'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 сентября 2014, 19:08

К. ОРЛОВА — Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». В студии сегодня Максим Шевченко, журналист. Максим Леонардович, здравствуйте.

М. ШЕВЧЕНКО — Здравствуйте, Карина.

К. ОРЛОВА — ВЦИОМ сегодня опубликовал опрос, согласно которому подавляющее большинство россиян довольны ситуацией, сложившейся в стране. 69% респондентов считают, что в России все нормально, 12% — что хорошо и 2% уверены, что все отлично. Вы к какой группе относите себя?

М. ШЕВЧЕНКО — Я считаю, что все нормально.

К. ОРЛОВА — Вы попадаете в большинство.

М. ШЕВЧЕНКО — Все нормально, войны нет гражданской в России. В целом идет постепенный рост благосостояния населения.

К. ОРЛОВА — Это сейчас можно поподробнее.

М. ШЕВЧЕНКО — Пожалуйста, конечно, посмотрите, во что Москва превратилась за последние 10 лет, это современный процветающий сверкающий город с большим количеством автомобилей, город, в котором совершенно очевидно развиваются инфраструктуры, по всей стране хоть какое-то идет маленькое развитие. Другое дело, что это не то, что нам хотелось бы. Нам хотелось бы, чтобы не уходили из России деньги в таких количествах, их не уводили бы просто. Чтобы Россия утратила такой частично зависимый полуколониальный статус, когда элиты, которые сформировали особенно в 90-е годы свои состояния, просто организовали каналы выкачивания из страны огромных ресурсов, средств и так далее, чтобы в стране были нормальные дороги между городами. В каких-нибудь маленьких государствах Европы, с бюджетами и возможностями гораздо меньше, чем у России, и там современные автострады идут между городами. А в России даже между столицами уже десятилетия не могут построить дороги нормальные. Поэтому нормально это совершенно не значит, что хорошо. Может быть гораздо лучше. Должны выделяться специальные средства на образование, на высшее образование, на среднее, на здравоохранение, в том числе бесплатное должно быть для значительной части населения. Должны выделяться средства на целенаправленный подъем сельского хозяйства, особенно в нечерноземных регионах. Поддержку людей, живущих в горной или труднодоступной местности. Должны быть нормальные банковские кредиты адекватные. А не как сейчас, когда банковская сфера находится полностью в руках отмороженных спекулянтов, которые берут в мире кредиты под 2-3%, а внутри страны предлагают по 10-12, в итоге достигают 20%, поэтому ни один, кто берет внутри страны кредит под развитие бизнеса, на самом деле не берет его без тайной мысли, что он эти деньги просто обналичит, уведет куда-то и в бизнесе они рентабельными быть не могут.

К. ОРЛОВА — Так может и хорошо…

М. ШЕВЧЕНКО — Нет.

К. ОРЛОВА — Может и хорошо, что некоторым российским банкам отрезали европейское и американское кредитование.

М. ШЕВЧЕНКО — Я не знаю, надо разбираться. Я, к сожалению, в банковской сфере не специалист, но просто конечно удар по спекулянтам, которые в российской экономике господствуют и ставят ее в зависимость от федеральной резервной системы, от западной системы финансовой и оттого, что они господствуют деньгами и этими деньгами спекулируют внутри страны, прекращение зависимости от этих групп элит это конечно дело было бы правильным. А хорошо ли, ну лучше, чем в Украине. Это точно.

К. ОРЛОВА — Может еще лучше, чем в Судане, конечно.

М. ШЕВЧЕНКО — В Судане есть места, где может и получше, чем в России люди живут. В принципе да, особенно с прекращением гражданской войны. Сельское хозяйство там поддерживается государством, дотируется действительно серьезно. И в целом в Судане безусловно, подавляющая часть элит является национально ориентированными. Чего не скажешь про нашу страну, где значительная часть элит, является антинационально ориентированными.

К. ОРЛОВА — Согласна. А вы говорили про спекулянтов, про банки. Сегодня новость, ВЭБ получит 240 млрд. рублей из федерального бюджета. Вы, наверное, знаете, что в 2008 году он кредитовал частные компании такие как РУСАЛ Олега Дерипаски, Банк Глобэкс. Кредиты не были возвращены, сейчас ВЭБ на свою декапитализацию берет деньги из федерального бюджета. «Лукойл» попросил господдержку. «Роснефть» попросила. Вот с этими спекулянтами надо бороться?

М. ШЕВЧЕНКО — Я не считаю, что это спекулянты. Государственные корпорации и государственные подразделения не являются спекулянтами.

К. ОРЛОВА — «Лукойл» частная компания.

М. ШЕВЧЕНКО — Частично частная, частично там есть доля государства достаточно серьезная. Потом «Лукойл» это системообразующая, я же говорил о банковских структурах, о разного рода инвестиционных группах, финансовых группах. Вы назвали «Роснефть» и ВЭБ, извините, это просто государственные институты.

К. ОРЛОВА — Это инвестиционная структура. То есть таким образом государство через ВЭБ дает деньги безвозвратно…

М. ШЕВЧЕНКО — Поддерживает государственные компании.

К. ОРЛОВА — РУСАЛ это частная компания. Она принадлежит Олегу Дерипаске на сто процентов.

М. ШЕВЧЕНКО — Карина, тут как говорится, еще раз говорю, я говорил о финансовых спекулянтах. Дерипаска занимается, по крайней мере, реальным производством, промышленным производством. А, наверное, в составе его группы есть какие-то банки, но основной акцент он все-таки делает на производстве и развитии промышленности.

К. ОРЛОВА — Но вам не обидно как налогоплательщику, что Олег Дерипаска, занимаясь бизнесом и, в общем, входя даже в топ-10 списка Форбс по итогам 2014 года, как и 2013, берет деньги у государства, которые просто ему не возвращает. А потом государство дает снова деньги ВЭБу.

М. ШЕВЧЕНКО — Мне не обидно, потому что основными налогоплательщиками являются, которым, наверное, должно быть обидно как раз «Роснефть», РУСАЛ, «Газпром», Транснефть. Это те компании, Норникель, которые составляют я думаю порядка 70 с лишним процентов российского бюджета.

К. ОРЛОВА — Я думаю, что нефтяные доходы составляют…

М. ШЕВЧЕНКО — А может нефтяные. Я думаю, что никель и алюминий тоже достаточно значительную тут играют роль. Поэтому мне кажется это их какие-то бизнес-отношения с государством. С его финансовыми структурами, с правительством. Еще раз подчеркну, что я подразумевал, когда говорил, финансовых спекулянтов, а не тех, кто занимается реальным производством. Добычей полезных ископаемых, их транспортировкой, продажей или переработкой. Как раз эти сферы экономики я считаю государство обязано поддерживать. Оно обязано поддерживать и банковскую сферу, безусловно, не давая банкам утонуть. Но при этом банки должны играть по правилам государства, а не по правилам международных валютных спекулянтов. Которые для них важнее, чем интересы народа.

К. ОРЛОВА — Максим Шевченко в программе «Особое мнение». Продолжим менее чем через минуту.

НОВОСТИ

К. ОРЛОВА — Мы продолжаем программу «Особое мнение». Только что мы выяснили, что Максим Леонардович относится к 69% российского населения, которые считают, что в России все нормально.

М. ШЕВЧЕНКО — Но есть проблемы.

К. ОРЛОВА — Президент США Барак Обама поставил Россию на второе место в качестве угрозу международному миру и безопасности. Последовательность такая: лихорадка Эбола, российская агрессия в Европе и Исламское государство. Далее Аль-Каида и другие террористы. Поскольку вы много знаете про ислам и исламизм, я бы вас попросила высказать ваше мнение относительно степени угрозы со стороны Исламского государства.

М. ШЕВЧЕНКО — Для кого?

К. ОРЛОВА – Хотелось бы узнать, для кого угроза.

М. ШЕВЧЕНКО — Давайте трезво разберем это холодным взглядом. Пока мы видели, как предположительно британский гражданин отрезает голову американскому журналисту или еще по-моему одному британскому журналисту. Этот человек в маске был опознан как гражданин Великобритании. Почему за его преступления должен отвечать иракский народ, который 25 лет уже находится под бомбардировками, обстрелами, репрессиями, фильтрационными зачистками и пребывает в состояние кошмара гражданской войны, мне, честно говоря, непонятно. Второй момент. Какие-то неизвестные подонки взорвали не так давно армянскую церковь, тем более церковь, в которой есть, как я прочитал в Интернете, мощи мучеников геноцида. Армянского. До этого армяне, которые очень хорошо знают ситуацию на Ближнем Востоке, придерживались позиции нейтральной. Кто взорвал, зачем, почему это сразу считается, что взорвали иракцы. А может, это кто-то другой взорвал, кто хочет втянуть армян туда. Я наблюдаю в Интернете массовую кампанию по попытке натравить курдов и курдские всякие боевые отряды на Исламское государство. То есть спровоцировать большую внутрииракскую войну. Новую. И при всем этом очевидно вести дело к созданию курдского государства. По другим критериям курдское государство разве не может быть создано, разве курдский народ и без этого не заслужил свою независимость. В итоге нам рассказывают сказки про то, что большая часть иракцев, хотя мы видим, что преступления совершают британцы, отрезая головы американцам, что преступления совершают какие-то неизвестные террористы и бандиты. Заслуживают бомбовых ударов иракцы, международной коалиции, фактически сформировавшей новую крестовую такую коалицию, крестоносную в виде крестового похода. Турция вроде сначала присоединилась, потом отсоединилась от этого дела. Не желая иметь дело с этим ничего общего. Сейчас Россию в это пытаются втягивать. По российским телеканалам разная израильская агентура вроде Сатановского, Эскина или других журналистов нам рассказывают сказки про то, как это все ужасно и как это угрожает России. Пока это России никак не угрожает. А вот если Россию втянут в эту войну, если российские бомбы или российские солдаты коснутся земли Ирака, впервые за всю историю, никогда в своей истории Россия не воевала с Ираком. Только по-моему, в 17 или 16 году наши казаки дошли до Месопотамии и были в целом приветливо встречены иракским населением, которое исповедовало антитурецкие взгляды. Сейчас допустим, ситуация, Россия активно втянулась в эту антиисламско-государственную коалицию. В итоге на нас упадет полная нагрузка. Поверьте. Терроризм дойдет до Кавказа и дестабилизирует Северный Кавказ, американцы будут в шоколаде. Они будут просто посылать БИ-2 и свои Рэпторы бомбить с больших высот это все. А расхлебывать всю эту кровавую кашу будут государства, которые в этом регионе находятся. В частности РФ.

К. ОРЛОВА — Подождите, сейчас дойдем до участия России.

М. ШЕВЧЕНКО — Я не верю, я считаю, что Исламское государство это такой же миф, созданный западными СМИ и западным истеблишментом, как Аль-Каида и как Талибан. Нам столько времени рассказывали, что Талибан это исчадие ада, что надо его весь убить, перебить, а потом внезапно такой пируэт, такое фуэте политическое. Обама заявляет, что оказывается без участия Талибан нельзя достичь мирного соглашения в Афганистане. И что Талибан уже не исчадие ада, а, оказывается, это составляющая неотъемлемая мирного процесса. Вместе с Муллой Омаром. Вот то, о чем говорили российские ученые с самого начала, Александр Умнов, другие, о том, что нельзя пуштунское национальное движение упаковывать в пропагандистский формат американо-израильского медиашабаша. Сейчас я думаю, то же самое. Сунниты Ирака, которые многого лет находятся после того, как американская коалиция вооруженным путем свергла Саддама Хусейна и его пусть может быть и не очень демократический, но стабильный режим. Сунниты находились в ситуации униженного большинства. А их значительная часть в Ираке. Их прессовали при помощи западной коалиции. Естественно когда тебя долго бьют и мучают, а уже 20 лет прошло с начала первой войны, какие 20, 24 года прошло с того момента как американцы и западная коалиция при поддержке Горбачева разгромили Ирак. За это время выросло целое поколение людей. В частности в окрестностях Фалуджи, в других местах. Которые ничего не видели кроме этой войны. Ничего не знают кроме того, что пришли американские войска и превратили их в целом цветущую страну в пространство, где поля засыпаны химикатами от огромного количества разорвавшихся боеприпасов. И где изувечены древние зоны земледелия. Где шииты стравлены с суннитами, а сунниты с шиитами. Где головы друг другу режут. И поэтому естественно возникает радикальное движение.

К. ОРЛОВА — Подождите, Максим Леонардович.

М. ШЕВЧЕНКО — И это движение опять призывают бомбить. Чтобы это воспроизводство насилия было бесконечно в Ираке. Мне кажется, позиция России должна быть более разумной в этой ситуации.

К. ОРЛОВА — С курдами только не поняла. За последние трое суток из Сирии в Турцию бежало более 130 тысяч курдов.

М. ШЕВЧЕНКО — Я за создание курдского независимого государства.

К. ОРЛОВА — Но это их гонит Исламское государство.

М. ШЕВЧЕНКО — Я не знаю, кто их гонит. Может их гонят бомбардировки, которым американцы подвергают эти территории. Курды вообще-то тоже как говорится, боевые ребята и чтобы просто так они бежали от кого-то, я в это с трудом поверю. Курды имеют прекрасные подготовленные боевые отряды, которые могут дать бой кому угодно. И всю сирийскую войну курды держали этот свой участок территории, который примыкает к Курдистану так, что туда ни Джабат аль-Нусра не входил, ни ИГИШ не входил. Ни свободная сирийская армия. И вдруг они побежали. Очень подозрительная информация, Карина, которую я бы проверял на месте.

К. ОРЛОВА — Это не подозрительная информация. Это как бы факт.

М. ШЕВЧЕНКО — Вам конечно виднее. Вы, конечно, большой знаток этого региона и вы конечно посмотрев в американские СМИ, знаете абсолютную правду. Как верующий, смотря…

К. ОРЛОВА — Нет, это Георгий Мирский.

М. ШЕВЧЕНКО — А, он сказал, что курды побежали. 130 тысяч.

К. ОРЛОВА — Да.

М. ШЕВЧЕНКО — Георгий, профессор Мирский конечно уважаемый человек, но он мне кажется, давно уже не был в этом регионе.

К. ОРЛОВА — Но вы тоже.

М. ШЕВЧЕНКО — И вряд ли он допущен к закрытой разведывательной информации. Последние годы точно.

К. ОРЛОВА — А Мосул.

М. ШЕВЧЕНКО — Родина Салах ад-Дина.

К. ОРЛОВА — Вот. Исламское государство захватило Мосул. Как с этим быть? Вы говорите, что нет угрозы.

М. ШЕВЧЕНКО — Мы не знаем, что там происходит на самом деле.

К. ОРЛОВА — Ну как.

М. ШЕВЧЕНКО — Мы не знаем, что там происходит. Там происходит гражданская война. А нам пытаются это представить гражданскую войну, которую надо бы урегулировать посредническими какими-то миссиями, попытками договориться с одними, другими как ситуацию, которую надо бомбить. То есть разжигать новую и новую гражданскую войну. Это не в интересах РФ. Это моя позиция. Это в интересах США, НАТО. Они хотят создать прецедент для введения туда новых контингентов, чтобы контролировать транзитный коридор. От Персидского залива к Средиземному морю. Через эту Северную Сирию и выходящей к этому части Ирака. Это их задача. А я считаю, что гражданская война. Вы говорите ИГИШ, я не знаю, кто эти люди. Мне говорят, грузины во главе их, там есть два грузина. Там один парень…

К. ОРЛОВА — Кто это вам говорит?

М. ШЕВЧЕНКО — Да это мы писали об этом, известно, имена известны.

К. ОРЛОВА — А вы говорите, что мы не знаем, что там происходит.

М. ШЕВЧЕНКО — Мы не знаем точно, что там происходит. Мы видим только картинку, Карина, телевизионную.

К. ОРЛОВА — Вы же пишите.

М. ШЕВЧЕНКО — Это хвост виляет собакой. Смотрели фильм, помните? Им показывали войну в какой-то стране, и все американское общество бурно реагировало. А я вам скажу, есть еще один мотив у американцев сейчас это дело разжигать. Приближаются президентские выборы. Хиллари Клинтон во внутренней политике США в повестке внутренней ноль. Она госсекретарь, она занималась международными делами. Ноль. Сейчас, если начнутся дебаты, в ближайшее время Хиллари их проиграет по внутренней политике. Поэтому возможно это мое предположение, демократы хотят перевести акцент для американского общества на внешнюю политику. На внешнюю повестку. Война с новым мировым злом.

К. ОРЛОВА — Это не потому что американским гражданам режут головы.

М. ШЕВЧЕНКО — Английские, британские граждане отрезали голову американским гражданам. Так объявляйте Лондону войну.

К. ОРЛОВА — Ну, Максим Леонардович…

М. ШЕВЧЕНКО — Причем тут Ирак. Еще раз говорю, британский отморозок репер и наркоман принявший ислам, возможно, отрезал голову американскому гражданину. Причем тут Ирак?

К. ОРЛОВА — Он же от имени Исламского государства это сделал.

М. ШЕВЧЕНКО — Кто это вам сказал?

К. ОРЛОВА — Он сказал на видео.

М. ШЕВЧЕНКО — Исламское государство это подтвердило что ли?

К. ОРЛОВА — Да.

М. ШЕВЧЕНКО — Он сказал.

К. ОРЛОВА — Они взяли на себя ответственность.

М. ШЕВЧЕНКО — Так мы сейчас тоже чего-то такое скажем, мы скажем, что мы действуем от имени США, Карина. Вот я говорю, я объявляю войну Восточному Тимору от имени США.

К. ОРЛОВА — Ну хорошо, никто не опроверг.

М. ШЕВЧЕНКО — И что теперь, США объявило войну?

К. ОРЛОВА — Никто не опровергал.

М. ШЕВЧЕНКО — А вы откуда знаете, что никто не опроверг? У вас их заявление, что цитируют, транслируют? Вам передают. Там идет полная фильтрация любой информации. Это как с Донбассом. Я был в Донецке, в этот день было убито 30 человек. Гражданских. Ни звука в западных СМИ об этом не было. Ни звука. Про трех ливийцев, которые померли на надувной лодке, переплывая из Ливии в Италию, все европейские СМИ говорили. Про 30 убитых жителей Донецка ни слова. Никто. Ни одно СМИ. Это то же самое. Карина. Нам дают картинку, которую нам предлагают хавать. Вы хотите хавать – вы хавайте. А я ученый, я не хочу это хавать, понимаете. Я не хочу хавать это такое смешение либерально-сталинистско-пропагандистского компота.

К. ОРЛОВА — Если вы ученый…

М. ШЕВЧЕНКО — Я считаю, Россия должна разбираться в этом.

К. ОРЛОВА — А почему вы не разберете. Вы говорите вы ученый, а сами ничего…

М. ШЕВЧЕНКО — Я сейчас занимаюсь Украиной, Карина. Вы хотите, чтобы я ездил попеременно то в Мосул, то в Донбасс что ли.

К. ОРЛОВА — Да.

М. ШЕВЧЕНКО — Хорошо, я поеду в Мосул с удовольствием. Надо только понять, от кого. Какой-нибудь контракт фрилансера заключу с каким-нибудь изданием. Вот обращаюсь сейчас через «Эхо Москвы» ко всем желающим. Пожалуйста, я готов выступить фрилансером и поехать туда в Мосул посмотреть там и надеюсь, остаться в живых, чтобы потом рассказать о том, что я там увидел. Потому что никто ничего не рассказывает. Специально убили журналистов, чтобы туда они не ехали. Кто убил, мы не знаем. Мы не знаем, кто убил, Карина. Убил британский гражданин отморозок. Еще раз подчеркиваю. И в итоге они изолировали это пространство у журналистов, если кто-то скажет, что это не спецоперация спецслужб, я, Карина, просто этому не поверю. Это настолько похоже на спецоперацию, потом они создают там какие-то прецеденты. Взрывают неожиданно армянскую церковь. Причем символическую. Убивают каких-то еще людей. Кто это делает?

К. ОРЛОВА — Вы намекаете на то, что это США делают?

М. ШЕВЧЕНКО — Это делают…

К. ОРЛОВА — В своих предвыборных интересах.

М. ШЕВЧЕНКО — Это одна из версий. Перенесение повестки в международную политику. Если будет война, и Америка будет вовлечена в войну против мирового зла, конечно…

К. ОРЛОВА — Так по вашей логике тогда и в России точно также специально эта война в Донбассе затеяна.

М. ШЕВЧЕНКО – Конечно, для Хиллари Клинтон это другая логика, потому что в России нет такой выборной системы, как в США.

К. ОРЛОВА — Но в России есть чудовищная рецессия, в падении доходов и все прочее.

М. ШЕВЧЕНКО — Карина, о чем мы говорим. Я вам про Фому, а вы не про Ерему. Я вам говорю, что у Хиллари Клинтон сильные позиции в международной политике. Поэтому война против ИГИШ затеяна в частности, как мне кажется для того, чтобы перенести акцент с внутренней повестки, в которой она явно слаба, во внешнюю.

К. ОРЛОВА — Это хороший прием, я с вами согласна.

М. ШЕВЧЕНКО — Да.

К. ОРЛОВА — Я не говорю, что поддерживаю…

М. ШЕВЧЕНКО — Понятна моя мысль?

К. ОРЛОВА — Да. Но, может быть, такой же прием применяет и российская власть.

М. ШЕВЧЕНКО — Вряд ли, в России нет такой предвыборной борьбы как в США.

К. ОРЛОВА — Да, кстати. А почему ее нет?

М. ШЕВЧЕНКО – И, слава богу, на мой взгляд.

К. ОРЛОВА — Слава богу? Почему?

М. ШЕВЧЕНКО — Ну потому что она бы разрушила нашу страну на данном этапе развития ее общества. Каждый народ, каждая нация имеет свои оригинальные предпосылки для развития. Американская система хороша для американского народа, но не универсальна для любого другого народа. Есть территории, в которых она просто губительна. Пример, допустим, Либерия. Когда они захотели перенести это в Африку, в Либерии это привело к чудовищной гражданской войне. И к чудовищным последствиям.

К. ОРЛОВА — Продолжим «Особое мнение» через несколько минут.

НОВОСТИ

К. ОРЛОВА — Мы продолжаем «Особое мнение» с Максимом Шевченко.

М. ШЕВЧЕНКО — Вы поняли мою позицию про Ирак?

К. ОРЛОВА — Да, она интересная. Вы тут твиттер завели, с чем я вас поздравляю.

М. ШЕВЧЕНКО — Мой твиттер достаточно давно заведен. Благодаря Маргарите Симоньян, прекрасной, которой я желаю счастья. Которая является моим другом. Она мне в свое время сказала, вот заведи твиттер, это полезно. Я долго сопротивлялся, но сейчас у меня уже 85,5 тысяч. За что я поблагодарил моих подписчиков.

К. ОРЛОВА — Вы написали такой пост: доведенный до края народ Украины взялся за оружие и сбросил власть олигархов.

М. ШЕВЧЕНКО — Да.

К. ОРЛОВА — Сформировал повстанческую армию, ДНР и ЛНР. То есть смысл в том, что вы одобряете борьбу против власти олигархов. И в том числе с оружием в руках.

М. ШЕВЧЕНКО — Безусловно.

К. ОРЛОВА — Так вот, когда же в России…

М. ШЕВЧЕНКО — Если исчерпаны политические методы борьбы. В Украине политические методы борьбы были исчерпаны.

К. ОРЛОВА — А в России какие есть политические или другие методы борьбы с властью олигархов?

М. ШЕВЧЕНКО — Да какие угодно, в частности свобода слова. Потом в России власть олигархов она подчинена бюрократии. Если в Украине олигархия просто создает марионеточную бюрократическую политическую систему, то в России бюрократия, которая является основой государственной системы, подчинила себе олигархов. А сейчас ситуация с Евтушенковым показывает, что этот процесс углубляется и становится еще сильнее, ее конкретнее.

К. ОРЛОВА — Это понятно.

М. ШЕВЧЕНКО — Поэтому совершенно разные ситуации, разные схемы. Разное отношение общественных, экономических, финансовых сил внутри государства. Сравнение абсолютно некорректно России с Украиной.

К. ОРЛОВА — Нет, я не сравниваю. Я согласна с вами.

М. ШЕВЧЕНКО — Я считаю, что против господства капитала, который абсолютно всегда действует только в своих интересах, как известно, и выбирая между интересом нации и интересами капитала, капиталист, конечно, всегда выберет капитал. Это аксиома, которая просто существует всегда и везде. И никогда практически не опровергалась. За какими-то исключительными случаями в истории, можно по пальцам пересчитать. То конечно борьба за ограничение власти капитала, подчинение его интересам развития нации, народа, это крайне важная политическая борьба. И пока ее можно вести политическими способами, информационными, журналистскими…

К. ОРЛОВА — Вот информационными. Свобода слова. Вы считаете, что в России есть свобода слова?

М. ШЕВЧЕНКО — Гораздо больше, чем например, в Германии. Поверьте.

К. ОРЛОВА — Вы сейчас это серьезно говорите.

М. ШЕВЧЕНКО — Да, абсолютно серьезно. В Германии за высказывание людей сажают в тюрьмы.

К. ОРЛОВА — А можете пример привести, пожалуйста.

М. ШЕВЧЕНКО — Чего, как посадили в тюрьму? Конечно, там есть масса людей, которые выступили с так называемыми ревизионистскими высказываниями. С которыми я решительно не согласен.

К. ОРЛОВА — А можете поконкретнее.

М. ШЕВЧЕНКО — Хорошо. Давайте я вам про Австрию приведу пример. Английский историк Дэвид Ирвинг, который выступал с лекциями в Вене, прекрасный историк, его книги продаются по всему миру. Приехал в Вену, получил три года.

К. ОРЛОВА — За что?

М. ШЕВЧЕНКО — За то, что он во время лекции студентам стал рассуждать на тему, сколько людей погибло в Холокосте.

К. ОРЛОВА — Про Холокост.

М. ШЕВЧЕНКО — А вы это оправдываете.

К. ОРЛОВА — Нет, я знаю эту историю.

М. ШЕВЧЕНКО — А я считаю, что это неправильно. Первая поправка к Конституции США, например, гарантирует человеку право на любое высказывание. В США нельзя посадить человека за высказывание.

К. ОРЛОВА — А в Европе можно. Потому что в Европе был Холокост.

М. ШЕВЧЕНКО — Весь мир наблюдал Холокост. Дело не в этом. Все, что угодно можно оправдать, Карина. Я считаю, что это уже не свобода слова. В Австрии, Германии, Франции…

К. ОРЛОВА — Отсутствует свобода слова.

М. ШЕВЧЕНКО — В Великобритании есть свобода слова.

К. ОРЛОВА — А в России есть?

М. ШЕВЧЕНКО — В России тоже хотят ввести эти чудовищные законы за высказывание сажать в тюрьмы.

К. ОРЛОВА — Так уже сажают.

М. ШЕВЧЕНКО — В России есть список запрещенных книг. Так называемые европейские нормы. Я считаю это неправильно абсолютно.

К. ОРЛОВА — А вот за политические высказывания, когда люди выходят на пикеты…

М. ШЕВЧЕНКО — Я против того, чтобы за политические высказывания людей сажали.

К. ОРЛОВА — Так сажают в России, значит, нет свободы слова.

М. ШЕВЧЕНКО — Я против этого. Нет свободы слова как в США. Но в России есть «Эхо Москвы», допустим, в Германии нет такой оппозиционной радиостанции общегерманской, которая критиковала бы федеральное правительство в таких же выражениях, как вы критикуете правительство в России. Этого нет в Германии. Я очень хорошо знаю.

К. ОРЛОВА — Серьезно.

М. ШЕВЧЕНКО — Да. Абсолютно могу вам сказать, нет просто. Она почти невозможна. Там есть другие механизмы, экономические, финансовые, какие угодно. Более того, немецкие газеты ведущие действуют по единой повестке. Я помню, был Петербуржский диалог в Дрездене, Путин приезжал, встречался с Меркель, все там прилетели, я прилетел в Берлин и поехал в Дрезден. Я достаточно свободно читаю по-немецки, купил там несколько ведущих газет. Везде одно и то же — портрет Путина в форме капитана КГБ, заголовок типа – Агент приехал встречаться с канцлером. Ни слова по сути переговоров, по российско-германским отношениям. По газовым контрактам. И так далее. Как будто они все в каком-то идеологическом отделе ЦК…

К. ОРЛОВА — Так это и есть свобода слова. А вы представляете…

М. ШЕВЧЕНКО — Это не свобода слова, Карина. Там нет газет оппозиционных. Потому что только богатые могут говорить.

К. ОРЛОВА — Хотите, я вам приведу пример, почему в России отсутствует свобода слова.

М. ШЕВЧЕНКО — Давайте.

К. ОРЛОВА — В прошлой программе я вас попросила назвать имена олигархов, которые по-вашему разворовывают Россию. И ее состояние. Вы сказали: вы что, вы хотите, чтобы я работы лишился. Я не буду называть вам имена, занимайтесь этим сами. Это и есть…

М. ШЕВЧЕНКО — Зачем мне приобретать влиятельных друзей и влиятельных врагов просто так.

К. ОРЛОВА — Это и есть отсутствие свободы слова.

М. ШЕВЧЕНКО — Нет. В Америке человек тоже не говорит имена.

К. ОРЛОВА – Другой пример. Журнал Форбс опубликовал данные о зарплате Игоря Сечина. Который сам отказывается публиковать эти сведения. Почему-то. Журнал назвал цифры в 50 миллионов в год. И Игорь Сечин подал в суд на журнал и выиграл. Также он выиграл у газеты «Ведомости».

М. ШЕВЧЕНКО — Причем тут нарушение свободы слова. Это юридическая процедура.

К. ОРЛОВА — В чем она?

М. ШЕВЧЕНКО — У вас в Америке тоже можно подать в суд…

К. ОРЛОВА — У нас? Я не гражданка Америки.

М. ШЕВЧЕНКО — У них в Америке можно подать в суд на публикацию недостоверной информации.

К. ОРЛОВА — Так он же не предоставил достоверную. Если бы он предоставил свою отчетность, это одно, но он скрывает. Он говорит, что таким образом нарушаются, ему причиняется невероятный моральный ущерб.

М. ШЕВЧЕНКО — Так журнал Форбс напечатал правильную цифру?

К. ОРЛОВА — Игорь Сечин не смог это ни подтвердить, ни опровергнуть.

М. ШЕВЧЕНКО — Секундочку. Журнал Форбс напечатал правильную цифру?

К. ОРЛОВА — Мы не знаем. Сечин отказывается публиковать.

М. ШЕВЧЕНКО — А зачем журнал Форбс, не зная правильно или нет…

К. ОРЛОВА — Они посчитали, они знают.

М. ШЕВЧЕНКО — Что они посчитали?

К. ОРЛОВА — У них есть какие-то данные.

М. ШЕВЧЕНКО — То есть они написали: предположительно зарплата Игоря Сечина.

К. ОРЛОВА — Да: по некоторым оценкам.

М. ШЕВЧЕНКО — Нет, они написали «предположительно» или это есть зарплата Игоря Сечина.

К. ОРЛОВА — Оценили.

М. ШЕВЧЕНКО — Я просто не вдавался в детали.

К. ОРЛОВА — Плохо, что вы не вдаетесь в детали. Вы же журналист.

М. ШЕВЧЕНКО — Я не могу вдаваться в детали всего, что интересно допустим, вам, и Форбс, я посмотрю внимательно эту историю.

К. ОРЛОВА — А вам вообще неинтересно, какая зарплата у Игоря Сечина?

М. ШЕВЧЕНКО — Нет, мне неинтересно.

К. ОРЛОВА — Почему?

М. ШЕВЧЕНКО — Потому что я не лезу никогда в чужой карман. В чужой бизнес. И каждый человек сам проживает свою жизнь, а потом умирает, отвечает перед богом за все, что он делает.

К. ОРЛОВА — В любом случае мы с вами сходимся в точке борьбы против олигархов…

М. ШЕВЧЕНКО — Я никогда не пихаюсь за место под солнцем. Никогда не толкаюсь в трамвае, чтобы занять место получше. Когда меня кто-то выпихивает откуда-то с какого-то теплого места…

К. ОРЛОВА — Телеканала.

М. ШЕВЧЕНКО — …я не пытаюсь удержаться там. Потому что я это считаю постыдным для себя. Я верующий человек, я считаю, что на все воля божья. Хотя конечно как сказано в одной из притч: воля, волей, но верблюда все-таки надо привязывать.

К. ОРЛОВА — Вы же все равно против власти олигархов…

М. ШЕВЧЕНКО — Я не против богатых людей, которые умеют работать, которые умеют работать с деньгами, но я против того, чтобы они диктовали обществу свою волю.

К. ОРЛОВА — Против, наверное, коррупции. Это очевидно.

М. ШЕВЧЕНКО — Естественно.

К. ОРЛОВА — Фонд по борьбе с коррупцией Алексея Навального такую инициативу запустил, сто тысяч подписей собрать для того, чтобы в России была ратифицирована 20-я статья конвенции ООН против коррупции. Там сказано о признании в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение. То есть когда чиновник, у которого официально зарплата в 15 миллионов рублей в год…

М. ШЕВЧЕНКО — Не только чиновник. Но и частное лицо я думаю, тоже может незаконно обогатиться.

К. ОРЛОВА — Да. Здесь речь идет о публичных должностных лицах.

М. ШЕВЧЕНКО – То есть речь идет об уголовном преступлении.

К. ОРЛОВА — Да. В России такая статья не ратифицирована, хотя сама конвенция ратифицирована. Вы за или против? Вы подпишитесь?

М. ШЕВЧЕНКО — Я ее не читал, поэтому я с чужих слов не подписываю. Но сама по себе идея борьбы против коррупции, незаконного обогащения, безусловно, очень правильная и я ее, безусловно, поддерживаю. А конкретный текст надо прочитать, прежде чем подписывать.

К. ОРЛОВА — Но вы понимаете, о чем речь. Что когда у какого-то депутата доход в 15 миллионов рублей в год, вдруг у него участок или дом стоимостью в 130 миллионов.

М. ШЕВЧЕНКО – Я, безусловно, за то, чтобы те люди, которые претендуют на пост народных избранников и определяют судьбы народа, открыто декларировали источники своих доходов. И то, как и почему они тратят эти доходы. Безусловно, я за то, чтобы общество и народ контролировали доходы тех, кто претендует на государственные позиции. Люди, которые занимаются частным бизнесом, могут быть богатыми, но тогда к ним тоже есть определенные вопросы. Как они, заключают ли они сделки законным образом, не являются ли они при этом нарушителями антимонопольного законодательства. Не пытаются ли они делать это с помощью рейдерских захватов. И так далее. Безусловно, Карина, я за все хорошее против всего плохого.

К. ОРЛОВА — Вот так неожиданно…

М. ШЕВЧЕНКО — Так я отвечаю на ваш вопрос.

К. ОРЛОВА — Так неожиданно я нашла сторонника для проекта Алексея Навального в лице Максима Леонардовича Шевченко.

М. ШЕВЧЕНКО — Я не являюсь сторонником проекта Алексея Навалого, Алексея Навального, я путаюсь просто иногда, простите. Я являюсь сторонником правильного социального государства в противовес неправильному либерально-олигархическому, буржуазно-капиталистическому, коррупционному, бюрократическому государству. Понятно?

К. ОРЛОВА — Очень понятно. Более чем.

М. ШЕВЧЕНКО — Зер гуд. Продолжаем разговор.

К. ОРЛОВА — Нет, у нас осталось 20 секунд. Про Донбасс не поговорили. Простите.

М. ШЕВЧЕНКО — Как всегда самое важное вам не охота это обсуждать.

К. ОРЛОВА — Не, я обсудила с Муратовым.

М. ШЕВЧЕНКО — То есть массовые захоронения вам обсуждать неохота.

К. ОРЛОВА — Мы с Муратовым обсудили просто два часа назад.

М. ШЕВЧЕНКО — С Муратовым. Понятно.

К. ОРЛОВА — Максим Шевченко был в программе «Особое мнение». До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире