угрожали его семье и требовали, чтобы он сделал все, что возможно, чтобы он снял эту передачу с эфира. Я надеюсь, что эта передача в эфир выйдет. Так вот, возвращаясь к катастрофе и возвращаясь к выводам комиссии. Вы знаете, ну, если нет убедительных доводов, так продолжайте работу. Мне кажется, но это мое личное мнение, что кому-то хочется закрыть эту страницу истории, решить этот вопрос окончательно и навсегда, а дальше уже разбираться с холдингом. Но опять же, это просто пока мои ощущения.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос на пейджер от Натальи. «Артем Боровик был вашим другом. Стал бы он сотрудничать с НТВ после его захвата и выдворения ведущих журналистов? Или холдинг опасается того, что ему будет закрыт доступ к архивам государства?»
Р.АРИФДЖАНОВ: Наш холдинг частная и абсолютно независимая компания, принадлежавшая Артему Боровику, а теперь — его наследникам. Поэтому отношения с государством у нас складываются непросто. Мы уважаем государство, но нам не предлагают с ним сотрудничать, да мы и сами к этому не стремимся. Что касается того, стал бы Артем работать на НТВ Ведь НТВ это не председатель совета директоров и даже не генеральный директор. С Володей Кулистиковым стал бы, потому что прекрасно Артем с Владимиром Кулистиковым работал. С Таней Митковой стал бы работать. Со многими журналистами, которые сейчас работают на НТВ, стал бы работать, точно так же, как со многими журналистами, которые сейчас работают на ТВ-6, точно так же, как с Олегом Добродеевым, потому что именно по приглашению Олега Добродеева программа «Совершенно секретно» пришла на НТВ. Я думаю, тут ответ простой. Не Йордан и Кох определяют политику компании, если задавший вопрос имел в виду именно их.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Скажите, пожалуйста, как Вы прогнозируете развитие ситуации в связи с нефтью? И будет ли продолжаться экономический рост в России?»
Р.АРИФДЖАНОВ: К сожалению, российская экономика, и это, наверно, одна из ее слабостей, очень сильно привязана к сырьевым ресурсам, прежде всего к нефти. Я думаю, что падение цен на нефть в ближайшем будущем ожидаемо. И, к сожалению, тот хороший, выгодный для России период, когда нефть росла в цене, мы снова не смогли использовать в интересах государства. В 70-х годах, если вы помните, когда нефтедоллары потоком полились на Советский Союз, они тратились куда угодно — на помощь другим странам, на борьбу мускулов и увеличение участия в гонке вооружений и т.д. Сейчас еще грустнее: эти нефтедоллары уходят куда угодно, но не на развитие промышленности, не на развитие нашей экономики, оседают непонятно где. И когда цены на нефть упадут, мы окажемся в том же самом плачевном состоянии, как когда цены упали на нефть и рухнул Советский Союз.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: С Вашей точки зрения, эти события можно ожидать в ближайший год, например, или все-таки год можно жить спокойно?
Р.АРИФДЖАНОВ: Я думаю, что цена на нефть резко не рухнет, и отказ Ирака продавать нефть это все-таки частное и не очень большое явление, оно скажется на рынке, но не очень сильно. Да потом, Ирак попугают и снова начнут продавать нефть. Тем не менее, год-два а потом снижение цен на нефть будет происходить все-таки плавно, но происходить-то оно будет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть перспективы наши не совсем радужные?
Р.АРИФДЖАНОВ: Нам предстоит сложный период, это да.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Просят уточнить, когда выйдет в эфир программа «Совершенно секретно», о которой Вы уже упомянули.
Р.АРИФДЖАНОВ: Мне сейчас трудно сказать самому, к сожалению, точную дату. Посмотрите по программе, потому что летом она немножко скачет по графику.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Господин Арифджанов, на каком уровне испытываете давление от властей на уровне финансов, как НТВ, или этот уровень уже в старых традициях КГБ?» спрашивает Вадим.
Р.АРИФДЖАНОВ: Ситуация пока скорее экономическая, к счастью, хотя все чаще слышу разговоры доброжелателей, которые звонят и говорят я был там-то и там-то, и мне сказали, что вы антипутинская газета, вы не боитесь? Так вот, я хочу сказать и доброжелателям, и всем остальным: ни газета «Версия», ни холдинг «Совершенно секретно» не являются антипутинскими, точно так же, как не являются пропутинскими. Нас радуют успехи в политике президента, нас огорчают его ошибки.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пожалуйста, ваши вопросы Рустаму Арифджанову. Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, господа, это Зануда. Я Вас, Рустам, благодарю за рекламу сегодняшнего выпуска программы «Совершенно секретно», но смотреть ее все равно не стану. К сожалению, ни Зию Бажаева, ни Артема Боровика, ни экипаж самолета ЯК-40, все они безвременно погибли, уже не вернешь. Скажите мне все-таки, какая версия гибели этого самолета вас устроит и чья вина вас удовлетворит?
Р.АРИФДЖАНОВ: Отлично. Право смотреть или не смотреть нашу передачу, безусловно, за вами остается, хотя я бы посмотрел, передача интересная. Вы знаете, меня бы устроила убедительная версия наверно, такой короткий ответ. Мне вовсе не хочется искать каких-то виновных участников террористического акта, или диверсии, или еще чего-то. Мне хочется, как и многим, наверно, версии убедительной.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Наталья. Я хочу задать два вопроса. Первый. Не могли бы Вы назвать хоть одно достижение Путина, хотя бы одно, на которого вы молитесь? И второе Я задала вопрос на пейджер, но боюсь, не скажет. Ответьте, пожалуйста, на первый вопрос.
Р.АРИФДЖАНОВ: Я могу назвать достижение Путина. Это 13-процентный налог, это действительно чрезвычайно прогрессивная вещь.
СЛУШАТЕЛЬ: Я отношусь к той части населения, как нас любят называть быдло, население, которое как раз пострадало от этого налога. К нам прибавили просто еще один процент, и мы, честные бюджетники, просто платим за толстосумов лишний процент. Так что уж извините, это я никак не сочту благодеянием.
Р.АРИФДЖАНОВ: Может быть
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Будьте любезны, второй вопрос, потому что звонков очень много.
СЛУШАТЕЛЬ: Достаточно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, это Виктор, Московская область. Рустам, я хотел бы Вам задать следующий вопрос. В газете «Дуэль» проходила информация после катастрофы самолета ЯК-42, о том, что у Генриха Боровика было досье на деятельность Владимира Путина, когда он был у Собчака в Петербурге. И в связи с тем, что это досье было явно отрицательное и та информация, которая там содержалась, не подлежала публикации, а она готовилась к публикации со стороны Генриха Боровика, произошла эта катастрофа.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я так понимаю, что все-таки Виктор имел в виду Артема, а не Генриха.
Р.АРИФДЖАНОВ: Да. У нас нет досье на Владимира Путина, у нас есть некоторые материалы, которые мы собираем, связанные с деятельностью многих крупных чиновников, потому что это интересно читателю. Часть из них мы опубликовали в то время, когда Владимир Владимирович был премьер-министром страны, и я думаю, что они были нелицеприятны для Владимира Путина. И случилось это при жизни Артема, поэтому я не думаю, что уж так серьезно, не думаю, что именно это было причиной трагедии.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «На протяжении уже многих лет каждый раз во время какого-нибудь журналистского расследования мы слышали фразы, что автору угрожают, пытаются помешать и т.д. Скажите, пожалуйста, передача существует уже долго время, слава богу, угроза не реализована. Как вам удается этого избежать? Сергей».
Р.АРИФДЖАНОВ: Я не буду раскрывать всех секретов, но сегодня вся служба безопасности холдинга «Совершенно секретно», я не буду называть имен и фамилий, была поднята буквально на ноги, они работали очень плотно, очень серьезно, были встречи, мы принимали меры безопасности И мы теперь практически уверены, что наших журналистов защитим, потому что очень часто для угроз используется криминальный элемент, а тут есть свои методы работы. Когда разговариваешь с властью, там в основном не угрозы, а скорее финансовое, политическое давление. Но иногда некоторые герои наших материалов, люди не очень чистые и честные, пытаются использовать просто бандитов. Тогда приходится принимать все возможные меры и физической, и не физической защиты.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, это Дмитрий. Рустам, ответьте, пожалуйста, почему Путин никак не может всех бандитов чеченских замочить в сортирах? Спасибо большое.
Р.АРИФДЖАНОВ: Хороший вопрос. Потому что, на мой взгляд, ситуация в Чеченской республике не так проста, как, может быть, ее представляли раньше и, к сожалению, если это так, представляют в Кремле. Мы сами при предыдущем президенте довели ситуацию в Чечне до того, что речь идет не просто о войне с некоторыми группировками бандитов. Речь в чем-то идет о войне с целыми группами чеченского населения. Я буду говорить достаточно просто. Чеченские семьи большие, и если в этих семьях погибают отцы, старшие браться — понятно, как будут вести себя их дети. Мое мнение: война никогда не закончится, если мы не примем политически приемлемое решение для Чечни. Просто замочить бандитов в сортире, как вы видите, не получается и, видимо не получится.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Если катастрофа самолета произошла по вине техников, которые должным образом не подготовили самолет к полету, значит, они за это должны понести наказание. Или Вы так не считаете?» — спрашивает Ольга Васильевна.
Р.АРИФДЖАНОВ: Я не считаю, что катастрофа произошла по вине техников, потому что, я уже говорил до этого, первоначальное обследование самолета показало, что обледенения самолета не было, что топливо в самолете было в порядке, что экипаж погибший работал правильно и нормально.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Эхо Москвы», здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Владимир. Рустам, я с удовольствием читал газеты, которые ваш холдинг издает, и передачу смотрел. Но вот на чем я себя поймал что мне все менее интересно знать версии, пусть самые фантастические, каких-то событий, а хочется знать правду. Но беда в том, что эту правду узнать практически невозможно и из-за обилия версий, из-за того, что правда часто оказывается гораздо более обыденной, чем версии, которые высказываются. И какое Ваше мнение? Самые простые вопросы, например, кто взорвал дома в Москве, почему до сих пор не могут поймать Басаева и т.д. — не могли бы Вы свою версию высказать?
Р.АРИФДЖАНОВ: Вы только что попросили правды, а теперь просите высказать свою версию. Свою версию мы уже высказывали, и не одну версию, по поводу взрыва домов в Москве и по поводу Басаева. На наш взгляд, существование бандита Басаева во главе достаточно хорошо вооруженной банды выгодно некоторым персонажам в России или, может быть, было выгодно некоторым персонажам, которые теперь не в России. Что касается взрывов в Москве, это достаточно темная история, в ней много вопросов, на которые пока еще нет ответов. Я понимаю, почему вам становится, может быть, менее интересно читать, потому что нам все труднее и труднее докапываться до информации. Если вы замечаете, общество становится все более закрытым, информацию закрывают. Те самые закрылки, которые были на самолете, опускаются, и нам уже приходится, журналистам, чтобы доискаться до правды, проникать во всевозможные щелочки. Но мы продолжаем работать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Эхо Москвы», здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Игорь. Отвечая на предыдущий вопрос по поводу Басаева, Вы высказали достаточно модную точку зрения, что Басаева не могут поймать, потому что не хотят этого делать. Я хочу просто сказать, что одна из лучших контрразведок мира Мосад — ловила Арафата 20 лет и не могла поймать, ЦРУ не могла поймать Караджича. Вы знаете примеры, когда террориста такого уровня, как Басаев, ловили в течение достаточно короткого времени?
Р.АРИФДЖАНОВ: Я не одобряю операцию, которую сейчас назову, но именно ФСБ убила Джохара Дудаева. Это было сделано тогда, когда ФСБ или ФСК этого захотело.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сообщение на пейджер: «Для Вашего сведения, за облив самолета перед взлетом отвечает инженер, потому что за это платятся деньги. Куда он смотрел? Почему почтовый рейс выполнял чартер? Вот вопросы как работника «Аэрофлота», ответы я знаю. Ответьте честно, почему угробили двух 19-летних девочек и что экипаж делал 40 минут от запроса на взлет между самим взлетом? Елена Павловна, 40 лет проработала в Шереметьево».
Р.АРИФДЖАНОВ: Знаете, Елена Павловна, ведь одна из 19-летних девочек была дочерью президента той авиакомпании, которая осуществляла этот рейс. Поэтому я никак не могу предположить, что при подготовке самолета люди из этой авиакомпании сделали все специально, чтобы самолет упал. Это первое. Второе. Я могу вам рассказать, что в том самом отчете или обнародовании результатов Межгосударственной Авиационной комиссии ничего не сообщается о том, что обсуждение подписания отчета проведено в отсутствии представителей вологодского авиаотряда, который и выполнял этот рейс, и более того, у представителей этого отряда есть свое особое мнение, которое они подготовили. Но об этом ничего не сообщается, и мне кажется, что МАК, может быть, даже это мнение игнорировал. Так что я не думаю, что виновата авиакомпания, которая осуществляла рейс, авиаотряд, который его осуществлял.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире