'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 октября 2014, 19:08

М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. Это действительно программа «Особое мнение». Здесь в студии Михаил Веллер, писатель. Михаил Иосифович, здравствуйте.

М. ВЕЛЛЕР — Добрый вечер всем.

М. КОРОЛЕВА – На встрече в Милане вроде бы согласованы основы газовых договоренностей. Хотя встречи один на один Путина и Порошенко еще не было, тем не менее, обнадеживающие новости. С другой стороны обнадеживающие новости с самой Украины, и с границы российской. Что войска возвращаются российские к местам дислокации. Иными словами, с Украиной это перемирие или окончание конфликта?

М. ВЕЛЛЕР — Итак, начинаю по порядку. Во-первых, встреча один на один Путина и Порошенко была бы интересна. С одной стороны Путин в хорошей физической форме занимался дзюдо, с другой стороны Порошенко гораздо крупнее, тяжелее и моложе. В такой встрече один на один была бы какая-то великая первобытная историческая правда. Ну чтобы люди не погибали на Донбассе.

М. КОРОЛЕВА – Что-то вы по весовым категориям.

М. ВЕЛЛЕР — Это главное значение, что такое два мужчины один на один. Это первое. Второе. Что касается войск, которые отводятся. Они напоминают известный старинный фильм по сценарию Успенского: это кто ползет? — это я ползу. Удав длиной в 38 попугаев. Одновременно это напоминает известный эпизод из «Капитана Блада» Сабатини, который взят из истории Моргана, который осаждал Маракайбо. Шлюпки идут туда, в них пираты, шлюпки идут обратно с пиратами, но якобы никого нет… Перевезли четыре тысячи человек, все пушки оттягивают на ту сторону, пираты бьют с моря. То есть что-то войска отходят, отходят, и все на границе. Кто их считал, как они отходят. Здесь главное что. Главное — что существует правительство России во главе, это другая ветвь власти, все равно с президентом России, которая подписывает договора и принимает какие-то решения. И существует правительство Донецкой республики, которое говорит, а уже вот ни фига подобного, мы этого не подписывали. Мы не допустим никакого европейского контроля за нашей границей с Россией. Иначе нас блокируют и задушат. Мы в гробу это все видали. Мы не знаем ничего. Таким образом, если Россия захочет задушить Донецкую республику, ну с ума сошла, приступ братоубийства. То Донецкая республика кончится на следующий день. Просто все поймут, что пора закуривать и разбредаться по хатам. Донецкая республика процентов на 99 делает то, что ей в косвенной или менее косвенной форме сказано Москвой делать. А Москва имеет право сказать: да что же мы можем с ними сделать…

М. КОРОЛЕВА – Но у нас с вами нет доказательств.

М. ВЕЛЛЕР — И не должно быть. И никаких документов и в любом суде мы с ясными чистыми голубыми глазами как у князя Курбского, которого ненавидел Грозный и за эти глаза тоже можем сказать, да мы наизнанку выворачиваемся, но пока еще некоторые экстремистские элементы… Откуда взялся Стрелков, почему он уехал обратно. Откуда взялся Бородай и куда он уехал обратно. Кто поставил Захарченко начальником. Что за удивительные вещи. Еще одно, конечно мир, конечно перемирие. Войска окружают город Мариуполь с суши. Там роют окопы. Там кто-то готовится драться, а кто-то бежит. А ополченцы готовятся Мариуполь освобождать. От кого освобождать? Расскажите, где ополченцы внутри Мариуполя. Что это за странные сражения. И еще. Они борются против фашистов. То есть многие люди я слышал на телевизионных шоу: это борьба с фашизмом. Когда взялся на Украине фашизм это ясно. Пока не прогнали Януковича, просто паиньки. И Ющенко ставит памятники Бандере, все отлично. А вот прогнали Януковича, это фашисты. Но если они воюют в Донбассе, войны без зверств, без преступлений не бывает. Такова психология человеческая. Нельзя требовать от солдата, чтобы он был в белых перчатках. Но простите тогда федеральные войска в Чечне, простите мне слова мои кощунственные, были просто какие-то зондеркоманды СС, если взять что делалось в Чечне и что делается в Донбассе, не приведи господь, чтобы в Донбассе было что-либо подобное. Так что здесь продолжается большая игра, как писал нобелевский лауреат …

Если Россия захочет задушить Донецкую республику, то Донецкая республика кончится на следующий день


М. КОРОЛЕВА — Тем не менее, мир.

М. ВЕЛЛЕР — Джозеф Редьярд Киплинг, где Россия всем показывает, где живет мать Кузьмы, куда Макар гоняет телят. И кто в нашей деревне самый здоровый. Нет, это не мир. Если была гибридная война, то за ней настает гибридный мир. Мир это война, война – это мир. Оруэллу памятник ставить надо. В Донбассе нужно ставить памятник Оруэллу.

М. КОРОЛЕВА – Пока там, по-моему, такого памятника еще нет, тем не менее, заговорили о том, что возможен международный контроль границы. Как вы говорите европейский контроль за границами. Как вам такая идея. Может быть, это стало бы гарантией либо перемирия, либо окончательного мира.

М. ВЕЛЛЕР — Войска ПВО Донецкой республики будут их сбивать из рогаток, автоматов, из чего придется. Эти самолеты будут сбиваться, эти беспилотники Дроны проклятые, о чем заявили ответственные лица Донецкой республики. Потому что если установить контроль над границей, чтобы туда ничего не шло из России, то эта республика просто невозможна, это понятно любому пьяному ежу. А Россия скажет: а что мы с ним можем делать. Устанавливайте контроль. Мы вам поможем. Ополченцы вас не пускают, ну что мы можем с ними сделать. Они независимые. Это очень удобная позиция…

М. КОРОЛЕВА – Тем не менее, вы говорите о том, что там главная Россия, пусть негласно, но как-то транслирует свои сигналы Донецкой и Луганской народным республикам. Но вот разве вы не замечаете, что Россия, двигаясь в Милан, на этот саммит Европа-Азия, что она тоже вроде бы стремится к переговорам. Потому что санкции она не хочет. Разве нет?

М. ВЕЛЛЕР — Понимаете, нашему теляти и матку пососать, и волка забодати. Санкции, разумеется безобразие, это международный шантаж, это гнусное силовое экономическое давление. Для того чтобы уколоть, унизить и вообще нагнуть, растереть и разорвать на части, мы это слышали. Но мы имеем свои интересы. Почему под интересами понимается вооруженное вторжение, это уже следующий вопрос. По моему простому, глубоко некомпетентному наивному мнению следовало в Донбассе и Крыму создавать общественные движения и политические партии, их финансировать, присылать туда русские учебники, русских учителей, русскую гуманитарную помощь. Выращивать там свой местный русский актив. С тем, чтобы, в конце концов, они добились и провели нормальный легитимный референдум, без всяких зеленых человечков. С АКМ последней модели, и в комбезах цифра. И тогда оно бы несколько иначе выглядело. Но это так сложно, дать по рогам, взять себе, отлично все проделано.

М. КОРОЛЕВА – Давайте вопрос от нашего слушателя. А как вы думаете, сколько времени должно пройти, чтобы украинский народ простил россиян. Если вообще можно так вопрос ставить.

М. ВЕЛЛЕР — Если события будут развиваться в предложенной парадигме, то далее русские на Украине, россияне будут злейшим врагом. Навсегда. На всю оставшуюся жизнь. Потому что пока это только нарастает и основная часть российского населения не имеет представления об украинской контрпропаганде. А она кое в чем еще более ядовитая, чем русская. Потому что у нас говорят, что правительство у них фашистское, что вооруженный переворот фашистскими силами, бандеровскими. Но украинцы братский народ. А там говорят проще: русские – быдло, русские не способны…

М. КОРОЛЕВА – Да ладно вам.

М. ВЕЛЛЕР — Я вас уверяю. Полазайте по Интернету, послушайте ролики, ознакомьтесь с пропагандой.

М. КОРОЛЕВА – Интернет это особая статья.

М. ВЕЛЛЕР — Простите, это не в Интернете изобрели, это с официальных украинских мест. Так что идеализировать ту сторону тоже не надо.

М. КОРОЛЕВА – Мы не будем. Саша с Украины нам написал: все правильно, и не то говорим. Видимо, имея в виду контрпропаганду. С другой стороны мы с вами по-моему ни разу не слышали и не читали о том, что к русским на Украине относятся плохо только, потому что они русские. Во всяком случае, я не читала такого в соцсетях. Чтобы люди рассказывали о случаях, когда к людям плохо относились…

М. ВЕЛЛЕР — Это ничего, в Отечественную войну вообще приемники запрещали. Смотрите, есть один из героев, пусть не однозначных, великих русской истории Иван Грозный. Для казанских татар худшего фашиста в истории не было. Который вырезал город под корень, откуда и пошло выражение «сирота казанская». Дети, которые уцелели, разбрелись по Руси. Точно также для русской истории мало таких фашистов было, особенно для Средней Азии, как великий каган Чингиз. Простите, мы не объявляем на этом основании монголов фашистами, что у них стоит Темуджину огромный памятник в Улан-Баторе и он считается основателем монгольского государства и главным героем мировой истории.

М. КОРОЛЕВА – Кстати да.

М. ВЕЛЛЕР — У нас Суворов великий полководец. Варшавское восстание Суворов утопил в крови. Когда в Италии в 1799 Суворов вырезал неаполитанскую республику, и им детей пугали, потому что итальянцы обожали французов, воспринимая их как освободителей. От проклятых австрияков. И тут русский корпус явился. Только его там и звали. И это существует в любой истории. Любое освободительное движение связано со зверскими эксцессами по отношению к разнообразным нацменьшинствам. Точно то же самое относится к Степану Бандере и Шушкевичу. Потому что когда действительно вырезали по этническому принципу первым делом поляков, главные враги уничтожали. Вторым делом евреев, нечего там жидам делать. Третьим делом москалей. Которые похитили нашу независимость. Конечно, это зверства, конечно, это фашистские вещи. Товарищи, сколько миллионов людей на уровне социального геноцида уничтожило ЧК, ОГПУ, НКВД. Речь идет на многие миллионы в гражданскую в расказачивание, в раскулачивание, в Голодомор. В 37-38. Таким образом, можем ли мы говорить, что принадлежность к НКВД, КГБ, ЧК, ФСБ есть признак фашизма. Ну мы так пока все-таки не говорим.

М. КОРОЛЕВА – Хотя странно.

М. ВЕЛЛЕР — Так вот это относится и к украинским делам. Что можно поделать. Человек несовершенен.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо. Здесь сразу несколько наших слушателей спрашивают примерно об этом и том же. Все-таки есть ли у нас шанс наладить отношения с Украиной. И второй вопрос: может ли интеллигенция Украины и России наладить диалог. Или поздно.

М. ВЕЛЛЕР — Прекрасный пример. Налаживания диалога. Интеллигенция России и Украины это выступление Макаревича в благотворительном концерте, три его песни перед детьми беженцев из Донбасса. После чего…

М. КОРОЛЕВА – Но беженцев на Украину.

М. ВЕЛЛЕР — Да, не в ту сторону бежали. Бежали бы сюда, все было нормально. После этого Макаревич был позиционирован как нацпредатель. Ему давали звания артиста России, государственные награды, а он буквально воткнул идеологический нож в идеологическую спину. И вот у него закрываются все концерты вплоть до Баку. Дружественный режим и так далее.

М. КОРОЛЕВА – Сегодня пришло сообщение о Екатеринбурге.

М. ВЕЛЛЕР — Да. Вот вам диалог культур. Меня очень удивил, уже много месяцев прошло Сергей Лукьяненко, хороший человек, прекрасный фантаст, который сказал, что больше вообще, чтобы Украины здесь и чтобы меня на Украине. Ну я думаю, что информация может быть у него была немного неправильная. Трудно тут сказать. Но что факт, что за последние полгода замечательно раскололи российское общество, замечательно натравили одну часть на другую. А принцип «разделяй и властвуй» знали еще в древнем Вавилоне. Так что все политтехнологически делается абсолютно правильно.

М. КОРОЛЕВА – Я поняла, что касается диалога между интеллигенцией двух стран вы тут небольшой оптимист.

М. ВЕЛЛЕР — Нет.

М. КОРОЛЕВА – Теперь в том, что касается Навального и Ходорковского. Люди у нас оппозиционеры. Вы сказали мне перед эфиром, что читали интервью и того, и другого. И особенно в той части, которая касается Крыма. Там много было разночтения, потому что половина людей, которые комментировали интервью Навального радиостанции «Эхо Москвы», мне кажется, не всегда читали. Но вы-то читали. То, что и Навальный и Ходорковский в какой-то степени поддержали идею не возвращать Крым, как спрашивает наш слушатель. Почему каждый из них это сделал?

М. ВЕЛЛЕР — Первое про оппозиционеров. Я обожаю пару изречений из журнала «Крокодил» 1990 года, когда он порой блистал перлами. Стоит посадить обезьяну в клетку, как она воображает себя птицей. Не каждый, которого режим посадил в тюрьму, отобрав у него состояние, является оппозиционером. Не надо путать.

М. КОРОЛЕВА – Это вы о ком? О Ходорковском?

М. ВЕЛЛЕР — Это я о Ходорковском. Оппозиционер это человек, который имеет конкретную политическую программу действий в стране и преобразования страны. В чем-то коренным образом отличающуюся от той программы, которую сейчас проводит господствующая партия, группировка, власть.

М. КОРОЛЕВА – А Ходорковский разве нет?

М. ВЕЛЛЕР — Сел он не за оппозицию, а за отбор ЮКОСа и попытку большой политической игры. Я не могу назвать оппозицией, он был богатейшим человеком России, он входил в семибанкирщину, все было в порядке. Особенно в этом отношении показательный оппозиционер Касьянов. Пока был премьером все отлично, как перестал быть премьером, стал оппозиционером.

М. КОРОЛЕВА – В том, что касается Ходорковского, все-таки 10 лет прошло. В тюрьме.

М. ВЕЛЛЕР — Человек достойнейшим образом показал себя как заключенный. Тюрьма она человека высвечивает и здесь что касается мужества, характера, силы воли, никто, по-моему, не может сказать ничего против. Теперь про идею. Идея это одно, а практика другое. Как я понял слова Навального и слова Ходорковского, Навального в первую очередь, речь идет о практике, речь идет о суровой реальности. В рамках суровой реальности не видно никакого реального практического шанса, что в ближайшее время отношения между украинским и русским народами потеплеют. Точно также не видно никакой реалистической возможности, чтобы Крым перешел из-под юрисдикции российской под юрисдикцию украинскую.

М. КОРОЛЕВА – Почему, простите?

М. ВЕЛЛЕР — Одна секундочка. Можно быть стопроцентным украинским патриотом, можно быть стопроцентным ненавистником России, но при этом не нужно терять способность мыслить реалистически. То есть, с каких бы глаз, каким бы образом Крым ушел туда-обратно. То есть пришел бы новый президент и сказал: ребята, мне стыдно, мы поступили нехорошо…

М. КОРОЛЕВА – А почему бы нет.

М. ВЕЛЛЕР — Возьмите обратно Крым. Я полагаю, что первое, как справедливо написал тот же Навальный, люди все-таки не крепостные, которых продают вместе с землей. А один раз не спрашивали, когда Крым передали Украинской ССР, второй раз не спрашивали, когда развалили Союз, третий раз не спрашивали, когда…

М. КОРОЛЕВА – Референдум был.
Не видно никакой реалистической возможности, чтобы Крым перешел из-под юрисдикции российской под юрисдикцию украинскую


М. ВЕЛЛЕР — Референдум это святое. Это было кристально. Таким образом, если по-хорошему, то проводится действительно референдум, без какого бы то ни было насилия с присутствием международных наблюдателей, какие бы то ни было подтасовки наказываются уголовным порядком, большим сроками отсидки. Кто это станет проводить, ну о чем вы говорите. Нельзя же выдавать желаемое за действительное. Навальный говорил о действительном, а не о желаемом.

М. КОРОЛЕВА – А как вам кажется, приходит политик оппозиционный и говорит, вот во главу угла я ставлю вопрос Крыма. Решить, российский он будет или украинский. Есть шансы у такого политика.

М. ВЕЛЛЕР — Во главу угла надо ставить подписание 20-й поправки против коррупции, пересмотр идей приватизации, отбирание у разжиревших до безумия олигархов неправедных миллиардов, направление всех денег на свое народное хозяйство, свою экономику, на посадку всех воров и расстрел главных воров. А уже потом все остальное.

М. КОРОЛЕВА – Я поняла, кто здесь главный оппозиционер. Писатель Михаил Веллер в студии. Через несколько минут мы вернемся в программу «Особое мнение».

НОВОСТИ

М. КОРОЛЕВА – Мы продолжаем «Особое мнение» с писателем Михаилом Веллером. В твиттере аккаунт @vyzvon и для ваших sms +7-985-970-45-45. Кстати, некоторые наши слушатели просили нас обратить внимание на высказывание Александра Лукашенко, президента Белоруссии. С одной стороны он вроде бы признал Россию старшим братом, а с другой стороны несколько раздраженных высказываний у него было. В частности он попросил Москву не давить на него в вопросе признания Крыма. Он так сказал: не надо меня долбать как по Абхазии. Я так поняла, что вы только что из Белоруссии вернулись. Какие у вас ощущения.

М. ВЕЛЛЕР — Я был только что, вторник-среду провел два дня в Минске. У меня был вечер-концерт в Большом концертном зале «Минск», потом была автограф-сессия в главном магазине и прочее. Вы знаете, как 4 года назад я был на книжной ярмарке, на меня это произвело самое лучшее впечатление, так и сейчас еще лучше, потому что погода была хорошая. То есть ты переезжаешь из одной страны в другую, асфальтовые дороги между деревнями, кривых заборов и кривых крыш нет. Мусор нигде не валяется. Про цены, которые ниже я не говорю. Они почти везде ниже, чем в Москве. И вообще в России. И это наводит в чем-то на размышления тяжкие. Хорошая сторона в том, что Лукашенко еще золотой памятник поставят в Белоруссии за то, что он не дал ее разворовать. Пусть посмотрят по сторонам, что сделали на Украине, в России. С другой стороны да, насчет демократии, совковое телевидение, простое представление, никто не говорит «вертикаль власти», но там вертикаль, так она стоит вертикально.

М. КОРОЛЕВА – Вы как-то даже с восхищением.

М. ВЕЛЛЕР — Да, а ежели кто не хочет вертикально, то он садится. Он министр, он все равно садится. Хоть его фамилия Сердюков, хоть Сердюченко. Никого не волнует. При этом представьте себе, что в Белоруссии сделали все-таки нормальную хорошую человеческую демократию. Луку переизбрали, надоел, свобода шествий, демонстраций, слова, любая печать. Завтра у власти будут лжецы, воры и бандиты. Которые будут одним впаривать в мозги, а вторых запугивать. Послезавтра будет разворовано и приватизировано все ценное. На третий день все никак не поймут, почему же они обнищали.

М. КОРОЛЕВА – То есть вы за авторитарную власть.

М. ВЕЛЛЕР — Я не за авторитарную власть, я как раз за нормальное народовластие. Горечь в другом. Что мне представляется, что для восточно-славянских народов, для русских, белорусов, украинцев вне зависимости от первичного этнического происхождения, как бы это изящно сказать, кто из славян, кто из чуди, кто из грузин, кто из евреев, кто из мордвы. Демократия как форма самообразования государства несвойственна, вот как ты демократию ни устраивай, проходит 10 лет или 25, и опять получается авторитарный режим с самым крутым бандитом…

М. КОРОЛЕВА – Может дело в том, что не успевали.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, конечно, может быть состав крови не тот, может быть в консерватории чего-то надо подправить. Может быть, воспитывать всех надо в инкубаторе до 17 лет. А потом паспорта. Но факт остается фактом. Демократически не получается.

Путин плоть от плоти народа. Если не ста процентов, то подавляющего большинства


М. КОРОЛЕВА – То есть Путин прав. Сейчас вы придете к тому, что Путин прав.

М. ВЕЛЛЕР — Дело не в том, что Путин прав, я вот в чем совершенно согласен с политологом Сергеем Марковым, с которым мы не согласны почти ни по одному вопросу. Что Путин плоть от плоти народа. Может быть, он не сам эту формулировку придумал, она неоднократно звучала, я совершенно согласен с тем, что Путин плоть от плоти народа. Если не ста процентов, сто процентов не бывает, то подавляющего большинства народа, безусловно.

М. КОРОЛЕВА – То есть те самые 86%, о которых нам говорят.

М. ВЕЛЛЕР — 86, 72, 61 – поэтому не надо плакать, если вам хамят в больницах или в ДЕЗах или где-то еще. Это вы сами себе, вы сами проводите соответствующие компании эвакуировать за деньги большие машины с улицы, это вы сами сносите ларьки, это вы сами угоняете бабло за границу. Это вы сами занимаетесь подтасовками на выборах, уважаемые, милые, затурканные, добрые, хорошие школьные учительницы и их директрисы. Это вы сами породили систему, где вы нищие. Некому жаловаться. Пишите в Гаагу.

М. КОРОЛЕВА – Вот, кстати, про «вы сами». Тут жители города Белогорска Амурской области добились смены названия одного из кафе, обвинив его владельцев в непатриотичности. Пиццерия сначала называлась «Нью-Йорк». А ее заставили переименовать в «Амур-бистро». Недовольные местные жители. Вот такой пример патриотизма.

М. ВЕЛЛЕР — Совершенно согласен. Вот Жириновский правильно говорил: слово «доллар» запретить. Вот запретить все доллары, — этого он говорил, а вот запретить слово «доллар», есть же такое выражение «американский рубль» или «зеленый американский рубль». Никакого Нью-Йорка.

М. КОРОЛЕВА – Это что такое, вот увидели пиццерию «Нью-Йорк», добились переименования. Это что?

М. ВЕЛЛЕР — Это конечно демонстрирование патриотизма методом смены вывесок. Ты снимаешь вывеску «кладбище» и вешаешь вывеску «парк радости и веселья» и сразу жизнь становится иной. Не должно звучать слово «Нью-Йорк», там живут наши классовые враги, в том числе почему-то дети, семьи, жены и прочее наших многих властных думских и правительственных лиц. Вот переименовать Нью-Йорк в Амур, и они будут жить в Амуре. Прекрасная была бы идея. В самом деле, скоро их пиццерия «Пекин» будет называться. Вот это будет веселее.

М. КОРОЛЕВА – Вам бы все шутить. А тут на самом деле в России планируют члены Совета Федерации обсудить с редакторами федеральных СМИ разработку федерально-информационной политики.

М. ВЕЛЛЕР — Правильно.

М. КОРОЛЕВА – Не то чтобы запретить плохие новости, но чтоб было больше хороших новостей. Как пиццерия «Амур-бистро», так должно быть больше хороших новостей. Но вы же сами говорите, включаешь телевизор, видишь одни плохие новости. Украина опять же. Не надо этого.

М. ВЕЛЛЕР — Правильно, вот в Белоруссии хорошие новости. Открыли новый каток. Где-то что-то сплясали. Где-то во что-то сыграли. Я совершенно согласен с тем, что новостей должно быть больше хороших, а меньше плохих. Но здесь есть способов два. Первое – их реально должно быть больше хороших, а не высасывать их из пальца. «Подвиг товарища Огилви или 14 убитых в Калькутте». Мы это все в литературе уже проходили у разных писателей. Их реально должно быть больше хороших и меньше плохих, во-первых, а во-вторых, устройте отдельный канал News Break, как в некоторых других странах и не называйте его «Раша тудей», более посконного, домотканого, позорного названия канала чем «Раша тудей» я не знаю. Люди сами называют себя Рашкой. У них туземный комплекс неполноценности.

М. КОРОЛЕВА – Это просто «Россия сегодня». Ну что такое. В переводе на английский.

М. ВЕЛЛЕР — Вот и надо называть «Россия сегодня». Нью-Йорк тоже в переводе ничего плохого не означает. Пусть будет отдельно канал, вот такие головоломные ломательские страшные новости и кто желает, включает и смотрит. Точно так же как пусть отдельно будет эротический канал, пусть отдельно будет канал с ужасными боевиками круглосуточно. Но у нас же, как начинают что-то делать, так вдруг, шарах, я включаю свой любимый развлекательный мужской сериал с любимым Пореченковым и Краско «Агент национальной безопасности». А что это у меня вдруг в глазах туман плавает. А это запретили показ голых бюстов. Вот в 2001 уже можно было, а сегодня нельзя.

М. КОРОЛЕВА – И вы возмущены, конечно.

М. ВЕЛЛЕР — Она стриптизерша, у нее бюст 0,1 размера. Но, тем не менее, вместо него у меня в глазах плавает туман. Я нахожу, что это идиотизм.

М. КОРОЛЕВА – Вот у кого не было точно хороших новостей, позитива было мало. Это у Лермонтова.

М. ВЕЛЛЕР — Характер такой.

М. КОРОЛЕВА – Он величайший, как говорили на этой неделе не раз в новостях, величайший русский поэт, 200 лет Лермонтову отмечали. Широко отмечали. Концерты проходили. Мероприятия, как говорят чиновники. Владимир Путин ходил по Тарханам.

М. ВЕЛЛЕР — Позвольте цитаточку. «И бросить им в лицо железный стих, облитый горечью и злостью».

М. КОРОЛЕВА – Точки здесь нет.

М. ВЕЛЛЕР — Лермонтов Михаил Юрьевич.

М. КОРОЛЕВА – Я знаю. Цитировали кстати его немного. Видимо, потому что цитаты было выбрать довольно сложно.

М. ВЕЛЛЕР — Запоминать надо.

М. КОРОЛЕВА – Вас спрашивает наш слушатель: а что для вас означает термин «великий русский писатель».

М. ВЕЛЛЕР — Никогда не задумывался над тем… Что для вас означает солнце, что для вас означает 21 век. Довольно бессмысленный вопрос, который предполагает, что мы одну формулировку переформулируем в другую. Отвечаю: Пушкин, Лермонтов, Чехов, Гоголь, Толстой, Достоевский это великие русские писатели. Он писатель, он русский и он великий. Если кому-то хочется знать больше, пускай он почитает философский словарь. Честное слово.

М. КОРОЛЕВА – Тут действительно ситуация возникла, вы с одной стороны вот это процитировали, а про «вы, мундиры голубые» вспомним.

М. ВЕЛЛЕР — И ты, послушный им народ. Другая вариация: им преданный народ.

Вы занимаетесь подтасовками на выборах, уважаемые школьные учительницы и директрисы. Вы породили систему, где вы нищие


М. КОРОЛЕВА – Вот. А тут надо праздновать юбилей. Вот как у нас это все уживается, что с одной стороны есть такой Лермонтов с такими стихами, таким отношением к власти, а с другой стороны мы вроде как поклоняемся тому же Лермонтову, призываем читать его, а тут мы с вами запрещаем плохие новости.

М. ВЕЛЛЕР — Это ничего. Это бывает. Как прикажут. У нас придворный поэт Пушкин оказывается борцом с царем и убит проклятым царизмом. Мы это все в школе проходили. И Достоевский был полуразложившийся буржуазный мистик, он не всегда был великим русским писателем. Не все периоды советской власти. Крайне интересна история дуэли Лермонтова, которую копнул первым как аналитик литературовед, историк, разведчик Андрей Чернов. Что ссора произошла 13-го июля 41-го года. А это было ровно 15 лет с казни декабристов на кронверке Петропавловки. И дата эта была памятная и не пустая всему дворянству, офицерству, всей либеральной части. И из-за той белиберды, которая пишется официально, не стрелялись, как стрелялся Лермонтов с Мартыновым. И почему они стрелялись из нарезных дальнобойных пистолетов Кухенрейтера. А не из малокалиберных гладкоствольных дуэльных Лепажа. И почему все разбежались с места, а кружок-то был мужской сплошь из оштрафованных и сосланных в столицах. И боялись они все загреметь под суд и в каторгу. Что они штрафованные на волоске, а тут еще дуэль. И показания он давали так, а потом их меняли эдак. И ни при чем здесь были никакие сестры Мартынова, никакие дамы, с которыми не хотел Мартынов танцевать, все это совершеннейшая бредятина. Но литературоведы и разведчики, аналитики это довольно разные специальности. И обстоятельства дуэли Лермонтова до сих пор, на мой взгляд, искажаются глуповатым образом. Ну что же, это говорит о том, что он был великий русский поэт. Если почти 200 лет спустя биография не прояснена, и споры о ней продолжаются.

М. КОРОЛЕВА – Но поскольку у нас с вами программа, как правило, привязана к новостям, вас Дмитрий спрашивает: актуален ли сейчас Лермонтов.

М. ВЕЛЛЕР — Вне всякого сомнения, потому что стихи есть слово «значение темно иль ничтожно, но им без волнения внимать невозможно». Остаются вершины поэзии.

М. КОРОЛЕВА – Михаил Веллер, писатель был сегодня в студии «Особого мнения». Всем спасибо, всем счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире