08 мая 2001
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваша…


Время выхода в эфир: 08 мая 2001, 19:08

8 мая 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» журналист, телекритик Ирина Петровская.
Эфир ведет Нателла Болтянская

Н. БОЛТЯНСКАЯ: О чем будем говорить?
И. ПЕТРОВСКАЯ: О чем предложите, о том и поговорим.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: В программе «Персонально ваш» говорить нужно о тех событиях, которые вам показались особо впечатляющими за последние несколько дней, что-то, что обратило на себя ваше критическое, журналистское, человеческое, гражданское, женское, наконец, внимание. Может, кто хорошенький был
И. ПЕТРОВСКАЯ: Начнем, видимо, с гражданского, так положено. Вчера я с интересом следила за тем, как каналы освещают годовщину инаугурации Владимира Владимировича Путина. Это было достаточно любопытно при том, что какие-то реальные итоги никто не решается особенно подводить, а такая цепь смешных вещей Азбука, которая вышла к даже еще не было годовщины, по-моему, полгода прошло, азбука с подробностями биографии маленького Вовы, человек, который читает стихи. Это мне было любопытно в том смысле, что все-таки у нас интересный такой народ, который влюбляется и эту свою любовь поносит, пока еще, что характерно, год прошел всего лишь, а, может, уже год прошел, а любовь все крепнет. Я не могу понять, это реальная любовь или это все-таки виртуальная такая штука, созданная во многом СМИ. Не могу понять.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пришло Вам несколько вопросов с помощью Интернета. Позвольте, я начну с самого экзотического. Как Вы думаете, о чем Вас могут спрашивать?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Например, почему я веду телевизионную программу и являюсь телевизионным критиком? Кто я по национальности? Нет?
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я Вам задам самый экзотический вопрос, который меня потряс просто до глубины души. «Ирина, как Вы думаете, есть ли будущее у российской науки?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, действительно, вопрос весьма экзотический. Но я предполагаю, что у российской науки есть будущее, потому что что-что, а мозги у нас в порядке. Я с безмерным уважением отношусь к ученым, особенно к тем, кто сегодня, когда платят буквально копейки, тем не менее, продолжает работать. Я думаю, что, безусловно, есть будущее у российской науки.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Ирина, если Вы в курсе, проясните, пожалуйста, ситуацию с каналом «Московия». Вчера, вроде бы, восстановили в должности (это вчерашний, по-моему, вопрос, да) генерального директора. Вместе с тем, в субботу по этому каналу случайно посмотрела очень неплохую программу с одним из лучших журналистов «Коммерсанта» Глебом Пьяных. Как это сочетается?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Откровенно говоря, подробностей не знаю. Но знаю только одно, что, когда сравнивают ситуацию «Московии» и НТВ, здесь только одна вещь может быть похожей, то, что происходит очередной передел собственности и методы, которыми пользуются владельцы, выясняя между собой отношения, похожи. А в целом, канал «Московия», на мой взгляд, это какое-то абсолютное было эфирное недоразумение: смесь мракобесия, в худшем смысле слова патриотизма, — вы понимаете меня. Я думаю, что, если бы, наконец, туда пришел нормальный менеджмент и нормальные журналисты, это было бы только на пользу каналу. Честно говоря, я завидую человеку, который увидел там хорошую программу, при своем опыте смотрения множества программ, клянусь, что я там ничего такого выдающегося (не хочу обижать коллег) никогда не видела.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Как Вы оцениваете перспективы новых «хунвэйбинов» в Москве?» Павел Гусак, Москва.
И. ПЕТРОВСКАЯ: «Хунвэйбины» имеются в виду всякие «скины»? Пока не начнут с ними по-человечески тьфу нормально бороться и какие-то законы применять, то, наверное, ничего хорошего не будет. Я лично живу в районе ВДНХ, где считается, что этот такой центра скопления Ну, что «хунвэйбины»? Такие мелкие, доморощенные и, что страшно, молодые фашисты, абсолютно отморозки без всего в голове. Например, моя 15-летняя дочь периодически ходит гулять и потом мне с восторгом рассказывает, как они схватывались с этими «скинами», и я в ужасе от того, что, действительно, может быть все, что угодно, в любой момент.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Татьяны Алексеевой из Москвы: «Как Вы думаете, есть ли у журналистов, покинувших НТВ, шанс создать альтернативу государственным каналам? Или их ждет рассеяние по разным местам работы?» И еще такой пассаж: «Нет кажется ли Вам, что Киселев теперь стал в журналистских и интеллигентских кругах персоной нон-грата?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я не хотела бы обсуждать персонально фигуру Киселева. Я думаю, что то, что он пережил за последнее время за последний год, а, может быть, за последние пару месяцев, — не дай Господь кому-нибудь пережить. Сейчас не имеет значения, на мой взгляд, когда уже все случилось, чья персональная вина больше, меньше. Но самое главное на его глазах погибало то, во что он вкладывал свои собственные силы, не зависимо то того, как кто к нему относится. Что касается перспективы у журналистов, хотелось бы, чтобы что-то было придумано новое, тем более альтернативное государственным СМИ. Но, боюсь, и опыт убеждает в этом, что все-таки произойдет рассеивание.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Виталия Филиппова из Нижнего Тагила. Начну с финала. Вопрос к Вам, как к телевизионному человеку: «Правы ли телевизионщики, которые называют телекритиков паразитами?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я многократно всякие анекдоты и байки рассказываю про критиков и телекритиков. Конечно, не правы, потому что, называя паразитами, они, тем не менее, страшно обижаются, если их работы совсем не замечают, значит, такой паразитизм для чего-то да нужен, то есть критики телевизионные и вообще любые критики дают возможность творцам оценить, посмотреть на себя со стороны, это у творца, как правило, отсутствует возможность, да и сама способность. Поэтому если и паразиты, то очень нужные.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нужные паразиты. «Как Вы думаете, почему вроде бы либеральная газета «Известия», в которой вы раньше работали, так яростно обрушилась в последнее время на команду старого НТВ?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Не хотела бы комментировать, думаю, здесь тоже интересы, в том числе и разных собственников, схлестываются, а вовсе не журналистской команды.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Сергея Михацкого из Ставрополя: «Как Вы относитесь к уходу Диброва на ОРТ?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я отношусь к уходу Диброва на ОРТ в том смысле положительно, что он Я знаю эту историю лично из его уст, из первых уст. Не буду пересказывать, но, во всяком случае, он здесь сохранил лицо. Он не пришел на плечах омоновцев в свою родную компанию, он не спекулировал, не кричал, что уходит в никуда, а потом остался, и, в общем, он ушел на третью территорию, при этом объяснив это и своему прежнему начальнику, Киселеву, и потенциальным, новым начальникам, Йордану и Коху, насколько мне это известно. Поэтому я думаю, что Дибров в данном случае умудрился в такой безумно сложной ситуации сохранить лицо, это самое главное сегодня именно, когда лица потускнели и немножечко покрылись пылью, грязью и чем там еще, пятнами.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос Вам из Киева от Татьяны Ясеневой: «Почему Вы ушли с РТР?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я с РТР вообще не уходила и, более того, скажу более страшную вещь: я туда не приходила. Я имею дело с производящей компанией «Авторское телевидение», которая производит программу «Пресс-клуб» и продает ее, размещает на канале РТР. Если наш слушатель имеет в виду, что меня не было два последних раза, то я была в командировке, и меня подменил мой коллега по «Авторскому телевидению» Андрей Максимов.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Хочется пожелать Вам, — это из письма все той же Татьяны Ясеневой, — оставаться такой же обаятельной, правдивой, высоко моральной и талантливой женщиной».
И. ПЕТРОВСКАЯ: Очень приятно. Мне письмо потом можно распечатать?
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хоть два раза.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Редкие слова добра.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос на пейджер. Пункт первый: «Не надоела ли Вам говорильня в «Пресс-клубе»?» Пункт второй видимо, насчет «хунвэйбинов»: «Это не фашисты, в данном случае имелись в виду все, кто выходил на митинг по случаю инаугурации».
И. ПЕТРОВСКАЯ: Кто ж мог знать. Давайте на первый, потому что по поводу второго я уже продемонстрировала свою некомпетентность. Говорильня в «Пресс-клубе» Если бы она мне надоела, я бы, наверное, оттуда тихо ушла. Я считаю, что это вещь достаточно полезная, потому что определенные проблемы нужно обговаривать, проговаривать с людьми, со специалистами, которые об этом пишут. Судя по тому, что у нас есть наш рейтинг, который и должен быть у такого рода программы, у нас есть почитатели и люди, которые с интересом следят. То есть это, конечно, программа для меньшинства, но это, на мой взгляд, все-таки такое приятное интеллектуальное меньшинство, которому важна российская привычка поговорить.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очень много вопросов, точнее, просьб оценить те или иные программы. Вы будете это делать в нынешней передаче? Или только в других местах?
И. ПЕТРОВСКАЯ: В зависимости от того, какие программы, чтобы соблюсти корректность.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Идеальный мужчина» на РТР.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это, можно сказать, подарок, а не вопрос. Еще пока у меня не дошли руки из-за того, что были майские праздники, из-за того, что я уезжала. Но я предполагала, что это будет мой клиент, и я не ошиблась. Хотя, если говорить совсем серьезно, то появление таких программ у меня вызывает просто оторопь, и ничем иным, кроме того, что наши рекламодатели почему-то вот под такое не знаю, как найти этому определение дают деньги. Я совершенно не могу объяснить появление таких программ, потому что даже «Моя семья» на этом фоне это просто вершина. Здесь же, да простят меня слушатели, которым, может быть, это нравится, мне кажется, что это просто очень тупо, даже не глупо, потому что глупость может вызывать смех, глупость может быть забавной, а это какая-то тупость, где ничего не придумано, какой-то кич, начиная от оформления и заканчивая поведением самого Валерия Комиссарова, который плоско острит. В общем, это какое-то недоразумение. Еще большее удивление вызывает то, что это прайм-тайм пятница 20.50. Не знаю, на кого рассчитана эта программа.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Просят Вас оценить работу нового НТВ.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Трудно пока оценивать. Первая неделя вообще был какой-то кавардак, потому что вообще нельзя было понять даже, какой ты фильм если пытаешься смотреть — смотришь. Что касается новостей, тех программ, которые остались, то я не вижу особых пока изменений, вот, в чем дело. Я думаю, что это политика, если вообще она есть, то она состоит в том, чтобы зритель не ахнул от резкой смены позиций. Поэтому я вижу, что в новостях по-прежнему они стараются сохранять критический, оппозиционный задор, говорят о Чечне в весьма жестких тонах. Не знаю, пока мне трудно судить. Когда уже все устаканится, будет сетка, будут новые программы, тогда уже можно будет все это оценивать.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Виктор Николаевич. У меня вот какой вопрос. Первые две или три фразы были в отношении того, что ваша собеседница не понимает, почему русский народ так относится и любит нового президента. У меня есть версия и одновременно вопрос, согласна ли ваша собеседница с моей короткой постановкой. А считаю, что все дело в контрасте между Борисом Николаевичем и Владимиром Владимировичем и особенно десятилетием, когда расцветали пышным цветом выдающиеся бизнесмены, типа двух человек, которых вы знаете. Так вот, вы согласны с этим или нет?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я согласна по поводу контраста чисто внешнего. Одни пожилой и очень нездоровый человек. Другой молодой, очень подвижный, явно очень здоровый. Безусловно, тут дело в контрасте. А что касается десятилетия, то ведь нужно было, чтобы оно прошло, поначалу тоже рейтинг у Бориса Николаевича был весьма приличный. Поэтому мы будем говорить о таком смысловом контрасте, уже когда пройдет, как минимум, первый президентский срок.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Просят Вас, например, рассказать о ситуации с акциями «Общей газеты». Готовы ли Вы?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно нет, потому что я просто не знаю ничего про акции «Общей газеты».
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Вера. Я бы хотела спросить. Мне 19 лет, я очень активно слежу за событиями на НТВ, очень люблю все передачи, которые были и которые ушли. Мне интересно, Борис Березовский, как вы считаете, будет влиять на политику программы «Итоги» Евгения Киселева? И если нет, то как она будет выглядеть: изменится или нет? И еще один вопрос. Я не слышала на вашем канале: у Евгения Киселева родился внук или нет?
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Венедиктов минут 10 назад сказал, что родился внук.
СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Что Евгений Алексеевич теперь деда Женя.
И. ПЕТРОВСКАЯ: С чем мы его и поздравляем.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да. А что касается других его детей?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Что касается детей не Евгения Киселева, а Бориса Березовского, как был сформулирован все-таки вопрос, то я полагаю, что Борис Абрамович все-таки не в такой степени благотворитель и меценат, чтобы, что-то приобретая, абсолютно устраниться и ни коим образом ни на что не влиять. Не знаю, как насчет именно программы «Итоги» Жени Киселева, потому что это все-таки, действительно, во многом была и авторская программа. Наверное, какие-то рекомендации новый владелец постарается давать, нужные ему. А вообще, что касается «Итогов», я думаю, что и сам автор понимает, что в них многое необходимо менять. И, в первую очередь, необходимо укладываться в формат и в хронометраж, потому что это длинное-длинное лоскутное одеяло, это очень большие ценители подобного жанра и программ в состоянии выдержать, полтора часа, два часа абсолютно безразмерное. А раз безразмерное, то все размывается, нет определенности и четкости, которая должна быть в этом жанре. Поэтому я думаю, что, случись не случись то, что произошло, все равно бы Евгений Алексеевич пришел к мысли что-то поменять в своей программе.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Рустема из Уфы: «Какие, по-Вашему, есть методы вытеснения тупых программ с телевидения?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Не смотреть один единственный выход и решение этой проблемы. Зрители не понимают и наши слушатели часто, что рейтинг это и есть то, что люди включат эту кнопку и смотрят
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ой, Ирина. Ведь многие говорят о том, что рейтинг, в известной степени
И. ПЕТРОВСКАЯ: Тем не менее, как бы ни считали, как бы ни мерили, есть определенные условности, понятное дело, огромные погрешности, но, тем не менее, смотрят уж точно развлекательные программы, и чем тупее, тем больше смотрят, и это, к сожалению, даже и не парадокс, но я удивляюсь. Очень много всегда вопросов, как сделать так, чтобы тупых передач не было. И получается, что как будто никто не смотрит, а они выходят. Так не бывает. Перестанут смотреть, перестанут давать рекламодатели в них деньги, потому что стоимость рекламы, количество зависит от количества зрителей, и тогда они исчезнут, но это абсолютно идеальный вариант. Этого не может быть.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Г-жа Петровская, как Вы относитесь ко вчерашнему шествию армии любви г-на Путина?» спрашивает Наталья Михайловна.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Поражаюсь тому, какой масштаб приобретает это. И, главное, как организаторы сумели такое количество людей собрать, отштамповать на майках такое количество портретов. Я думаю, что это штука во многом придуманная организаторами. Я сомневаюсь, что есть целое движение такое, «все путем», как там у них было. Но впечатляет. Со времен, во всяком случае, своей комсомольской юности я такого не припомню.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Как Вы думаете, этично ли со стороны нового НТВ возобновлять авторские программы «Итоги» и «Глас народа» с другими ведущими, но не авторами?» — спрашивает Светлана.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Вопросы этики настолько сейчас размыты. Все же дело в авторском праве. Если принадлежат авторские права компании, то она имеет право возобновлять. Другой вопрос, я бы хотела посмотреть на тех новых ведущих, которые согласятся встать, сесть на ту или иную программу, которая ассоциируется с совершенно другим человеком. Не стала бы это формулировать, как этично, не этично. Здесь этот вопрос каждый для себя решает, этично ли вообще все, что происходило.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: С другой стороны, все же воспринимается немножечко позже. Помните, как не воспринимали Якубовича?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Довольно быстро его стали воспринимать. Более того, он абсолютно затмил, то есть не затмил, конечно, Листьева, но, во всяком случае, стал тем, кем стал. Да, естественно, это понятное дело, что и вообще властители умов, особенно популярные телевизионные ведущие, он думают, что они ушли, и все, и катастрофа, и все рыдают и выходят в пикеты. Да нет, пройдет 2-3 месяца — и все, забыли. Может быть, даже полюбят нового.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пока мы с Вами тут обсуждали вопросы народной любви, Алексей Алексеевич помчался, взвесил киселевского внука и сообщил, что 3 кг 768 г.
И. ПЕТРОВСКАЯ: В дедушку крупный.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не маленький мальчик. «Скажите, как определяется рейтинг? Есть ли для этого какие-то технические способы?» — спрашивает Алексей.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Вообще, технические способы во всем мире одни: специальные датчики вживляются в передающие аппараты, называемые телевизорами, и дальше уже техника фиксирует: включил, не включил, выключил на какой минуте. У нас таких измерений нет или они в минимальной степени. Поэтому в большей степени используются опросы, различные дневниковые записи и потом обработка этих данных, что, естественно, несет в себе существенные погрешности, поскольку человек, который обязывается по заданию социологов отмечать, что он посмотрел, часто этот дневник заполняет понятно, некогда, — когда нужно сдавать, и так приблизительно вспоминает, когда и что он включал, а когда выключал. Поэтому у нас такой налаженной и научно-технической системы как таковой нет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: И сообщение нам с вами: «Вчера на Черемушкинском рынке молодой человек с целой пачкой маек с изображением Путина ходил и пытался их продать. Но цену, к сожалению, я не знаю», — сообщает Светлана Вячеславовна. Вопрос, который звучал в нескольких вариантах. И я прошу вас отвечать, как на детекторе лжи: «Как Вы считаете, все произошедшее с НТВ, — это дела финансовые или вопрос свободы слова?» В той или иной форме был пяток вопросов по этому поводу.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это дела финансовые и вопросы свободы слова. В вопросе уже заложен ответ. Как справедливо говорил, мне очень понравилось, мой очень хороший знакомый и директор компании томской «Томск-2» Аркадий Майфис, что, ежели собственник хочет, чтобы у него была эффективная компания, то он свободу слова закладывает в бизнес-план, потому что при отсутствии таковой не может быть финансово состоятельная компания, если он, действительно, озабочен и тем, и другим. А в данном случае произошло то, что финансовые дела, во всяком случае, их попытались на первый план перенести, сделать основным вопросом, но при этом Даже, может быть, я бы сказала сейчас так, что свобода слова как таковая, может быть, пока не пострадала. Но это напугало всех, это напугало коллег с других телеканалов и компаний. И теперь все 7 раз отмеряют, прежде чем отрезать. И часто даже, может быть, и указаний-то нет, что так поступать или так говорить о том или ином персонаже, но, просто имея в виду, что с каждый может найтись такая зацепка налоговая, финансовая, какая угодно, все начинают отступать и очень аккуратненько, тихо-тихо
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была телекритик Ирина Петровская.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире