'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, а с особым мнением – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». У нас сегодня прекрасный день, надо сказать, в смысле новостей. Павел Дуров не вернется в Россию, Алексею Навальному присудили 300 тысяч за клевету по решению суда. Лидеру крымских татар Мустафе Джамилёву то ли запретили, то ли не запретили въезжать в Крым и так далее. Начнем с этого.

Целый день сегодня шли какие-то непонятные новости, и, честно говоря, до сих пор мне так и непонятно, все-таки, ему запретили въезжать в Крым или не запретили? Потому что крымские власти сообщают одно, сайт крымско-татарского меджлиса сообщает другое, Twitter из разных источников сообщает нам третье. Мне кажется, сам факт того, что эта тема вот таким вот образом обсуждается и столько вот какого-то дыма такого вот вокруг нее нанесено, она является уже поводом для того, чтобы поговорить об этом.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что надо быть сумасшедшими, чтобы это сделать (я имею в виду не впустить Мустафу Джамилёва в Крым), потому что… Ну, вероятно, там люди, которые делают это или угрожают, что они это сделают, или, действительно, они вручили ему бумагу о том, что ему на 5 лет запрещен въезд на территорию РФ…

О.БЫЧКОВА: Или вручили какую-то сомнительную бумагу, мы не понимаем.

Е.АЛЬБАЦ: Да. Они просто совершенно не знают, вероятно, с кем они имеют дело. Мустафа Джамилёв – один из самых известных диссидентов Советского Союза. Он был… Ему был год, когда его семью и его, естественно, депортировали из Крыма и 18 мая будет 70 лет депортации крымско-татарского народа из Крыма. И не только: там и греков депортировали, армян, которые жили в Крыму, и так далее, переселили в Ростовскую, по-моему, область.

И он еще в конце 60-х годов, Джамилёв создал инициативную группу по защите прав человека в СССР. В 1969 году он ее создал (эту группу). После чего он пошел по лагерям и ссылкам. 15 лет он сидел либо был в ссылках. Был известный омский процесс в середине 70-х годов, когда Джамилёв держал голодовку (его насильственно кормили) 9 месяцев.

Он вообще стал легендой диссидентского движения в Советском Союзе. И это, конечно, человек, который мало чего уже боится. Он такое знамя крымско-татарского народа.

Особенно надо учитывать, что крымско-татарский народ до вчерашнего указа Путина, ведь, не был реабилитирован, потому что Крым был частью Украины, да? Тогда в 1944 году, 18 мая практически за сутки было депортировано около 400 тысяч человек. По официальным данным 25% погибло в пути и в местах депортации. А везли в Узбекистан и в Пермский край, и так далее. По неофициальным данным 46% погибло.

Конечно, история крымско-татарского народа во время войны не самая простая, потому что… Вообще это, конечно, многострадальный народ. Те, кто знают историю, помнят, что было Крымское ханство. Что в 1783 году, просуществовав 3 века, Крым был завоеван царской Россией и был аннексирован, оккупирован и аннексирован. И тогда их тоже выселяли, у них отбирали землю (у крымских татар).

После революции была создана Крымская АССР. А потом пришли 30-е годы, когда в годы сталинских репрессий вырезали практически всю крымско-татарскую интеллигенцию в Крыму. Ну и дальше была оккупация Крыма, значит, немецкими войсками. И, действительно, было примерно около 9 тысяч или, может быть, 10 тысяч человек, которые были во всяких созданных немцами, в том числе СС ротах самообороны так называемых. При этом как минимум 35 тысяч человек воевало в Красной армии, как минимум 35 тысяч человек.

И, вот, я совсем недавно увидела художественный фильм, он называется «Хайтарма» – так называется национальный танец крымских татар. Вот, о том, как происходила, собственно, депортация. Это ужасно.

О.БЫЧКОВА: Да, я тоже видела этот фильм. Он очень тяжелый.

Е.АЛЬБАЦ: Очень тяжелый.

О.БЫЧКОВА: Очень тяжелый и очень такой вот при этом иллюстративный. То есть ты, действительно, понимаешь, какой это был кошмар. Вот, он просто тебе…

Е.АЛЬБАЦ: Ну, конечно, это, так сказать, в некоторой степени, конечно, это художественный вымысел. Но просто важно для тех, кто не смотрел, сказать, что там героем фильма выступает дважды герой Советского Союза летчик Амет-Хан Султан, который сумел… Говорят, вообще единственная семья, которая спаслась от депортации, это семья, которую он спас. Он вывез, успел каким-то образом забрать родителей из Алупки. Вот.

Так что накануне 70-летия вот этой трагедии устраивать всё это с Джамилёвым – это надо быть совершенно без головы.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас прервемся на одну минуту, на краткие новости, затем продолжим программу «Особое мнение». Евгения Альбац в этой студии. Мы продолжим еще эту тему и поговорим про Крым, конечно же, про Украину и про крымских татар через минуту. Не отключайтесь.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение». Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times» со своим особым мнением. Давайте еще продолжим и завершим эту тему крымских татар и того, что происходит вокруг Мустафы Джамилёва, их лидера и депутата Верховной Рады. Ну, если предположить, что, действительно, там кто-то принял решение о том, что Джамилёв не должен там возвращаться в Крым в ближайшие 5 лет. Хотя, совершенно непонятно, кто вообще может взять на себя смелость и вообще ответственность принять такое решение, и право у кого есть такое запретить человеку приезжать на его родину, там, в его дом. Это совершенно непонятно.

Но тем не менее, понятно, что это просто решение для того, чтобы лишить крымских татар своего лидера, своего вождя, своего знамени практически. Ну, а есть еще какие-то другие способы решения этой проблемы, вот, кроме тупых? Потому что проблема совершенно очевидно, что она существует.

Е.АЛЬБАЦ: А какая, собственно, причина его не пускать? Значит, Джамилёв был депутатом Верховной Рады Украины нескольких созывов. Он лоялен стране, частью которой Крым был до 18 марта 2014 года. Крымские татары начали переезжать, возвращаться в Крым, по-моему, в 1989 году, началось переселение и, в общем, они все туда переселились, когда это была уже суверенная Украина. И они более-менее там сумели обосноваться, обосноваться в том числе на землях, где они исторически проживали, где были дома их родителей и дедов, и прадедов, и так далее.

Поэтому понятно, что они лояльны в большой своей части украинскому государству. Я вот тут услышала, на «Эхо Москвы» кто-то из новостников сказал, что Джамилёв яростно был против. Это неправда. У Джамилёва как и у очень многих крымских татар хорошая память. И они помнят, как люди, которые служили в том же самом Комитете государственной безопасности, что и нынешний президент РФ, как они их выкидывали из домов, оставляя, так сказать, малолетних детей в люльках умирать от голода. Ну, это вообще обычная вещь была в годы сталинских репрессий. И как их потом как скот везли в разные регионы, где было практически невозможно… Где жили они в землянках и так далее, особенно когда их в Сибирь отвозили, да? Но и в Узбекистане было не здорово.

Поэтому понятно, что у этих людей есть вот эта память и память, которая сохранилась в семьях, о том, как с ними поступили, как целый народ объявили врагами и предателями. Я напомню, что есть гениальная фраза Зеева Жаботинского «Дайте право каждому народу иметь своих подлецов». Были коллаборационисты среди крымско-татарского народа? Да, конечно, были как были среди русских, украинцев и так далее.

О.БЫЧКОВА: Как и среди всех остальных, да.

Е.АЛЬБАЦ: Мы знаем сейчас… До тех пор, пока нам еще не запретили знать историю, реальную историю Великой Отечественной войны, мы знаем, что коллаборационизм был чрезвычайно развит на оккупированных территориях. И в этой логике там вообще надо было всех украинцев вообще выселить.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, можно рассказать, например, что московские власти сделали шаг навстречу крымским татарам, приняли это решение о реабилитации крымских татар в первую очередь, потому что их больше всего среди этих реабилитированных…

Е.АЛЬБАЦ: Ну, указ это не московской власти, это указ президента РФ Путина. Я считаю, что абсолютно правильно. Как абсолютно правильно было сделано, что крымско-татарский язык – это группа тюркских языков – один из государственных языков Крыма. Просто тут не надо заниматься идиотизмом, надо немножко почитать историю, просто узнать, кто такой Мустафа Джамилёв.

О.БЫЧКОВА: Ну, теперь вот можно сказать, что у крымских татар нет, как бы, оснований для того, чтобы проявлять свое недовольство тем, что они вошли теперь в состав РФ вместе со всем Крымом? Вот, к ним идут навстречу. Или не идут? Или что?

Е.АЛЬБАЦ: На самом деле, с реабилитацией репрессированных народов, ведь, много проблема. Потому что мало издать… Российской Федерацией был принят закон в ельцинские времена. Но, ведь, мало принять просто закон, да? У людей остались родовые дома. И мы знаем по пригородному району, что ингуши так и не смогли, например, вернуться в пригородный район. У крымских татар тоже остались родовые дома. Куда-то они смогли вернуться, в тот же Судак, Бахчисарай и так далее, а куда-то не смогли. А в Алупке было огромное крымско-татарское население.

Другой вопрос, что это принципиально важно, что Путин издал этот указ, который будет действовать вместе с законом о репрессированных народах, который существует в РФ. Но это только первый шаг. И самое главное, что начинать историю, новую историю Крыма в составе РФ с того, чтобы агонизировать 260-тысячное население крымских татар, это надо быть сумасшедшими. При этом не стоит забывать, что большая диаспора крымских татар в Турции, большая, практически 100-тысячная диаспора крымских татар в Узбекистане, ну и так далее. Не надо делать глупостей.

О.БЫЧКОВА: Ну, еще у нас есть одна история, такая, похожая, но с обратным знаком. Павел Дуров, основатель соцсети Вконтакте написал, что он находится не в России и возвращаться не собирается. И главное, что, как мне кажется, мы можем прочитать, вычитать из этого заявления помимо его личных обстоятельств, что, к сожалению, в настоящий момент Россия несовместима с интернет-бизнесом, и это касается уже не только Павла Дурова, несомненно.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, собственно, принят же закон, который, на самом деле, самым серьезным образом ограничивает права блогеров в сети. Теперь по этому закону те, чью страницу посещает более 3 тысяч человек в день… Как это? Кто это будет считать? Ну, вот, у меня там, я не знаю, в Twitter’е 50 тысяч или что-то около того. На Facebook там еще сколько-то тысяч человек. И как я буду теперь, что, подсчитывать, сегодня было 2900, а завтра, не дай бог, будет больше 3 тысяч и мне надо регистрироваться? Какой-то абсолютный идиотизм происходит из серии «Как бы еще чего-нибудь запретить».

Помните, с чего начиналась, собственно, демократизация в России? С декларированного Горбачевым принципа «Всё, что не запрещено, разрешено». Вот, сейчас мы находимся в том периоде нашей истории, когда всё, что возможно, всё запрещено. И наша Государственная Дума ничем другим больше не занимается, как ищет, чего бы такое еще запретить.

Теперь что касается Дурова. Я вот с ним делала интервью по электронной почте на прошлой неделе. И мы это опубликовали в журнале, поэтому это и на сайте легко прочитать. Он говорит о том, что у него скопились сотни запросов о блокировке тех или иных аккаунтов и так далее. Он отказался дать… Там был запрос, если мне память не изменяет, что 39 групп, которые были связаны с Евромайданом, да? И он отказался передать на них данные, потому что это группы людей, которые не проживают на территории РФ, соответственно, не подчиняются решению российского суда. Вот.

Я поняла (собственно, он в открытую об этом говорит в интервью), что на него всё время оказывалось колоссальное давление, что он пытался удержать группу Вконтакте Алексея Навального (а от него требовали закрытия). Он отказывался это делать. Ну, понятно, что теперь всё будет закрыто. И как он… Я его спросила, что это была за странная история с тем, что он, вроде бы, сам ушел с поста тогда гендиректора, потом он сказал, что это шутка. И он сказал, что это было важно, ему надо было вернуться, потому что он понял, что без него очень быстро всё закроют, ему надо было выиграть время.

О.БЫЧКОВА: Но теперь уже его точно ушли.

Е.АЛЬБАЦ: Да. И там, правда, не очень понятная ситуация. Сегодня «Ведомости» пишут, что, вроде бы, его могли так уволить. Но тем не менее, это совершенно очевидно. Во всяком случае, мне так кажется, что Дуров пытался сопротивляться постоянным запросам ФСБ рассказать про всех всё и вся, и, так сказать, он как и должен руководитель соцсети, генеральный директор компании, которая предоставляет этот сервис, все-таки, был сохранять данные людей. Но очевидно, что больше он этого давления не мог уже выносить. И дальше ему ничего не оставалось делать как эмигрировать.

Я удивилась, что он сегодня вполне откровенно назвал то, что раньше было, как бы, всё время ходило слухами, что, собственно, компания, которая купила Вконтакте, большой пакет Вконтакте, что, на самом деле, она представляла интересы Игоря Сечина. Сегодня Дуров это озвучил. Ну и тогда, ну, о чем уж можно говорить? Понятно, что… Понятно, что в этой ситуации он вел борьбу заведомо проигрышную. Спасибо ему, что он держался столько, сколько мог. Посмотрим, что… Понятно, что он человек очень талантливый, очень способный. Наверное, он что-то придумает, какой-то бизнес на Западе. И уже там у него есть телеграф. Но, в общем, ничего хорошего в этом нет.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, мы же в предыдущие годы задавались вопросом всё время, можно ли в России закрыть интернет, можно ли перегрызть этот кабель и всё запретить, можно ли возвести эту большую китайскую стену…

Е.АЛЬБАЦ: Ну, на самом деле, не задавались. Не надо никакой, знаете…

О.БЫЧКОВА: Ну, почему? Ну, задавались и отвечали на нет…

Е.АЛЬБАЦ: Да нет.

О.БЫЧКОВА: Да нет, ну, вряд ли, ну, как можно перегрызть интернет? Невозможно.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, не знаю. В общем, специалисты давно говорили, что не надо вводить никакую китайскую стену. Что, на самом деле, достаточно звонка из ФСБ любому провайдеру, и этот провайдер выключает рубильник. Мы это видели, как это было сделано с Ежедневным журналом, с Грани.ру. До сих пор непонятно, за что. С Каспаров.ру и так далее. Ну и сейчас будет проделана со всеми возможными сайтами, твитами и так далее Алексея Навального.

Не надо никакой стены заводить. Звонок провайдеру – и вырубается рубильник. И всё. Вы можете поднимать зеркала, тогда вас находят по DNS-серверу и вырубают DNS-сервер. Google, правда, сейчас предоставляет сервис, который позволяет, набрав интересующий вас сайт, выйти на новый ip-адрес этого сайта. Но понятно, что и тут они что-то сделают. В этом смысле, конечно, власть усложняет доступ к интернету, потому что они твердо убеждены в том, что интернет – это та самая помойная яма, как говорил Путин, в котором растут черт знает какие цветы под названием «Революция». Вот этого они боятся больше всего.

О.БЫЧКОВА: Ну, Навальному перекроют кислород в результате?

Е.АЛЬБАЦ: Я боюсь, что да.

О.БЫЧКОВА: Столько уголовных дел, столько судебных процессов. Каждый день практически у него.

Е.АЛЬБАЦ: Знаете, я не хочу каркать, но такое ощущение, что они уже просто панически боятся любого слова Навального. Потому что уже откуда только не идут судебные дела. Это уже иски и так далее. Понятно, что они поставили задачу закрыть Навального, лишить его…

О.БЫЧКОВА: Закрыть – в смысле посадить под настоящий замок, не домашний?

Е.АЛЬБАЦ: Опять, я не хочу каркать. Я очень надеюсь, что им хватит ума понять, что, посадив Навального, они открывают ящик Пандоры. И ребятам из ЧК будет трудно остановиться, и тогда не будет себя в безопасности чувствовать никто, в том числе во власти, в том числе наверху властной вертикали.

О.БЫЧКОВА: А сейчас не так?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, конечно. Это будет знаковая абсолютно вещь, если Алексея Навального закроют под замок. Это совершенно понятно. Они его смертельно боятся. Это, конечно, поразительно, насколько Навальный сумел их испугать.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас сделаем еще один перерыв. Новости и реклама у нас сейчас на очереди. Затем продолжим программу «Особое мнение». Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times» вернется в эту студию через 5 минут.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Вот, наверное, вопрос от Дмитрия я задам из Екатеринбурга, который спрашивает: «А что это было в Женеве? Триумф Кремля и сдача Западом Украины? Новый Мюнхен-2014? Или что это было?» Тем более, что сейчас мы видим, что как-то, вот, круги от этой Женевы расходятся, но каким-то странным способом.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, с моей точки зрения переговоры, конечно, в Женеве совершенно провалились. Я думаю, что обе стороны преследовали одну цель – это оттяжку времени. Для американцев и украинцев очень важно дотянуть до 25 мая 2014 года, когда должны пройти президентские выборы. И тогда если эти выборы пройдут и если они пройдут и на территории Восточной Украины в той или иной форме, то появится президент с легитимным мандатом, а, значит, у него будут хоть какие-то возможности отдавать приказы силовикам. Потому что мы сейчас видим, что Киеву силовики толком не подчиняются.

О.БЫЧКОВА: Ну, вообще как только появится президент с мандатом с нормальным, нормально выбранный президент, то ситуация, конечно, изменится в смысле легитимности.

Е.АЛЬБАЦ: Но вы не забывайте, что на Украину вернулась Конституция 2004 года. А это значит, что это полупарламентская-полупрезидентская республика, и полномочия у премьер-министра будут значительно выше, чем у президента. Но в любом случае он – Верховный главнокомандующий, и в этом смысле его приказы силовикам будут иметь значительно большую валидность, чем сейчас.

С другой стороны, Россия тоже получила некоторое время, потому что в противном случае новый пакет санкций был бы введен еще в конце прошлой неделе. И так его ждут на этой неделе. И те санкции… Сейчас идет согласование между Вашингтоном, Брюсселем и Японией, потому что… Собственно, мы об этом пишем в журнале. Поскольку идея заключается в том, чтобы санкции были введены одномоментно Вашингтоном, Брюсселем и Японией, чтобы, так сказать, пострадали не только американские компании (а страдают, естественно, бизнесы во всем мире от этих санкций против России, а не только в России), но и компании в Европе, включая Великобританию, и компании в Японии.

О.БЫЧКОВА: Ну, извините, а, вот, сейчас…

Е.АЛЬБАЦ: Тот пакет санкций, который был уже введен, он был введен именно по поводу Крыма. А эти санкции связаны, прежде всего, с тем, что американцы называют агрессией в Восточной Украине.

О.БЫЧКОВА: Но сегодня пресс-секретарь Кэтрин Эштон сказала, что третья фаза санкций продлена на неопределенный срок.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что надо понять, что называется под третьей фазой санкций. На самом деле, много говорили о том, что третий пакет санкций – это введение газонефтяного эмбарго. Похоже, что газонефтяного эмбарго, во всяком случае, если не произойдет чего-то совсем кошмарного, не будет введено. Но речь идет о том, чтобы ввести санкции против российских государственных банков и против отраслей экономики, которые не касаются газа и нефти, а это металлургия, это уголь и так далее.

Поэтому трудно сказать, что имеет в виду тут Эштон. Смотрите, сегодня в Днепропетровской области была пресс-конференция начальника батальона национальной гвардии Днепропетровской области. Там губернатор этот назначенный Коломойский предложил вознаграждение за сдачу людей, которые участвовали с оружием в руках в нападении на здание городской и областной администраций. И, вот, была проведена пресс-конференция буквально полтора часа назад, на которой этот начальник национальной гвардии области заявил, что сдано 11 человек. Все они уже находятся в Киеве. И что, вроде бы, там есть люди, которые являются гражданами РФ.

Понятно, что каждый такой факт в условиях, когда никто никому не доверяет (а мы понимаем, что Путин не доверяет ни США, ни Европе, никому еще и вообще никому, равно как ни Обама, ни руководитель НАТО и Евросоюза не доверяют словам российских руководителей), поэтому в этой ситуации любое свидетельство о том, что российские солдаты или люди, которые связаны с Россией, находятся, участвуют в захвате органов власти на территории Восточной Украины будет достаточно для того, чтобы были введены санкции.

Просто я думаю, что, скорее всего, задержка-то связана как раз с тем, что Брюссель – это колоссальная совершенно бюрократия. И пока там проходят все необходимые согласования, это нас, собственно, и спасает. Конечно, хочется надеяться, что вот этот пакет санкций против секторов российской экономики и, главное, против банков. Так что, в общем, никому из нас мало не покажется.

О.БЫЧКОВА: А что нам мало не покажется? Вот, именно нам? Не высокопоставленным чиновникам, не силовикам, не кому-то еще, не людям, имеющим отношение к, собственно, всей этой крымской истории, а, вот, просто нам? Нам это чем?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, во-первых, мы уже видим, что граждане РФ ни одной секунды не верят заявлениям российской власти о том, что всё будет, в общем, хорошо и ничего дурного в денежно-финансовой сфере ждать не стоит.

Мы видим, что из банков уже выведено 340 миллиардов рублей. В пик кризиса 2008-2009 гг. было выведено 400 миллиардов рублей. Причем, насколько я понимаю, 23 этой суммы выведено из крупнейших государственных банков, включая Сбербанк, ВТБ и так далее. Это значит, что…

О.БЫЧКОВА: То есть люди хватают свои денежки.

Е.АЛЬБАЦ: И переводят в металлы, в смысле в драгоценные металлы, в золото, там, платину и так далее, пытаются покупать недвижимость, еще что-то, еще что-то. Но главное – не держать в рублях.

То есть это говорит о том, что если так будет продолжаться, то самые замечательные, самые мощные государственные банки, конечно же, окажутся под очень серьезным прессингом. Я не хочу опять каркать, но если с такой скоростью будут убегать деньги из банков, то, в общем, не позавидуешь государственным банкам. Это во-первых.

Во-вторых, если будут введены санкции против Внешэкономбанка, и так занимать деньги на Западе уже большие проблемы. Уже целый ряд очень хороших заемщиков, которые собирались размещаться на Западе и занимать там деньги (потому что там дешевые деньги) такие как Лукойл, Альфа и так далее, отказались от этой идеи. Потому что уже не удается занимать деньги на Западе. Если будут применены санкции против российских банков, то и у них будет трудно занимать деньги.

В общем, можно нарисовать вполне апокалиптическую картинку того, что будет. Если вспомнить, что абсолютное большинство товаров, которые мы с вами покупаем в магазине, это товары импорта (от того, что мы носим, до бананов, картошки, я не знаю, мяса)... Ну, правда, теперь уже из Новой Зеландии и Австралии запретили там чего-то…

О.БЫЧКОВА: Польские ягоды теперь у нас под запретом.

Е.АЛЬБАЦ: Польские ягоды и так далее. Если мы просто об этом вспомним, то, в общем, известная советская шутка о том, что у нас нет рыбы, а мяса нет напротив, может в той или иной степени реализоваться.

Короче, ничего хорошего, понятно что, в санкциях нет. И хотелось бы надеяться, что это не произойдет. Хотя, наши источники говорят о том, что намерения ввести санкции против государственных банков и вообще, так сказать, учитывая меру интегрированности российской экономики в глобальную экономику и, прежде всего, как раз в денежно-финансовой сфере, в общем, легко никому не будет.

О.БЫЧКОВА: Пора, наверное, уже более внимательно почитать, как жили люди и продолжают жить, которые попали, страны, государства которых попали под санкции. Там, Иран, я не знаю, Сирия, еще кто-нибудь.

Е.АЛЬБАЦ: Дело в том, что Иран значительно меньше был интегрирован в глобальную экономику, чем Россия. Были введены санкции против целого ряда банков Ирана, и было нефтяное эмбарго. Но Иран значительно меньше был интегрирован в глобальную экономику, чем Россия.

О.БЫЧКОВА: То есть там своего больше у них, чем у нас?

Е.АЛЬБАЦ: Просто значительно меньше был интегрирован. Денежно-финансовая система в силу того, что это мусульманская страна и там есть ограничения, меньше была интегрирована в глобальную. Меньше компаний занимали на Западе.

О.БЫЧКОВА: То есть всё будет зависеть для нас теперь от того, что будет происходить на Юго-Востоке Украины?

Е.АЛЬБАЦ: То есть если на Востоке Украины обнаружатся (а мы помним репортаж «Новой газеты» блистательный абсолютно Павла Коныгина, где, помните, там ГРУшник Бес говорит «Да какие мы самооборона? ГРУшники мы, ГРУшники»), конечно, это приведет к тому, что будут введены санкции.

О.БЫЧКОВА: Евгения Альбац в программе «Особое мнение». Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире