'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 сентября 2014, 19:08

О. ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Мой собеседник сегодня писатель Михаил Веллер. Здравствуйте.

М. ВЕЛЛЕР — Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы не интересуетесь приключениями бизнесменов и олигархов, я знаю. Но вы интересуетесь приключениями красивых женщин.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, ну кто же предпочтет олигарха красивой женщине? Только сексуальные меньшинства, озабоченные одновременно финансово.

О. ЖУРАВЛЕВА – Хорошо, вы финансово не озабочены, гражданство у вас одинарное. Поэтому прокомментируйте, пожалуйста, историю с уходом из ГД Алины Кабаевой. Это что, важное событие?

М. ВЕЛЛЕР — С огромной радостью, да, это важное событие. Благодаря этому важному событию, посидеть, подумать, брежневская эпоха научила раскодировать события. Какая история. Она стала председателем совета директоров национальной медиагруппы. Основной держатель акций мажоритарный владелец – банк «Россия». Грубо говоря, простой хозяин это брат Ковальчук Юрий Валентинович. Младший брат. Он вот был два года последние председателем совета директоров, ну у них входит 25% Первого канала, РЕН-ТВ, СПБ-5, Известия и так далее. Самая крупная вроде бы частная. Вопрос: а он чего, плохо справлялся что ли. То есть он был не председатель совета. Он был основной владелец брат Юрий Валентинович. А племянник его, сын брата старшего Михаила этот Ковальчук уже был председатель совета директоров. То есть семейный бизнес. Вопрос, это ребята насколько мы знаем, из кооператива «Озеро». Это ближний круг. Это надежные сторонники, партнеры и друзья. Они что стали хуже соображать…

О. ЖУРАВЛЕВА – А вот говорите, не интересуетесь олигархами.

М. ВЕЛЛЕР — Одна секундочка. Так вот значит, когда Кабаеву назначают председателем совета крупнейшей медиакомпании, это означает, что доверием Ковальчуки стали в этой роли пользоваться не на сто процентов. Потому что Кабаева, но это чтобы было под контролем. Любой человек имеет право на любую личную жизнь, если он не нарушает черт знает чего и мы никого и ничего не будем обсуждать вне всякого сомнения. Но это означает постановку национальной медиагруппы под более плотный личный контроль лидера. Вот что это означает. Это означает некую утрату доверия между главами элит, между главами господствующих группировок. Вот такой простой симптом.

О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда история с ныне находящимся в топах новостей Евтушенкова, его все-таки не просто выпустили из-под домашнего ареста, ему изменили меру пресечения. Одна из поправок по этой новости. Значит, он тоже вышел из доверия. Правильно?

М. ВЕЛЛЕР — Если бы вдруг Светлану Хоркину назначили председателем совета директоров Башкирнефти, это было бы интересно. Но я никак не могу прокомментировать Евтушенкова сверх того, что уже говорила масса людей. И то, что олигархи харчат друг друга, и что уже недостаточно быть лояльным, а просто кого могут, того съедят. И то, что каждый пользуется той крышей, которую может себе устроить. Это все совершенно самоочевидно. Подождем, кого схарчат следующим, потому что настала такая эпоха.

О. ЖУРАВЛЕВА – А вы считаете, что пожирания этих в верхних слоях атмосферы, в конце концов, сместятся и к нижним слоям.

М. ВЕЛЛЕР — На нижних слоях они процветают давно, да так, что скоро мы будем овеществлять старую поговорку, что англичане питались ростбифами, китайцы – рисом, а кафры питались всем, что могли разжевать. Это будет скоро про нас. Здесь что очень интересно, интереснее всего плотная системная причинная взаимосвязь, выстраивание тоталитарной вертикали власти с зажимами внизу. И обеднением нижних слоев населения и одновременно с увеличением агрессивности внешней политики. Ибо это все укладывается в прямую линию, еще при Лужкове стали сносить овощные фруктовые ларьки в спальных районах и не только, которые никому не мешали. При Собянине это прекрасно, у меня на Проспекте Мира подземные переходы там было чистенько, светло, и там были чистые стекла, за которыми была разная дребедень и зонтики, пончики и так далее. Сейчас там потеки мочи, я сегодня ходил и в каждом переходе сидит по нищему. И перед одним шляпа фетровая, перед другим пакетик. Вот что делается. С ВДНХ выкинули всех, будем павильоны восстанавливать. Выставка достижений народного хозяйства. Что мы туда, нефть нальем в гигантскую бочку. Какие у нас достижения. И вот это переходит снизу уже наверх, потому что когда кит поедает планктон, то касатка начинает поедать кита. Таковы суровые морские законы.

О. ЖУРАВЛЕВА – Скажите, пожалуйста, а эти странные сведения о том, что вроде как нужно Интернет ограничивать, потому что партнеры, как говорит Песков у нас очень ненадежные западные. Очень неадекватные. А с другой стороны об ограничении Интернета речи быть не может. И то и другое, вы что в этом…

М. ВЕЛЛЕР — Лично для Пескова цитату из Зощенко: а деверь говорит, я таким партнерам просто морды арбузом разбивал. Это про наших западных партнеров. Скоро опять объявят дополнительный набор на радио Би-би-си, радио Голос Америки, радио Свобода и радио Немецкая волна. И опять будем запасаться коротковолновыми транзисторами. Потому что да, мы, к сожалению, если брать последние годы и последние месяцы, по экспоненте движемся к закукливанию, вариант Северной Кореи. С чем мы все друг друга можем и поздравить. Интернет лишний. Но вы знаете, что я вам скажу, ужасное под перерыв. Когда они покончат с Интернетом, следующим номером стоим мы с вами и, прежде всего, вы. Потому что радио «Эхо Москвы» будет уже каким-то странным рудиментом, павлиньим пером в спине бронтозавра.

О. ЖУРАВЛЕВА – И это Михаил Веллер, писатель и мастер художественного слова. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О. ЖУРАВЛЕВА – Мы продолжаем программу «Особое мнение». Слушатели часто очень находят в ваших книгах описание того, что происходит сейчас. В частности писали о том, что написали инструкцию Путину еще в 2005 году, по которой он сейчас осуществляет внешнюю политику.

М. ВЕЛЛЕР — Я читал этот вопрос и испытал амбивалентное чувства. Лучше бы я ничего не писал, а Путин ничего не исполнял. Книжка действительно называлась «Великий последний шанс», это пакетное издание, там цитируется целиком, часть 8-я, где, заметьте, писалось в 2005 году, когда мы жили в другой стране, имели перспективу абсолютно другую и выглядело все совершенно иначе. И вот я писал в 2005 году: «Всего лишь 60 лет назад мы отобрали у немцев Восточную Пруссию, а у японцев – Курилы. Всего 150 лет назад отобрали у Китая Приморье. Сегодня мы — по идиотизму! — потеряли Украину, Крым, Закавказье, Среднюю Азию, Бессарабию, Прибалтику, — но за клочки держимся с упрямством олигофренов. Отказываясь смотреть вдаль. Короче. Россия делает все, чтобы объединиться с Белоруссией. Россия делает все, чтобы оторвать от Украины Левобережье Днепра и Крым. Россия включает в себя, наконец, Абхазию, Осетию и все, что вообще под боком и само просится. Глубоко при этом плюя на реакцию Запада. Пусть утирается — пока мы еще в силах плюнуть. Россия делает все, чтобы Северный Казахстан, а лучше весь, был включен, всосан, втянут в РФ. Это наша земля. Это нам — по силам, по зубам, в пользу. Курилы де-факто уже не наши. Де-юре – фуфло». Ну и так далее. И так далее. «Приморье. Дорогие — вы слышите, что китайцы идут? Пока не поздно — сдавайте Приморье в долгосрочные концессии, пускайте японцев закрепиться на материке против китайцев». Ну и так далее. Так вот…

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы мне сначала скажите, что вами двигало, когда вы это все писали?

М. ВЕЛЛЕР — Мною двигало в 2005 году абсолютно чистое и бескорыстное, ибо я никуда не подавал докладные, не рвался за какими-то должностями или деньгами, не делал никаких движений, абсолютно чистое и честное патриотическое чувство. В 2005 году мы жили или мы думали, что мы жили в стране, где в результате выборов выбирают новых президентов, а новый президент ставит новое правительство, не существует никакой цензуры на телевизор, на книги и так далее, ну хотя НТВ уже раскассировали. Но, в общем и целом можно говорить практически все, и Путина не на всех каналах конечно полоскали, но на ряде еще под запретом это не было. Поскольку чувство то самое естественное государственной национальной гордости было ущемлено с 1991 года крепко и страна действительно имела просто меньше денег, нефть еще до 100 баксов не дошла за баррель.

О. ЖУРАВЛЕВА – В 2005 году все было мило. Кризис случился попозже.

М. ВЕЛЛЕР — Было хуже, но с каждым днем делалось лучше. В 2005 году мы жили с перспективой…

О. ЖУРАВЛЕВА – Откуда же у вас такие тенденции были тогда?

М. ВЕЛЛЕР — Я считаю, что это абсолютно нормальные тенденции для страны, в которой как кажется, человеку все пока идет ничего и кроме моего личного, нужно наше общественное. Сегодня я бы этого никогда не написал, потому что сегодня мы живем в другой стране. Сегодня у нас другие перспективы. И они гораздо менее радужные, мало кому нравятся и сегодня никому неохота идти под российское крыло, потому что если они Евтушенкова-то харчат, то с этими простыми, да они даже не заметят. Я не уверен, что беженцы с Донбасса просились в Магадан. Магадан знаете довольно унылое место. Для тех, кто пожил на украинском юге и не только для них. Я не уверен, что они просились на Камчатку, хотя там есть свои совершенно красоты. Так что, вот вам и мир, где все думают, не дай бог под нас не попасть. Вот какая история. Вот сколько воды утекло с тех пор, когда в 2005 году на международной книжной выставке в Париже Россия был почетный гость и российские писатели встречались с Путиным. И кто там был у них, я уже забыл, Саркози, то это было честью пожать руку президенту страны. 2005 год. Да.

О. ЖУРАВЛЕВА – Для вас тоже.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете…

О. ЖУРАВЛЕВА – Любите президента.

М. ВЕЛЛЕР — Меня туда было не звато, скажу я совершенно честно. А когда встреча состоялась уже в 2011 году, через три недели после объявления, что Путин пойдет на третий срок, то потом спрашивали, а как тебя угораздило в это вляпаться. Вот что произошло за 6 лет, как сменилось все. Так что я тогда это писал и у меня такое ощущение, что я правильно понимал политику партии.

О. ЖУРАВЛЕВА – Хотя вы сами об этом тогда не догадывались.

М. ВЕЛЛЕР — Нет.

О. ЖУРАВЛЕВА – А как это произошло, в чьей голове это произошло. Это внутри Путина такие изменения случились.

М. ВЕЛЛЕР — Понимаете, история, которая вершит свой ход объективно, вершит его посредством тех сигналов, которые проскакивают между нейронами наших головных мозгов. Таким образом, да, это зарождается в головах, здесь же работает фактор психологический. Социопсихологический. Того, сего, третьего, пятого, десятого.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вам Владимир Владимирович ответил на ваши же чаяния.

М. ВЕЛЛЕР — Да.

О. ЖУРАВЛЕВА – Буквально. Вы ему написали письмо, он прочел, и сказал «да».

М. ВЕЛЛЕР — Это все по старому принципу: бойся своих молитв, они могут исполниться. Да, да, да.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот так вот с мастерами художественного слова. Скажите, вы заговорили об этом, Корнилов — так подписывается наш слушатель: что за мышиная возня идет в Луганске и Донецке, о какой самостоятельности идет речь, когда там ополченцы контролируют лишь отдельные районы этих областей.

М. ВЕЛЛЕР — Какой удачный вопрос. Итак, смотрите, когда 1 декабря 1991 года прошел на Украине референдум одновременно с выборами первого президента, то за то, чтобы жить именно в независимой Украине проголосовало в среднем 90% по Украине, из них по Донецкой области – 83,90% проголосовали за то, чтобы жить в единой свободной Украине. В Луганской области – 83,86% и даже Крымской АССР – 54,19% и даже почему-то Севастополя – 57,07%. Я допускаю, что в Крыму и Севастополе могли немножко подтасовать. Если подтасовывают у нас, то почему бы ни передернуть слегка там. Но, так или иначе, получается, что половина тогда голосовала за то, чтобы быть в составе Украины. Но здесь есть еще один вариант. Три года спустя, когда были выборы депутатов в Раду на Украине, в Донецкой и Луганской областях одновременно по пунктам избирательным проводили опрос, в этом опросе было несколько пунктов и главный из них – русский язык должен быть вторым государственным, все делопроизводство в Донецкой и Луганской конкретно на русском языке и, кроме того, федерально-земельное устройство Украины. За это проголосовали, явка была 72-75% и за проголосовали в Донецкой и Луганской 80-90%. То есть юридической силы этот опрос никакой не имеет. Но настроения он все-таки показывает. Теперь что касается мышиной возни. Это совершенно замечательно. Смотрите, все в истории уже было, люди не меняются. Жила-была великая королева Англии Елизавета Тюдор. И был королевский корсар, вторым обошедший вокруг света, ставший сэром Френсис Дрейк. И когда испанцы говорили, да что же за вашу мать, в конце-то концов, у нас мирный договор, у нас все в порядке, а ваши пираты грабят, Елизавета слегка приподнимала сбритые бровки и говорила, помилуйте, это пираты. У меня нет на них управы. Что же я могу с ними поделать. Если вы их встретите, утопите, окажите услугу, я буду вам благодарна. При этом она вкладывала деньги в экспедицию Дрейка, выписывала каперские патенты Дрейку. А вроде бы как-то была ни при чем. То есть совершенно элементарная игра на двух ходулях. На двух ногах. Вот сейчас в Минске очередной раунд переговоров точно то же самое. Когда президент России говорит: да что же я могу сделать, я совершенно за мир, я выступаю за мирные инициативы, разумеется, только политическое решение, никакого военного, взаимное прекращение огня. А они там говорят, да в гробу мы видали эти бумажки, мы их не подписывали. А откуда они взялись, откуда. Откуда они выскочили, кто их родил. Может быть, как у Зевса из уха, кто их перетасовал. Есть Стрелков, нет Стрелкова, есть Бородай, нет Бородая. Кто такой Захарченко, кто его выбирал, кто его назначил? Но из двух одно – или он материализовался из ничего, или его внедрили марсиане или в Москве посоветовались и решили, что будет Захарченко. Таким образом, всем понятно, что за всем этим да, да, стоит Кремль, с его красными зубчатыми стенами, но де-юре это невозможно доказать. Это прекрасная политическая игра. А Запад не понимает, что его вот эта тупая честность, учиться надо. Вот Черчилль же говорил, что правда это слишком драгоценный продукт, чтобы отпускать его в плавание без эскорта лжи. Черчилль был великий политик, он правильно понимал. А эти думают, что сказал, то сделал. Вот и вся политика. И всем всё понятно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда эти постоянные пробросы и вбросы имени Баррозу и других по поводу того, что Путин в каком-то приватном разговоре пригрозил то Киев взять, то Бухарест. То еще не дай бог Таллин.

М. ВЕЛЛЕР — А вот это я боюсь недоработочка. Поскольку, начиная с фразы «мочить в сортире», Путин завоевал большие симпатии в широчайших массах, вот своей такой непосредственной нормальной простотой, такой мужской пацаньей конкретной. Живой человек. Вот без этого камуфляжа дипломатического. То в этом амплуа он уже утвердился. В результате иногда мне так кажется, это мое некомпетентное мнение, он говорит то, чего государственный муж говорить не должен ни при каких условиях.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы прям безоговорочно верите, что он что-то подобное говорит.

М. ВЕЛЛЕР — Дыма без огня не бывает. Я не могу себе представить, чтобы товарищ Сталин или кто-либо из его окружения, товарищ Молотов или кто-то там брякнул что-либо подобное. Они вообще закругленными блоками выдавали слова о мире и заботе — взять под охрану жизни крестьян Белоруссии и Украины, а на самом деле оккупировать половину Польши. Я думаю, что такие вещи говорить нельзя. Я думаю говорить надо, что сердце мое обливается кровью при виде народных страданий, и мы хотели бы гуманитарный конвой посылать по всему миру, чтобы всех кормить сахаром, солью, поить водой и сгущенку давать. А не то, что мы в два дня дойдем до куда-то танками. Да нет у нас танков никаких. Клевета это.

О. ЖУРАВЛЕВА – У нас зато есть вежливые люди. Это уже тоже бренд. Прекрасные, вежливые и симпатичные люди.

М. ВЕЛЛЕР — Да, в Шотландии бы один батальон вежливых людей…

О. ЖУРАВЛЕВА – Кстати, упреки по поводу того, что шотландский референдум был продавлен и так далее уже звучат, что на самом деле проклятая митрополия просто задурила голову шотландцам своей безудержной пропагандой. И поэтому они так проголосовали на референдуме. А вы как считаете?

М. ВЕЛЛЕР — Знаете, я считаю, что человек очень быстро привыкает к хорошему и думает, что это естественно и так будет всегда. Например, Франция Де Голля была включена в число победителей только потому, что Англия и США хотели иметь еще одного союзника. Сама по себе как военная сила Франция была никто, разгромленная в несколько недель. А потом Де Голль стал вести самостоятельную политику, показывая большую фигу Америке, благодаря которой Франция вообще существовала как независимая держава после Второй мировой войны. Так вот предположим, Шотландия отделилась, они думают, что они будут кушать больше калорийных продуктов на свою нефть с шельфа. Чем меньше государство, тем оно меньше способно аккумулировать средства на базу научную, базу техническую, базу производственную, базу культурную и какую угодно. Оно превращается в мелкий ничтожный придаток больших государств и существует только потому, что они договорились и разрешили ему жить. В Англии, что англичан, что шотландцев товарищи черные мусульмане просто скоро будут резать перочинными ножиками на улицах. А они все еще говорят о гуманитарных ценностях. По-моему, они до сих пор не поняли, что с ними случилось.

О. ЖУРАВЛЕВА – Судя по результату шотландского референдума, многие в принципе понимали, что опасности сильны.

М. ВЕЛЛЕР — Слава богу, что совсем с ума сошло еще не большинство.

О. ЖУРАВЛЕВА – Михаил Веллер со своим особым мнением. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА – И снова с вами программа «Особое мнение». И тут же на sms приходит дежурная шутка: да вам книги надо писать, уважаемый товарищ. Обычно всем писателям наш слушатель из Иркутска присылает это сообщение. Так что просто примите как комплимент.

М. ВЕЛЛЕР — Большое спасибо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Судя по тому, что вы говорили в первой части, некоторые книги вам не стоило писать.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, да, может быть. Я в одной так и писал, что я думаю, что мне не стоило писать эту книгу, а уж вам подавно не стоило ее читать. Вне всякого сомнения.

О. ЖУРАВЛЕВА – Некоторые так увлечены вашими конструкциями, что испуганно стали писать, что Аврора уже снялась с якоря и чего ждать дальше. У вас про Аврору есть доподлинные сведения, куда она отправилась.

М. ВЕЛЛЕР — Аврору хотят опять ремонтировать. Ремонтировать ее абсолютно незачем, потому что только году приблизительно в 1988-89 она вышла с сильного ремонта, где от нее отрезали много лишнего, но так или иначе то, что есть, могло еще 50 лет стоять на этом месте. Поскольку у нас больше нет Октябрьской революции, а есть великая русская революция, Февральская и Октябрьская в одном пакете, вы это скажите большевикам и октябристам, и пусть на том свете они вместе на брудершафт выпьют нектару. Так вот Аврора как символ революции вообще там больше стоять не должна. Ее должны увезти в ремонт, потом там что-нибудь должно случиться, потом забудется, что будет через три года, сегодня не предскажет никто, кроме Господа Бога. Я не сомневаюсь, что причина этого чисто политическая. Не верю в эти споры хозяйствующих субъектов. Духа никакого не должно быть от Октябрьской революции.

О. ЖУРАВЛЕВА – Подождите. А Ленин?

М. ВЕЛЛЕР — Вот Ленин это как-то что-то такое, что более-менее продляет вертикаль власти туда, ретро. В прошедшее время. Вроде как-то еще нехорошо.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть это в одном ряду с канонизацией династии Романовых.

М. ВЕЛЛЕР — Совершенно верно. Скоро они поставят групповой памятник императору и Ленину, которые будут в обнимку. Потому что и тот и другой, да нет, он должен быть покрупнее, а может быть они будут читать его книгу на брудершафт, потому что и тот и другой символизируют единство и крепость власти великой державы. Недаром же современные коммунисты крайне лояльно относятся и к православию, и к императорской фамилии.

О. ЖУРАВЛЕВА – Не без взаимности.

М. ВЕЛЛЕР — От чего у коммунистов 20-х глаза бы просто выпрыгнули из-подо лба, и стали бы бегать кругами отдельно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но вы так говорите, это же не те коммунисты, это коммунисты, а это коммунисты. Это совсем разные люди.

М. ВЕЛЛЕР — Совершенно верно. Это я бы сказал скорее симулякры коммунистов, хотя в их программе есть хоть какое-то рациональное зерно, ибо в нынешнем государстве нужно брать налево в том смысле, что уровень социализации и социальной справедливости должен быть более высокий. Но более всего коммунисты, конечно, боятся победить на выборах, к сожалению, это давно всем стало понятно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Прекрасно. Телеграмма от Сергея из Кронштадта, внимание: Аврору потащим в Кронштадт 21-го, а обратно она придет сама, старший приказал.

М. ВЕЛЛЕР — А вот это хорошо. А вот это мне нравится. То, что я говорил вам до передачи, я еще успел выпить два года назад, полтора вернее с последним командиром крейсера Аврора капитаном первого ранга действительной офицерской службы и так далее, когда Аврора была еще кораблем, находящемся в строю, в списке и так далее. Более этого никогда уже не будет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Есть еще вопрос, вам любят философские вопросы задавать. Владимир-52 пишет: как вы думаете, в какой социальной, экономической формации все мы проживаем в России, как она называется?

М. ВЕЛЛЕР — Да, когда я читал этот вопрос, я задумался. Это мне напоминает старый советский анекдот про то, что такое лояльность, но там есть табуированная лексика, мы его пересказывать не будем. В конце анекдота отмашка рукой и слова «с ним». Так вот строй этот конечно государственно-феодальным надо назвать. Разумеется. Потому что, разумеется, властвующие лица стоят над законом, каждый на своем уровне, решение властвующего лица на любом уровне практически является законом, что бы ни гласил закон писаный. Начальствующее лицо кормится со своего удела. То есть это то, что было в те времена еще ордынские и после ордынские. Это имеет очень слабое отношение и к капитализму и к социализму и к чему угодно. Такой очень интересный конгломерат на особом пути.

О. ЖУРАВЛЕВА – Дим Димыч задает тоже интересный вопрос: если человек желает поражения своей стране в войне (холодной или горячей), которую он считает несправедливой, может ли он называться патриотом?

М. ВЕЛЛЕР — Это очень тяжелый случай. Потому что это смотря, какая война, смотря какой человек…

О. ЖУРАВЛЕВА – Он считает ее несправедливой.

М. ВЕЛЛЕР — И так далее. Дело в том, что, на мой взгляд, если человек полагает, что кроме того что его страна ведет несправедливую войну, эта война идет и ей же во вред, и ее народу во вред, ее будущему и настоящему, ее перспективе, ее положению во вред, то наверное, патриот должен желать, чтобы такой войны вообще не было. А вовсе чтобы было наоборот. Но это…

О. ЖУРАВЛЕВА – Это значит желать поражения своей стране?

М. ВЕЛЛЕР — Поражение и прекращение войны это не одно и то же. Например, если предположить, что все российские как добровольцы, так и не добровольцы окажутся выведенными с территории, которую как де-юре украинскую никто сейчас не оспаривает, то я не знаю, можно ли было это считать поражением. Это можно считать моральным поражением того, кто все это устроил и так далее, но это будет благо для страны. Когда мы выводили войска из Афганистана, трудно это считать поражением. Там война могла идти вечно. Но стране, если бы вовремя только остановиться, это пошло во благо. Потому что люди погибали не за понюх табаку, при этом афганцев на два порядка больше, чем советских солдат. А толку с этого и смысла в этом не было никакого. Так что не раз и не два и Марк Твен желал поражения своей стране в захватнических полуколониальных войнах. И разнообразные английские деятели желали поражения Британии. В несправедливых захватнических войнах. А уж как германские глубоко отдельные патриоты желали поражения Третьего Рейха, чтобы не было этого ужаса весны 1945 года на территории Германии. Сейчас мы говорим, что вся «Красная капелла», и так далее они были отчаянные патриоты. А тогда для всей Германии они были презренные предатели. И вот смотря, с какой стороны посмотреть. Так что я думаю, что может, но надо все-таки различать немножко страну и государство. Эту войну ведет не страна, эту войну ведет государство.

О. ЖУРАВЛЕВА – Чувствовали ли вы, что будет война в Грузии в 2008 году, — интересуется Сергей. Теперь все вас как термометр хотят обстучать, исследовать.

М. ВЕЛЛЕР — Не только не чувствовал, но и по наивности своей, по беспредельной девственной глупости политической и не подозревал ничего подобного. Дело было в августе, у нас привыкли все дела делать в августе.

О. ЖУРАВЛЕВА – А про Абхазию вы писали. Про Южную Осетию.

М. ВЕЛЛЕР — Про Абхазию и Южную Осетию я писал, но насчет грузинской войны мы в это время с семьей тихо отдыхали вне пределов родины, никого не трогая, и вдруг новости по телевидению начинают передавать такое. Я никак ничего не могу понять, потому что концы не сходятся. Потому что вдруг колонна российская моторизованная в течение 5 часов проходит тоннель, входит на территорию, да не бывает так. Там же офицеры с походными чемоданами в кабинах должны сидеть для того, чтобы она за пять часов. А командир бригады на головной броне был ранен, а что он делал на головной броне. А где головная походная застава. И так далее. Так что понятно, что все было немного, нет, я этого не ожидал. Я этого не ожидал и я сейчас не до конца понимаю, зачем это было сделано, если по рецепту небольшая победоносная война Чечня-Путин, Грузия-Медведев, то все идет тогда по простому рецепту. Но вообще ну я не знаю.

О. ЖУРАВЛЕВА – Кстати, по поводу Чечни, вот сейчас только появилась информация о том, что из Чечни будут призывать в армию российскую. Чего не было много времени.

М. ВЕЛЛЕР — Чего не было много-много лет, я это абсолютно понимаю. Хотелось бы также узнать эти 500 человек, которых пока будут призывать, они будут служить в одном отдельном чеченском батальоне или они будут разбросаны по разным частям и начнутся драки между славянами и чеченцами. Или они будут служить, может быть во внутренних войсках. Или в каких-то спецчастях. Это же не сказано, одно дело спецбатальон, а другое дело разбросать их по 2-3 человека по линейным частям. Это большая-большая разница. Потому что понятно, что во внутренних войсках чеченский батальон это большая сила на случай разных беспорядков, которые ожидаются, начиная с послезавтра с Марша мира. Никто не знает, что из него выйдет. Пройдет все…

О. ЖУРАВЛЕВА – Он разрешен.

М. ВЕЛЛЕР – Конечно, разрешен. Только никто не знает, пройдет ли все мирно или антимайдановские отряды как патриоты будут бить «болотников», которые начнут выкрикивать какие-то нехорошие лозунги. Все может быть.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы на марш не пойдете.

М. ВЕЛЛЕР — Вы знаете, я не хожу ни на какие. Я даже не записался в ассоциацию разрешителей стрелкового оружия, как сказать правильно, хотя сказал, что совершенно разделяю их убеждения.

О. ЖУРАВЛЕВА – Напишите книгу про светлое будущее, — просит Виталий из Санкт-Петербурга. И кто-то еще пишет так лирически: так это вы войны придумываете, но зачем – непонятно. Веллер, который на самом деле войны не придумывает, но иногда предсказывает, Михаил Веллер, писатель был сегодня в «Особом мнении».

М. ВЕЛЛЕР — Сейчас мы начнем придумывать мир.

О. ЖУРАВЛЕВА – Спасибо большое. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире