'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 декабря 2014, 17:08

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я приветствую в этой студии Дмитрия Быкова. Здравствуйте, Дмитрий!

Д.Быков Здравствуйте, Таня, здравствуйте всем!

Т.Фельгенгауэр Что у нас сейчас происходит? Все побежали что-то срочно покупать. В магазинах срочно побежали менять ценники. Паника кругом. Какой год вспоминаем?

Д.Быков Таня, ничего подобного я не наблюдаю.

Т.Фельгенгауэр Нет?

Cовременная экономика – явление психологическое

Д.Быков Я только что приехал из МПГУ. Моя группа сидела в полном составе, никто ничего не покупал. Все спокойно обсуждали советскую литература времена войны. Еду сейчас по Арбату: проехать можно, в магазинах никакой давки. Я вас уверяю, что завтра после судьбоносной встречи нашего Антея со своей почвой новая сила вдохнется не только в него и не только в почву, но и в рубль. Мы увидим спокойную силу, как у нас это обычно называется. Нам скажут, что дешевый рубль делает нашу экономику более конкурентоспособной. Паника прекратится, состоится еще один гипноз массового гипноза, Чумак и Кашпировский отдохнут в стороне, — и рубль застынет на 50-ти. Все будет хорошо.

Т.Фельгенгауэр Как внезапно. То есть эта чехарда с курсами, которую мы наблюдаем, она прекратится?

Д.Быков Вы же понимаете, что современная экономика – явление психологическое, и люди чувствуют подспудно, что они глубоко неправильно живут. И периодически, когда проваливается нефть – начинает проваливаться рубль. Завтра им объяснят, что они живут абсолютно правильно, и все опять стабилизируется. Ну пусть не 50, пусть 55. Во всяком случае, сейчас покупать валюту уже, безусловно, поздно и бессмысленно. Делать другие покупки еще бессмысленней, потому что у всех все есть, как я понимаю. В общем, увидите: после завтрашнего сеанса гипноза для всей страны эта истерика будет вспоминаться исключительно как спекуляция, выгодная кому-то, может быть, в стране, более никому – каким-то инсайдам.

Т.Фельгенгауэр – Оо, как интересно! Слушайте, вы на самом деле не то что оптимист – вы прямо оптимистище целый.

Д.Быков Я оптимистище, потому что, видите-ли, у меня более пессимистический взгляд на будущий год. Я почти убежден, что Россия будет продолжать внешнюю экспансию, расширение во все стороны, регулярные напоминания НАТО о том, что оно ничего не может, разнообразные полеты над чужими территориями или в их районах, территориальные претензии разного рода, активное восстановление «русского мира» в границах до 1913 года, много всего будет. И поэтому сегодняшняя паника рубля – это на этом фоне такие цветочки…

Т.Фельгенгауэр Ну а как же, во-первых, все новые и новые санкции в отношении России, а с другой стороны, господин Лавров вчера очень примирительно говорил, что и Крыма второго не будет, и НАТО мы никогда не считали своим врагом?

Д.Быков Зачем нам второй Крым, когда у нас есть другие сопредельные территории, желающие быть первыми? Да, второй раз Крым захватывать совершенно не нужно, в этом смысле Сергей Лавров абсолютно прав. Другое дело, что НАТО мы никогда не считали врагом. Никакой примирительной риторики здесь нету, потому что только что он сказал, что воздействовать на Россию с позиций силы невозможно.

У нас последнее время сбываются очень активно два анекдота любимых. Один – про Министерство культуры и прачечную, а второй, если помните, — про то, как учат советского дипломата писать ноту протеста. Говорят: «Все у вас правильно только «нафиг» пишется раздельно, а «чернозадый» — слитно». Вот, мне кажется, мы многое увидим в подобном роде. Никаких примирительных на самом деле слов я бы не советовал ждать. И от завтрашней риторики 18-го я жду только резкого ужесточения. Даже я почти уверен, что кто-нибудь из людей, настоящий русских патриотов, у которых ну сердце изболелось просто за Родину, последует вопрос: «Владимир Владимирович, мы в кольце врагов. А что же на свободе расхаживают вот эти…?» И не берусь предсказать ответ. Он может быть весьма неожиданным.

Т.Фельгенгауэр На свободе-то все меньше и меньше расхаживают.

Д.Быков А вот, что Владимира Владимировича обязательно спросят о том, как же быть с «пятой колонной» — он обязательно либо скажет: «Ну они не актуальны, никому не опасны – дадим им похоронить себя…», или скажет: «Пора прислушаться к мнению простого народа. Я уже дал соответствующие поручения». Так что, если Федеральное послание было абсолютно примирительным, то завтра мы услышим очень натуральное бряцание: людей надо готовить к новому году.

Т.Фельгенгауэр Я все-таки вернусь еще к экономической составляющей, потому что мы сегодня очень много разговаривали с нашими слушателями…

Д.Быков И, что они говорят?

Т.Фельгенгауэр …которые рассказывают, что они пошли…, они хотели купить, — а цены поменяли, повысили…

Д.Быков Они уже увидели, что цены меняются?

Т.Фельгенгауэр Они расстроены…

Д.Быков Таня, а где ваши слушатели сидели ваши слушатели, где сидели эти люди? Они, наверное, в магазин не ходили. Я иногда – у меня есть такая слабость – я очень люблю сосиски, люблю колбасу докторскую… Я прекрасно понимаю, как я страшно сейчас подставляюсь, и какое количество православных патриотов напишут, что «сосиски русские едят», но я живу здесь, ребята, так что не надо особенно…

Т.Фельгенгауэр Имею право.

Д.Быков. Имею право. Это не самый дорогое блюдо, не хамон, не пармезан. Ну прыгают эти сосиски, скачут. Вот так вот, на двух сосисках прыгают. Помните, была такая реклама, когда окорочка бегут, бегут… окорочка Буша. Сосиски бегут, и много, что бежит. Даже хлеб бежит. Я и уже последние месяца три наблюдаю эту радостную ценовую динамику, притом, что доллар еще висел на 32-35-ти. Никакой экономики, никаких экономических причин, по большому счету, нет. Ведь в стране, где у каждого из нас могут в любой момент под любым предлогом отобрать все его деньги, ну неужели вы думаете, что если завтра в стране запретят хождение валюты, мы дождемся каких-то эксцессов? Я уже говорил: эксцессы будут не тогда, когда экономика плохая, а тогда, когда людям надоело. Им, конечно, надоедает эта волатильность, они, конечно, близки к тому, чтобы им надоело сильно, но раньше второй половины 15-го года я бы никаких обострений не ждал.

Т.Фельгенгауэр Слушайте, тут такая интересная штука. Британская букмекерская контора PaddyPowerначала принимать ставки на то, что президент Путин будет смещен к концу следующего года. Telegraphоб этом пишет. Ставки принимают в соотношении: 1 к 16-ти. Так что пока такое развитие событий считается не очень вероятным.

Д.Быков Они, правда, не уточняют, кем смещен. Ну англосаксы же, мы знаем, всегда смотрят на нас недоброжелательно. Я все никак не могу понять, кто такие англосаксы – любимый термин Старикова и прочих. Кто такие англосаксы? Почему не сказать просто: «англичанка гадит»? На самом деле у меня есть сильное подозрение, что волатильность экономическая, конечно, перекинется на политическую, но тут у нас есть железный аргумент: все списывает война. Я не вижу для нынешнего российского режима никаких выходов, кроме серьезной активизации на всех внешних фронтах, потому что, как известно, достигнуть сплочения вокруг лидера можно только ценой постоянно педалируемой внешней угрозы. Невроз нельзя нагнетать бесконечно, как это происходит по телевизору, он должен чем-то разряжаться. Думаю, что вот эту разрядку самую ужасную мы увидим в будущем году.

Т.Фельгенгауэр Господин Ходорковский в одном из своих интервью «Блумбергу» говорил, что дворцовый переворот в России лучше уличных столкновений.

Зачем нам второй Крым, когда у нас есть другие сопредельные территории, желающие быть первыми?

Д.Быков Он лучше пол количество жертв, безусловно – их меньше. Но у нас нет сценария дворцового переворота, начиная с 1801 года. Мы уже практически 200 лет живем без дворцовых переворотов. У нас были попытки. Я же не могу назвать, скажем, смещение Хрущева дворцовым переворотом. Это все-таки такая, пусть и в малом масштабе, но революция, или реакция – как угодно. Когда одного смешают 500 человек или даже 50, это не дворцовый переворот — это заседание Политбюро. Я не вижу такого сценария. Я думаю просто, что все упрется в вечное российское «надоело», когда силовикам тоже надоест; и я не думаю, что они так полны энтузиазма, чтобы зажимать собственный народ и убивать его. Поэтому, мне кажется, что это фактор не экономический, а темпоральный. Надо дождаться того времени.

Т.Фельгенгауэр Давайте мы сейчас сделаем перерыв…

Д.Быков А как раз через это время…

Т.Фельгенгауэр Как раз через это время, глядишь, и чего-нибудь дождемся, но вы точно дождетесь продолжения программы «Особое мнение», в которой сегодня выступает писатель и поэт Дмитрий Быков. Свои вопросы вы можете присылать по номеру для sms: +7 (985) 970 45 45. А мы скоро к вам вернемся.

РЕКЛАМА

Т.ФельгенгауэрПродолжается программа «Особое мнение». Дмитрий Быков – главный герой этой программы. Тут замечательно выступил глава Краснодарского края Александр Ткачев. Оля Романова, по-моему, сказал, что это рубрика «Новая искренность»: «Мы пожинаем плоды наших завоеваний, политических побед нашей страны, это расплата, цена вопроса которую и экономика и жители края, и страны, рано или поздно, должны были разделить с президентом, с правительством, со страной. Мы же все рукоплескали, мы же все говорили, что «здорово, Крым наш!», значит, мы должны не только разделить эту ответственность, но и эту ношу, эти потери».

Д.Быков Крым здесь совершенно не при чем. Я редко соглашаюсь с российскими патриотами, но вынужден согласиться, что это абсолютно две разные темы: Крым, допустим, санкции… и даже три темы — нефть совершенно отдельная история, и вот эта российская паника сейчас. Эта паника, я еще раз говорю: она имеет сугубо психологические корни. Никакой стабильности в России не было даже в тучные годы: все знали, что они живут на очень тонкой корке, покрывающей очень зыбкое болото. При первых признаков какой-никакой, как теперь называется, волатильности, все бегут закупать соль и спички; и это невозможно выбить из россиянина никакими кредитами, никакими поездками в Турцию, никаким хамством на курортах, где мы уже чувствуем себя хозяевами жизни.

Сейчас многие пишут: русские должны стать нацией господ. Но эта нация господ при первых сотрясениях бежит закупать еду и менять доллары. То есть никаких в этом смысле не произошло подвижек. И Крым здесь абсолютно не при чем. Это вечная российская готовность к расплате за греховную жизнь. А когда люди ничего не производят, спокойно терпят цинизм и наглость, и сами друг друга подталкивают в спину, — они должны понимать, что рано или поздно они будут за это платить. Они платят за это, а вовсе не за Крым. Это я не к тому, чтобы поправить господина Ткачева – господин Ткачев не поправим, — а для того, чтобы люди начали понимать.

Т.Фельгенгауэр А то я уже хотела спросить, что делать тем, кто не рукоплескал.

Д.Быков Я писал об этом, грех сказать, у меня было такое стихотворение покаянное – там было сказано, что все мы расплатимся в одной связке. И если вы ничего не смогли остановить – а мы ничего не смогли остановить, — не нужно делать вид, что на нас нет ответственности. Я все веду к тому, что Крым, ребята, здесь абсолютно не при чем: был бы Крым, не было бы Крыма – все было бы то же самое.

Т.Фельгенгауэр А вот социологи «Левада-Центра» провели опрос и выяснили, что подавляющее большинство россиян чувствует себя ответственными только за свою собственную семью, работу и дом, и лишь немногие — за происходящее в своем городе и уж, тем более — в стране.

Д.Быков А я думаю, что и за семью, работу и дом они не чувствуют ответственными себя. Я не чувствую себя ни в какой степени ответственным за социологов «Левада-Центра», потому что с моей личной социологией, с моим собственным опросом моего круга их результаты никогда не имели ничего общего. Я глубоко уважал самого Леваду, но я, к сожалению, к его центру отношусь без какого-либо доверия, как и ко всей российской социологии; умение так сформулировать вопрос, чтобы получить нужный ответ – это ее единственное умение.

Т.Фельгенгауэр Но, вообще, если говорить про чувство ответственности, по вашим наблюдениям среди ваших знакомых или среди людей, которых вы видите – вы же много людей видите?

Д.Быков А вот это интересный вопрос. Видите ли, Таня, я, наверное, выделил бы три тенденции. Тенденция первая: процентов 5. «Как только Россия становится сильной, ее пытаются осадить» – это все время нам повторяет Владимир Владимирович Путин. Мы встали с колен, — то есть мы, видимо, все тучные годы провели на коленях, поэтому они и были такими тучными – так и представляешь себе такую свинью на карачках… — тучно провели мы это время. Потом мы встали с колен и тут же получили этот курс. Это процентов 5 так думает, двадцатая часть.

Другая часть, не очень значительная думает, что фактор санкций влияет конечно, но главное – это отсутствие производства в стране. Это неправда. Производство в стране есть, его довольно много. Отсталое оно, не отсталое – неважно, но, тем не менее, но имеет быть. Все разговоры о том, что России живет только за счет нефти, они довольно наивны. Вот только что я говорил об этом с видным экономистом Андреем Илларионовым, сейчас будет об этом интервью большое. Он говорит, что как раз экономическое положение России далеко не так катастрофично. Катастрофично ее моральное положение. И вот подавляющее большинство,процентов 60 моих знакомых живут именно в убеждении, что последние 15 лет российского развития были не то чтобы тупиковыми, но, во всяким случае, ведущими не туда, и вот за это мы сегодня расплачиваемся.

Эксцессы будут не тогда, когда экономика плохая, а тогда, когда людям надоело

Ощущение этой внутренней неправоты в людях все равно всегда жило, потому что его нельзя отменить. Даже, если вы круглые сутки смотрите Дмитрия Киселева, читаете журнал Михаила Леонтьева «Однако», постоянно тусуетесь в форумах, — вы совести не можете абсолютно отменить. Совесть даже в нацистской Германии была, а наш режим несравненно мягче. Люди чувствуют, когда они идут не туда, поэтому паника на бирже диктуется этим глубинным сознанием, не вины, а общей катастрофической неправильности. Мы в этом не виноваты, но так получилось. Вот так думает процентов 60 моих знакомых.

Т.Фельгенгауэр 15 лет неправильности и не было ни разу возможности как-то…

Д.Быков Были, почему? Были очень серьезные точки бифуркации. Был 4-й год, был Беслан, когда многие задумались впервые. Был 8-й год, когда все-таки была сделана развилка: либо плюнуть на Конституцию, либо соблюсти ее – она была соблюдена. Был 12-й года, когда можно было не возвращаться в Кремль, но туда вернулись. Бифуркации были всякие: был 11-й год, 12-й, 13-й, когда это все уже началось. Никакой сакральности власти в России нет.

Я просто хочу сказать, что с ощущением глубинной неправильности происходящего сегодня живет подавляющее большинство россиян. И отсюда их агрессия, они все время пытаются где-то вовне обнаружить источник этой неправильности. Не с себя же спрашивать? Поэтому всегда виновата либо «пятая колонна», либо англичанка, либо Путин, всегда кто-то виноват. А ощущение, что что-то серьезно нарушено в самом генетическом коде страны – ну зачем же об этом вслух говорить? Ведь эдак можно договориться и до того, что Россия стоит на пороге коренной генетической перестройки.

Т.Фельгенгауэр А, как долго человек может жить с ощущением этой неправильности?

Д.Быков Сложный вопрос, Таня, сложный интересный вопрос. Как показывает опыт советский, человек с ним живет лет примерно… ну со времен разрядки до 85 года прошло 12-13 лет, но в Советском Союзе были очень серьезные отдушины. Была другая культура, не было такого торжества мракобесия. Я думаю, что у большинства это ощущение неправильности возникло в 10-11 годах. Думаю, что лет 5-6 срок жизни с таким чувством, а потом просто надоест. А, что бывает в России, когда надоело – это мы знаем очень хорошо.

Т.Фельгенгауэр Ничего хорошего не происходит.

Д.Быков Я надеюсь, что это мягко произойдет. Я продолжаю уповать на закон четных и нечетных веков. Всегда в четные века все страшнее, а в нечетные происходит вот в той же пропорции, в какой ¬ тысячу раз повторяю этот пример – Челябинский метеорит соотносился с Тунгусским. То есть его все заметили, но почувствовали очень немногие. Правда, обломками Тунгусского метеорита никто не торговал, а обломками Челябинского несуществующими торгуют половина челябинских…

Т.Фельгенгауэр Все с поправкой на время. Сейчас все всем торгуют.

Д.Быков Все с поправкой на эпоху. Все всем торгуют, совершенно верно. Торговля Тунгусским метеоритом – до этого тунгусы не дошли, дикие ныне.

Т.Фельгенгауэр Какую главную опасность видите в завтрашнем выступлении Владимира Путина?

Д.Быков Да главный опасностей там нет, потому что принципиально нового – я всех хочу разочаровать – сказано не будет. Правительство не будет отправлено в отставку. Таких широких жестов, тем более публичных Владимир Путин никогда не делал, и нет оснований, что сделает сейчас.

Я вижу две главный опасности. Первое: я боюсь, что там будут какие-то смешные вещи. Я уверен, что власть имеет право быть любой, но только не смешной. Смешные вещи могут быть разного порядка. Первая смешная вещь – это разговоры о том, что пожар «способствовал ей много к украшению», то есть, что российская экономика в условиях слабого рубля станет более конкурентоспособной…

Т.Фельгенгауэр Оздоровилась.

Д.Быков Оздоровилась, как в 98-м году. Помните панику 98-го года? А как стало? Вот Сергей Владиленович Кириенко – он не даст нам сорвать, вот он сидит здесь у нас. Скажите нам, пожалуйста, Сергей Кириенко, как там? – После 98 года все стало гораздо… Вот и он, пожалуйста, в «Росатоме» неплохо себя чувствует.

А вторая категория смешных вещей, это: «Владимир Владимирович, у нас на улице Череззабороногозадержищенской в далеком городе Кислопупинске, к сожалению, не горит один фонарь…». — «Как не горит?!» Немедленно поставить два фонаря на этом месте и сделать детскую площадку!» Вот это возможно.

Вторая опасность, которая есть – это более радикальное бряцание оружием в сторону Запада, разговоры о том, что нам подгадили, к сожалению, наши партнеры идрузья и наши коллеги, и в этой связи мы уже откажемся не только о хамона с пармезаном, а еще от целого ряда вещей, в частности, от голливудской продукции и свободного выезда. Конечно, валюта не будет запрещена, но будут сделаны серьезные предупреждения, что хранить надо в рублях, что хватит поддерживать американскую экономику. То есть определенных бряцаний я ожидаю. Особенно я ожидаю бряцаний в адрес, конечно, Украины и других ближайших соседей, потому что американцы попытались предательски оттянуть от нас часть русского мира. Ну вот теперь этот оттянутый кусок ударит по ним. Вот это будет. Этого будет много.

Т.Фельгенгауэр Сейчас сделаем перерыв несколько минут и вернемся к нам, это программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает Дмитрий Быков.

НОВОСТИ

Д.БыковПродолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня Дмитрий Быков. Наша слушательница из Санкт-Петербурга напоминает, что завтра не общение с народом, а все-таки пресс-конференция, то есть там будут журналисты российские задавать вопросы.

Д.Быков Нет, ну, конечно, в массе своей это будет именно общение с народом, поэтому она называется: большая пресс-конференция. Журналисты уже общались в мае. Ничего здесь принципиально нового нет. Ну, конечно, будут вопросы о быте: «Как вы, — например, — справляетесь с подорожанием доллара?» — «Я храню в рублях». Ну вот такие будут вещи, милые. Ничего судьбоносного, я надеюсь, спрошено не будет. Если только не прозвучит вопрос: «Доколе «пятая колонна» будет разгуливать по нашим улицам?» Ну это я уже говорил. Надеюсь, что такого вопроса не будет.

Т.Фельгенгауэр Может быть страшненько.

Д.Быков Ну страшненько, не страшненько – мы же знаем, как нас любят, но почему-то, действительно, Владимиру Владимировичу пока еще не присуща окончательная кровожадность. Я просто понимаю, что человека необратимо меняет власть на известном году, и даже, если он раньше не отличался особой кровожадностью, логика истории подталкивает его к этой кровожадности. Без серьезных зажимов новых не обойдется. Логика войны диктует так. Но это я ожидаю не ранее марта-апреля следующего года.

Т.Фельгенгауэр Тут спрашивают: «А может, он скажет: «Я устал, я хожу»?»

Д.Быков Нет. Больше вероятности, что он скажет: «Я устал – уходите вы, кому не нравится». Действительно, очень распространена эта практика, когда любое критическое замечание вызывает: «А, что вы тогда здесь делаете?» — такой ответ. — Пожалуйста, мы никого не держим. Если вы там кому-нибудь нужны, кроме как судомойкой». Считается, что российское население всё – они считают – никчемное, что оно не нужно никому. На самом деле 230 тысяч человек – это все-таки довольно серьезно за год. Это все были люди, которые могли принести какую-то пользу, понимаете? Это население небольшого города.

Т.Фельгенгауэр Небольшого качественного, причем города.

Д.Быков Да, этот город уехал в другие края.

Т.Фельгенгауэр А вот как раз наш слушатель из Ростовской области пишет: «Дмитрий Львович, как быть молодым в стране? Оканчиваю университет в грядущем году. Не могу не поддаться страху. Ведь чувство, что будущего нет».

Д.Быков Как зовут автора?

Т.Фельгенгауэр Не подписался, только видно, что из Ростовской области.

Д.Быков Значит, дорогой ростовчанин, хочу вам сказать, что не надо связывать свое будущее только с профессией. Вы можете осуществиться вне профессии. В России сегодня по большому счету две профессии: сотрудник трубы и охранник сотрудника трубы или обслуживающий ее персонал. Остальные, так или иначе, работают на этих двоих.

Вам нужно попытаться устроиться на какую-нибудь работу, которая бы не слишком затрагивала вашу душу и нервы и попытаться самоосуществляться, найти какое-то хобби: писать, рисовать, участвовать в общественной деятельности. К сожалению, в современной Россией, вообще, 90% людей опять же по моим подсчетам работают не по профессии. Учатся одному – занимаются другим. Смысла не видят ни в том, ни в другом.

Страна, вообще, не очень видит смысл в том, что она делает. Единственный смысл она сейчас увидела в присоединении других территорий. А в том, чтобы это внутрь как-то направить, культивировать, немножко наладить собственную жизнь – этого нет. Естьощущение, что, вообще, чем хуже, тем лучше. Чем хуже мы живем, тем лучше становимся – это вечная такая русская матрица, очень распространенная: убеждение, что дискомфорт делает нас умнее, добрее; что чем охотнее мы умираем за что-нибудь, тем легче правительству. Ну действительно, померло некоторое количество народу – тем легче будет обеспечить остальных.

Поэтому я не связывал бы вашу жизнь, дорогой ростовчанин, на вашем месте ни с государством, — а кроме государства почти ничего нет – ни с нефтедобычей, ни с какими-то официальными профессиями. Занимайтесь духовным самосовершенствованием.

Т.Фельгенгауэр Но вне государства мы все же не можем жить.

Д.Быков Почему? Государство живет отдельно, как лапутяне: отдельно академия наук где-то летает, отдельно народ где-то живет. Конечно, государство живет отдельно. Неужели вы думаете, что государство об вас печется? Государство занимается тем, чтобы остаться в истории.

Т.Фельгенгауэр Оно не печется обо мне, но я, в той или иной степени, от него завишу.

Д.Быков Вы от него откупаетесь. Вы даете ему налоги, чтобы оно вас не трогало. Но в этом-то и главная беда России, что государство и народ здесь живут в абсолютно разных не пересекающихся системах. Помните, как фильме «Кин-дза-дза!»: «Правительство, родной, живет на другой планете». Они живут на совершенно разных планетах, и государство не заботится о вашем пропитании. Вы, по большому счету, ничего для него не делаете, и ищите возможность, как и я, уйти от его карающего ока, лишь бы только оно дало заниматься своими делами.

В этом и главная проблема России. У нее нет никакого целеполагания, нет устойчивого развития, потому что народ занят выживанием, государство – его вымариванием, и никакого общего пути у них нет, нет ни одной общей цели. Все говорят: сплотиться вокруг президента. Давайте сплотимся, а дальше, что будем делать? Вот мы уже сплотились так, что зажали уже до невозможности, уже не дыхнуть – всех, друг друга. А, что мы будем делать дальше, сплотившись? Мы Америку завоевать пока не можем, блок НАТО завоевать не можем. Бесконечная внешняя экспансия невозможна. Что дальше? Может быть, мы попробуем сделать так, чтобы у нас хотя бы глубинка собственная не была похожа на 17-й век? Нет, это нельзя, это не занятие для «нации господ».

Т.Фельгенгауэр Ну, может быть, нам придумают какую-нибудь национальную идею.

Д.Быков Да, давайте себе придумаем национальную идею: убьем всех, кто не верит в нашу национальную идею. Ну, о чем вы говорите, Таня! Никакой национальной идеи, никаких выдумок, ничего больше не будет. Страна входит в войну, необязательно внешнюю – может быть, внутреннюю. Страна входит в войну. В войне – логика списывания всего. Неврозы разрешаются только так. Ну что там, экономические проблемы, что ли, решать? Мы — нация господ. О чем вы говорите? Какие могут быть экономические проблемы? Работает пусть китаец. Считает и думает пусть американец. Русский пусть беседует с Богом.

Т.Фельгенгауэр Бесконечно.

Д.Быков Бесконечно, да. Во всяком случае, так полагает российское правительство, которое беседует уже с Господом непосредственно. Народ как-то при этом выживает. Мне кажется, что в этом году народ стал немножко приходить в себя, осматриваться по сторонам и спрашивать себя как Цинциннат у Набокова: «Где я и отчего так лежу?» Уже немножко задают такие вопросы.

Но, вообще конечно, судя по судьбе моего покойного друга Миши Успенского, общенациональная депрессия достигла очень большой глубины. Люди страшно подавлены. Это, может быть, они как-то просыпаются, может быть, начнут как-то ворочать мозгами. Но я думаю, что на будущий год нам приготовлены потрясения такие, что нам уже будет не до рефлексии. Это, конечно, работает на мою концепцию, это показывает, что все пойдет очень быстро. Но то, что некоторые самоубийственные акты будут предприняты и завтра будут анонсированы, по-моему, это очевидно.

Т.Фельгенгауэр От таких глобальных тем немножко отвлечемся…

Д.Быков Перейдем к еде.

Т.Фельгенгауэр Мы с еды уже начали, про сосиски же в начале говорили. Хотела спросить, следите ли вы за завершением процесса по делу «Ив Роше», тем более, что до начала года обещают даже и приговор?

Д.Быков Да, слежу, интенсивно слежу. Вот только что был у Навального в гостях, и мы в «Собеседнике» напечатали с ним интервью большое. Не для рекламы говорю, но просто мне показалось, что он там высказал очень здравые вещи, и очень хорошо держится Леша, очень хорошо.

Т.Фельгенгауэр У вас есть какое-то ощущение: принято уже решение или нет сажать Алексея Навального?

Д.Быков Я думаю, что решения сажать Алексея Навального нет. Думаю, что он при полном практически отсечении его от политики с приговором условным или мягким или каким-то еще – оправдательного явно не будет – но дело «Ив Роше» слишком смешное, чтобы по нему сажать: нет потерпевших. Поэтому, думаю, что и он и его брат окажутся на свободе при полной связанности рук, при полном отсечении от выборов, от любого участия в них; может быть, при условном сроке, который будет держать его на коротком поводке.

Т.Фельгенгауэр У него же есть один условный срок.

Д.Быков Я думаю, что тюремным заключением для Навального это не кончится. Ну зачем власти сейчас под Новый год обострять ситуацию? Что, хороший новогодний подарок всем, что ли, – что посадили Навального? Многие, может быть, даже были бы рады. Но посадить Навального – это, я бы сказал, показатель неуверенности, я бы даже сказал, трусости. Ну чем Навальный сейчас опасен власти, помилуй бог? Да я думаю, что будет сделано какое-то компромиссное решение, которое надолго заткнет ему рот. Но Леша, как мы знаем, и сквозь кляп умудряется действовать «коллективным Навальным» весьма эффективно.

Т.Фельгенгауэр Еще один вопрос тогда уже к общей ситуации в стране: Чем-то попытаются отвлечь?

Д.Быков Я прочитал вопросы перед встречей. Если речь идет о терактах, я думаю, слишком цинично было бы предполагать такую логику. Нас и так отвлекают довольно интенсивно. Разумеется то, что к Новому году нас ожидает ужесточение политической риторики, а в новом году ее реализация – это совершенно очевидно. Но я думаю, что сейчас не та ситуация, чтобы раскачивать эту лодку дополнительно.

Т.Фельгенгауэр Политическая риторика в условиях отсутствия политики – это не очень понятно, как.

Д.Быков Внешняя политика у нас есть. У нас нет внутренней политики, то есть внутренняя политика, она же вся заключается в двух любимых глаголах: «тащить» и «не пущать» — еще с чеховских времен. Или «Разорю!», «Не потерплю!» — как у Щедрина. Но, что касается внутренней политики, она и не нужна, по большому счету. У нас два состояния: энтузиазм и тошнота, то есть хмель и похмелье. Фаза похмелья наступает неотвратимо. Но внешняя политика у нас есть, и она довольно бурная. Я думаю, что нас ждут интересные новшества: с украинского направления переключение на что-нибудь другое – из бывших республик. Об этом сейчас, кстати, говорят очень многие.

Т.Фельгенгауэр Например, что? Казахстан…

Д.Быков Не буду на пример! Получится, что это призывы. У нас, если что-нибудь скажешь – то это призыв.

Т.Фельгенгауэр Да, никаких призывов, конечно.

Д.Быков Поэтому я только предупреждаю о возможности наращивания этой риторики и расширения фронта военных действий, пока – теоретически, а там посмотрим.

Т.Фельгенгауэр А что, второй раз так сработает?

Д.Быков А почему нет? Почему это может не сработать? Это может перестать срабатывать, если люди начнут на своей шкуре ощущать последствия и не только экономические. Например, какие-то трупы пойдут откуда-то, или станет нельзя куда-то ездить, или на русских станут во всем мире смотреть с опасением и ужасом.

Т.Фельгенгауэр Псковские десантники уже были.

Д.Быков Уже были, но пока большинство думает, что это журналистские выдумки, а на самом деле эти люди погибли на учениях. Как только не дай бог, конечно, люди на своей шкуре почувствуют, что такое война, тогда протрезвление, как показывает нам опыт российской истории, наступает очень быстро.

Т.Фельгенгауэр То есть получится, что власть сама себя загонит в какой-то не очень удачный…

Владимиру Владимировичу пока еще не присуща окончательная кровожадность

Д.Быков Понимаете, власть сама себя загнала в нынешнюю ситуацию, например, не очень благоприятную, но она же сама загнала. К сожалению, бывают такие случаи, когда кроме самосохранения не остается никаких способов, кроме самоубийства. Это очень печально звучит, но такова логика истории.

Т.Фельгенгауэр Да? А как же безусловные рефлексы?

Д.Быков Знаете, если бы еще работали хоть какие-то рефлексы, хоть какие-то – то с народом бы сейчас, по крайней мере, сейчас общались, а не откладывали бы все до большой пресс-конференции, а кто-то спокойно сказал: «Ребята, ну чего вы? У нас же все хорошо. У нас 500 миллиардов валютных резервов. Ну чего вы беситесь-то?»

Даже в 90-е годы – вот сейчас правильно все об этом сказали – с народом разговаривали. Ему врали, но с ним все-таки говорили. А такого ощущения, что «мы там наверху знаем, а ты тут подыхай, как умеешь» — этого не было. Сейчас это ощущение есть. Сейчас у народа есть два варианта поведения. Один – полная поддержка власти, второй – предательство. Это нормальная логика войны. Народ уже в эту логику загнали. Никаких других вариантов не осталось, поэтому объяснять что-то «этим людишкам», — как они их называют между собой – нет никакого абсолютно резона.

Т.Фельгенгауэр И теперь каждый сам за себя должен сделать выбор, какой сценарий поведения он выберет.

Д.Быков Я думаю, что все этот выбор сделают совершенно осознанно. Я еще раз говорю: Россия много прощает, но не прощает неуважения к народу. Народ чувствует, что его не сильно уважают, поэтому до него начинает доходить.

Т.Фельгенгауэр Спасибо большое! В программе «Особое мнение» сегодня выступал Дмитрий Быков. Всем до свидания!

Д.Быков Пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире