'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Свое особое мнение сегодня высказывает как всегда в этот день главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. Здравствуйте, Евгения Марковна.

Е. АЛЬБАЦ — Здравствуйте, Ольга.

О. ЖУРАВЛЕВА – Наши депутаты ГД в первом чтении приняли проект закона, который ограничивает участие иностранцев в российском медиабизнесе. 20% не только иностранцев, но и лиц со вторым гражданством. Прокомментируйте, пожалуйста, к чему это должно привести. Если должно.

Е. АЛЬБАЦ — Об этом уже много говорили, это закон имени газеты «Ведомости», лучшей газеты страны. И журнала «Форбс». Прежде всего. Хотя целый ряд издательских домов и телекомпаний ими владеют через различные офшоры, но, прежде всего, это конечно направлено против «Ведомостей» и «Форбса». Это трагическая совершенно ситуация, потому что именно тот факт, что у газеты «Ведомости» в качестве соучредителей Financial Times и Wall Street Journal, это ровно то, что позволяет газете быть независимой. Позволяет спокойно плавать в море большого бизнеса. При этом не ложиться ни под какую группу интересов, не любить Усманова или Ковальчуков или еще кого-то, а ровно относиться и самое главное – давать новости, исходя исключительно из новостей, а не из того, кто погладит или кто не погладит. Поэтому как они будут выходить из этой ситуации мне трудно сказать. Я думаю, что неслучайно, что этот закон принят ровно тогда, когда сейчас встал вопрос о том, что Sanoma Independent Media в ближайшее время продаст свой пакет 31%. Но даже если покупает кто-то из российских акционеров, все равно это только треть пакета газеты «Ведомости». Как будет развиваться ситуация предсказать очень трудно. Но это конечно беда.

О. ЖУРАВЛЕВА – У вашего журнала нет такой проблемы.

Е. АЛЬБАЦ — У нашего журнала нет такой проблемы, потому что у нас нет владельцев ни в стране, ни за рубежом, основной актив журнала, его товарные знаки, сейчас как раз идет процесс оформления, передается фонду.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но вы считаете, что вся…

Е. АЛЬБАЦ — Мне много раз, кстати говоря, мне журналисты звонили и задавали всякие вопросы. Нет, у меня нет никакого второго гражданства. Единственный паспорт, который у меня есть – это паспорт РФ. Это моя принципиальная позиция, я считаю, что политический журналист должен разделять судьбу своих читателей со всех точек зрения. Для меня это принципиально. Но я никоим образом не настаиваю, что этой позиции должны придерживаться другие люди. Это мой индивидуальный подход к этому вопросу. Я вообще считаю, что никого не должно касаться, сколько у тебя гражданств, 5-10-15-155. Это исключительно моя позиция. Но никакого второго паспорта, второго гражданства у меня никогда не было, нет и не будет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Евгения Марковна, а неужели стоит затеваться с законом специальным на всю страну ради одной газеты. Если вы считаете, что это все против «Ведомостей».

Е. АЛЬБАЦ — Да конечно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот настолько.

Е. АЛЬБАЦ — «Ведомости» и «Форбс».

О. ЖУРАВЛЕВА – А то, что туда попадут какие-то я прошу прощения совершенно ни в чем невиновные политические глянцевые или развлекательные издания, это как бы не имеет значения? Просто я смотрю на весь бизнес, который сейчас в стране существует, он же поменяется, наверное.

Е. АЛЬБАЦ — Ну конечно это вообще касается Independent Media, то есть таких журналов как «Космополитен» и прочие журналы, которые выходят в Independent Media, и существует еще несколько издательских домов, которые выпускают глянец. Но меня просто это значительно меньше волнует, просто Independent Media безумно удачливый и очень эффективный издательский дом. Его строил Дерк Сауер, который сначала был вполне успешным медийным бизнесменом в Голландии, он еще в конце перестройки приехал в Москву. Понятно, что, прежде всего, рушат весь этот издательский дом. «Космополитен» журнал с какими-то феерическими тиражами до миллиона экземпляров, Елена Мясникова когда-то и ставила задачу довести тираж «Космополитена» до миллиона. Ей удалось это сделать. Она сейчас там уже не работает, но это очень финансово удачное предприятие. Я «Космополитен» не читаю, поскольку у меня ощущение, что там единственный предмет, который обсуждается нон-стоп это сколько раз можно получить оргазм за час, за неделю, за месяц. Но, тем не менее, это очень популярный журнал, который в том числе воспитывает определенную культуру отношений к косметике, одежде и так далее у подростков. Это очень популярный журнал. Но меня, конечно, волнуют «Ведомости», потому что это та газета, с которой я начинаю свой день. Вот просто первое, что я делаю – я беру кружку с кофе и дальше я читаю «Ведомости».

О. ЖУРАВЛЕВА – К вам пришел вопрос от Николая из Зеленограда: добавилось ли у вас оптимизма после вчерашней передачи с Ходорковским и как вы смотрите на будущее страны в связи с этим.

Е. АЛЬБАЦ — Это было бы странно, чтобы на мои представления о будущем влияла передача, которая была в эфире «Эхо Москвы». Мне кажется, во-первых, это не новость. Собственно, о том, что у Ходорковского есть политические амбиции, он говорил в самом первом своем интервью в Берлине. Которое я у него брала через 17 часов после того, как он был депортирован из России и прямо из колонии в Сегеже в Берлин. В Германию. Мне кажется просто любопытно, что человек, который последние 10 лет провел по лагерям и тюрьмам, что этот человек вместо того чтобы как-то попытаться компенсировать то, чего у него не было из того, что он жил в тюрьмах, готов работать на общее благо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Он говорил очень много об общественной деятельности.

Е. АЛЬБАЦ — Общее благо…

О. ЖУРАВЛЕВА – Не политической.

Е. АЛЬБАЦ — Понимаете, это на самом деле очень трудно разделить. Я вообще предпочитаю это не делить. Для меня есть понятие общее благо. То есть когда человек совершает некие поступки не только и не столько, потому что у него есть личный интерес, у всякого человека есть всегда личный интерес. И если его нет, то тогда это большие проблемы. Но есть еще шире личного интереса. Людям в нормальных обществах свойственно думать шире своего носа. И дальше своего носа. Это есть общее благо. Когда человеку хочется сделать что-то, что полезно для страны, для общества и так далее. Вот мне кажется, это очень здорово, что у Ходорковского есть потребность участвовать в общем благе, создавать общее благо и работать на общее благо. Мне кажется это очень важно. Второе мне кажется, что вообще очень полезно, когда страна понимает, что у нее есть альтернатива. Я помню, когда умер Леонид Ильич Брежнев, который 18 лет был у власти, то вокруг ходили люди и говорили, как же так, все смеялись уже давно над Брежневым, все рассказывали анекдоты про Брежнева. Сколько у него значков Героя Соцтруда и так далее. Но при этом как это так, 18 лет у власти был один человек. И никакой альтернативы не было. У нас в большой степени сложилась такая же ситуация, Путин у власти уже 14 лет. И у многих людей просто они даже не представляют себе, как это будет кто-то другой. Растет поколение, которое вообще не знает никого другого. Поэтому то, что появляются альтернативы и эта площадка она уже расширяется. Есть Алексей Навальный, очевидно совершенно у него есть политические амбиции на важнейшие посты в стране. Есть Михаил Ходорковский, я не сомневаюсь, что в ближайшее время будут появляться и другие люди, у которых будут политические амбиции на изменения в стране. Потому что мы вошли в такой кризис и такой тупик, что совершенно неизбежно люди будут искать варианты, как из этого тупика выходить. И очевидно совершенно, что простыми декларациями по поводу вольем сюда столько-то или займем деньги в Китае или отдадим Китаю еще нефти или газа или еще чего-нибудь и за счет этого решим проблемы, — эти проблемы не решаются. Проблемы России решаются именно в сфере политики. И постепенно мне кажется, люди будут понимать, что для того чтобы выйти из того тупика, в котором мы оказались, нужны другие политические лидеры, другие политические программы. Нужны альтернативы. Это само по себе очень хорошо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Евгения Марковна, а вам не кажется, что среди этих альтернатив могут оказаться люди далеко не такие симпатичные вам и гораздо более популярные. С гораздо более радикальными взглядами.

Е. АЛЬБАЦ — Например.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я не говорю сейчас про Жириновского, который у нас любил очень выдвигаться. Это ладно, но таких деятелей может оказаться очень много. Как только появится возможность.

Е. АЛЬБАЦ — Вы знаете, все 23 года новой России всегда пугали тем, что если не Ельцин, то будет коричневая чума, если не Путин, то к власти придет коричневая чума и так далее. Вот эти пугалки надо оставить в стороне. То, что могут оказаться в сфере общественного внимания популисты, в том числе популисты радикальных взглядов, да, это конечно может быть. Но мы увидели в воскресенье, что оппоненты Марша несогласных те, кто пришли с флагами ДНР и ЛНР к турникетам, их там было от силы 50 человек. Вот пока их, как сегодня хорошо написал Виктор Шендерович, пока их не свозят автобусами, как-то таких сторонников особенно не наблюдается. И когда я шла вместе с другими участниками марша, я видела тех людей, которые пришли протестовать, то среди них было очень немного людей, которые производили впечатление людей искренне убежденных.

О. ЖУРАВЛЕВА – Скажите, Евгения Марковна, а в чем для вас был смысл этого марша? Вы лично зачем ходили, что хотели увидеть, и что вынесли?

Е. АЛЬБАЦ — Я ходила ровно потому, что я против войны. Я абсолютно убежденный в этом смысле пацифист.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть вы ходили заявить свою позицию.

Е. АЛЬБАЦ – Я, когда США начали войну в Ираке, я точно также выходила на 100-тысячную демонстрацию в Бостоне, и на протесты в Гарвардском университете по поводу войны в Ираке. И была категорическим противником, я считаю, что сейчас стало совершенно очевидно, что война в Ираке безумно дестабилизировала ситуацию во всем регионе и появление ISIS один из результатов войны в Ираке. Которая началась в 2002, или 2003 год был. Поэтому это, во-первых. Я категорически против войны. Я вообще считаю, что в современном мире только недоумки могут решать проблемы с помощью оружия.

О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда простите меня…

Е. АЛЬБАЦ — Теперь что касается… Это первое, почему я вышла. Второе, мне казалось очень важно, что люди, которые не боятся, они обязательно должны выходить. Потому что у людей существуют инфернальные страхи, страхи, продуцированные социальными сетями, различными слухами, было очень много слухов, будут нападения, будут бить палками. Полицейские будут бить, сторонники самопровозглашенной ДНР будут бить. Националисты и так далее. Поскольку я не боюсь всех этих вещей, я считала важным туда придти. Я, откровенно говоря, думала, что нас будет ну 3 тысячи, ну 5 тысяч максимум, я была совершенно потрясена, какое количество людей вышли и были замечательные совершенно милые люди. Очень много молодых было людей и то, что столько людей, несмотря на оголтелую совершенно пропаганду, на кампанию дискредитации, на всякий понос, который идет в социальных сетях и в Интернете вообще по поводу людей, которые протестуют против войны, то, что столько людей вышло, преодолело страх и заявило о своей позиции, я считаю это очень важно. И, кроме того, есть один очень важный момент. Когда я разговариваю с моими коллегами в разных странах мира, в университетах в частности или в газетах различных, то нигде не любят, так или иначе, правителей. Правители всегда, особенно если долго находятся у власти, к ним отношение достаточно негативное. И, в общем, мы хорошо понимаем, что люди, которые пробиваются на самый верх, у них есть хорошая способность работать локтями, но необязательно высокий IQ. Но потрясение, которое испытывают очень многие люди, в том числе которые занимаются Россией, а может быть особенно, заключается ровно в тех процентах поддержки войны. Не Путина, я не о Путине сейчас говорю, а вот этой войны. Этих агрессивных действий. Вот этого «Крымнаш» среди россиян. Вот это вызывает самую большую оторопь. Вдруг мир увидел, что 23 года вроде бы относительно, во всяком случае, свободной страны, когда стали доступны и книги, и фильмы, все было закрыто от нас в Советском Союзе, и социология появилась и так далее. Что оказалось, что этот ощерившийся, обиженный на все советский человек, он вдруг опять проглянул в постсоветском человеке. И в этом смысле марш мне кажется, был очень важен, потому что люди за пределами России увидели, что в России, в частности, в Москве есть другая точка зрения. Есть люди, которые разделяют эти общеевропейские, вообще цивилизационные ценности. Мне кажется, что это было важно с этой точки зрения.

О. ЖУРАВЛЕВА – Евгения Марковна, сразу отреагировали слушатели, я сама хотела задать этот вопрос. Как быть с авиаударами по Сирии. Ната пишет: спросите, что, Обама тоже недоумок?

Е. АЛЬБАЦ — Если вы имеете в виду удары по ISIS, то это удары, прежде всего, по организации. Которая как вы наверное…

О. ЖУРАВЛЕВА – Но это военный способ решения проблемы.

Е. АЛЬБАЦ — Никакого другого способа решения с ISIS быть не может. Это варвары. Это варвары, я всегда советую людям зайти на сайт vice.com, где снят в семи частях документальный фильм об этом ISIS или то, что называется «Исламское государство». Которое вербует мусульман со всей Европы в том числе. Которые захватили провинции Ирака. Вот сейчас только что мы будем публиковать в следующем номере, к нам пришел материал из Курдистана, как режут там христиан. Это варвары, которые приходят, отрезают головы, и потом сажают их на колья, чтобы всех пугать. Ко всему прочему в Масуле они захватили банки, у них примерно образовалось 500 миллионов долларов средств, плюс примерно 3 миллиона долларов они зарабатывают на контрафакте нефти. Это очень серьезная угроза. Причем эта угроза серьезная тем, что образуется такой радикальный исламский интернационал, куда стекаются мусульмане из разных стран и прежде всего из Европы. У нас в номере идет большой материал о боснийцах, которые едут воевать в этот радикальный интернационал. Это люди, которые заявляют о том, что они придут во все московские анклавы. И для России это очень серьезная проблема. В то время как российская власть борется с Киевом, ей давно надо смотреть на юг и думать о том, что у нас есть мусульманские анклавы, где существуют, в том числе фундаменталистские серьезные настроения. И рано или поздно ISIS или ИГ окажется и здесь тоже.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ну согласитесь, Евгения Марковна, что пропагандистских фильмов про то, сколько ужасных варваров существует…

Е. АЛЬБАЦ — Секундочку. Это не пропагандистский фильм.

О. ЖУРАВЛЕВА – …показывали много.

Е. АЛЬБАЦ — Вы просто не знаете, значит, Оля, что такое ISIS.

О. ЖУРАВЛЕВА – Я имею в виду не это, можно повернуть мнение по-другому.

Е. АЛЬБАЦ — Нет, там нет мнения. В этом смысле vice он снимает, камера без всяких комментариев, без всего.

О. ЖУРАВЛЕВА – Без сомнения. Евгения Марковна, мы продолжим после небольшого перерыва. Это Евгения Альбац. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА – С вами программа «Особое мнение». Евгения Марковна, есть еще одна тема, которую хотелось бы, чтобы вы прокомментировали. Сейчас вроде бы появляется информация о том, что будут смотреть, пересматривать санкции, Япония не может никак определиться, как бы ей поаккуратнее с Россией. Она между двух огней, она не хочет ссориться с Россией окончательно, с Америкой есть тоже.

Е. АЛЬБАЦ — Тем не менее, сегодня японский премьер-министр отозвал свое приглашение Владимиру Путину на неопределенный срок.

О. ЖУРАВЛЕВА – Там очень долго они мучительно это делали, говорили по телефону с Путиным, и всякое разное происходило. Во всяком случае, корреспондент Василий Головнин рассказывал это в подробностях. Это не одного дня было решение. Ну да, им не хотелось, во всяком случае, эту встречу устраивать, судя по всему. Представьте себе, а если вдруг действительно так происходит, что решают санкции отменить и вся эта напряженность, которая сейчас существует…

Е. АЛЬБАЦ — Нет, этого не будет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Итальянцы, которые арестовали сегодня активы…

Е. АЛЬБАЦ — Ротенберга на 40 миллионов долларов.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот как они отыгрывать-то будут?

Е. АЛЬБАЦ — Они не будут никак отыгрывать, Оля, не читайте то, что называется, что Булгаков писал «не читайте до обеда советских газет». Несварение желудка будет. Так вот, не читайте советских газет. Конечно, есть санкции, которые введены в результате действий России на Украине. Есть санкции, это большая часть, которые введены в связи с аннексией Крыма и вторжением на Украину. Какие-то санкции, особенно которые введены были европейцами, если Россия не будет продолжать, не будет вводить войска на территорию Украины, наверное, они будут сняты. Это будет очень небольшой процент санкций. Посмотрите, было интервью бывшего министра финансов, вице-премьера Алексея Кудрина Reuters, в котором он говорит о том, что это надолго, на несколько лет. И собственно все серьезные, вот не всякие, а все серьезные люди говорят о том, что это серьезно и это надолго. Поэтому никакой отмены быстрой санкций не будет, к сожалению. И, к сожалению, последствия этого мы уже сейчас наблюдаем. Но я думаю, что знаете, сейчас важнее даже другое. Вот сейчас начинает дебатироваться бюджет 2015 года и корректируется и мы видим, какие приоритеты выбирает российская власть. И мы видим, что с опережающими темпами идет военный бюджет. Примерно 10-15%.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но наши союзники это армия и флот.

Е. АЛЬБАЦ — Мы видим, что… то есть понятно, что безусловный приоритет это военные расходы. Мы видим, сегодня появилась информация о том, что бюджет на пропаганду на «Раша тудей» увеличился на 45%. На агентство «Россия сегодня» бюджет увеличивается в два с половиной раза по сравнению с тем, что было РИА-Новости. РИА-Новости было госагентство. Прямо скажем, хорошее было государственное агентство. Субсидии бюджетные для РИА-Новости были 2 млрд. 67 миллионов рублей, а бюджетные субсидии для «России сегодня» — 6 млрд. 48 миллионов рублей. Мы уже знаем, что увеличиваются бюро этих структур, этих пропагандистских организаций в различных странах мира. В Берлине сидело два представителя «Раша тудей», а теперь будет 30. Симоньян сегодня Маргарита прокомментировала, что увеличение на 45%, я еще раз повторяю, на 45%, потому что они начинают круглосуточное вещание на французском и немецком языке. Все это было бы ничего, если бы не падали цены на нефть и если бы уже не было объявлено, что сокращаются бюджетные расходы на здравоохранение, на науку и на образование. Они и так все время уменьшались. И в этой ситуации, когда вы вынуждены сокращать расходы на здравоохранение, при том, при нашем уровне смертности, притом, что здравоохранение совершенно разрушено и так далее, в 40, еще раз я повторяю, на 45% увеличиваются расходы на пропаганду только на «Раша тудей». Вот это приоритеты российской власти. Я специально посмотрела по данным мирового банка соотношение, каковы расходы государственного и частного сектора на здравоохранение и в пересчете на душу населения в разных странах мира. Смотрите, в России на душу населения это 887 долларов. В США в 10 раз больше. Это просто к разговору о том, у кого какие приоритеты. В Швеции 5 тысяч 319 долларов, то есть в 6 раз больше, чем в России. В Германии – 4 тысячи 683 доллара на душу населения. То есть это в 4 раза больше, чем в России. В Венгрии близкие цифры – 987 долларов. В Южной Корее, а мы знаем, что южно-азиатские тигры это не социальные государства Европы, они минимально тратят на социальные услуги – 1703 доллара на человека. А у нас 887. Понимаете, вот это приоритеты российской власти. Мне кажется, что, в общем, хорошо бы думать о том, что все эти замечательные всхлипы на тему «Крымнаш» только потом, ребята, не сетуйте, что здравоохранение у нас и так находится в чрезвычайно упадочном настроении, а будет значительно хуже. Что и сейчас мы видим на всех сайтах собирают деньги для того, чтобы отправить лечиться больных детей, а дальше это будет только увеличиваться. Вот все имеет свою цену. И вот эти всхлипы на тему «Крымнаш» и заявления о том, что Украина не является суверенным государством и людей, которые выступают за мир, в том числе наши коллеги, в том числе работающие на этом этаже называют предателями, вот они хорошо должны помнить, что когда плохо будет с их родителями или с их детьми и они вынуждены будут идти и просить помощи, потому что российское здравоохранение не сможет им помочь. И они должны понимать, что те деньги, которые могли бы пойти на диагностику, причем не только в Москве, где компьютерная томография просто плюнь, и попадаешь в компьютерный томограф, а по стране. Мы сейчас…

О. ЖУРАВЛЕВА – Мне кажется, Евгения Марковна, люди не связывают эти вещи.

Е. АЛЬБАЦ — Пока они не связывают, российская политика никак не будет меняться. Надо включать голову, собственно человек тем и отличается от животного, что он способен выстраивать логические цепочки. И, наконец, начать связывать. И сообразить, что бюджет складывается из денег налогоплательщиков. Бизнесы это основные налогоплательщики. Бизнесы уходят, бегство капитала прогнозируется на конец года 120 млрд. долларов.

О. ЖУРАВЛЕВА – Запретят. Примут новый закон, запретят бегать капиталу.

Е. АЛЬБАЦ — Ну так не бывает. Ну Оля, не надо глупости только говорить. Пока запретят, все убежит. Можете не сомневаться. Даже при советской власти убегало, а уж тут-то столько дырок, свои же и уводят. Основные самые богатые люди России, так или иначе, либо во власти, либо при власти. Поэтому о чем говорить. Конечно, если вы отдаете приоритет военному бюджету и пропаганде, у вас по умолчанию не будет хватать денег на здравоохранение, на помощь бедным, на стариков, детей и так далее. Это неизбежная вещь.

О. ЖУРАВЛЕВА – Евгения Марковна, осталось буквально полторы минуты. Можете объяснить нашим слушателям, в чем конфликт состоял в американском посольстве ваш.

Е. АЛЬБАЦ — У меня не было никакого конфликта, ребят. Во-первых, я вообще…

О. ЖУРАВЛЕВА – Просто слухом земля полнится. Поэтому спрашиваю.

Е. АЛЬБАЦ — Да что, Сергей Марков, которого я знаю уже два десятилетия, пришел, такой бант, сделанный из георгиевской ленточки. Вот у меня папины военные медали и мамины, у меня и мама и папа воевали. Вот они у меня хранятся. У папы медаль «За отвагу» очень похожа. Понимаете, в этом есть такое бесстыдство, делать бант из георгиевской ленточки. И заявляться к этим страшным американцам. Я искренне ему сказала, что, по-моему, он проститутка. Ну так да. Он обиделся. То есть он не на это обиделся. Он как раз обиделся совсем на другое, на то, что он сам работал когда-то в центре Карнеги, жена его была то ли бухгалтером USAID, то ли республиканского института IRI. И все это началось. Мне кто-то рассказывал, что газета «Взгляд» интернет-газета опубликовала какую-то заметку, написала, что они много мне пытались дозвониться. Ни одного звонка от них естественно не было. Ну чего это даже обсуждать. Я полагаю, что проституткам надо говорить, что они проститутки. А чтобы они просто хорошо представляли себе, а то понимаете, это же замечательно… Ничего личного, просто бизнес. Я здесь всем хожу и рассказываю, какие отвратительные страшные эти американцы, а потом прихожу целовать руку послу.

О. ЖУРАВЛЕВА – Евгения Альбац со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире