'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЕВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И у нас сегодня в гостях главный редактор проекта «Сноб» Николай Усков. Добрый вечер.

Н. УСКОВ — Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА – Поговорим о людях. О соотечественниках. Большинство из них, аж 88% не собираются никуда эмигрировать, несмотря на ухудшающиеся отношения с Западом, все у них хорошо, они хотят жить здесь всегда. Это хорошо?

Н. УСКОВ — В этом нет ничего плохого. Мне кажется, где родился, там и пригодился. Видимо, людям хорошо. Вопрос в том, что кто вкладывает в понятие «хорошо». 88% видимо, вкладывают плохую медицину, отвратительные дороги, ворующих чиновников. Если это всех устраивает, ради бога.

И. ВОРОБЬЕВА – Стабильность.

Н. УСКОВ — Стабильность во многих странах существует. Есть фраза сакраментальная: кому вы там нужны. А кому мы здесь нужны по большому счету. Я за открытый мир, мир, в котором нет границ. Если у тебя интересная работа, тебя интересует какой-то другой климат, например, почему бы ни жить, ни работать. Я не вижу никакого драматизма в решении уехать или остаться. Это выбор в зависимости от ситуации. Если у тебя хорошо здесь, зачем тебе уезжать.

И. ВОРОБЬЕВА – А когда этот выбор по политическим причинам.

Н. УСКОВ — Это другой вопрос. Мне кажется, что в России очень немного людей, которые вынуждены к счастью пока покидать страну по политическим мотивам. Но не исключено, что их станет больше. Потому что курс правительства очевидно, достаточно агрессивный по отношению к людям, оппонентам, и мы хорошо знаем, как против оппонентов власть может изобрести уголовное дело и прочее. Конечно ситуация для людей, которые ценят свободу слова, она критическая. На сегодняшний день.

И. ВОРОБЬЕВА – По тому же опросу получается, что из тех, кто хочет уехать, это в основном люди, живущие в Москве и Санкт-Петербурге и это в основном возраст от 18 до 24 лет.

Н. УСКОВ — Это неудивительно. В столицах сконцентрированы самые инициативные молодые, амбициозные люди. Многие сюда в столицы приехали именно потому, что они хотели себя реализовать на каком-то другом уровне, чем могли себе позволить в небольшом городе или провинциальном центре. Это уже изначально другая может быть более образованная, во всяком случае, очень энергичная аудитория, заряженная атмосферой мегаполиса. И конечно эти люди рассчитывают на то, что смогут себя реализовать в любой ситуации. Может быть это иллюзия, но я ничего плохого в этом не вижу. Потому что современный мир очень открыт и в любом крупном офисе западной компании, восточной компании можно встретить людей самых удивительных национальностей. Я, например, был потрясен, недавно был в Шанхае, встречался с разными знакомыми и в компании кто-то привел своих друзей французов, которые 13 лет работают в Шанхае. И собираются свое дело открывать. Уже выучили китайский. Это другой мир, в нем все перемешано. Все живут и работают там, где им хорошо, приятно, интересно. Это не значит, что они покидают родину навсегда.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы сказали, отреагировав на цифру 88, что если считают, что все хорошо, значит все хорошо. А вы-то почему не уезжаете?

Н. УСКОВ — У меня интересная работа здесь. Я, наверное, мог бы если бы захотел чего-то поискать, но у меня нет такой потребности. Если мне интересно здесь и в принципе неплохо, я журналист, я питаюсь тем, что происходит. Здесь много чего происходит. Много чем можно заняться. И мне кажется, что для определенных людей определенных профессий, наверное, ситуация здесь достаточно любопытна. Для людей, которые легко могут реализовать себя в жизни в более приятной и комфортной среде, скажем для айтишников, для крупных инвестбанкиров, наверное, в какой-то ситуации они предпочли бы уехать. Но моя профессия связана с моим языком, моей культурой. И пока я не принял решение менять профессию, я буду все-таки работать здесь.

И. ВОРОБЬЕВА – Что не может не радовать. Кстати наш слушатель Игорь из Питера спрашивает: когда выходят опросы социологические, рейтинги правительства, Путина, в отношении «Крымнаш», вы верите этим цифрам или всегда делите или умножаете на сколько?

Н. УСКОВ — Я не совсем верю социологии, потому что часто я как историк, да и как журналист знаю, что от вопроса зависит ответ очень часто. Если правильно сформулировать вопрос, ты получишь то, чего хочешь услышать. Историков учат этому, какие вопросы задавать источнику и как сделать, чтобы источник тебя не обманул. Потому что источник говорит одно, а на самом деле подразумевает другое. И нужно хорошему историку часто понять, а что же подразумевается, что же за этим стоит. За тем, что описывает человек. Не то, что он хочет сказать, а то, что на самом деле. Это очень простая банальная ситуация для любого специалиста, который работает с историческими текстами. Поэтому я не очень доверяю социологии, вопросы можно сформулировать как угодно. Есть вопросы, которые вызывают тот ответ, который хочешь получить. И, наверное, они получают этот ответ. Я пока честно очень немного встречал сторонников нашего правительства в своей жизни, но может у меня такая жизнь.

И. ВОРОБЬЕВА – Окружение.

Н. УСКОВ – Таксисты, в общем, не входят в мое окружение. Но они, тем не менее, довольно критически настроены к власти. Но, впрочем, таксисты во всем мире критически настроены к власти.

И. ВОРОБЬЕВА – Плюс в такси есть радио и может быть даже «Эхо Москвы».

Н. УСКОВ — Да, может быть, они наслушались «Эхо Москвы».

И. ВОРОБЬЕВА – Этот опрос был проведен в конце июня, то есть последних новостей про еду, продукты и прочие санкции там не было. Я сейчас ориентируюсь на то, что пишут мои, условно говоря, друзья в фейсбуке. Потому что там появляются как посты о том, что слава богу, в конце концов, давайте что-нибудь сделаем. Наладим. Так и посты о том, вы очнитесь, в конце концов, все будет плохо. Вы как считаете?

Н. УСКОВ — Я считаю, что есть ситуация, которая уже есть, можно обвинить Путина в том, что он инициатор ситуации, но теперь из этой ситуации мы не можем выйти никак. Есть то, что сложилось. И, наверное, и правительство, если мы ответственные граждане, да и просто вдумчивые радиослушатели ждут от нас не сетований на то, как, зачем это нужно было делать, а что делать вообще. Как использовать ту ситуацию, в которой мы оказались. По глупости может быть. По наивности. Как использовать ее во благо страны. Я считаю, что решение о поддержке сельского хозяйства это очень неплохое решение. Введение протекционистских пошлин на те товары, которые в России производятся, не самое плохое решение. Пугали оговорки, что мы переключимся на другие страны, это меня смутило.

И. ВОРОБЬЕВА – Почему?

Н. УСКОВ — Потому что я бы предпочел, чтобы было больше отечественных продуктов, тем более что Россия исторически сельскохозяйственная страна. И очень многие продукты здесь прекраснейшим образом растут. И брат художника Верещагина изобрел русский сыр, и он прекрасен, ничем не хуже, чем литовский. Просто литовский лучше, потому что Литва сельскохозяйственная страна. Там коллективизация никогда не окончилась успехом по-настоящему, и не удалось превратить литовцев или латышей в «homo sovieticus». Они остались с этой крепкой кулацкой жилкой. В России немножко другая ситуация. Но мне кажется, если смотреть на то положение, в котором сегодня страна, это не самое глупое решение. Мне кажется оно гораздо разумнее, чем бороться с Визой и Мастеркард, например.

И. ВОРОБЬЕВА – Правильно я вас услышала, решение не только о поддержке нашего производителя, но и о том, чтобы запретить сюда…

Н. УСКОВ — Убрать конкурентов, которые дают высококачественный товар по дешевым ценам, дам, мне кажется это неплохо. То, что мы будем расплачиваться за это решение, мы сейчас за очень многие решения нашего правительства будем расплачиваться. Но от того, что сейчас происходит с сельским хозяйством, здесь возможна некая польза. То есть сельское хозяйство получит несколько монопольное положение сегодня в стране. И может быть это поможет ему стать более уверенно на ноги. Оно в принципе неплохо себя чувствует уже. Но я надеюсь очень, эта мера, да, ударит по нашему карману, нет никаких сомнений, любая монополия ударяет по карману, в краткосрочной перспективе это может содействовать повышению конкурентоспособности всего сельского хозяйства, всей перерабатывающей промышленности. И когда санкции будут отменены, я думаю, они будут отменены, соответственно наше сельское хозяйство просто будет занимать совершенно другое положение на внутреннем рынке.

И. ВОРОБЬЕВА – Отмененные в смысле раньше срока.

Н. УСКОВ — Я полагаю, рано или поздно, понимаете, Путин играет вдолгую, он может оставаться президентом страны до 2024 года, по меньшей мере. Если захочет. А если захочет, и дольше. Но что касается его партнеров сегодняшних на Западе, они все через год-два сменятся и будет новая ситуация. Путин может подождать, у него есть время. Это у них нет времени. А у него есть время. Предостаточно. И некий запас прочности накоплен российской экономикой, поэтому он будет ждать, ждать и смотреть, как ситуация изменится там.

И. ВОРОБЬЕВА – А как вы считаете, президент страны, когда принимал это решение, он или его окружение, вообще сколько людей в стране в состоянии адекватно оценить, в каком на самом деле положении находится сельскохозяйственный сектор. Сколько у нас молочных заводов, откуда брать мясо, то есть это на самом деле осознанное решение. Он подумал, как вы считаете.

Н. УСКОВ — Я полагаю, оно готовилось. И я разговаривал, потому что я весной предсказывал, что это будет, это неизбежно мы будем вводить протекционистский режим, просто я не знал, в чем конкретно он будет выражаться. И у меня был разговор с Дымовым например, который довольно крупный производитель мясных продуктов, он мне сказал, что в принципе Россия только по одной позиции мясной зависит от мира. С его точки зрения. В газетах я сейчас читаю немножко другое. Но он считает, что только по говядине Россия зависит. Все остальные производства более-менее, он эксперт, он, в конце концов, производитель. Он внутри этой отрасли. И он мне тогда сказал, что в принципе у нас будет хуже с говядиной. А все остальное он говорит, мы прекраснейшим образом производим. Другое дело здесь уже производим по какой цене. Ножки Буша это очень дешево и это соответственно самые малообеспеченные люди. Они их лишатся и получат дорогую российскую курятину. Она есть и сейчас, но она просто значительно дороже, чем ножки Буша. Соответственно речь идет о кошельке сограждан. Но вперед надо быть умнее, конечно, и понимать, что ты поддерживаешь или наоборот, надо активно выражать свое несогласие. Посмотрим, если для людей важен тот геополитический скачок, который Россия якобы совершила, то они будут, наверное, еще плотнее сплачивать свои ряды вокруг родного центрального комитета.

И. ВОРОБЬЕВА – И затягивать пояса.

Н. УСКОВ — И отказываться от колбасы.

И. ВОРОБЬЕВА – Тогда про себя скажите. Вы российские товары кушаете?

Н. УСКОВ — Я не задумываюсь, мне кажется, я знаю, какие-то товары производятся в России, например, «Чистая линия» это российские продукты. Понятия не имею. Кто знает, мир глобален сейчас. Что-то производится здесь, «Русское море» я с удивлением узнал, что эта компания почему-то имеет отношение к Тимченко. Замечательно, я покупал. Наверное, если у него будут какие-то преференции, я тоже буду покупать «Русское море». То есть никто не знает сейчас картошка из Израиля или из России. Иногда фрукты пишут откуда.

И. ВОРОБЬЕВА – Молочка, морепродукты. Обычно понятно.

Н. УСКОВ — Я никогда не задумывался об этом.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть для вас это будет сюрпризом.

Н. УСКОВ — Сыр я смотрю на процент жирности. Сметана тоже. Где она сделана, что это я понятия не имею.

И. ВОРОБЬЕВА – Наш слушатель Илья, я кстати тоже хотела спросить, может быть вы в курсе, сегодня в ГУМе продают футболки с изображением Владимира Путина. И там, несмотря на все санкции, на все остальное пишут, что просто какой-то ажиотаж. Футболки стоят больше тысячи рублей. Но просто все скупают. Это же подтверждение цифр социологов, что у него бешеный рейтинг, что все хорошо.

Н. УСКОВ — Политики в современном мире, особенно в тоталитарных, пока еще не тоталитарных, а автократических режимах, безусловно, главные герои шоу-бизнеса. И он просто как Алла Пугачева, помните, были пакеты с Аллой Пугачевой и Боярским. Сейчас Путин в этой роли выступает. Потому что он главное медийное лицо страны. Он популярнее всех артистов эстрады. Потому что на него работает все телевидение страны и создает этот имидж, этот образ. В этом нет ничего удивительного для меня, он просто очень узнаваем, он крут. Он симпатичен и люди соответственно как-то хотят себя ассоциировать с ним. Может быть по приколу, может быть и в силу идеологических ощущений. Но вы же когда, вы конечно не помните этого времени, но когда я видел тетку какую-нибудь с пакетом Пугачевой, наверное, она не пыталась себя ассоциировать с Пугачевой, ей просто казалось, что это круто. Вот такой у меня пакет замечательный. Не какой-то там в клеточку, в полосочку, а с любимой певицей. Не надо этому придавать какого-то значения. Мне кажется, что есть масскультура, есть ее герои, есть ее фетиши и Путин, на которого работает мощнейшая пропагандистская машина, естественно фетиш этой культуры.

И. ВОРОБЬЕВА – Вас не пугает это?

Н. УСКОВ — Это свойственно всем автократическим режимам. Создание культа личности правителя. Создание иллюзии, что он незаменим, мы все это проходили. Что он отец народов, что он мудрейший.

И. ВОРОБЬЕВА – Значит, мы все-таки идем по всем спиралям, которые только могут быть.

Н. УСКОВ — Но ничего же нового нет под Солнцем.

И. ВОРОБЬЕВА – В целом да. Вы сказали по поводу того, что может быть и по приколу покупают футболки, мне кажется, что самый узнаваемый политик, за которого в России чаще всего голосуют по приколу это Владимир Жириновский.

Н. УСКОВ — Согласитесь, майка с Жириновским совсем не то. Все-таки звезда шоу-бизнеса должен быть еще и красив.

И. ВОРОБЬЕВА – Раньше Жириновский был, мне кажется звездой шоу-бизнеса.

Н. УСКОВ — Когда он ходил в своих роскошных персикового цвета пиджаках.

И. ВОРОБЬЕВА – А футболки с надписью ЛДПР раздавались бесплатно так много, что в этом мне кажется ходило пол-России. Но, тем не менее, сегодня он отличился не футболками и не приколами, а сообщением о третьей мировой войне как минимум. Сказав, что это решение может принять только Владимир Путин, якобы оно уже принято и какие-то страшные ужасы говорит про ковровые бомбардировки и прочее. Что это? Это он не подумал или он в очередной раз пиарится или на самом деле нам нужно просто задуматься о том, что Жириновский может быть имеет какую-то информацию, которой у нас нет.

Н. УСКОВ — Не знаю, я не знаю никакой войны, о которой бы заявляли заранее разные политики. Война все-таки дело серьезное. Современная война если говорить о вторжении на Украину, о локальном конфликте это все равно тщательно засекреченные операции. Мы узнаем об этом только тогда, когда эта операция достигнет определенных результатов. То есть эти результаты будут установлены на первый день, на второй, на третий. На первый день мы узнаем, что наши там-то. Что касается термоядерной войны, я не верю в ее возможность. Мне кажется, что то оружие, которым обладают современные развитые страны, оно обладает такой силой, что в последний момент все в конечном итоге предпочтут как-то договориться.

И. ВОРОБЬЕВА – Но согласитесь, что этот конфликт на Украине все, что было вокруг него с этим связано, слова «третья мировая война» звучат гораздо чаще, чем при наблюдении за другими локальными конфликтами.

Н. УСКОВ — Потому что в него вовлечена ядерная держава. Это нормально. Причем конфликт в отличие от других конфликтов, в которые США были вовлечены, США не имели никаких территориальных претензий. Россия имеет территориальные претензии к Украине. У нее есть определенное видение украинского будущего. То есть это, в общем, некая политика, направленная на подрыв суверенитета Украины. Соответственно это немножко другая ситуация. Это не миротворческая операция, не борьба с терроризмом. Это совершенно нового уровня конфликт, в который вовлечена ядерная держава. Конечно, у людей возникает страх закономерный, чем это закончится. Но по большому счету, если посмотреть на ситуацию здраво, без эмоций, я ничего в ней фатального не вижу. Это не убийство эрцгерцога Фердинанда. Мы должны понимать, что противоречия, которые возникли между группами стран в Европе, были очень серьезными и фундаментальными. Они формировались в течение нескольких десятилетий. Существовали мощные альянсы, у которых чесались руки свести счеты друг с другом и сейчас ситуация совершенно другая. Сейчас есть страна Россия, которая заявила, что ее не устраивает существующий мировой порядок. Она считает его несправедливым. Она считает, что к ней применяются двойные стандарты. Что ее выживают из зоны национальных интересов. Что ей угрожают на границах иностранные альянсы. Но у России нет союзников в этой войне. Она абсолютно в одиночестве. И я полагаю, что это совершенно какая-то в корне другая ситуация. И в какой-то момент российское правительство взглянет на эту ситуацию более спокойным взглядом и я думаю, что европейские и американские стратеги, конечно, никому не хочется ввязываться в серьезный конфликт, даже если ядерный потенциал России это фикция. Но я не думаю, что до конца фикция. И потом как объяснить своим избирателям, что погубили несколько сот тысяч человек ради какого-то принципа.

И. ВОРОБЬЕВА – Я подозреваю, что нашим избирателям можно объяснить…

Н. УСКОВ — Как объяснят западным избирателям политики, что они атаковали Россию ядерным оружием. Ну как это объяснить. Да никак. Эти правительства не протянут и дня. Даже если выживут благодаря средствам ПВО. Просто это настолько не вписывается в современную концепцию развитых цивилизованных стран и их политики. Я возможность термоядерной войны практически исключаю. Я считаю, она может быть, конечно, следствием некого человеческого фактора, например, частного безумия одного из лидеров. Но мне кажется, что все-таки никаких признаков безумия у господина Путина я не наблюдаю лично. Я вижу, что господин Путин возможно совершил ошибку, как мне кажется, но человек он, обладающий определенным тактическим умом довольно сильным, он из этой ошибки мне кажется, сумеет выбраться.

И. ВОРОБЬЕВА – Ошибка что вы имеете в виду конкретно?

Н. УСКОВ — Я считаю аннексию Крыма крупной стратегической ошибкой России, хотя тактически, наверное, это был правильный ход. Нужно было обеспечить российские интересы, то есть присутствие российской военно-морской базы.

И. ВОРОБЬЕВА – Договориться, в общем.

Н. УСКОВ — Просто да, видимо, решение принималось в такой спешке, что не сумели найти варианта, который позволил бы сделать это элегантно. Но за это мы сейчас и расплачиваемся.

И. ВОРОБЬЕВА – Николай, а как вы относитесь к людям, которые публично заявляют о том, что им стыдно за страну?

Н. УСКОВ — Я ничего плохого в этом не вижу, я считаю, что чувство стыда за какие-то поступки нормальное христианское чувство. Мы должны его испытывать. Мне периодически бывает стыдно, но я уже наученный горьким опытом всей российской истории понимаю, что страна неоднородна. В ней есть и светлые и темные силы, есть люди просто не думающие. Или мало думающие или не так думающие. Потому что им забили голову всякой ерундой и есть правители. Я предпочитаю смотреть на страну через призму, прежде всего, культуры. То есть если в России свеча еще не погасла, то мне не очень стыдно за нее. Мне стыдно может быть за какие-то поступки правительства. За какие-то выходки радикалов. Но мне не стыдно за Россию совершенно. Я считаю, что к России все это имеет такое же отношение как зверства большевиков, ну да, это ужасно, это часть нашей истории. Но ассоциировать с этим Россию целиком, наверное, так же глупо как ассоциировать только с Чайковским. Но, тем не менее.

И. ВОРОБЬЕВА – А вот с момента острой фазы конфликта на Украине, Крым, как изменилась тональность у вас на Снобе людей, которые вам пишут. Потому что здесь я вижу, что тональность резко изменилась. Очень много стало людей писать очень, скажем так, резкие фразы.

Н. УСКОВ — На «Эхо Москвы» всегда по-моему так было.

И. ВОРОБЬЕВА – Да, но просто все равно их стало больше. Как у вас? Изменилась ситуация?

Н. УСКОВ — Изменилась, да, в какой-то момент даже у нас клуб закрытый, комментировать могут только члены клуба. Платные члены клуба. Но в какой-то момент мне пришлось к ним обратиться с просьбой не подставлять редакцию. Потому что некоторые их комментарии были столь истеричны и столь оскорбительны для власти, что мне в какой-то момент пришлось их попросить этого не делать больше. Потому что, как известно, по закону о СМИ мы несем ответственность за все, что пишут на нашей платформе. Хотя это и не редакционные тексты. Члены клуба к этому отнеслись к счастью с пониманием, и действительно тональность стала чуть более спокойной. То есть я установил определенные правила что я, к сожалению, буду вынужден кое-что удалять, если какие-то вещи меня не устроят, и попросил их писать на тех площадках, которые открыты и свободны пока. Есть фейсбук, в конце концов. То зачем подставлять клуб, в котором тебе уютно и хорошо. Можно, во-первых, более спокойно выразить свою мысль, можно выразить ее в другом месте если что. Что касается резкости, это прямое следствие той агрессивной разнузданной пропаганды, которая конечно, идет по всем государственным или контролируемым государством СМИ. И общество погружается в истерию. Это состояние очень неприятное, но даже люди, которые придерживаются совершенно других взглядов, тоже погружаются в истерию. Эта истерия меня, конечно, очень напрягает в последнее время. Я довольно спокойный и флегматичный человек, но меня так накрутили, что я в какой-то момент вообще перестал что бы то ни было смотреть и читать. Я ограничился только бесконечной виртуальной редколлегией, которая у нас идет, где все четко, ясно, без эмоций и мы решаем, что мы ставим, куда, у кого берем комментарии и прочее. Потому что я понял, что профессионально я перестаю быть дееспособен. Потому что я сам становлюсь этим наэлектризованным придурком, который может только орать. Это для журналиста и тем более для редактора или главного редактора на самом деле очень непрофессионально.

И. ВОРОБЬЕВА – А что касается ваших колумнистов, людей, которые пишут статьи и которых все читают. Там хоть какие-то темы кроме Украины за последний, может быть, месяц есть?

Н. УСКОВ — Есть.

И. ВОРОБЬЕВА – Читабельны или не очень?

Н. УСКОВ — Ну конечно, Украина, конечно, все это, ведь опять-таки информационную повестку создают телеканалы. И конечно это главная тема для России. Поэтому конечно это основной сюжет, в котором черпают вдохновение наши колумнисты. Но есть масса текстов. Про секс до сих пор пишут, правда, наш популярнейший колумнист про секс Арина Холина вдруг тоже написала про Украину, что конечно поразило.

И. ВОРОБЬЕВА – Всех затронуло. А вы не читали, сегодня «Новая газета» опубликовала расшифровку предположительно заседания исполкома РФС? Скажем так, они не уверены на сто процентов, что это достоверная пленка. Поэтому там подписано так: голос один –Николай Толстых, голос два и так далее. Речь идет об интеграции Крыма и Севастополя в отечественную федерацию футбола. Очень они опасаются. Вы бы им какой совет дали. Принять, а то там разные санкции по линии УЕФА и ФИФА могут пойти. А не принять вроде нельзя. Наша территория.

Н. УСКОВ — Мне кажется, эти вопросы будут постоянно всплывать. Мы понимаем, что если конфликт будет нарастать, уже не связанный с Крымом, связанный с востоком Украины, то обрушится вся система интеграции России в мировое сообщество. Просто это логически неизбежные шаги. Другое дело, что никто особенно в этом не заинтересован. Потому что Россия часть мирового сообщества. И довольно важная часть, ядерная держава, да и люди неплохие. Да и денег много у них. В общем, глупо, да и для нашей страны довольно глупо себя отрезать от мира, потому что мы очень быстро станем пищевой базой Китая. В прямом смысле слова. То есть здесь нужно понимать, с кем нам выгоднее в стратегическом смысле. Конечно, с Европой и с США нам выгоднее, имея такого огромного и важного соседа, как Китай. С которым у нас очень странные отношения и которому очень я думаю, нравятся некоторые наши территории. Мне кажется, что в нынешней ситуации Россия действительно стоит… Я бы эти вопросы сейчас отложил, просто перестал их рассматривать.

И. ВОРОБЬЕВА – Пока не пройдет острота.

Н. УСКОВ — Да. Зачем сейчас раздувать этот конфликт. Чтобы сорвать чемпионат мира, я бы, часто как бывает, когда люди ругаются в семье, они ругаются, орут друг на друга, но в какой-то момент понимают, что лучше разойтись по комнатам, потому что кончится непоправимыми вещами. Мне кажется сейчас такая ситуация, что лучше разойтись по комнатам. И не ставить те вопросы, которые 25-е. Но представьте себе, если футбольная тема выйдет на первое место, это же эмоции, шоу-бизнес и соответственно мы лишимся чемпионата мира. Или наших футболистов перестанут звать на какие-то матчи. Мне кажется это сейчас 25-й вопрос, главное сейчас с моей точки зрения остановить кровопролитие на востоке Украины.

И. ВОРОБЬЕВА – Да, потому что как водится, страдают от этого дети, мирные граждане, люди, которые работают на этой войне, журналисты.

Н. УСКОВ — Вы посмотрите те же беженцы, которые бегут оттуда. Это понятно мирные люди, а кто воюет у меня вопрос. Кто там воюет.

И. ВОРОБЬЕВА – Кто-то там воюет.

Н. УСКОВ — Да, то есть я прекрасно знаю, у меня родственники, они уехали сейчас с Украины, невозможно там жить, хотя они поддерживали этот ДНР. Но они не могут там жить больше. Это отвратительно. И так не может продолжаться, весь Крым набит беженцами. Из востока. Восточной Украины. Я считаю, что войну надо прекращать. И нужно России я понимаю, что Россия заинтересована в некой сильной позиции на переговорах, но есть, в конце концов, и божий суд. Нужно все-таки понимать, что сейчас разрушаются конкретные жизни многих людей. И нужно остановить это разрушение бессмысленное, беспощадное и договориться и тот политик, который сумеет договориться, получит большие преференции, я уверен. И если у Путина хватит сил, мужества с кем-то из европейских лидеров выйти на разговор, как тогда было с Грузией. Когда Саркози оказался очень удачным посредником. Вот если сейчас сложится такая конфигурация, кто-то напрямую будет готов с Путиным обсуждать геополитические интересы России в Украине и принимать решения и заставлять всех остальных поддерживать эти решения, я думаю, оба этих политика продемонстрируют свою силу, а не слабость.

И. ВОРОБЬЕВА – Вам не кажется странным, что люди гибнут на территории другой страны, а решить этот вопрос может только президент России.

Н. УСКОВ — Ну то, что Россия поддерживает сепаратистов, потому что Россия снабжает их оружием, потому что они граждане России во многом. Там есть, конечно, и украинцы, но первые лица все граждане России. И эта ситуация для нас довольно опасная. Мы втягиваемся в конфликт, мы становимся заложниками мелких честолюбий, этих бывших…, каких-то реконструкторов исторических сражений и людей, по-моему, мало здоровых, честно говоря. И вот эти люди сейчас со своими амбициями, они были никем и вдруг они стали важными персонажами, вот огромная страна становится заложником этих мелких амбиций. Это очень неправильно и вообще несвойственно великим державам. Великие державы все-таки принимают сторону, не руководствуясь эмоциями. Сейчас такая ситуация, когда как мне кажется, быстрое решение этой украинской задачи принесет очень важные козыри тем политикам, которые в этом будут участвовать.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть те, кто сможет остановить кровопролитие.

Н. УСКОВ — Да, и многое будет прощено Путину, в том числе я уверен, что ситуация с Боингом померкнет мгновенно и аннексия Крыма будет восприниматься чуть по-другому, может быть ее не признают, но тем не менее, пафос уйдет.

И. ВОРОБЬЕВА – Будем надеяться, что это действительно скоро закончится. Спасибо большое. Главный редактор проекта «Сноб» Николай Усков был в программе «Особое мнение».

Н. УСКОВ — Спасибо.

И. ВОРОБЬЕВА – Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире