22 мая 2001
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 22 мая 2001, 19:08

22 мая 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» шеф-редактор газеты «Комсомольская правда» Владимир Мамонтов.
Эфир ведет Нателла Болтянская.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У микрофона Нателла Болтянская, и сегодня «Персонально ваш» Владимир Мамонтов, шеф-редактор «Комсомольской правды». Добрый вечер.
В.МАМОНТОВ: Добрый вечер.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Наш пейджер 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы», и обсуждаем мы все темы, которые Вам кажутся интересными. С чего бы Вам хотелось начать?
В.МАМОНТОВ: К сожалению, сказать, что последние дни были богаты новостями, я не могу.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что сегодня вы сделали главной новостью?
В.МАМОНТОВ: Наводнение. Я прошу прощения за такой журналистский цинизм выручает наводнение, с точки зрения главной новости. Но так оно и есть, это, наверное, самое серьезное, что сегодня происходит в России. Очень трудно людям, и мы поэтому выносим это в качестве основной новости, и будем ее развивать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Комсомолка» известна тем, что вам приходит колоссальное количество писем, и, наверное, по этому поводу тоже. Что пишут?
В.МАМОНТОВ: На самом деле, та почта, которая могла бы дойти оттуда, еще идет. Она, наверняка будет. У нас есть электронная почта, которая уже пришла. Мы ведь несколько месяцев назад даже публиковали карту, где эти наводнения были достаточно точно предсказаны, и умные люди говорили, что на Лене это произойдет. К сожалению, ничего существенного за это время либо невозможно было сделать, либо не было сделано. Поэтому вся почта сегодня сводится к одному вопросу: до каких же пор люди, которые отвечают за рациональное отношение к наводнениям и прочим стихийным бедствиям, не будут выполнять свои обязанности? А люди, которые призваны в спешном порядке что-то ликвидировать, зачастую опаздывают, да и силы их не беспредельны. Можно ругать Шойгу за то, что он где-то опоздал, но, насколько я помню, суть совершенно не в этом. Суть в том, что дамбы не строятся, что никто этого никогда не ожидает — это во-первых. А во-вторых, наводнения — это манна небесная для разных воров, расхитителей и любителей списать что-нибудь под это наводнение.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос на пейджер: «Что Вы можете сказать о приеме в пионеры будущих внучат Зюганова?»
В.МАМОНТОВ: Вообще я достаточно толерантный человек, и газета у нас толерантная. Если у нас есть такая категория людей, которые хотели бы так жить и так воспитывать своих внучат, я бы не стал приставать к ним с требованиями этого не делать. Пусть будет так, как они этого хотят, если этого хотят их дети. А что касается массового порядка такого рода организаций, то я против.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Эхо Москвы» новостью дня дает то, что в немецком журнале «Фокус» наши коллеги журналисты опубликовали секретный протокол беседы Шредера с президентом США Бушем. По данным журнала, собеседники согласны с тем, что не может быть и речи о продолжении финансовой помощи России, пока за рубеж переводятся огромные суммы денег. Президент России Путин заявил, что эта информация неофициальная, и верить ей не стоит. Существует у Вас свой взгляд на ситуацию?
В.МАМОНТОВ: Да, мы процитировали то, что было опубликовано на Западе. Я думаю, что то, что они там обсуждают наши проблемы и делают такие выводы, это их дело, и, наверное, они в чем-то правы. И я думаю, что вторая половина правды заключается в том, что Россия, может быть, пока и переживет без этих денег, без этой помощи. Я глубоко убежден, что дело не в той или иной форме помощи. Если удастся наладить сотрудничество, если удастся быть взаимополезными, это будет нормально и для России, и для Америки, и для Европы. Нам, прежде всего, надо стараться стать полезными, нужными и конкурентноспособными.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы считаете, что у нас этот номер пройдет? У нас холодно.
В.МАМОНТОВ: Да, есть у нас такие экономисты, которые считают, что раз у нас холодно, нам кранты. Собственно, у нас выбор не велик или номер пройдет, или мы тут загнемся без всякого холода.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если вернуться к теме публикаций, известно, что сейчас в Соединенных Штатах Америки Верховный суд занимается журналистскими проблемами, в целом. Известно, что одна небольшая радиостанция в Пенсильвании выпустила в эфир незаконно подслушанный и записанный разговор двух местных деятелей. Естественно, подали в суд, но судья, который заявил, что пресса должна нести ответственность за использование противозаконно полученных материалов, в суде оказался в меньшинстве. Кроме того, могу сообщить, что большинство опрошенных «Эхо Москвы» считают, что журналист должен обнародовать информацию, даже если она получена незаконным путем. Тут у меня возникает вопрос. Существует закон о средствах массовой информации, согласно которому журналист может не обнародовать источник. Как это клеится друг с другом?
В.МАМОНТОВ: Да как и в жизни. Не все в жизни клеится, и из-за этого она, может быть, и любопытна, и интересна. Я думаю, что эта проблема всегда была и будет. Всегда существовало противоречие между строжайшей жизнью по закону и безнаказанностью подлецов. И проблема, которую решает журналист, так и не будет решена, и от этого пострадают люди, пострадает нечто очень важное. Как это решить, не знаю, наверное, это невозможно. Но тот факт, что в такой законопослушной стране как Штаты возникла такая коллизия, и она так решена, это очень интересно. Над этим стоит задуматься. Это означает, что рамки законов иногда требуют слома.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сообщение на пейджер от Елены: «Будет ли завтра материал о выставке цветов в Лондоне?»
В.МАМОНТОВ: Будет обязательно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы прерываемся на новости.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот Вам, пожалуйста, и лягушка с 15-ю лапками, а мы разрешили ввозить ядерные отходы. Нехорошо. Пожалуйста, наезд: «Почему «Комсомольская правда» стала «желтой газетой»?» спрашивает Алексей.
В.МАМОНТОВ: Наверное, потому что наши читатели и подписчики диктуют нам как независимой газете некоторые правила игры. Они заставляют нас, покупая эту газету, следовать некоторым их пожеланиям, и они, в том числе, бывают и такого «желтоватого» характера. Хотя, в целом, как мне кажется, мы стараемся пройти по некой дощечке, которая не позволила бы нам свалиться в оголтелую «желтизну», но и не превратиться в высоколобую газету, которая внешне хороша, но которую никто не покупает. Мы в этой газете живем от того, продали мы ее сегодня или нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Александра из Ижевска: «Каковы, на Ваш взгляд, самая плохая и самая хорошая новости этой недели?»
В.МАМОНТОВ: Самая плохая новость этой недели — смерть Маресьева. Это, действительно, самая плохая новость. У нас был заголовок «Прощание с настоящим», и в этой литературной игре, на мой взгляд, содержится большой смысл. С такими фигурами всегда уходит какой-то очень важный период нашей жизни. А самая хорошая новость Ну пусть на эту секунду эта странная лягушка послужит нам хорошей, в какой-то мере, новостью. Она плод этого века, каких-то генетических изменений. Мы часто смотрим на это, как на какой-то ужасный конфуз, в котором мы сами виноваты, но, может быть, это славная ветвь развития природы, из которой получится нечто совершенно выдающееся. Мы же не знаем.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пришло сообщение на пейджер: «А как лично Вы относитесь к идее использования журналистами информации, полученной незаконным путем?»
В.МАМОНТОВ: Я был бы крайне осторожен в этом, и внутри я был бы склонен в 90 % случаев действовать строго по закону. Все-таки регламент должен быть. Но иногда то, с какой силой общественное движение пытается взломать законы, означает, что их надо менять.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Как прошла акция похмелья в понедельник?» спрашивает Володя.
В.МАМОНТОВ: Хорошо. Оказывается, знают про наши акции. В московском выпуске у нас есть большой отчет по этому поводу. Акция прошла хорошо, опохмелили достаточно много народа — на это у нас всегда есть спрос. Милиционеры, правда, придрались и отобрали у наш ребят удостоверения они не поняли, зачем мы это делаем. Но милиционеры это тоже наши люди, и, вникнув, он вернули удостоверения и ничего не «припаяли». По-моему, все были в восторге.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Имеете ли Вы какое-то отношение к Владивостоку?
В.МАМОНТОВ: Имею, я родом оттуда.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: На пейджер Вам пишет Ваша поклонница еще со времен Владивостока, она спрашивает: «Является ли Наталья Барабаш еще Вашей женой?»
В.МАМОНТОВ: С ума сойти! Очень смешно. Наташа Барабаш это замечательный журналист нашей редакции, с которой я, действительно, проработал несколько лет в редакции владивостокской газеты «Красное знамя», и которая, кстати, сейчас работает в «Комсомольской правде». Но мы не женаты.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда наденьте наушники и выслушайте все, что Вам еще не сказали в прямом эфире. 203-19-22 — наш телефон. Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Кирилл. Владимир, опираясь на письма читателей, прозвучали Ваши слова: «До каких пор чиновники и ответственные лица будут так безответственны и не будут все готовить своевременно?» Но так можно говорить, когда что-то происходит ежегодно, а если раз в сто лет? Наверное, так нельзя говорить. И потом создается типичная картина: одни спасают, рискуют жизнью, а другие сидят и критикуют, что все не так. Взяли бы поехали туда и присоединились бы.
В.МАМОНТОВ: Во-первых, наш журналист Зиночка Лобанова непосредственно присоединилась. Она поехала туда и оттуда сейчас ведет репортажи. Она и на вертолете летала, и детишек спасала. Но дело сейчас не в этом. Дело не в том, как часто это происходит бывает всякое, все не предусмотришь. Я еще раз хочу сказать: этой ранней весной уже имелась у тех, кто за это отвечает, приблизительная карта вероятного развития событий. Ведь все эти ледяные заторы и скорость таяния снега возможно было предугадать. И самое смешное, что это было на какое-то количество процентов предсказано, и это обидно. Смотрите: сейчас собираются целый город перевести на новое место, и это говорит о том, что никто никогда не думал о том, что там были гидрологические опасности. А это, по-Вашему, уважаемый слушатель, не чиновничье разгильдяйство? Мы против этого тоже выступаем.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Николай Петрович. Скажите, пожалуйста, сколько стоит подписка на вашу газету на полгода для ветерана Великой отечественной войны?
В.МАМОНТОВ: К сожалению, у нас для любого подписчика подписка очень дорогая. По разным областям и районам она чуть-чуть разная в зависимости от почтовой доставки, но, практически, она все время переваливает за 700 рублей. Мы понимаем, что это очень высокая цена, но, к сожалению, это та цена, которую мы вынуждены назначать, чтобы у нас сходились концы с концами и чтобы мы могли платить зарплату сотрудникам.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я давнишний читатель «Комсомольской правды», меня зовут Валентина Дмитриевна. Но в последнее время я стала покупать вашу газету только раз в месяц. Дело в том, что в ней очень много информативного материала типа, куда пойти и что купить, и очень мало материалов для чтения и полемического материала. К сожалению, это так.
В.МАМОНТОВ: Если это так, и если такие мнения составят определенную критическую массу, тогда мы будем поправляться. Но я бы хотел сказать, что опять же жизнь такова, что появление в нашей газете вкладки «Куда пойти?» привело к очень серьезному росту тиража. Эта вкладка выходит только в Москве и в Московской области. Это говорит о том, что существует и другое мнение. Это прагматическая житейская информация, и она тоже чрезвычайно важна, и отказываться от нее мы не будем. Но будем стараться угодить и тем, кто любит просто газету как чтение. Среди наших читателей таких много.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Скажите, пожалуйста, когда будет публикация про английского бомжа?» спрашивает Ирина Петровна.
В.МАМОНТОВ: Ирина Петровна, эта публикация уже идет. Это большой сериал Саши Мешкова. По-моему, уже идет четвертый кусок. Он идет в ежедневных выпусках, но если вы не купили предыдущую газету, в каждой следующей серии есть краткое содержание предыдущей, и можно с любого номера про нашего бомжа почитать.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Дмитрий. Владимир, просматриваете ли Вы другие газеты? Я имею в виду сегодняшний «Коммерсант-Дейли» по поводу исповеди Скуратова.
В.МАМОНТОВ: Я, конечно, просматриваю эти газеты, и иногда с сожалением — когда коллеги в чем-то опережают. Вопрос о Скуратове Мне кажется, что сейчас этот вопрос отошел в сторону от общественного разбора, и, на мой взгляд, это абсолютно правильно. Это была не та история, чтобы та или иная сторона здесь выглядела красиво. В этой нашумевшей и громкой истории нет красивых сторон, и, мне кажется, что чем дальше она от нас будет уходить, тем нам легче будет жить.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что в студии «Эхо Москвы» шеф-редактор «Комсомольской правды» Владимир Мамонтов, «Персонально ваш». Спасибо Вам большое.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире