'Вопросы к интервью


М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я — Марина Королёва, напротив – Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала RT, он же Russia Today. Маргарита, здравствуйте.

М.СИМОНЬЯН: Здравствуйте, Марина. Мы на «вы», на «ты»? Как мы? Как в жизни или как в эфире?

М.КОРОЛЁВА: Как пойдет.

М.СИМОНЬЯН: Давайте. Хорошо.

М.КОРОЛЁВА: Главное – это новости, конечно. Владимир Путин сегодня подписал закон о присоединении Крыма и Севастополя, ну и практически одновременно, чуть раньше было объявлено о целой серии санкций со стороны США. И вот сейчас вот-вот будет объявлено со стороны Евросоюза. Ожидала, что санкции затронут людей такого уровня?

М.СИМОНЬЯН: Да конечно. Я помню разговоры в преддверии санкций с разными людьми и на кухнях, и не на кухнях, а в кабинетах. Ожидалось, что они вплоть до того, что затронут вообще всех. То есть там мои знакомые переживали, которые даже не имеют никакого отношения ни к политике, ни к Украине.

М.КОРОЛЁВА: А, я думала «всех» — это даже Владимира Путина.

М.СИМОНЬЯН: Нет, это не «даже Владимира Путина», это даже вас. Это вообще всех, всех граждан.

М.КОРОЛЁВА: Ну, то есть нас.

М.СИМОНЬЯН: Да. Ну, меня-то это было бы еще хоть как-то понятно, а вас, например, совсем непонятно, да? Я говорю о том, что люди, которые не имеют никакого отношения ни к Путину, ни к Украине, ни к политике совершенно всерьез переживали, что же они будут теперь делать – у них дети учатся там в Америке или в Европе. Теперь что, детей придется возвращать или как быть? И всё это ожидалось. То есть то, что в итоге произошло, это гораздо меньше, чем ждали те люди, которых я знаю, например, мои знакомые. Все ждали худшего.

М.КОРОЛЁВА: Но, ведь, еще неизвестно, что будет дальше, потому что сегодня стали поступать новости, например, о платежных системах. Наверное, у вас как и у всех есть карточки, на которых написано «Мастеркард», «Виза» и так далее.

М.СИМОНЬЯН: Конечно.

М.КОРОЛЁВА: Ну и что? И что делать, если, например…

М.СИМОНЬЯН: Да, об этом, кстати, не говорили. По крайней мере, я не слышала. Я только о людях. Вы же спросили, ожидалось ли, что коснется таких высокопоставленных людей. Ожидалось, что коснется всех на свете. А, вот, про карточки я не слышала нигде, чтобы это ожидалось. Ну, с другой стороны, я, в общем, и не общаюсь с людьми, глубоко погруженными в экономику. Может быть, они догадывались. Но так я… Не думали об этом, что называется.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот, спрашивают, на самом деле, а не боитесь ли вы попасть под санкции как, например, Дмитрий Киселёв? Это спрашивает тоже Дмитрий, но, видимо, не Киселёв, а просто Дмитрий.

М.СИМОНЬЯН: Не боюсь ли я попасть под санкции?

М.КОРОЛЁВА: Да.

М.СИМОНЬЯН: Или ожидаю ли я, что я могла бы попасть?

М.КОРОЛЁВА: Ну, можно и так, и так. Сначала не боитесь ли вы?

М.СИМОНЬЯН: Я ожидаю, что я могла бы попасть, что, в общем, с точки зрения логики какого-нибудь Госдепа или там соответствующих европейских структур было бы вполне да. Но нет, не боюсь. Я и так не часто бываю в Европе и в Америке. И вопреки расхожему мнению, в Америке я не была, к стыду своему надо сказать, года 2. Хотя, должна бы ездить чаще, поскольку у нас там RT Америка, как известно, наш телеканал. Но я была беременная, рожала, а я беременная не летаю.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. То есть, все-таки, и ожидаете, но не боитесь?

М.СИМОНЬЯН: Не боюсь. Совсем не боюсь.

М.КОРОЛЁВА: Вот так вот.

М.СИМОНЬЯН: Наоборот, мне кажется, если много людей попадет под санкции (я имею в виду своих друзей, знакомых), может, наконец-то все будут отдыхать в Сочи и, наконец-то, я буду в Сочи общаться не только со своей родней, что обычно и происходит, когда я там отдыхаю, а еще и со своими знакомыми, друзьями из Москвы. Они будут приходить ко мне в ресторан. Это же будет дивно.

М.КОРОЛЁВА: Нет, с одной стороны, может быть, конечно, и дивно, особенно если иметь в виду там походы в ресторан. С другой стороны, для журналиста, скажем, человека, который просто по определению должен жить в открытом мире, ну, хотя бы для журналиста…

М.КОРОЛЁВА: Это правда: для журналиста это плохо. Но я уже давно в первую очередь менеджер, а не журналист. Это тоже нехорошо, потому что у нас есть и бюро, и представительства, и мы там большую запускаем историю в Лондоне, такую же, как у нас в Вашингтоне. Я уже молчу про «Россия сегодня», где я главный редактор и нам там предстоит совсем огромная работа. Ну, что теперь делать? Стреляться, что ли? Я не думаю, что я проведу от этого даже 10 бессонных минут, не говоря уже о бессонной ночи, во-первых. Во-вторых, ну, пока меня нет ни в каком списке.

М.КОРОЛЁВА: То есть пребывание в закрытой стране по типу, скажем, Советского Союза не пугало бы тоже?

М.СИМОНЬЯН: Пребывание в закрытой стране по типу Советского Союза пугало бы очень. Одно дело, когда вас не выпускает ваша собственная страна, а другое дело, когда вас не пускают какие-то страны. Ну, не пускают и пожалуйста – я без приглашения в гости не хожу. Но если нас перестанут выпускать… А что? Кто-то об этом говорит? У вас есть такие опасения?

М.КОРОЛЁВА: Ну, никаких сведений на этот счет нет. Но говорят, например, о выездных визах, например.

М.СИМОНЬЯН: Я, знаете, я очень люблю Юго-Восточную Азию. Что, на Америке с Европой свет клином сошелся? Вы не представляете, какое количество раз я отдыхала именно в Юго-Восточной Азии. Но точно чаще, чем в Америке и в Европе.

М.КОРОЛЁВА: Вопрос от нашего слушателя, который пришел по интернету тоже по поводу санкций. Ну, вот, может быть, наблюдали сегодня за тем, как реагировали чиновники разного уровня, ну, кстати, включая Владимира Путина, который тоже выступил с определенной реакцией на санкции. Ну, кто-то посмеивается, кто-то говорит, что «Ну и хорошо», ну, вот, как вы примерно.

Вот спрашивает наш слушатель: «Каким должно быть правильное отношение чиновников…»

М.СИМОНЬЯН: Ну, нет, я не говорю «Ну и хорошо». Я говорю, что «Ну, что теперь делать?» Вообще нехорошо, когда даже произносится вслух слово «санкции», потому что я лично за мир и хорошо бы всем дружить и не накладывать друг на друга никаких санкций. Но это если это происходит, ну, о’кей, надо жить дальше с этим.

М.КОРОЛЁВА: Ну так вот. Все-таки, вопрос от слушателя: «Каким должно быть правильное отношение чиновников и россиян к возможности введения санкций против России?» Ну, вот, такой образ правильной реакции.

М.СИМОНЬЯН: Ой, вы знаете, я стараюсь сама себя останавливать, когда я вдруг начинаю размышлять в категориях правильное и неправильное. У каждого свое отношение. Я могу за себя отвечать.

М.КОРОЛЁВА: Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала RT сегодня в студии «Особого мнения». Я напомню, что вы можете с нами связаться: есть для ваших вопросов +7 985 970-45-45 и в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon. Ну и на сайте «Эха Москвы» вы можете выстраивать кардиограмму эфира. Через минуту примерно мы снова встречаемся в этой студии. Здесь, в студии «Особого мнения».

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЁВА: И мы продолжаем «Особое мнение» сегодня с Маргаритой Симоньян, главным редактором телеканала RT, он же Russia Today. Ваши вопросы принимаются +7 985 970-45-45.

Ну, я читаю ваш Twitter, позицию вашу знаю.

М.СИМОНЬЯН: Спасибо.

М.КОРОЛЁВА: Крым – вы рады, что он.

М.СИМОНЬЯН: Я рада. Я не рада – я ликую.

М.КОРОЛЁВА: Что он в России, вы ликуете.

М.СИМОНЬЯН: Да.

М.КОРОЛЁВА: Знаю. Но, вот, а как с международными соглашениями? – спрашивает вас Дмитрий из Екатеринбурга. Как Будапештские соглашения, гарантом которых выступала Россия кроме США и Великобритании? И тем самым теперь она сломала систему международных отношений. Как с этим быть?

М.СИМОНЬЯН: Она сломала систему международных отношений, правда. Я совершенно убеждена, что если бы демократическое международное сообщество… Вот, мы же в эфире, в «теле», поэтому я тут кавычки ставлю, да?

М.КОРОЛЁВА: Ну, в эфире радио «Эхо Москвы» не в «теле». Ну, не важно.

М.СИМОНЬЯН: Систематически многажды и по отношению к России, и по отношению ко всем на свете не демонстрировала полное пренебрежение международным правом, полное понимание, что международный закон что дышло и даже хуже. Если б мы не становились этому свидетелями и в Югославии, и в Ираке, и где только не, не говоря уже о нас самих, которым было обещано и некоторые, все-таки, об этом вспоминают и пишут, никакого продвижения НАТО на восток и прочее-прочее, и это всё было нарушено, то Россия никогда бы не пошла на то, на что она сейчас пошла. Я, вот, в этом убеждена.

М.КОРОЛЁВА: Но международные законы не перестают от этого быть законами, правда же?

М.СИМОНЬЯН: В мире, где 23 года все делают (ну, не все, скажем, а наши, так назовем их оппоненты в этой ситуации), делают всё, что хотят, а ты цепляешься за законы, за законы, за законы, видя, как они нарушаются, нарушаются, нарушаются и ты только теряешь, теряешь, теряешь из-за того, что все остальные нарушают, если ты будешь продолжать цепляться за такие законы, когда все, кто вокруг тебя, их нарушает, ну, ты выглядишь просто идиотом. Ты не выглядишь человеком, который вот такой молодец, соблюдает закон, а просто идиотом. Ну, понимаете, это всё равно, что ты стоишь на улице и тебя бьют. А ты, вот, не даешь сдачи и ждешь, пока тебя убьют насмерть, потому что драться нехорошо.

М.КОРОЛЁВА: Маргарит, но кто нас убивал в Крыму, строго говоря? Вот, нас с вами, Россию. Что такое вдруг сошлось клином-то?

М.СИМОНЬЯН: Вот это самый распространенный аргумент, что, вот, «А в Крыму-то такого не было». Ну, в Крыму не было. В Косово было. Опять же, НАТО на восток было. Много перечислять можно стран. Ну и что с того, что не было конкретно в Крыму? Это всё равно, что…

М.КОРОЛЁВА: Ну, подождите. Где Косово и где мы?

М.СИМОНЬЯН: О’кей. Они меня бьют не на той улице, а на другой. А где Крым и где Штаты? Ну, о чем вы говорите «Где Косово и где мы»?

М.КОРОЛЁВА: Нет, ну хорошо. Но почему мы… Хорошо. Представьте себе, что есть человек, который нарушает законы и международные договоренности. Вот, он это делает, да. Ну, хорошо, мы его осудили, мы заклеймили и так далее. Но почему мы после этого должны пойти и сами это нарушить? Ну, пойти, условно говоря, и своровать? М? Если он ворует.

М.СИМОНЬЯН: Объясняю. Потому что если мы не помогли бы, не защитили и не откликнулись бы на просьбы, почти требования и ожидания наших в абсолютно совсем недалеком прошлом сограждан, до сих пор соотечественников, о том, чтобы их защитить, потому что они оказались ущемленными в результате того, что наши оппоненты нарушили закон в очередной раз, устроив в Киеве то, что они устроили, то мы бы, как я считаю, поступили бы неправильно. Мы поступили бы правильно с точки зрения подписанных бумажек, которые никто не уважает. Но мы поступили бы неправильно с точки зрения, ну, если хотите, истории. Вот, просто истории. И я даже сейчас не говорю, я не использую аргумент о том, что Крым изначально российский и прочее-прочее. Я же говорю совершенно не об этом. Я говорю о том, что крымчане оказались в той ситуации, в которой они оказались, из-за того, что были нарушены законы, начиная от Конституции Украины и, там, заканчивая множеством актов, да? Как сменялась власть в Киеве, все это мы всё прекрасно знаем.

Они обращаются за помощью к России, где живут их позавчера еще сограждане, до сих пор соотечественники. Они жаждут этой помощи. Что должна делать Россия?

Я вам хочу сказать, что самая тяжелая ситуация сейчас будет, и я вообще не представляю, как мы будем из этой ситуации выбираться. Это если вдруг за такой же помощью и так же активно, и находясь в ситуации реальной угрозы к нам обратятся Донецк, Харьков и прочие. Вот, что делать России?

Я, например, абсолютно уверена, что власть, как мне кажется (может быть, я ошибаюсь – я не сижу в голове у людей, принимающих эти решения, но мне так кажется), что они совершенно не хотят влезать в юго-восток Украины.

М.КОРОЛЁВА: Вы имеете в виду нашу власть, естественно?

М.СИМОНЬЯН: Я имею в виду нашу власть, да. Мне кажется, что они бы предпочли, чтобы там всё было тихо и нам бы не пришлось бы вмешиваться. Я в этом абсолютно уверена. Но вы представьте себе, что там не будет тихо, что там начнется какой-нибудь там ужас, подобный тому, что начался в 2008 году в Цхинвали. Ну, или даже то, что мы наблюдали на Майдане. И что должна в такой ситуации делать Россия? Когда люди выходят…

М.КОРОЛЁВА: Ну, вопрос только в том, что в Крыму не было никакого ужаса. Его не было.

М.СИМОНЬЯН: Вы сомневаетесь, что он бы начался? Надо было подождать, чтобы там началось то, что в Киеве?

М.КОРОЛЁВА: Ну, я сомневаюсь, если вы спрашиваете меня. Потому что, ну, там ничего не происходило.

М.СИМОНЬЯН: А я – нет.

М.КОРОЛЁВА: Но дело даже не в этом. Скажите, а зачем брать территорию, если можно, например, людям, ну, русскоязычным помочь каким-то иным образом?

М.СИМОНЬЯН: Например?

М.КОРОЛЁВА: А, ведь, способов много.

М.СИМОНЬЯН: Например?

М.КОРОЛЁВА: Ну, например, можно давать им какие-то бессрочные визы в Россию, если они хотят здесь жить и работать.

М.СИМОНЬЯН: Да, чтобы они оставили там свои дома и имущество, и стали беженцами. Ну да, зато они получат визу. Классная помощь.

М.КОРОЛЁВА: Можно поддерживать, наконец, ну, я не знаю, давая им вид на жительство в России.

М.СИМОНЬЯН: Правильно. То есть мы должны признать…

М.КОРОЛЁВА: Открывать воскресные школы с русским языком.

М.СИМОНЬЯН: ...что они должны… Кто бы нам дал открыть воскресные школы с русским языком?

М.КОРОЛЁВА: Ну а почему нет?

М.СИМОНЬЯН: У нас телеканалы в Киеве русскоязычные отключили. О чем вы говорите, Марин? Ну, что за это прям вот какой-то, вы меня извините сейчас…

М.КОРОЛЁВА: В Киеве есть несколько русскоязычных радиостанций. Вот, недавно открылась одна.

М.СИМОНЬЯН: Слава богу, радиостанции оставили. Спорим, тоже закроют?

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. То есть вы считаете, что только с территорией брать и всё правильно сделали, и…

М.СИМОНЬЯН: Нет, ну, секундочку.

М.КОРОЛЁВА: А договоры – бог с ним?

М.СИМОНЬЯН: Давать вид на жительство и прочее-прочее, то есть переселять людей сюда – это обрекать людей на статус беженцев. Правильно? Они должны оставить свои дома… Это, вы знаете, это произошло с моей семьей, на самом деле. У меня бабушка и дедушка родились в Крыму и выросли там, в городе Симферополь. В 1944 году все семьи моей бабушки, которой в ту пору было 9 лет, и моего дедушки, который в ту пору защищал Советский Союз в рядах Красной армии (они еще не были женаты – они познакомились там, куда их депортировали из Крыма в 1944 году). Все семьи в телячьи вагоны в одну ночь, 20 минут на сборы, до свидания. В Краснотурьинск. Лопаты в руки – и, вот, живите. Это всё уже происходило с жителями Крыма, очень не хотелось бы повторять.

М.КОРОЛЁВА: Я думаю, что историй там было много. Но тем не менее, вот, возвращаясь к международным договорам. То есть вы считаете, что если мы и дальше будем на каких-то вот таких судьбоносных точках нарушать международные договоры, то и правильно? М? И нормально?

М.СИМОНЬЯН: Я считаю, что пришло время или же всем реально всерьез собраться и понять, что мы живем в мире последние, ну, 20 лет точно, где все действуют только по праву силы, и что так продолжаться не может. И что если мы как мир, как Земля не хотим катастрофы, которые мы проходили не единожды за последние 100 лет точно, то мы должны положить этому конец всерьез. Не на словах, а всерьез. И все должны уважать международное право. Все.

Или же, если наши партнеры хотят продолжать делать всё, что они делали, пока мы тихонечко уважали международное право, ну, значит, так тому и быть, значит, будем сидеть и ждать глобальной катастрофы. Потому что вы, конечно, правы в том, что если не уважать какое-то право как внутреннее право, внутри страны, так и международное, то рано или поздно начнется хаос. Но…

М.КОРОЛЁВА: Или война.

М.СИМОНЬЯН: Или война.

М.КОРОЛЁВА: Вот, вы готовы к войне, например? Вы, ваши дети – вы готовы к войне?

М.СИМОНЬЯН: Сейчас, секунду. Но ситуация, когда международное право нарушается только по праву силы, а другие участники этого международного большого форума, этой семьи не нарушают его, потому что они слабее, она еще хуже, потому что и войн тогда еще больше. Так они в ситуации, когда что-то происходит по праву силы, они хоть друг друга боятся, потому что этот сильный да и тот сильный, да ну его нафиг, как-то лучше нет. А тут, когда один сильный говорит «Да чего-то вот здесь вот этот мне не нравится. Пойду туда, повоюю, пойду сюда, повоюю. И вот здесь еще беспилотники пошлю». Вот, сколько за это время, что продолжается Крым и что весь мир кричит на нас, какие мы мерзавцы, мы захватили Крым, сколько людей, в том числе детей погибло от американских беспилотников? Вы знаете цифры эти? Это же просто ужас. И все об этом радостно молчат: это никак не нарушает международное право. Конечно, нарушает. И люди гибнут в отличие от Крыма.

Но не важно. Вы спросили про войну. Нет, я к войне совершенно не готова, безусловно.

М.КОРОЛЁВА: А если она будет в результате нарушения таких международных договоренностей?

М.СИМОНЬЯН: Она не будет в результате нарушения международных договоренностей. Не будет. Она будет в результате потакательства нарушению международных договоренностей со стороны тех, кто считает себя сильными. Правда. И если они не увидят, что кто-то есть тоже сильный, который больше не разрешает так делать, это войну отдаляет, а не приближает. Я в этом совершенно уверена. Вы думаете, сейчас из-за Крыма будет война? В 2008-м из-за Грузии случилась война? Ничего не будет. Ну, будет какая-то турбулентность там из-за санкций. Но ничего, переживем.

М.КОРОЛЁВА: Посмотрим. Маргарита Симоньян сегодня в студии «Особого мнения». Давайте ближе к телевидению. Все-таки, и вам это, действительно, ближе, да и многих наших слушателей интересует. Вы же специалист по образу России, правильно? За рубежом. Один из первых специалистов и главных.

М.СИМОНЬЯН: Ну, это громко сказано.

М.КОРОЛЁВА: Ну как? Конечно. Конечно. Ваш телеканал создает, должен создавать образ России за рубежом.

М.СИМОНЬЯН: Ну, неправда, неправда.

М.КОРОЛЁВА: Вот вас спрашивают: «А что теперь с образом России?» Вот, столько усилий, на самом деле, в том числе и вашего телеканала.

М.СИМОНЬЯН: Ой, слушайте! Вот это – это совершенно, кстати, абсолютно такая, наша внутрироссийская либеральная теория, что вот из-за того, что…

М.КОРОЛЁВА: Да я просто видела множество обложек журналов и газет.

М.СИМОНЬЯН: Да.

М.КОРОЛЁВА: Первые страницы.

М.СИМОНЬЯН: Правильно. Совершенно вы правы. А вы читали комментарий к этим статьям в этих журналах и газетах, которые оставляют читатели этих журналов и газет? Так вот я вам скажу, что чем больше Россия показывает, что она больше не будет молчать, тем больше ее уважают. Не авторы этих журналов и газет, а их читатели. Мы это тоже мониторим.

М.КОРОЛЁВА: Ну, комментарии – я надеюсь, вы понимаете, что комментарии бывают разные, правда же?

М.СИМОНЬЯН: Ну, конечно, комментарии бывают разные. Есть некое общее настроение, и настроение в мире очень меняется людей, которые считают США угрозой всему миру и недовольны их политикой всё больше и больше. Людей, которые совсем по-другому начинают смотреть на Россию, всё больше и больше тоже. Вы совершенно правы, что вся мировая пресса практически без исключений просто оголтело против России, и то, что мы видим и читаем во всей мировой практически прессе – из этого может сложиться впечатление, что все ненавидят, боятся и прочее-прочее-прочее Россию. Но это не так, потому что огромное количество народонаселения Земли не считает, что эта пресса безусловно права. И таких людей всё больше и больше.

Если вы посмотрите на ту же статистику в США людей, которые заявляют, что они не верят своим новостным телеканалам и считают, что это всё неправда, она ужасающая.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это, конечно, прекрасно, что такие люди могут…

М.СИМОНЬЯН: Для нас – да.

М.КОРОЛЁВА: Нет, то, что люди могут заявлять о том, что они не верят, например, своим телеканалам и им за это ничего не бывает, правда?

М.СИМОНЬЯН: Слушайте, вы что, издеваетесь? А у нас убивают, да, если на соцопросе ты говоришь, что «я не верю НТВ или Первому каналу», тебя тут же застрелит КГБ? Мы как будто в разных странах с вами живем, ну, правда.

М.КОРОЛЁВА: Вот еще вопрос от слушателя: «А скажите, могут ли западные страны в силу последних событий, закрытия в России оппозиционных теле— и радио, закрыть у себя в странах вещание телеканала RT, например?»

М.СИМОНЬЯН: Легко. Да они и без света последних событий запросто могут это сделать. Вы не представляете, сколько к нам приходит, приходило уже претензий от британского регулятора телерадиовещания под названием Офком. Последние их претензии были связаны с тем, что на их взгляд мы недостаточно объективно освещаем ситуацию в Сирии. Вы представляете, если бы наш Роскомнадзор дал бы предупреждение Би-Би-Си, что они недостаточно объективно освещают ситуацию в Сирии? А они ее освещают необъективно абсолютно. Понятно, что они показывают больше одну сторону, а мы больше другую сторону. Ни то, ни другое освещение от этого, называя вещи своими именами, не становится более объективным. Просто та сторона, которую показывает Би-Би-Си, больше устраивает их же собственного регулятора.

Но вы представляете себе саму ситуацию, чтобы наш регулятор диктовал Би-Би-Си, что и как они должны показывать и их какие-то редакционные нормы и правила?

М.КОРОЛЁВА: Но зато наш регулятор диктует российским СМИ, например (не так ли?), как им себя вести и что им говорить.

М.СИМОНЬЯН: Вот, вы представляете себе, чтобы наш регулятор выписал официальное предупреждение, в котором был бы написано «Телеканал «Дождь» недостаточно объективно освещает ситуацию в Сирии»? На полном серьезе, официально?

М.КОРОЛЁВА: Я думаю, что этого наш регулятор не напишет. Зато он может прислать, например, Налоговую инспекцию или не продлить договор аренды.

М.СИМОНЬЯН: Ну, Роскомнадзор точно не может. Но как и у наших людей, наблюдающих за СМИ, так и у их есть масса разных возможностей. Вот, например, иранский «Пресс ТВ» взяли да и отключили во всей Европе. И замечательно, и никто даже не моргнул.

М.КОРОЛЁВА: Ну, о журналистике мы еще поговорим – это будет через несколько минут. Маргарита Симоньян здесь, в студии «Особого мнения», не отключайтесь.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЁВА: И мы продолжаем «Особое мнение» сегодня с Маргаритой Симоньян, главным редактором телеканала Russia Today, он же RT. +7 985 970-45-45, в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon, вы еще можете успеть задать свои вопросы. Вот тут сразу, кстати, несколько смсок пришло по поводу отношения к России. Вот, один человек, Сергей написал из США о том, что просто в магазинах относятся к русским сейчас как к оккупантам. А вот еще один Сергей говорит: «В американской компании, где я работаю, от восторгов по поводу Олимпиады перешли к ненависти к России».

М.СИМОНЬЯН: Ну, на самом деле, нам тоже тут нельзя обольщаться. И с одной стороны, как я и сказала, очень много людей не верят собственным СМИ и это подтверждается статистикой, и много людей считают главной угрозой США. С другой стороны, конечно, огромные массы людей, такая, массированная кампания по негативу в отношении России (СМИ-шная я имею в виду), она, безусловно, не может не иметь эффекта. И совершенно очевидно, что для огромного количества людей сейчас отношение к России изменилось в худшую сторону из-за всего вот этого. Да, из-за того, что они читают, смотрят и пишут. Хотя, не для всех, как я уже сказала, и доля тех, кто, наоборот, относится с большим уважением, растет, но факт остается фактом. Я легко верю, что в магазине кто-то может русскому чего-то не продать и прочее-прочее.

М.КОРОЛЁВА: Ну, подождите. Они же смотрят… Они могут смотреть и ваш канал в том числе, правда? А, вот, как вы преподносите события в Крыму и на Украине в целом? Вот, вы что им говорите? Ну, если так, в нескольких словах-то?

М.СИМОНЬЯН: Мы говорим то, что мы об этом думаем. Что я об этом думаю, вы читаете мой Twitter, вы прекрасно знаете.

М.КОРОЛЁВА: То есть и вся телекомпания выражает ваше мнение?

М.СИМОНЬЯН: Послушайте, вы бы видели, какие письма… Это не мое мнение. У нас есть определенная редакционная политика, которая заключается в том, что мы представляем голос альтернативной западному мейнстриму. И я иногда читаю письма, которые мне как-то в большом количестве стали в эти дни писать наши сотрудники, там, корреспонденты, журналисты, просто чтобы выразить свое отношение, что ли, и у меня иногда просто даже слезы на глазах, до какой степени это, как ни странно, основную массу ребят сплотило, потому что понятно, что не только там Россия в целом, но и у нашего канала в это время, всё это время большие проблемы. И против нас такая кампания… Просто представить себе было невозможно. Но вы понимаете, в Штатах, ну, практически все, наверное, ведущие, если брать российские аналоги там Познера, Соловьева, Урганта (ну, вот, любое имя назовите), по нам проехались и посвятили нам огромные, разгромные совершенно материалы (я имею в виду, нашему телеканалу). Представляете, как тяжело работать ребятам в этих условиях, когда они одни против всего огромного многоголосового мира мировых мейнстримовских СМИ?

М.КОРОЛЁВА: Представляю-представляю. Я-то представляю.

М.СИМОНЬЯН: Это, конечно, очень сложно. Да нет, вы не представляете. У вас есть «Дождь», там, Интернет…

М.КОРОЛЁВА: У нас, Маргарита, у нас. У нас есть «Дождь».

М.СИМОНЬЯН: Да, у вас, я имею в виду. Я и говорю.

М.КОРОЛЁВА: Ну да. У нас.

М.СИМОНЬЯН: Нет. Мы же сейчас говорим о том, кто занимает какую позицию. С этой точки зрения у вас есть «Дождь», потому что позиция «Эха Москвы» гораздо ближе к позиции «Дождя». Вы же сейчас о чем сказали «Я представляю»? Имея в виду, что вы тоже противостоите многоголосому хору, да? Как и мы. Но это не так, потому что мы в этом хоре одни. А вы не просто не одни, а если не брать государственные медиа, то тут практически все к вам присоединяются в этом хоре. Ну, там, до недавнего времени Лента.ру огромная с огромной аудиторией, там, и мы можем их бесконечно перечислять. А тут вообще никого нет, просто никого. А их – десятки тысяч.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Вот, скажите, кстати, про Ленту.ру. Вы же пользовались Лентой.ру? Ну, наверняка.

М.СИМОНЬЯН: Я пользовалась Лентой.ру очень часто, каждый день, до того, как они сменили дизайн сайта, что произошло, я не помню, год, что ли, назад? Ну, какое-то время назад. После того, как они сменили дизайн сайта, он мне показался неудобным, не понравился и я им пользовалась очень редко.

М.КОРОЛЁВА: Ну, хорошо. Просто ответьте нашим слушателям тогда тоже на вопрос (он пришел по интернету): «Ситуация вокруг Ленты.ру и телеканала «Дождь», который тоже к июню, как известно, может прекратить вещание, в частности из-за того, что там аренда будет прекращена. Это спор хозяйствующих субъектов или политическое давление?»

М.СИМОНЬЯН: Ой, послушайте, можно я не буду это комментировать? Потому что… Я с уважением отношусь к коллегам. Точно не хочу говорить ничего плохого публично. Я бы с удовольствием там и с Наташей Синдеевой, и с Александром Винокуровым посидела, выпила вина и об этом поговорила, если бы у них и у меня было на это время. И просто я бы очень сильно предпочла не комментировать тот факт, что есть политическое давление, а есть политические преференции. И времена меняются, и иногда бывает, что одно сменяется на другое. Давайте я вот так.

М.КОРОЛЁВА: Как вы сказали? Политическое давление и политические преференции?

М.СИМОНЬЯН: Давайте я вот этим ограничусь.

М.КОРОЛЁВА: Нет, просто вас спрашивают, опять-таки, а не считаете ли вы, например, сейчас правильным проявить журналистскую солидарность, выступить, например, с поддержкой «Дождя»? Вы же бывали у них в эфире, скажем.

М.СИМОНЬЯН: Ну, вот, понимаете, если я начну вдаваться в эту тему, я боюсь, что мне придется говорить вещи, обидные для разных коллег, а я этого делать не хочу, потому что я не считаю это правильным за глаза обсуждать людей, их действия и то, как что происходило. Не в глаза людей, которых ты знаешь и с которыми ты сидел за одним столом. Ну, мне так не нравится себя вести.

М.КОРОЛЁВА: Поняла. Давайте тогда про Турцию. Вот там блокировали Twitter, например. И я сегодня смотрела, в том числе там иностранную прессу разную, и ситуация очень похожа, в принципе, на то, что происходит у нас сейчас в России.

М.СИМОНЬЯН: Вы имеете в виду в Турции ситуацию? Вообще похожа?

М.КОРОЛЁВА: Да, да, да. Похожа, да. И вот там сейчас закрыли доступ в Twitter’е. Вот, Эрдоган говорит: «Twitter-шмиттер, мы уничтожим их всех. Меня не волнует, что говорит международное сообщество. Каждый увидит, насколько мощной является Турецкая республика». Вот, как вы к таким вещам относитесь, например?

М.СИМОНЬЯН: А что Эрдогану-то переживать? Кто его тронет? Он в НАТО. Вы представляете, если бы в России закрыли Twitter? Представляете, какая была бы реакция? А у них что? Ну, закрыли Twitter и чего? Вы слышали, чтобы…

М.КОРОЛЁВА: Ну, закрыли Ленту.ру – какая реакция, собственно говоря?

М.СИМОНЬЯН: Послушайте, Лента.ру – это не Twitter. Что вы сравниваете Twitter и Ленту.ру? Вы только представьте на секундочку, что в России закрыли бы Twitter. Вы представляете, через сколько минут вышли бы разгромные заявления Госдепа, Обамы и кого только не? Ну… Быстро.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы себе не представляете такую ситуацию сейчас, что, например, Twitter будет блокирован на основе, к примеру… Вот сегодня как раз Владимир Путин и Колокольцев об экстремизме говорили.

М.СИМОНЬЯН: В России, я думаю, что Twitter может быть блокирован, только если в России, не приведи господь, будет ситуация, там, приближенная или уже реально фактическое чрезвычайное положение какое-нибудь. Я не думаю, что его просто возьмут так вот, ни с того, ни с сего блокируют.

М.КОРОЛЁВА: Но вы же знаете, что уже там отдельные какие-то аккаунты блокировались, там и в Facebook в том числе.

М.СИМОНЬЯН: Ну, слушайте, «отдельные аккаунты». Я думаю, что отдельных аккаунтов надо блокировать гораздо больше, чем их на самом деле блокируют. Там такой ужас иногда пишут. Вы мне сами сейчас в рекламной паузе говорили про некоторые комментарии. У меня волосы на лоб лезут.

М.КОРОЛЁВА: Ну, комментарии комментариями, но, тем не менее, там аккаунты. Если, например, там сообщается о каких-то коррупционных моментах, ну вот там как аккаунт Навального, да? Вы считаете нормально? Надо блокировать?

М.СИМОНЬЯН: За коррупционные моменты – конечно, нет. А за экстремизм – конечно, да. Чего ж мы будем сейчас всё под одну гребенку?

М.КОРОЛЁВА: Ну, экстремизм – что мы имеем в виду? Я понимаю, что там, может быть, сейчас не время заниматься определениями. Но тем не менее…

М.СИМОНЬЯН: А Навальному разве не запрещено вообще сейчас пользоваться интернетом?

М.КОРОЛЁВА: Да, он не может – он под домашним арестом.

М.СИМОНЬЯН: Да, совершенно верно.

М.КОРОЛЁВА: Но это может вести сейчас его жена или фонд борьбы с коррупцией. Сам не может.

М.СИМОНЬЯН: Это вы не считаете обходом закона?

М.КОРОЛЁВА: Почему? Он же сам этого не делает, правда?

М.СИМОНЬЯН: Ну, действительно. Какие вопросы.

М.КОРОЛЁВА: Ну, конечно.

М.СИМОНЬЯН: Ну, это абсолютно аргументация, которой пользуются в том числе и те люди, на которых мы тут в начале программы поднаезжали по поводу того, что закон что дышло.

М.КОРОЛЁВА: В общем, в блокировку Twitter’а не верим пока? Невозможно?

М.СИМОНЬЯН: Надеюсь, нет. Мне кажется, нет. Но я не говорю «невозможно». Если будет что-то там типа Майдана у нас, не приведи господь, я думаю, вполне могут заблокировать.

М.КОРОЛЁВА: 2 минуты у нас остается. Несколько вопросов, которые связаны с ситуацией на Украине. Не в Крыму уже только, а, вот, на самой Украине. Вот сегодня Дмитрий Медведев тут сделал некое заявление. Вот, он говорит, что радикалы там смогут принимать решения после выборов. Ситуацию предопределило отсутствие нормальных отношений между руководством правительств наших стран. Как вы думаете, как будут развиваться в этой связи события дальше, ну, в смысле отношения между правительством России и правительством Украины? Они будут, их не будет?

М.СИМОНЬЯН: Между нынешним правительством?

М.КОРОЛЁВА: Да.

М.СИМОНЬЯН: Я думаю, нет. Я думаю, их не будет. Мне так кажется

М.КОРОЛЁВА: А как? А как тогда?

М.СИМОНЬЯН: Ну, я думаю, что вопрос сейчас стоит не так. Я думаю, вопрос стоит, сколько времени продержится правительство Украины, те силы, которые привели это правительство к власти. А, ведь, совершенно очевидно, что если бы на Майдане не было жесткого кровопролития, то вряд ли бы Янукович вот так взял и уехал. И, соответственно, вряд ли власть сменилась. То есть те, кто организовал и участвовал в жестком кровопролитии, мне кажется (хотя, я не большой специалист по политике Украины), мне кажется, они не успокоятся, не остановятся, они будут требовать всё больше и больше. Те люди, которые сейчас у власти, в какой-то момент начнут этому сопротивляться, и мне совсем не кажется, что это конец. Мне не кажется, что те люди, которые пришли к власти сейчас на Украине, это и есть новая стабильная власть. Я думаю, что к тому времени, как крымская история чуть-чуть затихнет и настанет пора восстанавливать как-то отношения с Украиной как это с Грузией произошло в свое время, там уже будут другие люди у власти.

М.КОРОЛЁВА: Ну, хорошо.

М.СИМОНЬЯН: Хотя, я могу ошибаться.

М.КОРОЛЁВА: На этом мы остановимся. Потом всё и проверим.

М.СИМОНЬЯН: Да, точно.

М.КОРОЛЁВА: Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала RT сегодня была в студии «Особого мнения». Я – Марина Королёва. Всем спасибо, всем счастливо. М.СИМОНЬЯН: Спасибо большое, Марин. Спасибо. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире