'Вопросы к интервью
М. КОРОЛЕВА — Здравствуйте. Это действительно «Особое мнение». Журналист Ксения Соколова. Здравствуйте.

К. СОКОЛОВА — Добрый вечер.

М. КОРОЛЕВА – Вас спрашивают: а что вам интереснее, брать или давать интервью?

К. СОКОЛОВА — Больше у меня получается конечно брать интервью, потому что это моя работа. Вообще считается у журналистов, что когда у журналиста берут интервью, это непрофессионально с обеих сторон.

М. КОРОЛЕВА – Поэтому мы просто будем знать, что мы сегодня имеем право вести себя менее профессионально. А какие есть, такие и есть.

К. СОКОЛОВА — Мы просто разговариваем.

М. КОРОЛЕВА – Марианна Максимовская, программа «Неделя» закрыта или закрывается. Или не будет выходить. Выбирайте какую хотите формулировку. Пока нет подробностей. Но программы больше не будет. Что думаете про это?

К. СОКОЛОВА — Мне просто очень жаль, потому что Марианна один из самых профессиональных людей в журналистике, которых я знаю. Это человек необыкновенно работоспособный, эффективный. Я не понимаю, в чем причина пока. Я переговорила с ней в течение двух минут. Да, она еще моя близкая подруга к тому же. Она сказала, что да, действительно это так. Подробности соответственно позже.

М. КОРОЛЕВА – И она вам не ответила на вопрос, что случилось.

К. СОКОЛОВА — Не ответила, она сказала, что ей нужно подумать о том, как трудоустроить ее людей. На сегодняшний момент это вся информация, которой я располагаю. Еще раз могу повторить, что мне безумно жаль, что так получилось.

М. КОРОЛЕВА – Мы всегда в таких случаях в последние годы говорим о той цепи, которая все разворачивается и все не кончается и не кончается. Хотя звеньев остается совсем мало. Я понимаю, что нет подробностей, но вы склонны это относить к этой цепи?

К. СОКОЛОВА — Я не знаю. Я придерживаюсь, что называется в профессии журналистики факта. Вот когда у меня есть факты, я готова их обсуждать. Когда у меня нет фактов, я могу только строить догадки какие-то. Догадки я строить не люблю.

М. КОРОЛЕВА – Хорошо, будем ждать комментариев от самой Марианны Максимовской. Я просто напомню, что кроме того есть какие-то свидетельства от ее сотрудника Романа Супера, который написал у себя на страничке в фейсбуке, что программа закрывается. Ну и сотрудники программы действительно ищут работу. Сама Марианна Максимовская зам. главного редактора РЕН-ТВ, поэтому вроде пока им и остается. Алексей Навальный. Его вот сегодня едва не поместили в СИЗО. И это уже в третий раз происходит. Он остался под домашним арестом. Идет дело Ив Роше. И сегодня в блогах стали спорить по этому поводу. Это хорошо или плохо. С одной стороны вроде как хорошо, человека не посадили, с другой стороны тут же люди себя одергивают и говорят, да что же мы совсем дошли до такого состояния, что говорим, вот сидит человек под домашним арестом и вроде бы ни за что, и это хорошо. У вас какой взгляд на эту проблему? Это хорошо, плохо, никак.

К. СОКОЛОВА — Я не разбиралась в перипетиях судебного дела Алексея Навального. Однако те подробности, которые мне приходилось слышать про состояние судебной системы в нашей стране современное, говорят о том, что действительно, скорее всего, обвинение против него достаточно сомнительное. Конечно, если человек не в тюрьме это хорошо. Объективно.

М. КОРОЛЕВА – С этим не поспоришь.

К. СОКОЛОВА — Да. А дальше просто соответственно надо разбираться с его делом. Если мы считаем, что его несправедливо осудил суд, надо разбираться с несправедливым судом.

М. КОРОЛЕВА – Но то, что человек под домашним арестом и довольно давно, кроме того, недавно Сергей Удальцов получил 4,5 года, так же как и Леонид Развозжаев. И опять были те же споры. С одной стороны хорошо, что не 8, а с другой стороны 4,5 тоже вроде бы не очень понятно за что. Потому что вину как считают люди, не доказали.

К. СОКОЛОВА — Я не вижу здесь предмета для спора. Да, мы понимаем, что проблема в судебной системе. Мы спорим, хорошо 4,5 года или плохо только потому, что мы сомневаемся в справедливости этого приговора. Правильно же?

М. КОРОЛЕВА – Ну конечно.

К. СОКОЛОВА — Значит если дело в судебной системе, то соответственно надо спорить не про то, хорошо или плохо 4 или 8 лет, а про то, хорошая или плохая у нас судебная система. И если мы приходим, что она у нас плохая, надо что-то делать с ней.

М. КОРОЛЕВА – А вы ей склонны верить?

К. СОКОЛОВА — Нет.

М. КОРОЛЕВА – Всякий раз, как мы говорим об этих приговорах, мы говорим, ну вот подробностей дела мы не знаем. Действительно как мы с вами можем в подробностях дела Ив Роше. Мы не понимаем подробностей, нам что-то сообщают оттуда, но пока мы ни сядем и по пунктам ни разберемся…

К. СОКОЛОВА — Пока мы с вами ни сядем – я бы опустила это.

М. КОРОЛЕВА – Это правда. Не надо. Пока мы с вами ни сядем разбираться, скажем так, и всякий раз мы сомневаемся. Почему?

К. СОКОЛОВА — Я могу говорить за себя. Я например, хорошо знакома с госпожой Романовой. Которая соответственно возглавляет организацию «Русь сидящая». Со слов Романовой, которой могу доверять, у которой сидел муж и которая собаку съела на разборе этих дел, дело бизнесменов в основном. Я Романовой доверяю. Поэтому то, что она мне говорит, кажется правдой. А говорит она, что большинство приговоров, с которыми она сталкивалась, приговоры несправедливые, неправедные, иногда абсурдные. Иногда чрезвычайно абсурдные. Например, знакомство с этой женщиной позволяет мне говорить о том, что мне кажется, что судебная система в России, скажем так, оставляет желать лучшего. Мягко говоря. И поэтому вы затронули приговоры Навального, Развозжаева и Удальцова, я сомневаюсь в праведности этих приговоров. Не зная, конечно, подробностей этой ситуации. Но спорить о том, 4,5 года это хорошо или плохо, я не могу. Потому что это абсурдный спор. Эти слова ничего не значат.

М. КОРОЛЕВА – Поскольку вы признались, что чаще берете интервью, чем даете, вы разговариваете с разными людьми, многие ваши интервью я с удовольствием читаю. И в этом смысле, наверное, будет интересно послушать вас и через вас тех людей, с которыми вы разговариваете. Потому что вы же с ними разговариваете не только для интервью, но и просто так. И вот например, страшно интересно было бы узнать, что ваши знакомые и тех, кого вы интервьюируете и просто с кем вы дружите говорят о санкциях. Чего боятся, чего не боятся. Кажутся ли они им смешными, страшными. Потому что, судя по последним опросам обычных людей, которые вы можете смотреть на разных телеканалах, читать, люди не верят в то, что эти санкции их коснутся. А что ваши знакомые про это говорят.

К. СОКОЛОВА — Вы меня ставите в такое положение, мне трудно говорить о том, что говорят мои знакомые.

М. КОРОЛЕВА – Скажите о том, что думаете вы.

К. СОКОЛОВА — Я могу говорить за себя или о том, что я прочла, что говорят экономисты или кто-то еще. Что думаю я, что конечно, это коснется всех. Но коснется опосредованно. Россия огромная страна, у нее огромная инерция. То есть если начинается процесс, то это не значит, что процесс затронет всех, даже глобальный процесс затронет всех завтра. Он может затронуть всех через год. Но он затронет, конечно. То есть на это санкции направлены. То есть они будут развиваться веерообразно. Сначала банки, потом какие-то системы большие. Потом отрасли, а потом соответственно это коснется бюджетов, пенсий, зарплат и так далее. Конечно, это коснется всех. Насколько это будет фатально. Я сегодня читала мнение господина Гуриева, по-моему, у вас, он говорит, нет, это фатально не будет, это просто будет последовательное системное ухудшение. Так и будет.

М. КОРОЛЕВА – Кто-то говорит о том, что это вообще не затронет обычного потребителя. В частности, например, карточек банковских это вроде не коснется. Потому что речь идет о том, что эти банки могут или не могут привлекать инвестиции на Западе, размещать свои какие-то акции…

К. СОКОЛОВА — Дело же не в карточках. Была история, когда практически отменили Визу и Мастеркард.

М. КОРОЛЕВА – Об этом заговорили, скажем так.

К. СОКОЛОВА — То есть это некий процесс, который идет хаотично. И он может выйти на любой пункт. Вот раз, коснулись карточек. То есть это же тоже случайно все так произошло, что заморозили соответственно счета в определенных банках. Тут же Виза и Мастеркард подключились, чтобы соответственно счета заблокировать. Вот что произошло. Да, это стечение обстоятельств. И раз ни у кого нет карт, и не дают зарплату. И это может случиться на любом витке. Потому что мы не можем прогнозировать стопроцентно развитие событий, даже если мы экономисты. Мы не знаем, мы столкнулись с такой ситуацией впервые. С такого рода санкциями.

М. КОРОЛЕВА – Во времена Советского Союза были…

К. СОКОЛОВА — Карточек не было.

М. КОРОЛЕВА – И не было такой встроенности в мировую систему.

К. СОКОЛОВА — Плановая экономика плюс натуральное хозяйство, все было не так. Сейчас Интернет, электронные деньги и все в электронном виде. Сейчас это будет по-другому валиться. Но валиться это будет.

М. КОРОЛЕВА – Ксения, а у вас какое ощущение от введения этих санкций. Что это справедливо, или что это некий несправедливый наезд на Россию.

К. СОКОЛОВА — Это вымученный ответ Запада. Они должны были реагировать и они отреагировали. В общем, думая об их стратегии, я бы согласилась с ней. Ну что иначе наращивание вооружений НАТО на границах. Да, они это сделали. Но больше они делать не могут, потому что реально мы на пороге войны находимся. Сегодня какие-то эксперты европейские предупредили о том, что возможно случайное, я не помню точно формулировку непредвиденное и непреднамеренное военное столкновение. То есть понятно, что этой войны никто конечно не хочет. Потому что ядерные ракеты у тех и у других. Но опять же в ситуации хаоса возможны какие-то точки, которые могут взорваться и никто не может прогнозировать, что будет в этих точках. Точно так же как случился самолет. Вот в чем дело. Мы имеем с вами дело с непрогнозируемой ситуацией, этим она страшна.

М. КОРОЛЕВА — Наш слушатель спрашивает: а что делать Путину, очевидно, что давление на Россию и на Путина лично будет только нарастать. Но что как вам кажется, остается ему делать, с одной стороны наседает Запад, с другой стороны подпирают изнутри. Есть какой-то оптимальный выход из сложившейся ситуации?

К. СОКОЛОВА — Я не психоаналитик…

М. КОРОЛЕВА – Понятно, что вы не Путин.

К. СОКОЛОВА — Я не Путин да. Буквально. Я готова спросить Владимира Владимировича Путина об этом. Вообще считаю, что Владимир Владимирович должен дать развернутое интервью какому-то отечественному СМИ. Я бы с удовольствием взяла это интервью и очень хочу взять это интервью. Сейчас просто официально об этом заявляю.

М. КОРОЛЕВА – Но Владимир Владимирович, по-моему, выступает все-таки в других форматах. То есть горячая линия, телемосты многочасовые.

К. СОКОЛОВА — Мне кажется, что сейчас очень многие, судя по вашим вопросам и настроениям абсолютно всех людей, все ждут от Владимира Владимировича ответа на вопрос, есть ли у него какая-то стратегия дальнейшего развития событий. И собственно говоря, если бы он предстал, что называется, с человеческим лицом и объяснил, что он делает и  собирается делать, мне кажется это было бы для всех абсолютно полезно, нормально и вообще как-то по-мужски и по-человечески.

М. КОРОЛЕВА – Раз уж по-мужски. Конечно вы не психоаналитик, но вы все-таки женщина, вдумчивая женщина, которая часто разговаривает с людьми. А вот вам как кажется, по всему его поведению, он знает, что делать?

К. СОКОЛОВА — Слушайте, позовите политолога на пенсии Белковского. Или Владимира Владимировича Путина.

М. КОРОЛЕВА – Я вас спрашиваю не как политолога. Я вас спрашиваю как человека наблюдающего. Как женщину наконец.

К. СОКОЛОВА — Но женщине много чего может казаться. Но что я могу сказать. Я не знаю, что ему кажется. То есть понятно, что если он здравомыслящий человек, то сейчас в данной ситуации главное прекратить войну. Дальше уже можно разбираться как угодно и с чем угодно. Сейчас мало того, что убивают людей, убивают детей и это самое страшное из того, что происходит. Действительно самое страшное. Это надо прекратить. Кроме того, этот конфликт имеет действительно совершенно непрогнозируемый потенциал. Я думаю, что Путин, будучи кем угодно и думая что угодно, не понимать этого не может.

М. КОРОЛЕВА – Допустим, я это понимаю, допустим, вы это понимаете, как вы думаете, много ли в России тех, кто думают так же как вы. И, например, выходит Путин и говорит, надо прекратить войну, его многие поймут в России?

К. СОКОЛОВА — У него же очень большой кредит доверия. И если он скажет, что давайте прекратим войну…

М. КОРОЛЕВА – На все что угодно что ли.

К. СОКОЛОВА — Думаю, что да. В рамках разумного. Понимаете, мне кажется, что если человек нормальный, вообще говоря, нормальный, то если ему говорят, давайте прекратим войну, то ничего кроме желания поддержать этот тезис у него быть не должно. А если он говорит, нет, давайте не будем прекращать войну, давайте воевать, убивать, значит что-то не так с этим человеком.

М. КОРОЛЕВА – Но с ним допустим, а может быть такое, что народ с ним не согласится?

К. СОКОЛОВА — Я так не думаю. У него очень большой кредит доверия, у него очень большая поддержка. И я считаю, что он должен воспользоваться этой поддержкой. И еще, собственно говоря, своим влиянием, которое у него остается в  мире, чтобы это сделать. И более того, все мировые лидеры должны как-то этому тоже способствовать. Потому что я считаю, что на сегодняшний день это самое главное. Надо прекратить войну. После этого можно говорить о чем угодно. Садиться за стол переговоров, не садиться. Вводить санкции. Но войну надо прекратить.

М. КОРОЛЕВА – Но вы знаете что интересно. Я неслучайно об этом спрашиваю. На сайте «Эхо Москвы» блог режиссера Олега Дормана, который пишет: завтра может быть поздно. И он фактически вашими словами говорит. «Мне хочется обратиться ко всем здравомыслящим людям на всех уровнях российской власти. Политики оказались неспособны управлять и тянут за собой страну, достойную лучшей участи. Я обращаюсь к людям: остановите негодных политиков, еще не поздно остановиться». То есть все, о чем мы с вами сейчас говорили.

К. СОКОЛОВА — Уже не политиков надо останавливать, уже надо останавливать вооруженных людей. И их сейчас мне кажется еще можно остановить.

М. КОРОЛЕВА – Кто, Ксения? Кто будет их останавливать?

К. СОКОЛОВА — Слушайте, Марина, всегда есть механизмы для этого. Вокруг огромный мир, начиненный боеголовками, деньгами и так далее. Есть крошечный очаг конфликта. Он всегда останавливаем, поверьте мне. Я как-то интересовалась военной историей, современной военной историей. Это всегда можно остановить. Если на это – внимание – есть политическая воля.

М. КОРОЛЕВА – Но вот что интересно, много чего происходило в эти последние месяцы и мы с вами можем в студии возмущаться, Олег Дорман может написать такой пост на сайте. Пишутся масса блогов и так далее, комментариев. Чего нет. Люди не выходят на улицу с антивоенными акциями, например. Не выходят на митинги. Не протестуют. Сейчас лето, все на шашлычках. Отдыхают. Отпуск, то-се. На Украине идет фактически война.

К. СОКОЛОВА — Да.

М. КОРОЛЕВА – Если вспомнить США с вьетнамской кампанией. Когда люди выходили на улицы, были манифестации антивоенные. Ведь этого же ничего нет. О чем это говорит.

К. СОКОЛОВА — Вьетнамские события в Америке затрагивали американцев напрямую, им приходили гробы. Гробы либо сюда не приходят, либо приходят в недостаточном количестве для того, чтобы соответственно поднять людей. Мы знаем, что русские люди очень инертны. И мы не можем их в этом обвинять. То есть если человек хочет жить нормально дома, есть нормальную еду, не интересоваться политикой, это его право.

М. КОРОЛЕВА – Пока это напрямую его не коснулось.

К. СОКОЛОВА — Именно. Это нормальная форма поведения обывателя. Не надо обывателя героизировать. Он не побежит никуда, пока не придет гроб, отберут колбасу, еще что-нибудь. Не побежит он никуда. А русский обыватель побежит в последнюю очередь. Надо уважать этих людей, в конце концов. У них есть свои какие-то просто пожелания жить нормально. Надо из этого исходить, что остальные пожелания формируются только после того как какая-то нормальная жизнь появилась. Она у них только забрезжила.

М. КОРОЛЕВА – Но тогда возможно Путин хорошо понимает своих избирателей и знает, что они не побегут, пока нет гробов, есть колбаса, а она есть пока.

К. СОКОЛОВА – Путин, безусловно, хорошо понимает своих избирателей.

М. КОРОЛЕВА – Тогда зачем же ему выходить и останавливать войну. Его собственно никто к этому не подталкивает. Кроме нескольких сотен, может быть людей, которые пишут это все в блогах.

К. СОКОЛОВА — Слушайте, Марина, это сложный вопрос. Для меня совершенно очевидно, как-то физиологическим является тот факт, что нормальный человек хочет, чтобы войны не было. Может быть, звучит банально, но я вам скажу, я очень эпизодически в своей жизни несколько раз войну видела. Я хотела когда-то стать военным корреспондентом, была в Карабахе. Еще где-то. Я видела, что это такое. Видела очень мало. Мне хватило. Я знаю, что просто если где-то это происходит, то нужно сделать все, чтобы этого не было. Возможно у политиков есть какие-то другие интересы.

М. КОРОЛЕВА – К тому же они редко бывают непосредственно на войне.

К. СОКОЛОВА — Ну вот значит их надо как-то подталкивать к  тому или способствовать тому, чтобы они принимали какие-то нормальные решения. Человеческие решения.

М. КОРОЛЕВА – Но если мы говорим, что собственно обывателю все равно, пока его лично не коснулось, то кто будет подталкивать тогда. Получается, что и подтолкнуть некому. Он видит и так все нормально, все на шашлыках.

К. СОКОЛОВА — Ничего не нормально. Сейчас вот досиделись на шашлыках, сейчас уже ситуация, то есть вы поймите, что существуют какие-то закономерности хода событий. И вот делаем вид, что все нормально. Устраиваем небольшую заварушку в Донбассе, еще где-то. А потом над этим летит самолет. И все, и уже ни у кого ненормально и нам приходится возвращаться, да, на пять шагов назад туда, где напортачили и приходится из этой точки заниматься тем, чем надо. Вот что я единственное могу сказать, как журналист, как мать говорю и как женщина: прекратите войну.

М. КОРОЛЕВА – Ксения Соколова, журналист. Через несколько минут мы вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

М. КОРОЛЕВА – И мы продолжаем «Особое мнение» с журналистом Ксенией Соколовой. +7-985-970-45-45 и в твиттере аккаунт @vyzvon. На нашем сайте кардиограмма эфира продолжает выстраиваться. Самолет, сказали вы. Вот я сегодня снова делала обзор иностранной прессы, и снова обратила внимание, как все указывают на это как на такой колышек, страшно говорить, конечно. Какая-то точка, после которой, собственно говоря, вернуться назад уже представляется затруднительным. Что-то такое произошло. Ну, конечно, 298 погибших. Но еще обстоятельства, в которых потом все происходило, как искали людей, как проходила спасательная операция. Что можете сказать?

К. СОКОЛОВА — Вы правы насчет того, что конечно самолет это точка невозврата. Это называется, мир никогда не будет прежним. И действительно не будет. Эта точка невозврата у западных лидеров в отношении России, в отношении лично президента Путина. Тут произошло вот что. Мне кажется по поводу отношения. Дело в том, что Путин всегда стремился быть таким харизматичным лидером, себя красиво преподносить и за все отвечать. И в стране ручное управление и вовне он любил красивый пиар. И вообще красиво представлять. И здесь конечно, любовь к такой какой-то мега-славе сыграла с ним злую шутку. Потому что точно так же как все его любили и интересовались, на обложки его помещали и так далее, он был какой-то интересный для всех персонаж.

М. КОРОЛЕВА – Теперь тоже помещают на обложки.

К. СОКОЛОВА — Да, но с обратным знаком. Он своего добился. Слава есть, но теперь слава с обратным знаком. И я думаю, что он возможно не так во всем этом и виноват. Безусловно, он не отдавал приказ самолет сбивать. Но поскольку все знают Россия-Путин, Крым-Путин, конфликт с Украиной – Путин, ну значит и самолет Путин. Вот и все. И все как башенное орудие. Все нацелились на него. И я сейчас была в Нью-Йорке две недели, я видела эти обложки, действительно Путин – зло.

М. КОРОЛЕВА – Но это для кого как. Потому что общение с эмигрантской средой, я тоже читала много, показывает сейчас другое, что там происходит некая обратная тенденция. Вроде бы в России все плохо, потому что люди оттуда когда-то уехали, и собственно говоря, они объясняют, почему уехали. А Путин прекрасен. А Путин молодец. А Путин сильный лидер.

К. СОКОЛОВА — Я вам могу сказать, что это не только в эмигрантской среде в Америке. Я только что общалась со своей подругой, которая учится в Швейцарии. Она студентка. И она говорит, что просто существовало в швейцарском обществе среди швейцарцев, не среди русских эмигрантов абсолютное восхищение именно его фигурой. Потому что на фоне безвольных и странных лидеров, которые существуют: Обама, Меркель, какие-то обычные люди, которые ничего героического или антигероического не совершают. И тут вам пожалуйста.

М. КОРОЛЕВА – Не фотографируются с голым торсом, как сегодня написал New Yorker.

К. СОКОЛОВА — Даже и с торсом не фотографируются. И торс свой не качают. И вообще не стремятся как-то быть рок-звездой. Путин это же звезда. Абсолютная поп-звезда, рок-звезда. Как хотите, так и называйте. Он хотел этой звездой быть, и он ей стал, и мы должны понимать, что действительно просто существуют огромные слои в западном обществе и эмигрантские слои, где действительно им восхищаются. Мужик. Он что-то может. Он сейчас их всех на место поставит. Потому что все же недовольны налогами, тем, что дорого, цены, такая политика, сякая. Во всем виноваты Обама, Меркель и так далее. А вот там есть Путин, он для своих все делает. Он своим Крым, он своим это. И вообще красивый.

М. КОРОЛЕВА – То есть такой папа нации.

К. СОКОЛОВА — Папа нации. Мужчина нации. То есть понятно, это все было, есть, но этого всего становится меньше, потому что монетка переворачивается. Не орел выпадает, а решка. То есть эта фигура становится, папа становится злым, папа сбивает самолеты. Папа кого-то вооружает. Папа сейчас войну развяжет. Все папу боятся теперь.

М. КОРОЛЕВА – Там боятся или здесь у нас в России. Нет же.

К. СОКОЛОВА — Там боятся.

М. КОРОЛЕВА – А здесь-то что.

К. СОКОЛОВА — Здесь я говорю, что я не опрашивала большое количество людей на эту тему, но я думаю, а что им остается. Я думаю, им остается продолжать верить Путину. Ну а кому им еще верить. Какие-то есть у них альтернативы.

М. КОРОЛЕВА – Но ведь так уже бывало, что верили, верили, а потом опа, и все.

К. СОКОЛОВА — Слушайте, если многие люди вспоминают, что был прекрасный Сталин, мы с ним, в космос еще не полетели, но мы страну построили. И так далее. Я таких людей лично видела. Может быть, вы видели. Они есть. Для меня этот нонсенс, волосы встают дыбом при упоминании соответственно того, что Сталин харизматичный лидер, эффективный менеджер. А они вспоминают об этом как о днях процветания своей страны. Действительно. Страна может быть процветала по сравнению с 90-ми годами.

М. КОРОЛЕВА – А как вам кажется, Ксения, а вообще в России такое возможно, чтобы приняли обычного нехаризматичного лидера. Возможен ли у нас такой не слишком харизматичный Обама или Меркель, просто прагматичный человек, который руководил бы страной. Или для нас это реально невозможно.

К. СОКОЛОВА — Мне кажется, что тихий и серенький президент может только появиться на штыках армии. И если без штыков, будут харизматичные лидеры.

М. КОРОЛЕВА – С другой стороны, если вспомнить Путина, который был Путиным в 1999, потом 2000, в начале 2000 я хорошо помню, как он говорил о себе, что я вот такой нанятый менеджер.

К. СОКОЛОВА — Путина назначили, и он там что-то про себя все время имел в виду. Но только он был умный Путин и остается умным Путиным, и он этого не показывал. И это все очень можно хорошо проследить. Я брала несколько интервью у Березовского, например, и я его даже спросила в какой-то момент: Борис Абрамович, не для интервью, скажите, пожалуйста, как вы просмотрели человека из ГБ. Ведь это же ясно, что человек непростой. Что он что-то там себе на уме. Вы же шахматист, в конце концов. И он мне ответил: во-первых, шахматисты обычно плохие политики. Я в этом говорит, сейчас убедился. А во-вторых, если мы продолжаем шахматную метафору, то представьте, я сел с ним играть в шахматы, а он меня в Чапаева.

М. КОРОЛЕВА – Такое сравнение.

К. СОКОЛОВА — В шашки, сорри. А он меня в Чапаева.

М. КОРОЛЕВА – Про Михаила Ходорковского хочу спросить, с которым вы тоже лично знакомы, но не в смысле Путина, в смысле Березовского. С Михаилом Ходорковским знакомы. 50 млрд. – решение суда в Гааге. И 2 млрд. Страсбургский суд присудил акционерам ЮКОСа. С какими чувствами выслушали это решение.

К. СОКОЛОВА — Я совершенно искренне хочу поздравить акционеров ЮКОСа с большой настоящей финансовой победой. А Михаила Борисовича с победой моральной. Потому что ему эта сатисфакция я думаю, была очень нужна.

М. КОРОЛЕВА – Но ведь деньги, как он уверят, его не очень интересуют. Да они ему и не достанутся.

К. СОКОЛОВА — Поэтому я и сказала «моральной». Он говорит, что деньги, в данном случае он не бенефициар этих денег. И это действительно так. Если этот человек слово дал, значит, соответственно он свое слово назад не возьмет. Такой породы человек.

М. КОРОЛЕВА – Но то, что эти деньги придется платить не тем, кто в свое время забирал ЮКОС, а придется платить российскому государству. То есть по сути нам с вами. Из наших налогов. Из бюджета. Как вам кажется, это правильно?

К. СОКОЛОВА — Существует некая процедура, и пока она существует, платят соответственно из бюджета, значит это правильно. Если мы изменим процедуру и скажем, назначим «Роснефть» плательщиком, это будет правильно. То есть по-человечески конечно правильнее, чтобы платила «Роснефть». Но есть юридическая процедура. Соответственно пока она есть, платит бюджет.

М. КОРОЛЕВА – Вы брали интервью у Ходорковского, когда он только в Берлине оказался. Оказавшись на свободе. Он тогда говорил, что совершенно не интересует его политика, так же как и деньги, но сейчас появились какие-то слухи о том, отчасти информация о том, что в сентябре возможно Ходорковский выступит с каким-то масштабным политическим проектом тоже.

К. СОКОЛОВА — Здесь я позволю себе высказать свое личное мнение. Он действительно тогда говорил это, но он все время говорил, просто тогда никто этому значения не придавал. Он говорил: я до конца лета, до августа пока воздержусь от политики и так далее. Но просто «до августа» это несколько раз звучало. Но соответственно было столько всего, столько событий, что никто на этот август внимания особенно не обращал. Это первое. Конечно, мне кажется, что у него есть политические амбиции те или иные. Я не знаю, насколько далеко они простираются. Но они есть. Насколько они такого сатисфакционного толка, я тоже не знаю. То есть я с ним об этом не говорила. Единственное, что я могу сказать, что когда мы обсуждали соответственно разгром компании и так далее, как только звучало имя Сечин, прямо глаза становились абсолютно серая сталь. Вот как только Сечин – все. Забрало падает. Я бы на месте Игоря Ивановича ходила бы и оглядывалась, в общем.

М. КОРОЛЕВА – Ксения Соколова, журналист была сегодня в студии «Особого мнения». Я – Марина Королева. Всем спасибо, всем счастливо.

Комментарии

241

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

igor222 02 августа 2014 | 00:57

Где-то так....... "А дальше была война".


max_otto 02 августа 2014 | 01:31

Бандеру признавать - дело личное, то есть не обязательное.
На гиляке висеть только тем, кто этого действительно добивался.
Коломойский - типичный продут своего времени.
Признать правый сектор - миф перевернувший сознание миллионам.
Ополченцф = садисты и бандинты.
Россия бомбит Укриаину.
Много мирных жителей, которыми прикрываются герои Лугадны-Донбабве - погибли.
Много беженцев. Не из Одессы, не из Киева, не из Харькова... а из тех мест, где засело это зверьё...
Небесную сотню расстреляли.
Одесская трагедия - пример того, как обычные люди расплачиваются за веру в политиков.
Была революция.
Никто кроме сепаратистов не сбивал самолёты в этом районе. Не надо быть шибко умным.
Россия и её коммунистический режим действительно гнобил Украину.
Русские имеют свои права, в том числе за пределами своей страны. Вы за них не подписывайтесь.


(комментарий скрыт)

smax 02 августа 2014 | 02:31

"И собственно говоря, если бы он предстал, что называется, с человеческим лицом и объяснил, что он делает и собирается делать, мне кажется это было бы для всех абсолютно полезно, нормально и вообще как-то по-мужски и по-человечески."
____________________________________________________
Быдлоподданные солнцеликого не достойны объяснений. Только извещений о принятых решениях. Ну что за женская наивность?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире