'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ – Добрый вечер! Меня зовут Александр Плющев. В гостях сегодня Андрей Фефелов — главный редактор интернет-канала «День». Добрый вечер!

А.ФЕФЕЛОВ — Приветствую!

А.ПЛЮЩЕВ – Я сегодня, когда ехал сюда на работу, везде — на улице, в метро, выйдя из метро то же самое было на улице здесь, на Арбате — я слышал разговоры людей. Ну, и сюда на «Эхо Москвы» тоже приходят люди, и они постоянно говорят об одном: о вчерашнем историческом матче Бразилия – Германия. Как будто бы, вообще, вся страна смотрела футбол, болела за одну из сборных и так далее. Никогда бы не подумал, что эфир с Андреем Фефеловым, с которым мы обсуждаем политику здесь в основном, всякие социальные…, я уж молчу про метафизические вещи, — мы начнем с футбола. Но, все-таки нельзя это волне, мне кажется, противостоять огромной.

А.ФЕФЕЛОВ — Конечно, мы все плаваем в этих информационных потоках психозов этих общественных и так далее. И нет-нет да заорет кто-нибудь за стенкой, сосед какой-нибудь «Гол!» закричит, или кто-то позвонит ночью и скажет, что Аргентина – Ямайка — 5-0.

А.ПЛЮЩЕВ – Вам звонили?

А.ФЕФЕЛОВ — Да, мне звонили, и я с возмущением бросал трубки, поскольку я в своей жизни не смотрел ни одного матча, это не мой конек – футбол. Но есть люди включенные…, есть люди, которые включаются иногда только в такие критические моменты, когда что-то такое происходит, но, мне кажется, это симптоматично, что бразильцы проиграли, поскольку это страна футболофобии, там люди не любят футбол сейчас, как ни странно. Они выступают против строительства футбольных сооружений и так далее. Там существует довольно мощное движение против футбола, и сборная отражает это общественное эмоциональное единство, которое там возникло против футбола. Они не хотят играть, не хотят пинать мяч. Это такая тихая забастовка. Они… как это называется? – просто-напросто саботажничают. Это саботаж бразильцев.

А.ПЛЮЩЕВ – Мне казалось, что там движение не против футбола, а против проведения соревнований.

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, это же одно и то же, потому что соревнования – это футбол, это весь комплекс… Значит, нам не надо ни футбола, ни соревнований, ничего прочего. А вот в России против Олимпиады очень мало выступали. Люди, надо сказать, сдержано себя вели. Только небольшая кучка очень сильно волновалась, что у нас Олимпиада сожрет очень много средств. Поэтому Россия победила. Кстати, в России к футболу тоже относятся достаточно скептически. Конечно, молодежь, городские массы – они вроде бы являют собой очень таких, ярых болельщиков, но русская православная церковь выступает против футбола по конституции, поскольку это в понимании церковном – это такое зрелище языческое, сродни тем явлениям гладиаторов в цирках, скачкам на капищах.

Это все продолжается и сейчас. Эти массы кричащие, эти страсти, которые разгораются, страсти, которые уходят в небо. Это же пустота. Люди ощущают свое единство некое на полчаса, обнимаются, целуются, а потом оказывается, что никакого единства и нет, их по-прежнему разделяет огромное количество вещей. Потому что естественно единство, когда люди делают одно дело, общее дело. Республика – это общая вещь, общее дело. Но, если этого дела нет, то возникают симулякры, футболы.

И еще одна вещь. Нам все время говорили, что футбол, ну, спорт – это замена войне. А сейчас в чем-то, как это ни страшно звучит, война замена спорту. То есть, эта зрелищность войны, медийность войны, эта отформатированность войны вбрасывается в общество, как и спорт. То есть это является таким своего рода страшным футболом. Люди сидят на диванах и болеют, они в таком древнем русском православном смысле они болящие, они включены в это психологически. Никак не влияют на процесс, ничего не делают, гуманитарную помощь не посылают, воевать не едут, но себя распаляют и находятся вот в этом психологическом состоянии такого психоза, и это все заставляет задуматься. Это маленькое такое эссе про футбол. Ничего больше сказать не могу.

А.ПЛЮЩЕВ – Честно говоря, футбол, мне кажется, как-то человечней в этом смысле. Но, кому что, кому какие зрелища нравятся.

А.ФЕФЕЛОВ — Ничего сверхчеловеческое нам не чуждо.

А.ПЛЮЩЕВ – Про сверхчеловеков поговорим сегодня, в смысле про суперменов, супергероев, но чуть-чуть попозже. Пока вот насчет войны как раз. Тут серьезная ситуация вокруг украинской летчицы Савченко, которая обнаружилась в воронежском СИЗО. История выглядит крайне странной и запутанной. И кажется ли вам правдоподобной версия, которая была изложена Следственным комитетом? Ну, мы с вами оба с ней ознакомились.

А.ФЕФЕЛОВ — Все, что угодно сейчас может происходить на этих территориях, то есть это зоны хаоса. В том числе, российско-украинская граница, которая якобы в рубище без документов переходила летчица Савченко, ее там ловили пограничники. Все может быть. Но я надеюсь, что эта история все-таки выдумка, я надеюсь, что ее все-таки похитили, что ее все-таки экстрадировали с этой территории Луганской или Донецкой республики привезли на суд в Россию. Я надеюсь, что это так. Я надеюсь, что в воронежском СИЗО окажется скоро и Ярош и Ляшко, и, конечно, первые лица: Турчинов, Аваков и Порошенко сам.

А.ПЛЮЩЕВ – В этом смысле вы выступаете за такую открытую войну с Украиной фактически?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, речь идет о том, что против этих лиц заведены уголовные дела. Во всяком случае против некоторых из них

А.ПЛЮЩЕВ – Мосгорсуд, вообще, сегодня Авакова заочно арестовал.

А.ФЕФЕЛОВ — Я для думаю, что Коломойского просто не довезут до СИЗО. Он потеряется по дороге. Понимаете, люди иногда теряются, они уходят иногда в поля, в леса – это бывает с ними. Во всяком случае, у меня есть такая надежда, что его отпустят на вольные хлеба.

А.ПЛЮЩЕВ – Вы не договорили. Я предположил, что вы выступаете за открытую войну с Украиной. Так ли это?

А.ФЕФЕЛОВ — Я не выступаю за открытую войну с Украиной. Я надеюсь, что такого субъекта, как Украина просто не будет в скором времени, и не с кем будет воевать.

А.ПЛЮЩЕВ – Но пока события развиваются несколько иным образом. Вы, кстати, к какому крылу принадлежите – к «кургинянским» или наоборот? Я в том смысле, что те, кто ругают Стрелкова за то, что он ушел из Славянска или те, кто его наоборот хвалит.

А.ФЕФЕЛОВ — Я думаю, что умозрительная дискуссия, она сродни тем футбольным болельщикам, которые сидят на диване и плетут какие-нибудь потрясающие интриги из песка…

А.ПЛЮЩЕВ – Кургинян, получается комментатор футбольный.

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, да, это футбольный комментатор, причем такой, профессиональный застарелый комментатор. Он комментирует уже нашу политическую жизнь уже многие годы, и иногда он в своих комментариях, как и любой комментатор, выходит за какие-то рамки, пределы и выстраивает какие-то совершенно невозможные схемы. И это увлечение этими конспирологическими построениями…. Они крайне увлекательны порой, они представляют собой некую «Повесть временных лет». Это все истории с продолжениями, но они не имеют отношения к той суровой реальности, той суровой действительности военной, военно-политической, которая сейчас вершится в Донецке, и, конечно, прибытие Кургиняна в Донецк – оно замутило еще более обстановку, создало смятение в душах, но это в основном здесь, в России обсуждается. Там я думаю, что не до Кургиняна – там происходит реальная борьба. Потому что, действительно хаотизация она налицо, и полевые командиры, которые представляют собой костяк ополчения, он тоже неоднозначно все не готовы подчиняться Стрелкову. Там возникают противоречия, борьба между командирами. Это проблема реальная, но она решается и будет решена.

А.ПЛЮЩЕВ – Увлекшись описанием способностей господина Кургиняна, вы не ответили на мой вопрос, а я спрашивал: Вы…

А.ФЕФЕЛОВ — За войну или нет?

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, не за войну… Это мы уже выяснили с помощью двух итераций. Я хотел спросить насчет того, вы как поступок Стрелкова, оставившего Славянск и Краматорск, как вы его расцениваете?

А.ФЕФЕЛОВ — Я его оцениваю, как блистательно проведенную операцию, которая, по сути дела, показала сверхпрофессиональные способности Игоря Всеволодовича, с одной стороны. С другой стороны — это демарш, который приведет, в конечном счете, к установлению единоначалия среди сил ополчения в Донецке, которые формируются. То есть это и военный маневр прекрасный и политический маневр очень своевременный и правильный.

А.ПЛЮЩЕВ – Как тогда расценивать его по отношению к жителям Славянска. Ведь туда пришли украинские каратели, согласно общей пропаганды, украинские каратели, которые, наверное, сейчас их изнасилуют, сожгут, убьют, съедят, пустят на сосиски…

А.ФЕФЕЛОВ — Я бы сказал, все это происходит, а не в будущем времени. Дело в том, что отчасти мотивация Стрелкова была в том, что Славянск стали безбожно расстреливать, без всяких кивков в сторону местных жителей, мирных жителей и так далее.поэтому Стрелков, таким образом, для местных жителей представлял из себя опасность еще горшую, чем, так сказать, этот террор украинский. То есть, если террор украинский будет действовать против мужчин тридцатилетнего возраста, против, может быть, силовых структур, которые там поддержали ополченцев, не выступили против них — то вот этот артиллерийский огонь не щадил никого. Он бил по площадям, по детям, о чем, кстати говоря, Игорь Стрелков и говорил в своих объяснениях в своем интервью, что эти образы уничтоженных, искореженных людей; уничтоженных, убитых детей – он, в общем, не мог выносить. И, таким образом, он освободил от этой страшной ноши, от самого себя, от самого отряда город Славянск.

А.ПЛЮЩЕВ –Тут два вопроса сразу возникает. Я пойду по порядку. Первое: соответственно, получается, что украинские силы или фашисты, или как угодно их можно называть, они уже не будут расстреливать жителей Славянска.

А.ФЕФЕЛОВ — Они не будут бить прямой наводкой из артиллерии по кварталам – этого не будет.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, они будут совершать этнические чистки, они будут совершать грабежи, насилие. От кого защищать? Стрелков – он от кого защищал там, в Славянске, от чего он защищал мирное население?

А.ФЕФЕЛОВ — Стрелков создал форпост нового государства Новороссии, и он его оставил, этот форпост.

А.ПЛЮЩЕВ – Мирное население там совсем не причем.

А.ФЕФЕЛОВ — И теперь там идет террор, точечный террор. Этот террор не связан с уничтожением тотально населения Славянска, об этом не говорит ни одно российское, киселевское и любое другое СМИ. Речь не идет о форме геноцида сейчас в Славянске. Речь идет о точечном терроре. Факты его несомненные, они будут, так или иначе, поступать, в том числе, на вашу радиостанцию. Другое дело, что, так или иначе, люди бегут оттуда. Они бегут не от Стрелкова и не от артиллерии украинской, а они бегут оттого, что туда пришла эта…, туда пришел Ляшко с этим рылом своим и прононсом своим, и Ляшко будет устанавливать там свои законы. И эти ляшковские законы не предусматривают нахождение там русских. Они предусматривают там кого угодно, только не русских, которые живут на своей земле спокойно, пользуются своей культурой и так далее. Это другая история. Ляшко туда не за этим ворвался на БТР и на танках. Там будет проводится тотальная украинизация, которая в современных терминах называется этноцидом. Не путать с геноцидом. Геноцид – это физическое уничтожение, а этноцид предусматривает или тотальную ассимиляцию или выселение в другие районы, или вытеснение, что и происходит в целом.

А.ПЛЮЩЕВ – То есть получается, что Стрелков, оставив Славянск, оставил его на растерзание тем, кто будет проводить геноцид?

А.ФЕФЕЛОВ — Да, Стрелков оставил Славянск, избавил их от тотальных бомбардировок и, таким образом, он оставил временно Славянск, я думаю, на пару месяцев, чтобы не бомбили этот город из артиллерии и авиации.

А.ПЛЮЩЕВ – И теперь, видимо – ну, по этой логике чисто – бомбить из артиллерии и авиации будут гораздо больший населенный пункт под названием Донецк.

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, если будут бомбить Донецк, то я думаю, что скоро будут бомбить Киев, потому что это явления, города одного порядка. Будут бомбить один город миллионник, потом будут бомбить другой город миллионник. Будут такие бомбежечки продолжаться, сначала в одном месте, потом в другом месте. Если Порошенко начнет бомбить Донецк, то вслед за этим последуют бомбежка Киева.

А.ПЛЮЩЕВ – Если я правильно понимаю, что Стрелков оставив население тем, кто будет заниматься с ним геноцидом, ушел в Донецк, ожидая, что там его не настигнут бомбежки только, потому, что Киев будет ожидать ответно. То есть ушел в укрытие фактически.

А.ФЕФЕЛОВ — Речь о другом.

А.ПЛЮЩЕВ – Но, почему, не будут бомбить Донецк? Потому что большой населенный пункт. Прикрывшись тамошними местными жителями. Его местные жители Славянска уже не устраивали, если я правильно понял – вы меня поправьте – они уже не годятся в качестве щита, а вот Донецк, большой город – он годится в качестве такого щита, правильно?

А.ФЕФЕЛОВ — Дело не втом, что Донец является щитом, а в том, что Донецк является столицей Донецкой республики, и в Донецке следует навести порядок – это основная задача Стрелкова. У Стрелкова задача – не спрятаться в наиболее укромное место. Дело в том, что Славянск, особенно разрушенный Славянск, разрушенный до основания Славянск, представлял из себя идеальное место для уничтожения украинской военной группировки. Это идеальное место. Развалины – это стихия Игоря Всеволодовича, потому что я с ним передвигался по развалинам Грозного. Он меня возил, будучи в чине, будучи военным специалистом российским, он меня возил по ночному Грозному и я видел, как он ориентируется в этих развалинах. Развалины в этом отношении – это его профессиональная стихия. Так что в этом смысле ему не страшны ни развалины Донецка, ни Славянска, ни киевские развалины. Я думаю, что в киевских развалина он будет столь же успешен, как и в любых других.

А.ПЛЮЩЕВ – Понаблюдаем за этим. Вообще, высказываются опасения, что эти люди, которые сейчас там с оружием в руках воюют – там есть российские граждане, этого давно уже, в том числе, и вы не скрывает уже давно – они же рано или поздно вернутся в Россию и будут заниматься тем же самым. Высказываются такие опасения.

А.ФЕФЕЛОВ — Они могут и в Брюссель поехать. Почему нет? Но без абсурда только. Они поехали по идеологическим мотивам. Не по каким-то другим, не то, что им охота повоевать, или, они, может быть, имеют какие-то претензии какого-то характера политической власти, где-то установить собственную диктатуру, поправить. Это другие мотивы. Добровольцы российские едут туда по другим мотивам. Эти люди готовы умирать, и умирают там по другим поводам. Не то, что они хотя мускулами поиграть, политикой… Поэтому не надо бояться, что они приедут сюда и начнут здесь заниматься тем же самым, то есть устанавливать Новороссию в России.

А.ПЛЮЩЕВ –Ну, какие высказываются в этом смысле опасения, почему так может произойти – потому что не ввели войска. Потому что обещали помочь, а не помогли, и поэтому с этими властями, которые не помогли, надо бы тоже разобраться, навести порядок – вот, какие опасения высказывают.

А.ФЕФЕЛОВ — Есть такая проблема, и она связана не с добровольцами российскими, которые туда поехали, не ожидая никакие войска. Они не поехали туда, как разведотряд российских войск, они поехали туда, как добровольцы, которые понимали, на что они идут, и в каких условиях им придется сражаться. И, слава богу, что российская власть, российское государство не отлавливало их на территории России, не арестовывало, как это было в 92-м году в Приднестровье, когда ехали добровольцы – их арестовывали здесь – ельцинская администрация. Их преследовали. Этого, слава богу, не было. Есть проблема в том, что население Донбасса ожидало каких-то решений, оно разочаровано. Оно мучается такими вопросами, а как же дальше быть? Неужели это будет продолжаться долгие годы. Вот в этом большая проблема.

А.ПЛЮЩЕВ – Не читали сегодня заметочку Александра Невзорова про Славянск.

А.ФЕФЕЛОВ — Про Славянск, Невзорова? А он про лошадей ничего не писал?

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, там про лошадей ничего нет.

А.ФЕФЕЛОВ — Несколько лошадей погибло, кстати, во время штурма Славянска.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, хорошо, если вы не читали, тогда не будем обсуждать.

А.ФЕФЕЛОВ — Знаете, Невзоров – он, чем интересен. Тем, что он провозглашает какие-то вещи очень яростно, ярко, активно, а потом он через какое-то время – проходит период определенный исторически, может быть, жизненные период у него – и он эти вещи дезавуирует полностью. Он на 90%, на 100% говорит все наоборот. И в этом весь Александр Глебович. И я думаю, что скоро он будет есть конину на глазах у потрясенной публики и все, в общем, не будут удивлены.

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, просто там были, действительно, яркие соображения.

А.ФЕФЕЛОВ — Не стоит прислушиваться к этому яркому публицисту, прошу прощения.

А.ПЛЮЩЕВ – Закончим как раз эту получасовку и украинскую тематику тем, что – казалось какое-то время, что у идеи ввода войск на территорию Украины очень много сторонников в России. Прямо масса населения поддерживает. И вот вчера ВЦИОМ, которому в этом смысле нет оснований не верить, сказал, что 66% против ввода войск на юго-восток Украины, и как-то, в общем, остывают россияне к этой идее вообще. Как вы думаете, с чем это связано?

А.ФЕФЕЛОВ — Я думаю, что эти вопросы все же – это не вопросы футбола, мгновенных реакций. Я полагаю, что большая часть общества полагает, что те риски, которые Россия будет испытывать на себе в результате ввода войск, они превышают те риски, которые возникают в связи с тем, что государство Новороссия само себя выстраивает мучительно и сложно. То есть, условно говоря, существует опасность, что русский Донбасс, восставший Донбасс задавят, превратят его в кровавое месиво, в лепешку; вытеснят тысяч пятьсот русских людей, появятся беженцы в России в большом количестве и создадут из Украины такое унитарное антирусское военизированное государство, которое через два-три года пойдет воевать Крым. Это первый риск основной, который осознают огромное количество россиян, русских людей, российских граждан, в том числе, аналитиков. Я думаю, это понимает и президент.

Но есть второй риск, который говорит о том, что Россия сейчас введет войска, жестко поставит границу на территории этих областей лишь только, и при этом мы получим огромное давление со стороны Запада на себя, вплоть до продовольственной блокады. Россия в том смысле не сильное государство. У нас нет этих поясов безопасности, которые были у Советского Союза. И наши граждане такие разумные, осторожные люди, как и президент. Поэтому, я считаю, что эти 40 процентов, которые немедленно требуют ввода войск в Украину, 40% населения, вот эти русские обыватели, которые требуют немедленного захвата Киева – они остались в меньшинстве, но не радикальном.

А.ПЛЮЩЕВ – Требую немедленно прервать нашу программу ради новостей и рекламы.

НОВОСТИ.

А.ПЛЮЩЕВ –Сегодня в программе «Особое мнение», как впрочем всегда, по средам в это время Андрей Фефелов — главный редактор интернет-канала «День». Ваши вопросы: по sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, работает также аккаунт vyzvon в Твиттере и веб-форма на нашем сайте.

Считалось, что Сноуден у нас на год вроде. Ну, у него действовало разрешение о временном политическом убежище на год. И вот сегодня его адвокат Анатолий Кучерена подтвердил, что он запросил продление этого убежища. Как вы думаете, продлевать или нет? А во-вторых, по итогам этого года пребывания у нас виртуального, потому что его никто обычно не видит, максимум только какие-то звонки на прямую линию Путину – чтобы вы рассказали об этой фигуре.

А.ФЕФЕЛОВ — Это такой залетный к нам подарок прекрасный – Сноуден. Это большое счастье, что он оказался здесь, как-то его ветром занесло. Если бы он попал в Китай, конечно, было бы тоже хорошо, но для нас хуже. Вот он, действительно, оказался под нашим крылышком. Просто Путину везет, и это, наверное, один из таких маркеров везения Путина, что Сноуден оказался именно здесь, и представляет из себя такой ценнейший источник самого разного рода информаций.

А.ПЛЮЩЕВ – Но, если бы какой-нибудь россиянин таким образом попал, мы бы его рассматривали, как предателя, если бы попал в США или Китай.

А.ФЕФЕЛОВ — Возможно. Но в этом есть эти парадоксы политики международной, этики.

А.ПЛЮЩЕВ – Или это двойные стандарты?

А.ФЕФЕЛОВ — Кто-то считает его шпионом, кто-то разведчиком, кто-то предателем, а кто-то – борцом за права всех народов Земли.

А.ПЛЮЩЕВ – В этом смысле слушатель один наш спрашивает: «Андрей, заслуживает ли всяческого осуждения сын депутата Государственной думы, который отдыхает на Мальдивах, а не в Крыму?».

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, конечно, я считаю, что преступно отдыхать на Мальдивах, а не в Крыму. Надо всем, действительно, ехать в Крым. И на самом деле вся государственная информационная политика не выстраивается, к сожалению, по Крым. Должны быть бигборды, должны быть массовые пропагандистские акции. Это очень серьезно, это очень важно. Это упущено время. Это говорит о неповоротливости и слабости нашего государства. Должны создаваться специальные программы, в том числе, и военно-патриотического туризма, потому что Севастополь – это город русской славы. Туда надо пускать школьные экскурсии, чтобы в день по сто экскурсий ездило из разных точек России. И это очень важно. И Мальдивы, конечно, это возмутительно. И не было у молодого человека этих проблем, если бы он сидел бы в Крыму. Сидел бы и сидел, есть живые люди, все хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ – Как вам, вообще, вся эта история с арестом Соединенными Штатами где-то на Мальдивах?

А.ФЕФЕЛОВ — Идет борьба за мозги. Он сверх человек по-своему, он супермен.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, ладно!

А.ФЕФЕЛОВ — Это человек, у которого там, в момент какой-то катастрофы, несчастного случая открылись супервозможности: он стал потрясающим гением информационных технологий…

А.ПЛЮЩЕВ – Вы думаете, что он реально мог…

А.ФЕФЕЛОВ — Мог. Иначе, зачем этот весь сыр-бор, зачем они в него вцепились зубами, зачем мы вцепились?

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, вчера, например, Михаил Барщевский, если я правильно его понял, опять же, сидя на вашем месте, он допустил, что это для давления на депутатов Госдумы там, из-за океана. Санкции, то, се.

А.ФЕФЕЛОВ — Мне кажется, это случай. Один депутат. Подумаешь… Да надавишь на депутата – еще развалится. Нет. Я полагаю, что суть именно в этом человеке, в его особых данных.Потому что не далее, как позапрошлом номере газеты «Завтра» была большая публикация о хакерах, об этом хакерском интернационале, о том, что подобная же дилемма, зеркальный случай, но человек сидит в Брюсселе, и за него идет тяжба между США и Россией.

А.ПЛЮЩЕВ – Там, в СИЗО где-то…

А.ФЕФЕЛОВ — В СИЗО.И не то, что мы хотим усадить его в наше СИЗО, а американцы — обязательно к себе на Манхеттен. Вопрос вдругом — что этот специалист высокого класса. Вопрос на кого он будет работать в будущем – на США или на нас? И из-за этого идет такая драка.

А.ПЛЮЩЕВ – В этом смысле и со Сноуденом может быть похожая история.

А.ФЕФЕЛОВ — Но она уже шла, прошла, надеюсь, теперь он у нас все-таки.

А.ПЛЮЩЕВ – То есть это не просто история какого-то предательства…

А.ФЕФЕЛОВ — Но у Сноудена другая немножко специализация. Он человек, который в структуре работал, он еще может рассказать о работе структуры. Он может консультировать. Он может помогать в режиме консультаций, а эти люди просто буквально залезают внутрь этих систем и там начинают шуровать. Они, так сказать, как это… «газонокосильщики».

А.ПЛЮЩЕВ – У меня вот не складывается картинка в одно.

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, если он миллионы долларов может снять…

А.ПЛЮЩЕВ – У меня не складывается в одну картинку. Почему человек, которые может делать такие вещи и делает такие вещи. И подозревать… ну, не первого же хакера сажают – подозревают, что, наверное, могут его где-то… Едет опять же не в Крым, а на Мальдивы. Ну, фантастические способности и фантастическая глупость соседствуют. Не кажется вам?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, это люди особого рода. Это, так сказать, люди особого сознания, они граждане мира, они авантюристы. Это подпольщики, партизаны этой цифровой цивилизации. И, где они могут оказаться – на Мальдивах или в избушке на Дальнем Востоке, как ДерсуУзала и связь что интернет и оттуда снимать миллионы долларов – это их личный выбор. Вопрос в том, чего его засекли, и теперь уже ему не отделаться так просто. Его обязательно перетащат либо туда, либо сюда.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Ну, раз вы про сверхчеловеков заговорили сами, тут история про «Мстителей». Это супергерой комиксного сериала, американский. Я, честно говоря, в этом не очень соображаю, но есть многие люди, которым нравятся все эти комиксы. Вот Роскомнадзор что-то пристал к компании MarvelEntertainment, которая запускала этот сериал «Мстители» про супергероя. Там много претензий разных, но она меня просто потрясла. У одного из супергероев на поясе серп и молот типа советской символики. Почему нельзя?

А.ФЕФЕЛОВ — Скорей всего это вопрос копирайта, причем такого исторического копирайта. Это удивительный момент, что Советский Союз в своих символах, в своих знаках мощных прошел потрясающий, сложный и мощный участок истории отечественной. И вот за этот участок он совершил мощнейшие деяния, и эти символы являются частью исторического сознания России. И в свое время их содрали и выбросили на свалку в 91-м году. Берите, что угодно: закусочные делайте, на парусах их печатайте и так далее. И сейчас изменяется отношение к этим символам. Нет, ребята, это наше. Это очень действенная вещь, поскольку все на символах зиждется. Символ – это все. А все остальное – это хаос, это бесконечная смена дня и ночи. А, когда появляются символы, знаки…

А.ПЛЮЩЕВ – Да вы прямо масон!

А.ФЕФЕЛОВ — Все становится в некую систему. Это не масонство, это принципы, на которых строится цивилизация. Потому что, с чего началась цивилизация? Человек взял уголь и нарисовал кружочек, палочку – вот так первый компьютер появился на стенах древней скалы.

А.ПЛЮЩЕВ – Как же, черт, этого у Брауна-то звали? — Ленгдон – вот прямо. Он тоже лекции про это всю дорогу читал. Хорошо. Тут еще Олег из Челябинска спрашивает: «По дворцы Рутенбергов спросите. Одобрит ли?» Вообще, я правда, хотел спросить, какие ощущения вы испытываете, когда видите какие-нибудь сообщения, статьи – я не знаю – фонд борьбы с коррупцией, какие-нибудь перепосты в блогах, в Фейсбуке – где вы можете видеть, не знаю — каких дворцах живут некоторые, как говорят, приближенные к Путина олигархи, просто, какие ваши ощущения? Можете за минуту описать.

А.ФЕФЕЛОВ — Украинцы страшно переживали насчет дворца Януковича. Это их постоянно мучило, и они совершили такой эмоциональный акт – изгнали Янковича – но при этом они целые пласты сознания и территории и целых политических структур просто обрушили. Рухнули. У них нет теперь ряда партий…

А.ПЛЮЩЕВ – То есть это как-то взаимосвязано.

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, просто эта борьба с дворцами… важно эту борьбу с дворцами, которую вели в 17-м году тоже массы, не перевести в разряд такого тотального разрушительного сценария. Другое дело, конечно, мне бы не хотелось, чтобы вообще были дворцы кого угодно: Виттенберга, Вексельберга. Чтобы, так сказать яиц Фаберже тоже не было – меня они раздражали. Вся эта роскошь – просто мура. Все должно быть грубо, умело и, так сказать, функционально, без этого перебора, без роскоши.

А.ПЛЮЩЕВ – Это особое мнение Андрея Фефелова, главного редактора канала «День». Больше спасибо и до свидания!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире