'Вопросы к интервью
С. КОРЗУН – Всех приветствую. Гость программы «Особое мнение» — журналист Антон Красовский. Здравствуйте.

А. КРАСОВСКИЙ — Добрый вечер.

С. КОРЗУН – Работаете где-нибудь постоянно в редакции? Потому что упоминание единственное, которое нашел за последнее время, что Ольге Романовой помогали в качестве…

А. КРАСОВСКИЙ — Это была чисто дружеская волонтерская помощь.

С. КОРЗУН – Так никакого издания, ни собственного блога. Ни ЖЖ.

А. КРАСОВСКИЙ — Я не блогер, поэтому меня с 1 августа нельзя к чему-нибудь привлечь, хотя если будут мониторить фейсбуки, тогда да.

С. КОРЗУН – Был один из вопросов: есть ли какая-то программа, проект телевизионный.

А. КРАСОВСКИЙ — Я, честно говоря, не хочу сейчас об этом говорить, потому что он вроде есть, а вроде его нет. Это никак не связано с политикой, я не являюсь продюсером, автором, инициатором и так далее. Я исключительно говорящее лицо. И что называется не моя компетенция.

С. КОРЗУН – Так что в зале ожидания.

А. КРАСОВСКИЙ — Я тоже там нахожусь в этом зале. Поэтому, прежде всего, поэтому не могу об этом говорить. Пользуясь случаем, обращаюсь к продюсерам и руководству, может быть проинформируете говорящих голов об их перспективах.

С. КОРЗУН – Какого канала-то хоть?

А. КРАСОВСКИЙ — Если скажу, какого канала, тогда все и закрутится.

С. КОРЗУН – Тем не менее, о ЖЖ поговорим. Мосгорсуд сегодня признал законным решение о блокировке блога Навального в ЖЖ. Из-за одного или двух постов. Признал законным решение Люблинского суда о блокировке. Чего думаете по этому поводу?

А. КРАСОВСКИЙ — Ничего не думаю по этому поводу. По-моему Алексей Анатольевич, во-первых, не имеет права сам ничего публиковать в своем блоге, занимается этим вроде его жена Юлия и его соратники и друзья. С другой стороны я хочу всем, в том числе Роскомнадзору или как он там называется, суду Люблинскому, городскому и всероссийскому нашему Верховному сказать, что ЖЖ довольно странная площадка. Ей мало кто пользуется. А посмотрите на репосты и ретвиты у А. А. Навального. Поэтому можно конечно запретить ЖЖ, можно еще почту на Рамблере запретить, например.

С. КОРЗУН – Кстати, к этому не идет в последнее время в связи желанием перевести площадку на российскую территорию. Начиная от платежных и заканчивая…

А. КРАСОВСКИЙ — Я не знаю, к чему идет. Мы все чего-то пытаемся каждый раз, замечательная радиостанция «Эхо Москвы» все время пытается каждый день чего-то прогнозировать, заниматься политинформацией и так далее. Я считаю, что сейчас вообще ничего нельзя прогнозировать и к чему идет вообще не очень понятно.

С. КОРЗУН – То есть радиостанцию «Эхо Москвы» лучше закрыть на это время.

А. КРАСОВСКИЙ — Не знаю, это вы сказали. С другой стороны, поскольку вы эту радиостанцию основали фактически, а здесь до сих пор вот уже сколько, 25 лет, то думаю, что вы еще всех тут переживете, в том числе и тех, кто здесь чего-то закрывает.

С. КОРЗУН – Я думаю, что Интернет нас всех переживет.

А. КРАСОВСКИЙ — Это не имеет значения. Интернет это просто кабель. Он просто способ доставки одной информации до людей.

С. КОРЗУН – Часть этих волосков кабеля можно же перерезать, как это делается в других странах.

А. КРАСОВСКИЙ — Можно. Но я уверен, что в течение 2-3 лет будет придумана технология, которая накроет весь мир зонтиком интернетным, и ничего нельзя будет перерезать. Тем не менее, в такой технологически малопродвинутой стране как Россия. Как бы Д. О. Рогозин ни показывал свои способности, уверен, что если США захотят весь мир покрыть беспроводным Интернетом в течение 10 лет, они это сделают. И ничего нельзя будет перерезать.

С. КОРЗУН – Хорошо. В Грузию немножко перенесемся. Прокуратура Грузии объявила сегодня о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего президента страны Михаила Саакашвили. Некоторые считают это дело чисто политическим, другие считают, что нет, есть на то основания. Обвиняют его в разгоне митингующих 7 ноября 2007 года, разгром телекомпании Имеди и завладение имуществом Аркадия Патаркацишвили. Преследование президента Грузии вас каким-то образом волнует?

А. КРАСОВСКИЙ — Я только что, вернее в начале месяца был в Грузии в связи с печальными событиями. Умер дедушка моей близкой подруги. Я имею в виду Эдуарда Шеварднадзе. Я был на похоронах. И это не чужая мне страна и я многих людей там знаю, и может быть половина моих друзей это грузины. И родственников столько же. Честно говоря, мне очень печально наблюдать за тем, что сейчас происходит в Грузии. Потому что те люди, которые пришли там к власти после Саакашвили, а я отношусь к Михаилу Николаевичу более чем скептически, но люди, пришедшие ему на смену, не делают там абсолютно ничего. Вообще. Просто в принципе ничего. Кроме как кого-то пытаются из своих предшественников посадить, арестовать, возбудить уголовное дело, добиться от них отъезда за рубеж и так далее. На самом деле прошло уже лет после Саакашвили, несколько лет прошло. Нет никакого Саакашвили. А партия, скажем так, Бидзины Иванишвили полностью контролирует ситуацию в Грузии. И если вы посмотрите на Тбилиси сейчас, город ничем не изменился по отношению тех времен, когда там президентом страны был Саакашвили. И печально это признавать, хотели этих перемен. Знали, что при Саакашвили тоже не так все было прекрасно, как либеральные блогеры в России писали про белоснежные прозрачные полицейские участки, про люстрации и так далее. Все конечно было не совсем так сказочно и волшебно. Но то, что сейчас просто уныло и невероятно тоскливо, это тоже нельзя отрицать. Мне обидно, я вообще не люблю, когда лидеры страны вдруг начинают охотиться за своими предшественниками, если на них действительно нет крови. Точно можно сказать…

С. КОРЗУН – Вообще традиция европейская, практически во всех странах любой мало-мальски выдающийся политический деятель, уж президенты во Франции все практически…

А. КРАСОВСКИЙ — Не все практически, тоже неправда. То, что сейчас началось против Саркози – да.

С. КОРЗУН – Жак Ширак.

А. КРАСОВСКИЙ — Там не было никаких юридических перспектив. Это действительно Франция, Италия две страны, в которых это последнее время происходит и это действительно тенденция этих двух стран. Поглядим, что там будет. Но вообще не самая блестящая перспектива, когда люди, особенно в нестабильной политической ситуации пытаются своих предшественников, в общем, ни за что, только за то, что они их предшественники и были конкурентами, посадить, замочить, угробить и так далее. Это довольно грузинская такая тема.

С. КОРЗУН – Только ли грузинская.

А. КРАСОВСКИЙ — Я абсолютно убежден, что иммунитет у первых лиц государства должен быть, и если жизнь и деятельность этих людей не связана с огромными массовыми персональными трагедиями народа. Условно говоря, как было при Пиночете.

С. КОРЗУН – Или Милошевиче. Если Европу брать.

А. КРАСОВСКИЙ — Я не очень хорошо знаю ситуацию Милошевича.

С. КОРЗУН – Давайте о Грузии. В какую сторону тогда, как свидетеля вас спрошу и человека, который имеет там друзей и знакомых, в какую сторону дрейфует Грузия. По отношению к России.

А. КРАСОВСКИЙ — Грузия ни в какую сторону, в этом проблема Грузии. Она вообще никуда не дрейфует. Она стоит, там ничего не меняется. Это огромная чудовищная фантастическая и колоссальная и главная проблема этой замечательной кавказской страны. Она никуда не движется. То есть можно было бы сказать, что она движется в сторону России. От Америки в сторону России. Но это не так. Она не движется в сторону России, люди там не говорят по-русски. 28-32 летние деревенские уж точно не говорят по-русски. Как мы видим нет никаких дипломатических отношений у нас друг с другом и даже на похороны Шеварднадзе не приехал ни один в том числе и бывший министр иностранных дел РФ. И это чудовищно с моей точки зрения, обидно и несправедливо. И прежде всего это плевок в лицо собственно Министерства иностранных дел на Смоленской площади. Я знаю, что должен был поехать И. С. Иванов, который наполовину грузин или мог поехать Е. М. Примаков, который вообще по-моему родился в Тбилиси. Ни один из этих людей туда не поехали. Это очень печально. Но, возвращаясь к Грузии, она не движется ни в сторону Америки и обратно, потому что нет никакого поступательного движения в сторону реформ Михаила Саакашвили. Нет никакой инвестиционной привлекательности. Движется она вот куда. Бывший премьер-министр Грузии и фактически ее правитель Бидзина Иванишвили осенью запускает собственное ток-шоу на каком-то собственном телеканале. Я плохо в них разбираюсь. Вот Михаила Саакашвили обвиняют в том, что Имеди был развален или разграблен, вообще у Имеди все плохо, просто плохой канал, его никто не смотрит. Но вот Бидзина где-то запускает собственное ток-шоу, с какой-то девушкой будет вести на пару как шоу Малахов-плюс было, был такой Малахов и Малахов. Или Проклова с Малаховым. Как-то так будет Бидзина Иванишвили делать ток-шоу.

С. КОРЗУН – Мечта-то есть какая-нибудь грузинская у простых людей.

А. КРАСОВСКИЙ — Я не знаю. Моя проблема, знаете, Сергей Львович, в том, что я как и вы мало общаюсь с простыми людьми. Я все-таки не Василий Песков, я не езжу по колхозам и не делать колхозные репортажи. Может быть, к сожалению, может быть, мне этого очень хотелось. Но так просто получилось в жизни. Я не знаю, чего эти простые люди хотят. Но вот у нас из примечательного, что было после этих похорон, очередные посиделки закончились буквально поножовщиной с одним не очень молодым человеком, фактически поножовщиной. Такой спор. Человек грузин естественно, зарабатывающий деньги в России, естественно, как и все богатые грузины естественно зарабатывает деньги в России, это тоже тенденция Грузии. И отличие от Украины. Потому что украинские богатые люди зарабатывают деньги в Украине. А эти все-таки в России. И это был спор в жанре: я жду, когда ваша, — сейчас я буду пытаться пропускать огромное количество матерных слов, — ваша империя развалится, и я въеду буквально в Москву на танке. Я говорю: ну въедь уже сейчас на танке, а не на своем Гелендвагене, как ты привык. Вот, собственно говоря, дискурс тбилисский он такой. И это очень печально, очень непродуктивно и я не знаю, чем все закончится. Другое дело сейчас с точки зрения нас мне кажется, не очень важно. Потому что надо думать о том, чем у нас все закончится. В нашей стране.

С. КОРЗУН – Так давайте подумаем в этом направлении.

А. КРАСОВСКИЙ — Мы с вами обсуждаем неделю условно, в которую включается сегодняшний день. Что для вас самое главное событие.

С. КОРЗУН – Переадресую вопрос вам.

А. КРАСОВСКИЙ — Неправильно. Я же вас спрашиваю. Это такой пинг-понг. Мне кажется, что если у большинства людей, которые работают на «Эхо Москвы» или где-то и вообще сегодня будут обсуждать важнейшие для России события, они скажут, что это конечно 50 млрд., которые отсудила бывшая компания ЮКОС у России. Я с этим не согласен. Я не согласен, что это главное событие сейчас для России, я не согласен, что санкции главное событие, не согласен, что расстрел Горловки главное событие для России. Мне кажется, что главное событие именно для России, для нас всех, для каждого из нас — это прошедшие на прошедшей неделе похороны погибших в авиакатастрофе людей в Голландии. Мне кажется в этих похоронах, вернее в этой встречи вы аэропорту ответ на все наши русские вопросы. Что делать и кто виноват. Ничего не делать и никто не виноват. Мы с вами виноваты, и ничего тут уже не поделаешь. Если бы у нас хоть когда-нибудь кого-нибудь из погибших простых людей так встречали в аэропорту и всей стране, тогда может быть у нас у всех с вами была какая-нибудь приятная перспектива. А пока у нас с вами никакой перспективы нет, потому что вместо того чтобы думать о том, что гибнут люди со всех сторон и там и здесь, мы думаем о 50 млрд. Показываем все на всех каналах и в этом какая-то наша общая вина и трагедия, от которой нам всем не уйти и за которую нам всем придется расплатиться. И не 50 млрд., а видимо человеческими жизнями.

С. КОРЗУН – Подождите, Антон. Кровь льется по разным причинам да и на наших глазах. У соседа нашего на Украине льется. Все говорят о том, что надо остановить, но как это реально сделать.

А. КРАСОВСКИЙ — Что значит как реально это сделать и что значит все говорят. Ну кто все говорят.

С. КОРЗУН – По крайней мере, политические деятели все.

А. КРАСОВСКИЙ — Глядите. Допустим, есть президент Франции Франсуа Олланд, который говорит, что надо прекращать срочно войну. Может ли Франсуа Олланд с вашей точки зрения звонить по защищенной связи или по незащищенной, как мы видим сейчас из многочисленных прослушек СБУ, люди не разговаривают почему-то по защищенной, позвонить Александру Бородаю или И. И. Стрелкову и сказать, слушайте, возвращайтесь домой. Может это сделать Франсуа Олланд. Не может.

С. КОРЗУН – Владимир Путин наверное может.

А. КРАСОВСКИЙ — Безусловно, это может сделать.

С. КОРЗУН – И он тоже говорит о том…

А. КРАСОВСКИЙ — Но видимо он этого не делает. Видимо, все-таки Владимир Владимирович Путин этого не делает. И видимо, все-таки Владимир Владимирович Путин вообще огромное количество времени, которое вся ситуация на Украине уже происходит, пытался от этой ситуации дистанцироваться. Поручая ее каким-то разным людям. Я предполагаю, что это два каких-то клана, которые объединились внутри этой большой украинской кампании. Клан, который ассоциируется у него с условными силовиками и клан, который ассоциируется не с либералами, но интеллектуалами. Вот так аккуратно назовем. И все два прекрасных клана объединились и предложили ему некое решение проблем, которые мы сейчас видим, как они решили проблемы. Проблема в том, что все посыпалось. И теперь уже все не собрать. Это невозможно собрать. То есть на самом деле люди, которые там сидят и это сейчас делают, не знаю, что они думают конкретно, не хочу гадать, но я абсолютно убежден, что это не собрать. Все кончено. Вот все кончено.

С. КОРЗУН – Почему украинцы с украинцами не могут договориться? Донецкие со львовскими.

А. КРАСОВСКИЙ — Почему не могут договориться. Что за чушь такая. А кто вам сказал, что они не могут договориться.

С. КОРЗУН – Так боевые действия продолжаются.

А. КРАСОВСКИЙ — Если боевые действия провоцировать ежедневно, если на боевые действия посылать все новых и новых людей с одной стороны, а с другой стороны убивать мирных жителей, когда ты стреляешь по боевикам, с другой стороны здесь попробуй не убей этих мирных жителей, это же абсолютно ситуация как в Рамалле или Секторе Газа. Боевики прикрываются мирными жителями. Ну конечно эта война у тебя будет продолжаться. Но здесь есть сторона, условно говоря, в Израиле нет стороны, которая может принять это политическое решение и это политическое решение будет выполнено. Потому что независимо от того, что решит палестинская автономия или израильский Кнессет, эта война все равно там будет.

С. КОРЗУН – Вашингтонский обком.

А. КРАСОВСКИЙ — Это вообще не имеет никакого значения. Здесь есть сторона силы, которая может эту войну прекратить в одночасье.

С. КОРЗУН – Именно сторона, участвующая в конфликте? То есть вы считаете, что все-таки конфликт Украины с Россией.

А. КРАСОВСКИЙ — Конечно. Ну конечно, я считаю, что конфликт Украины с Россией. Потому что среди руководителей так называемых сепаратистов очень мало людей, которые хотя бы родились на Украине. Зато мы знаем всех прекрасных мужчин, которые приехали туда из Москвы. И это очень странные люди. И давайте не будем все-таки врать, это никакое не сепаратистское внутреннее движение. Это все-таки поддерживающееся какой-то очень влиятельной силой в России, я не буду называть Владимир Владимирович Путин, потому что я в отличие от большинства людей не считаю, что Путин провоцирует эту всю картину мира. Но мне кажется, что он просто в свое время доверился этим людям и эти люди погубили Россию. Я не говорю, что они губят Россию, я утверждаю, что они ее уже погубили. Точно также сделал в свое время человек, которого Владимир Путин презирает, как мы знаем из последнего прекрасного текста в Newsweek, и все время об этом говорит. Это царь Николай Второй. Он доверился этим людям, условному П. А. Столыпину, который погубил Россию. Он ее погубил.

С. КОРЗУН – По Боингу у вас есть версии?

А. КРАСОВСКИЙ — Нет, и честно говоря, у меня не то что нет сомнений, версий, это в данном случае я просто не имею к этому никакого отношения. Я не являюсь следователем, расследователем. Ни жертвой, родственником и так далее. Боинг, я могу поддержать самого Путина, Боинг погубила эта война. Детей в Горловке погубила эта война. И погубит еще очень много женщин, детей, мужчин, стариков. Кого угодно.

С. КОРЗУН – То есть прогноз ваш неутешителен — продолжение этой войны.

А. КРАСОВСКИЙ — Прогноз мой неутешителен по отношению ко всей ситуации, которая есть в этом регионе. Который так или иначе связан с бывшей российской империей. Империи не разваливаются по звонку по кремлевской связи. Империи не разваливаются по договоренности каких-то людей, собравшихся в цэковском санатории. Империи разваливаются по историческим законам. И вот эта империя, которая тысячелетия формировалась на территории современной Евразии, она никуда не делась еще. Она не развалилась. И разваливаться она будет ровно так, как разваливались все остальные империи до нее. Здесь будет большая кровь, она будет, она никуда не денется. Потому что это не британская империя, не разбросанные по всей планете огромные, абсолютно независимые друг от друга, в том числе и ментально агломерации. А это цельная, очень монолитная, может быть с этим кто-то не согласится в Узбекистане, Таджикистане или Грузии, но тем не менее, все равно и Таджикистан, и Казахстан и Грузия, и Крым, и Украина тем более это все части огромной вот этой ментальной русской империи. Которая сейчас будет с кровью, треском, бедностью, голодом рассыпаться и мы все это застанем. Сейчас у меня нет абсолютно никаких сомнений, что мы в этом погрязнем.

С. КОРЗУН – Сожалеть будете о крахе предполагаемом этой империи?

А. КРАСОВСКИЙ — Конечно. И я хочу сказать тем людям, которые сейчас радостно пишут в своих фейсбуках, блогах, статьях по поводу этих санкций. По поводу выигранного суда одних жуликов над другими жуликами. Хочу сказать, что вы особо не радуйтесь, вы первые упадете в это жерло. Вы первые погибнете, и ваши дети погибнут там же в этой войне. И мы все очень пострадаем. И мы все страдаем. На самом деле не просто, то есть вообще в любой ситуации в исторических величинах и в исторических законах нельзя искать виноватых. Нельзя искать ошибки.

С. КОРЗУН – Не действуют никак физически, неотвратимо действуют исторические законы.

А. КРАСОВСКИЙ — Вообще вся история и эволюция это история ошибок и катастроф. Мы люди как биологический вид, это история какой-то генетической ошибки, которая произошла у предыдущего вида. И так далее. Ошибка происходит в генетическом коде…

С. КОРЗУН – Мутация.

А. КРАСОВСКИЙ — Мутация. Это же ошибка. И она начинает доминировать в итоге. И та же самая история с большими конфликтами и империями, и человеческими жизнями. Мы все совершаем бесконечный круговорот ошибок. Однообразных, разнообразных. И мы все в этих ошибках в итоге погибаем. Или страны погибают. Истории погибают. Люди погибают. И вот сейчас накопление этих ошибок, которые относятся к России, к этой территории, оно бесконечно.

С. КОРЗУН – Несколько вопросов на вашу оценку. Первый – событие. Сегодня стало известно, что Орхан Зейналов получил 17 лет колонии за убийство жителя Москвы, которое спровоцировало беспорядки в Бирюлево. Ну и сразу до кучи можно сказать, 4,5 года Развозжаеву и Удальцову. Сопоставимы сроки? О чем-то это говорит, как работает наше правосудие на ваш взгляд.

А. КРАСОВСКИЙ — Мне кажется вообще не очень связанные вещи. Все три вопроса друг с другом не связаны. Как работает правосудие, приговор Удальцову и Зейналову.

С. КОРЗУН – Давайте по очереди.

А. КРАСОВСКИЙ — Приговор Зейналову. 17 лет это очень много и очевидно, что это политически мотивированный приговор.

С. КОРЗУН – То есть вы знаете детали.

А. КРАСОВСКИЙ — Я правильно понимаю, что это одиночное убийство в состоянии аффекта. Если есть юристы, может меня поправят. Там 105, часть первая, вторая. То есть 17 лет по такой статье это я не знаю ни одного человека, который бы получал столько. В два раза больше, чем верхний потолок, наверное, от аналогичных случаев. Здесь же нет отягчающих никаких. Поэтому очевидно, что это политически мотивированное решение в пользу националистически настроенных граждан нашей России. Нет никакого сомнения, что большинство граждан России националистически настроены. Что касается приговора Развозжаеву и Удальцову, как бы я ни относился к Удальцову, про Развозжаева просто ничего не знаю, я не знаю, кто это фактически. А как бы я лично ни относился к Удальцову, а к Удальцову я отношусь, вернее к его идеям, идеологии, поведению очень плохо, более того, я считаю, что за какие-то действия Удальцова я бы сам судил. Но в данном случае то, за что он был осужден, несправедливо и глупо говорить о том, что есть хоть один справедливый приговор по Болотному делу. Это все фикция и все чудовищно неправосудно.

С. КОРЗУН – Сразу от Ильи из Ярославля: возможна ли новая Болотная, Сахарова в ближайшее время?

А. КРАСОВСКИЙ — Нет, она абсолютно невозможна, ни Болотная, ни Сахарова в ближайшее время. Потому что Болотная и Сахарова это тупиковая ветвь развития эволюции. Это как скоростные самолеты. Как Конкорд, вроде бы всем хороши самолеты, но не нужны никому, потому что пользы от них нет никакой в принципе. Никакой Болотной, никакого Сахарова здесь больше не будет, просто за ненадобностью. Что-то другое здесь точно будет. Мы видим то, что сейчас происходит в мире по отношению к России, и в мире по отношению к Путину. Владимир Владимирович Путин ведь чего так напрягался по поводу всей ситуации на Украине. Он действительно уверен, что принято политическое решение его свалить. И то, что сейчас происходит в мире, доказывает, что он был прав. Я не хочу никаким образом это комментировать, не хочу говорить, хорошо это или плохо, почему его решили свалить. Я могу безусловно, это комментировать. Но факт остается фактом. Решение Гаагского арбитража без политического решения на 50 млрд. никогда бы не случилось. Не надо тоже этой либеральной истории про независимые суды, да, они конечно независимые, безусловно, независимые, но товарищи, люди, занимающиеся большим, крупным бизнесом в России и на Украине например, докажут, что русский арбитраж тоже не самый плохой. Но решения на 50 млрд. так просто не принимаются арбитражем. За эти годы было огромное количество исков в Гаагский трибунал, в международный суд по правам человека, этим всем занималась Карина Москаленко, и ни один из них не был удовлетворен. Ни один по делу ЮКОСа. И вдруг раз, сейчас 50 млрд. против России. И шаг за шагом это будет усугубляться, и мы все увидим очень скоро.

С. КОРЗУН – Но логику можете какую-то предположить, что должен сделать Путин…

А. КРАСОВСКИЙ — Путин уже ничего. Посмотрите, здесь такая история. Проблема в том, что Путин всегда ориентировался не на то. Вот, какую претензию русские всегда предъявляют к американцам. Условный русский, назовем так, ведь коллективный русский, который предъявляет претензию, это коллективный Владимир Рудольфович Соловьев. Или коллективный Дмитрий Константинович Киселев. А вы на себя-то посмотрите. А как вы действовали в Сирии, а как вы действовали в Никарагуа, в Панаме, в Югославии, в Афганистане. И что я могу сказать. Они правы абсолютно. Они абсолютно правы, посмотрите на этот айфон, говорю я зрителям RTVi, и слушателям, я показываю в камеру. Это телефон, он собирается ручками. А еще есть какой-то такой космический аппарат, который делается в России. Тоже YotaPhone или какую-то такую хрень постоянно показывают бывшему президенту Медведеву. Она делается ровно также. Но только это не телефон. Это кусок кирпича. Разница между тем, что делает Америка и Россия приблизительно такая. В Америке делают айфон. Способы всегда в общем одинаковые. Другое дело — зачем ты это делаешь. Когда в Америке, то есть давайте возьмем самый ужасный пример лицемерия, подлости и воровства. Вот Панама решила приватизировать или что-то сделать с Панамским каналом. Американцы взяли, выхватили оттуда тамошнего тогдашнего президента, привезли его в Америку. Вменили ему совершенно нелепое обвинение. Навесили какую-то наркоту, наркотики. Президент суверенного государства. И посадили его в тюрьму на бесконечное количество лет. Он до сих пор там кажется сидит. По-моему, фамилия была Норьега. Вот ужас, ужас? – ужас, ужас. Зачем это было сделано. Безусловно, было сделано ради победы диктатуры добра и красоты. Потому что диктатура добра и красоты она действительно существует, и только она может по-настоящему двигать цивилизацию вперед. Не может двигать цивилизацию вперед диктатура зла и уродства.

С. КОРЗУН – А кто определяет: добро и красота или зло или уродство.

А. КРАСОВСКИЙ — Понимаете, хорошо, а кто определяет, хороший телефон или плохой? Определяет пользователь. То есть определяет все-таки…

С. КОРЗУН – Покупает или нет за эту цену.

А. КРАСОВСКИЙ — И давайте отлично, прекрасно, значит сколько у нас добровольных иммигрантов в Афганистан ежегодно. Сколько у нас добровольных иммигрантов реально добровольных например, на Украину. Сколько у нас добровольных иммигрантов в Румынию. И сколько у нас добровольных иммигрантов в Америку или Великобританию. Все-таки есть разница. Значит пользователь видит разницу. И пользователь хочет, чтобы у него в жизни сейчас было вот так. Он не хочет, чтобы у него сейчас в жизни было как в Афганистане. Правда? Он хочет все-таки, чтобы у него сейчас в жизни было как в Майами или Атланте. Вот чего хочет пользователь. И определяют это они. А делают это ответственные элиты. Разница в том, что в такой классической, победившей, действительно доминирующей в мире англосаксонской либеральной системе демократической двух партий действительно все определяется этими ответственными элитами. Которые раньше были очень замкнутым кругом, понимаем, что… в 204 году подписывали не колхозники из Денвера, в смысле из Девоншира. Но потом она все-таки стала немножко открытой. И нынешние ответственные элиты это открытые элиты. Это люди действительно определяющиеся каким-то своим критерием, которые могут решать. Проблемы русских элит, что они глубоко безответственны. И то, что мы сейчас видим происходящее в стране это целая цепочка очень безответственных решений.

С. КОРЗУН – К теме американской вернусь. Есть у нас и позитивное. Похоже, сделан довольно большой шаг в сторону сглаживание российско-американского противостояния.

А. КРАСОВСКИЙ — Это какой же?

С. КОРЗУН – С улиц пермского города Лысьва исчезли плакаты «Баран Обама и Банан Обама». Поскольку эти персонажи…

А. КРАСОВСКИЙ — А это все было в городе Лысьва?

С. КОРЗУН – Да. ФАС и прокуратура. Собственно на одном из плакатов был типа австралийского мериноса в фуфайке с американским флагом. А другая это классика…

А. КРАСОВСКИЙ — Австралийский меринос это кто?

С. КОРЗУН – Это баран, овца. Что-то такое. Шерсть с которого стригут. С американским флагом. В общем, два таких плаката висели с зимы практически. Сейчас ФАС и прокуратура заинтересовались, и решили убрать. Делается же что-то хорошее.

А. КРАСОВСКИЙ — Безусловно, это к вопросу о Баране Обаме, сегодня Ольга Романова моя подруга опубликовала в фейсбуке фотку. Обычную фотографию машины. Это был Фольксваген Туарег. На котором сзади было написано типа: Обама – лох, спасибо деду за победу. Ну вот эти все георгиевские ленточки. Все то, чем мы так гордимся и все эти машины, которые ездят по нашему городу каждый день. Я посмотрел недавно карикатуры начала века на типы людей и выяснилось, что мелкий лавочник это абсолютно такой персонаж с георгиевской ленточкой нынешней. Человек на иномарке, с баблом, «Крым наш». Это было все ровно то же самое сто лет назад перед революцией.

С. КОРЗУН – Антон Красовский был в «Особом мнении». Спасибо вам, Антон. И счастливо всем.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире