'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 января 2014, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Михаил Веллер. Михаил Иосифович, добрый вечер.

М.ВЕЛЛЕР: Добрый вечер, добрый день, некоторым даже доброе утро.

О.БЫЧКОВА: Доброй ночи, доброго утра, да. Доброй следующей недели. Ну что? Графу «Против всех» — надо нам это или не надо?

М.ВЕЛЛЕР: Против всех нам надо, а, вот, графу – это, видимо, надо не нам, а надо им, тем, которые ввели. Потому что здесь всё совершенно элементарно. Я думаю, что на памятник Меркуцио объявить подписку средств самое время. И золотыми буквами аршинного размера вчеканить «Чума на дома ваших оба», в скобках варианты три, четыре, пять, шесть и так далее, поскольку люди разочаровались сегодня, в общем, во всех политических партиях. Но что касается правящей политической партии «Единая Россия», то сколько надо, столько и проголосует. Вот, кого загонят, кому прикажут, кому дадут курицу и 100 рублей, всё равно наберут это количество голосов. А остальные вместо того, чтобы голосовать за конкретных оппозиционеров, напишут злобно «Против всех».

Таким образом протестный электорат, в основном, от всех оппозиционных партий отойдет в графу «Против всех» — это первая часть Мерлезонского балета. А часть вторая, эти отошедшие голоса делятся между всеми партиями, которые прошли в Думу, пропорционально количеству этих голосов. То есть большая часть тех, кто проголосует против всех, окажется реально приписанной к голосам «Единой России».

О.БЫЧКОВА: Почему «Единой России»?

М.ВЕЛЛЕР: Потому что «Единая Россия» наберет больше всех. Если кто-то думает не так, то пусть придет и плюнет в меня кирпичом полновесным. Таким образом это прекрасный политтехнологический ход.

Если кто-нибудь другой наберет больше, то принесите мне шляпу и я ее съем. С кетчупом.

О.БЫЧКОВА: Ну, кетчуп, конечно, не обещаем.

М.ВЕЛЛЕР: Хорошо, кетчуп я принесу свой.

О.БЫЧКОВА: Может, кетчупа у нас и не будет, только майонезик если. Ну, хорошо. То есть если, например, большую часть этих голосов припишут «Единой России», это несомненно плохо. Плохо, да?

М.ВЕЛЛЕР: Это, может быть, для вас плохо, а для «Единой России» это просто прекрасно.

О.БЫЧКОВА: Хорошо.

М.ВЕЛЛЕР: Каковой цели она и добивалась.

О.БЫЧКОВА: А если на каком-нибудь участке побеждает не «Единая Россия» или на каком-нибудь голосовании, или на каких-нибудь выборах, а какая-нибудь другая партия, тогда припишут ей.

М.ВЕЛЛЕР: Не совсем. На каком-нибудь участке…

О.БЫЧКОВА: Это же лучше гораздо?

М.ВЕЛЛЕР: Нет-нет.

О.БЫЧКОВА: Нет?

М.ВЕЛЛЕР: На каком-нибудь участке могут даже 28 панфиловцев окопаться и оборонять свой кооперативный огород, потому что приписывать будут не на участки, а генерально, в общем и целом, для Думы, а не для участков. Так что на своем участке вы можете писать всё, что угодно. Хоть граффити рисовать.

О.БЫЧКОВА: А это не те же самые люди будут голосовать против всех, которые до этого имели возможность рисовать граффити на бюллетенях или, например, их там сжевать и съесть, или написать на них не граффити, а что-нибудь совсем такое, не очень приличное? Ну, какая разница? Унести домой бюллетень.

М.ВЕЛЛЕР: Это ко мне вопрос?

О.БЫЧКОВА: Да.

М.ВЕЛЛЕР: Я думаю, что это вопрос к тем людям, которые там что-нибудь рисуют, которые пойдут на выборы, которые не пойдут на выборы. Но суть заключается именно в том, что я сказал. Всё остальное – это уже, ну, так, какой-то легкий дым отечества. Это сигаретные колечки, которые плывут в воздухе и не имеют значения.

О.БЫЧКОВА: А почему тогда у президента на выборах президента не будет графы «Против всех»?

М.ВЕЛЛЕР: Во-первых, сначала нужно дожить до выборов президента. Во-вторых, если окажется…

О.БЫЧКОВА: (смеется) Еще нужно дожить до отставки президента.

М.ВЕЛЛЕР: Во-вторых, если окажется, что это для чего-либо полезно правящей группе, то могут еще и ввести такую графу. В-третьих, где президент, а где партии? В-четвертых, мы говорим сейчас о том, что ввели графу «Против всех» по партийным спискам. Причем здесь президент? Я думаю, что имеет смысл переходить к следующему вопросу, потому что из этого вопроса высосать более ничего невозможно кроме H2O со всеми присадками автомобильного выхлопа города Москвы.

О.БЫЧКОВА: В смысле уже вам больше нечего сказать на эту тему.

М.ВЕЛЛЕР: А вам?

О.БЫЧКОВА: Ну хорошо, я перейду к следующему вопросу.

М.ВЕЛЛЕР: Которые рисуют граффити, ну, разве что. О мировой живописи.

О.БЫЧКОВА: Покидают нас дары волхвов. Из Москвы в Питер, а из Питера уже теперь в Минск отправляются.

М.ВЕЛЛЕР: Сейчас я вырву на себе все волосы.

О.БЫЧКОВА: Да ладно?

М.ВЕЛЛЕР: Ну а что? Из вас я не посмею.

О.БЫЧКОВА: Я, главное, не позволю, да.

М.ВЕЛЛЕР: Ну, хорошо. Ну, везут. Ну? Знаете, людям всегда нужны какие-то фетиши, людям всегда нужны какие-то святыни. Когда-то Вселенский собор долго разбирался, можно ли поклоняться иконам, поскольку это предмет, поскольку это идолопоклонничество. Очень долго спорили и приняли сравнительно соломоново решение, что доскам раскрашенным поклоняться нельзя, но ликам бога, богоматери и святых, которые там изображены, поклоняться можно и должно. То есть поклоняются не предмету, а лику, который там изображен. Ну и с дарами волхвов то же самое – не предмету, а, вот, всей этой великой идее.

А в сущности, не имеет никакого значения. Людям для того, чтобы они чувствовали себя народом (а им это потребно инстинктивно, им имманентно присуще такое качество систематизировать себя в единый народ), им нужно поклоняться Карлу Марксу или государю-императору, или великому Сталину, или господу Иисусу, или Перуну и Даждьбогу. Не имеет значения, потому что святыни легко взаимозаменяемы и это не принципиально. Принципиально только их наличие. Именно поэтому люди, которые комментировали парады с Красной площади и съезды КПСС с теми же интонациями в 90-е… Ну, перестраиваться тяжело, модуляции-то поставлены, голос-то уперт на диафрагму… Они вели репортажи из церквей, кто что делает, кто откуда выходит: «На Чайке выезжает министр обороны, нет, простите, святейший Патриарх». Ужасно это смотрелось. Сейчас немного научились.

Так что всё это совершенно не важно. Люди поклоняются своей святыне. Дело это хорошее. Люди всегда поклонялись каким-то святыням. Дай бог, чтобы у людей было в душе больше святого, а меньше, наоборот, нигилизма. Увезли. Ну, что-нибудь другое привезут, ничего страшного.

О.БЫЧКОВА: На этом благостном тоне мы делаем перерыв на одну минуту, потом продолжим программу «Особое мнение».

М.ВЕЛЛЕР: Здесь у нас конец куплета.

О.БЫЧКОВА: Да, здесь у нас конец куплета, но не финал стихотворения с Михаилом Веллером.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Михаил Веллер. Вот сегодня президент Путин встречался в Сочи с волонтерами, которые будут работать на Олимпиаде. Там требуется…

М.ВЕЛЛЕР: Бесплатно, раз они волонтеры.

О.БЫЧКОВА: Бесплатно, да.

М.ВЕЛЛЕР: Правильно, да. А что, там еще не все волонтеры? Ну, я имею в виду, те, которые работают, и те, которые предпринимают.

О.БЫЧКОВА: Этого я не знаю. Те, которые строят, например.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да?

О.БЫЧКОВА: Те, которые что-то еще делают.

М.ВЕЛЛЕР: Ну, судя по прессе, поставлены опыты в широком масштабе, чтобы перевести рабочих, которые рассчитывали на зарплату, на волонтерские рельсы. Они, видимо, не все это еще понимают, какие-то меркантильные злобные интересы преобладают.

О.БЫЧКОВА: Да, да. Неблагодарные, конечно.

М.ВЕЛЛЕР: Да, волонтеры-волонтеры, город волонтеров.

О.БЫЧКОВА: Ну и вот одна из новостей заключается в том, что там к нему обращалась девушка-волонтер из Китая, которая сказала, что она очень волнуется, что она видит перед собой живого Путина, и Путин сказал, что «я потом вас ущипну». И ущипнул за левую руку.

М.ВЕЛЛЕР: И сдержал свое слово как настоящий мужчина.

О.БЫЧКОВА: Да.

М.ВЕЛЛЕР: Ну и что же? Девушка жива, руку не отняли? Или она теперь не будет мыть, обведет это красным карандашом?

О.БЫЧКОВА: И ее будут пускать на все соревнования Олимпиады бесплатно.

М.ВЕЛЛЕР: Она будет показывать левую руку, говорить «Вот здесь вот место щипка»... Вы знаете, это… Это мне напоминает и «Трудно быть богом», великие дела, которые совершал Дон Рэба, и начало замечательного гениального рассказа Акутагавы «Муки ада», как он повелел то, повелел сё, повелел лекарю вскрыть нарыв на ляжке.

Это, конечно, важная новость. Это важная государственная новость – ущипнутая китаянка. Вопрос: ущипнут ли в ее лице или в ее руке весь Китай? Имеет ли этот жест политический, а особенно политико-экономический смысл?

О.БЫЧКОВА: Геополитический смысл.

М.ВЕЛЛЕР: Есть ли подтекст у этого жеста?

О.БЫЧКОВА: Есть.

М.ВЕЛЛЕР: Надо ли понимать, что мы и впредь будем щипать Китай не только за левую руку, но и за правую, и далее по всему учебнику анатомии? Да, это интересно, это интересно. Это тема для социопсихологического исследования с экскурсами в геополитику, безусловно. Еще есть ли новости столь же лучезарного масштаба?

О.БЫЧКОВА: Да, конечно, есть.

М.ВЕЛЛЕР: Еще кого-то ущипнул?

О.БЫЧКОВА: Нет.

М.ВЕЛЛЕР: Нет?

О.БЫЧКОВА: Олимпийские новости есть. Оказывается, город Стокгольм (хороший город – я только что там была недавно)...

М.ВЕЛЛЕР: Он еще стоит на месте?

О.БЫЧКОВА: Да, там всё отлично.

М.ВЕЛЛЕР: Слава богу.

О.БЫЧКОВА: Погода, конечно, там как в вашем городе Питере (примерно такая же), но, в общем, там всё очень хорошо. Так Стокгольм отказался от проведения зимней Олимпиады 2022 года. А мэр Стокгольма сказал, что у них недостаточная экономическая база для этого. Я считаю, что шведы – лохи просто.

М.ВЕЛЛЕР: Шведы, безусловно, олухи, потому что нужно было наладить контакт с российскими олигархами. Но, правда, после Олимпиады Швецию можно было бы как пустую кожурку выкидывать на помойку. Я воображаю себе Швецию после проведения там зимней Олимпиады российскими олигархами. Такие, прозрачные тени бродят по тротуарам, собирая объедки у канализационных люков. Да.

Ну, в общем, я это рассматриваю как большой комплимент Олимпиаде в Сочи. Они поняли, что какой-то Швеции паршивенькой не равняться с Россией. Вот, били Карла Двенадцатого при Полтаве и, причем, заметьте, положили сил и средств во многие разы больше, чем было у Карла, но победили…

О.БЫЧКОВА: И теперь выясняется, что не зря били.

М.ВЕЛЛЕР: Нет, не зря. Так будет и впредь. Интересно, что мы проведем следующее, чтобы Швеция задавилась от зависти? Вот и пусть они козыряют там своими шведскими семьями, своим шведским уровнем доходов…

О.БЫЧКОВА: Шведским столом своим.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да, своим шведским столом.

О.БЫЧКОВА: Но в результате остается на эту Олимпиаду претендентов Алма-Ата, Пекин ущипнутый, Краков, Львов и Осло. Вот, только Осло выбивается, честно говоря, из этой комбинации.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, здесь уже цитата из Швейка: «И ни одного ни чуточки не жаль». Лучше всего, конечно, делать это в Алма-Ате, потому что страна, бывшая республика – братская, можно заключить какие-то контракты, можно помочь, можно суметь в плане роста ВВП довести цену с 50-ти до 60-80 миллиардов долларов (нет предела человеческому совершенству).

О.БЫЧКОВА: То есть туда пустят? Лучше, чем во Львов, например?

М.ВЕЛЛЕР: Я думаю, что, вот, в Кракове эти шутки не прокатят. Во Львове это там я не знаю, они просто отольют памятники Степану Бандере, привяжут их на веревочке и будут драться кистенями (это невозможно). Так что лично я стою за Алма-Ату. Это будет очень-очень интересно.

О.БЫЧКОВА: Еще у нас есть одна международная новость сегодня, на самом деле, важная. США предлагают (ну, не США, а сенаторы отдельные) расширить список Магнитского и теперь включать туда не только, например, российских граждан, которые были замечены в неправосудных действиях, а вообще всех, кого можно обвинить в пытках и незаконных методах расследования.

М.ВЕЛЛЕР: Я думаю, что это попахивает расизмом. Во-первых, нам придется включать туда всю Африку. Стране Нельсона Манделы ходу в Америку не будет. Во-вторых, нам придется туда включать очень многие арабские страны на предмет пыток, коррупции и так далее.

О.БЫЧКОВА: Это же не нам придется, а американцам придется.

М.ВЕЛЛЕР: Да, безусловно, американцам. Простите за такую безобразную оговорку – не имею никакого отношения к Госдепу, не получал ни одного цента и, более того, хоть бы кто-нибудь предложил бесплатный трамвайный билет. Нет-нет, всё в порядке.

Но это они широко расширят список. Эдак вскоре им будет не с кем перекинуться в картишки. Я думаю, что так можно подорвать национальные экономические интересы США, но зато они если создадут такой комитет, они на XXI-й век работой его обеспечат. Они туда Венесуэлу не пустят, Парагвай не пустят, Кубу, безусловно. Ну, с Кубой и так… Вот, еще кого-нибудь… О.БЫЧКОВА: Ну так они и так не пускают многих.

М.ВЕЛЛЕР: Они очень многих не пустят. Ну и что? Нет, я думаю, это безумная затея.

Визы надо рассматривать каждый раз конкретным образом. Вот, человек какой-то подает на визу, а списочек можно, между прочим, составить, только кричать об этом не надо. А против него написано «8 человек запытал до смерти». Ему отказывают без всякого предлога. Может, у него ноги 51-го размера, а сверх 50-го в Америку нельзя пускать. Элементарно абсолютно. Не гигиенично – носки слишком большие и плохо пахнут.

О.БЫЧКОВА: Ну, может быть, нам тоже нужно такой составить акт, список? Потому что мы пока только для американцев составляем…

М.ВЕЛЛЕР: А здесь мы американцам дадим 100 очков форы. Посмотрите на тех, кто едет к нам. Ну, во-первых, некоторые входят в состав РФ. Своих не пускать нельзя, и ни одного слова ни о какой национальной области, республике, этносе нет ни в коем случае. Ну, у нас в отдельных местах имеют место некоторые отдельные нарушения прав отдельных личностей. Ну, кто-то кое-где у нас порой.

А кто к нам едет? А зачем? А, вот, я не знаю, как там в Узбекистане или в Таджикистане с пытками? Ну, есть, конечно, Туркменбаши. У нас ничего не пишут о том, пытает он, не пытает. Но на нем наши ребята наваривают на его нищих пацанах, то есть, простите пожалуйста, мужиках огромное бабло. Как же их сюда не пускать-то? Это нет-нет-нет.

О.БЫЧКОВА: Ну так речь же не идет о том, чтобы нищих пацанов не пускать.

М.ВЕЛЛЕР: Не пускать сюда американский… Всех американцев сюда не пускать.

О.БЫЧКОВА: А, просто не пускать американцев?

М.ВЕЛЛЕР: Не пускать американцев. И немцев.

О.БЫЧКОВА: И всё?

М.ВЕЛЛЕР: Нет, немцев нельзя – Путин в Германии работал. Французов тоже, вот…

О.БЫЧКОВА: А кто нас будет тогда поддерживать?

М.ВЕЛЛЕР: ...у них гомосексуальные браки. Англичане. Там наших уже скоро полмиллиона будет. Но американцев не пускать, нет-нет-нет. Вот, они сидят там за бугром и пусть себе сидят в своей нищей Америке.

Был такой чудесный фильм в Северной Корее, что почему в Америке птиц нет? А для американцев это лакомство – они их всех съели. А вот эти, которые сидят, съедят во вторник. Вот так надо пропаганду делать.

О.БЫЧКОВА: Ну, подрастеряли, конечно, старую школу, надо сказать. Подрастеряли.

М.ВЕЛЛЕР: Да-да-да.

О.БЫЧКОВА: А, кстати, о французах и их браках. Вот, все следят теперь за судьбой Франсуа Олланда и разбираются с его женщинами.

М.ВЕЛЛЕР: Удивительно не рациональный народ. По-моему, за судьбой Франсуа Олланда прекрасно проследил бы один единственный тюремный надзиратель. Простите, пожалуйста, это неполиткорректная шутка, это мое личное мнение – оно не всерьез, я так, на минуточку, чтобы не думали, что я хочу его посадить в тюрьму.

Но если бы, предположим, нашлось…

О.БЫЧКОВА: За что?

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно, не за что. А, вот, если бы нашлось, за что, то, может быть, массе народа было бы приятно. Но пока не нашлось.

О.БЫЧКОВА: Я потеряла нить, честно говоря.

М.ВЕЛЛЕР: А вы посмотрите на его лицо – он потерял не только нить, он потерял всё. Мозги он потерял в детстве.

Французы хотели чего? Жить на халяву. Что обещал Олланд? Олланд – это французский политкорректный Жириновский, который мягко-мягко разговаривает, имеет реальные шансы. Было сказано «Дорогие товарищи-паразиты, нахлебники, социальщики, бездельники, нелегальные иммигранты, вам всем будут платить деньги, чтобы вы продолжали жить, иметь квартиры, образование, медицинскую страховку и никогда не работать, и ни в чем не нуждаться». Ну, вы представляете, сколько за него проголосовало народу?

Вот и всё. Теперь оказалось, что кроме этих чудесных лозунгов и разрешения гомосексуальных браков он ничего внятного сделать-то не может. Тут вторая-то половина и подумала «Это как же так?» И нашла: у него любовница. Ну и что? А, по-моему, слабо. А, по-моему, нужно было, чтобы у него были 2 любовника, потому что уж гомосексуальный проект, так гомосексуальный. И чтобы один любовник, например, покусился на жизнь другого и лучше публично, на ступенях Елисейского дворца. Вот это был бы Калигула, вот это была бы драма.

Любовница у него. Ну так что, я не понимаю? На здоровье.

О.БЫЧКОВА: Вы, по-моему, мракобес, Михаил Иосифович.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Ни в коем случае. Я нахожу совершеннолетнюю свободную женщину, любовницу, кого бы там ни было, хоть французского президента совершенно нормальным человеческим явлением. Наверняка, они друг друга не насиловали. Так а о чем вообще разговор-то?

О.БЫЧКОВА: Как-то Франсуа Олланд не похож на такого плейбоя, мне кажется.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. Он не похож на плейбоя. Так что ж ему теперь, пойти в секту скопцов? Ну, так нехорошо. Тоже человек, какой-никакой. Может быть, она его знает и с другой стороны.

О.БЫЧКОВА: А как-то изменилось всё, да?

М.ВЕЛЛЕР: Не то слово.

О.БЫЧКОВА: Вот, мне кажется, что вообще какой-то мир становится другим. Большие и красивые столицы отказываются от проведения Олимпиады. Раньше же не было такого, раньше же все бились за это. А теперь говорят «Нет, нам это не нужно». А президенты… Мало того, что у него любовница, у него же жена гражданская тоже.

М.ВЕЛЛЕР: И что?

О.БЫЧКОВА: И предыдущая жена была гражданская.

М.ВЕЛЛЕР: И что? А был бы мусульманин, было бы вообще четверо. Мусульмане и говорят «Когда наш станет президентом Франции, то этой ерундой перестанут заниматься».

Шведы решили, что им накладно тратить столько бабла, потому что оно не отобьется. В Швецию и так прет масса народу, Швецию и так все знают, Швеции это ни зачем не надо. Ее престиж от этого не повысится – он и так высок, и на том самом уровне, на каком шведы в общем и целом хотят его видеть. Вот и всё. Ну, нельзя же с ума-то сходить? Кто же может столько денег спустить в унитаз?

Вот, устроили бы Олимпиаду на Алтае. Прекраснейший край, прекраснейшие горы, прекраснейшая зимняя погода и все бы вопили «Вот она, Русская Сибирь, какая она красивая, замечательная, морозная!» И сопки, и Тайга, и горы, и всё на свете. Ан нет.

О.БЫЧКОВА: Далеко очень. Далеко.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да, да, да.

О.БЫЧКОВА: У нас какая большая страна. Нам далеко.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. Нафига там нужно строить коттеджи на Алтае? Ну, можно один-другой дворец для кого надо.

О.БЫЧКОВА: Кто там полетит 6 часов? Конечно, действительно, какие дворцы могут быть на Алтае? Это смешно просто.

М.ВЕЛЛЕР: Только президентские, совершенно справедливо. Так что не хотят они этой Олимпиады и вообще больше ничего не хотят, потому что гениальная деятельность некоторых отбивает у людей вкус к политике, к спорту и вообще к жизни, наступает пессимизм.

О.БЫЧКОВА: А у некоторых президентов личная жизнь. Делаем перерыв на новости.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Михаил Веллер. Вот тут вот спрашивают про блокаду. Виталий из Санкт-Петербурга спрашивает «Как правильно называть день снятия блокады?» Ну, мы знаем, что там очень сложно как-то его назвали теперь официально и снова.

Но есть еще одна новость у нас, которая как-то даже непонятно, обсуждается или нет. То ли дали питерские власти указание снять рекламу немецких каких-то компаний в Санкт-Петербурге уличную. Ну, вот, немецкая компания. То ли кто-то ее стал снимать, а теперь власти открещиваются.

М.ВЕЛЛЕР: В связи с годовщиной снятия блокады.

О.БЫЧКОВА: В связи с годовщиной блокады, да.

М.ВЕЛЛЕР: А автомобили Мерседес и БМВ не запретили к годовщине блокады?

О.БЫЧКОВА: Тем же руководителем.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да? Нет, да?

О.БЫЧКОВА: Нет, да.

М.ВЕЛЛЕР: Я думаю, что основная характерная черта российской политики и политической атмосферы последних 2-2,5 лет после того, как Путин объявил, что он идет на следующий срок и после столь громких выборов 4 декабря 2011 года, это совершеннейший исторический пессимизм, переходящий в совершеннейшее историческое равнодушие.

Потому что гражданам не то, что послали мессадж, а уже дубину перед носом повесили, на которой вырезано крупными буквами, что эта власть навсегда, никакой смены этой власти не будет никаким ни демократическим, ни другим путем, чего будет добиваться всеми способами. Так было, так есть, так будет. Как сказал когда-то знаменитый его слоган, хотя слова «слоган» не было, Марков Второй, «вы во второй Государственной Думе». До революции 1917 года помнится.

Это означает, что какие бы то ни было перемены отменяются. Чем же объясняются определенные отбирания лицензий у банков? В Дагестане у банка отобрали лицензию. Боже мой, 20 лет деньги туда проваливались как в бездонную дыру и вдруг решили, что надо отобрать лицензию.

О.БЫЧКОВА: Ну, это ж там не один банк, наверное.

М.ВЕЛЛЕР: Нет, не один. Он не первый и не последний. Вдруг оказалось, что у этого губернатора, заммэра (как его зовут?) на папу-пенсионера записаны дворцы, пароходы и десятки компаний, состояние, ну, подумаешь, 5 миллиардов долларов. Ну, мало ли у кого в России 5 миллиардов долларов? Почему сняли?

Потому что оказалось, что воровство в особо крупных размерах вышло из-под контроля. И тем, кто олицетворяет собой власть и осуществляет власть, это уже мешает. Ты протягиваешь зачем-то руку, а этот бутерброд уже украден. Это как в том анекдоте, что, вот, у нас то-то, то-то, то-то крадут на крейсерах. Кстати, а где ваш крейсер? А советский вахтенный лениво смотрит через плечо на пустую причальную стенку, сплевывает в воду, говорит «Крейсер? Какой крейсер? Вчера не было».

Вот примерно то же самое. То есть очевидно, надо начинать хотя бы у кого-то что-то отбирать. Если начать отбирать много, то как бы они не затаили злобу на Москву. Если отбирать мало, то разворуют всё. А, ведь, в самой Москве ничего не добывается – добывается-то в других местах.

То есть ситуация не совсем удобная, ситуация не совсем легкая. И это, насколько я понимаю, один из аспектов (не первый, но и не последний) освобождения Ходорковского, потому что уже, может быть, хорошо бы, чтобы компании были немного почище? А то уж они… Ну хорошо, пусть они зависят от Кремля, но вы посмотрите, сколько же они уже воруют, и собственные чиновники делаются под тобой неуправляемыми.

О.БЫЧКОВА: А какая связь между одним и другим?

М.ВЕЛЛЕР: А тем, что Ходорковский на последнем этапе своей экономической деятельности решил сделать честную компанию, чтобы не воровать налоги. На последнем этапе, последние, допустим, 1,5-2 года (не могу назвать точнее). Для того, чтобы совершенно никого, ничего, не бояться закона и не быть вынужденным для решения вопросов исключительно катать откаты.

Это, кстати, делали бизнесмены и на мелком, и на среднем уровне. Они в конце 90-х хотели перестать платить бандитам, и большинство перестали. Потому что, ну, уже, вроде бы, так, ну, что-то такое устаканивалось, да? Вот, может быть, Ходор поможет – все-таки, человек разумный, сильный, с опытом – что-нибудь такое, чтобы меньше воровали? Думаю, что это уже не пройдет. Что когда уже веревка на 3 четверти проглочена, то обратно ты ее замучаешься вытаскивать.

Вот поэтому… Это у Сартра есть прекрасная такая книга «Тошнота». Вот это то чувство, которое у нас сейчас, глядя на всю эту политическую деятельность.

Вот, смотрел по телевизору этот экономический форум имени Гайдара. Господа, это родная времен моей цветущей молодости брежневская эпоха, когда одни говорят со сцены и знают, что они врут, и знают, что те, которые сидят в зале, знают, что они врут, и те, которые сидят в зале, знают, что те, которые говорят со сцены, врут.

О.БЫЧКОВА: А что они там врали-то?

М.ВЕЛЛЕР: Всё врали.

О.БЫЧКОВА: Они говорили, что всё плохо.

М.ВЕЛЛЕР: Нет.

О.БЫЧКОВА: Они говорили, что всё плохо и будет еще хуже.

М.ВЕЛЛЕР: Нет, это… Это говорилось немного не так. Это говорилось, что на фоне больших успехов имеется известная озабоченность…

О.БЫЧКОВА: Да ладно! Да нет же.

М.ВЕЛЛЕР: Ольга, я это внимательно слушал. Когда Греф сказал, что, конечно, нефть – это наше проклятие. Но где бы мы были без этого проклятия? И поскольку без этого проклятия нам вообще конец, так что нефтяникам надо помогать и впредь.

О.БЫЧКОВА: Ну, это правда, нет?

М.ВЕЛЛЕР: Как вам…

О.БЫЧКОВА: Где бы мы были без этого…

М.ВЕЛЛЕР: Как вам сказать? Что касается такой помощи, где б мы были? Где б мы были, если с самого начала заместо условно называемой гайдаровской политики было бы нечто совершенно другое?

Это к тому, что уже швейкизм в полный рост. Потому что одни говорят, не верят, другие слушают и не верят. И всё абсолютно нормально. И все готовы к тому, что гайки будут продолжать закручиваться, все готовы к тому, что после Олимпиады прикроют то и всё. Может, не прикроют. Может, и нет. Может, все зря так плохо думают. Но настроения готовности – они сами по себе тоже симптом состояния общества.

Вот, таковы на сегодня наши дела. Так что хоть всех китайцев перещипай, хоть до смерти! Предположим, мы защиплем до смерти полтора миллиарда китайцев и сами придем в Китай. Там нефти мало, там воровать гораздо меньше чего. И что мы там сделаем? Они своих воров хоть иногда отстреливают. А у нас будет что?

Так что здесь мой исторический оптимизм кончился, тем более, что противоположность историческому пессимизму сегодня называется или экстремизмом, или фашизмом, или национализмом, или еще как-то. А я от этого от всего решительно дистанцируюсь, вот, категорически. Я категорически против фашизма, экстремизма и национализма. А что делать в таком случае я не знаю.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, знают, например, организаторы митинга против ксенофобии, который 26 января собираются проводить или не собираются проводить. И там есть опять сложности с санкционированными и несанкционированными акциями. Ну вот организаторы призывают 26 января (мигрантов призывают) устроить в Москве день гостеприимства и позвать своих соседей на чаепитие вместо того, чтобы ходить по улицам и бузить.

М.ВЕЛЛЕР: Вот это всё очень прекрасно. Еще бы этим ребятам добавить бы мозгов, добавить бы мозгов. Если бы на этом митинге были бы те, которые наваривают себе миллиардные состояния на приглашении мигрантов и использовании этих мигрантов в бесправном, неправомочном, каком-то юридически абсолютно беспомощном состоянии. Этого совершенно не делается.

Если бы решить вопрос с мигрантами, с границами, с минимумом зарплаты… Тут ЛДПР сделала, кстати, о мигрантах красивый жест – давайте устроим почасовую зарплату 100 рублей в час. 100 рублей в час – это по-простому 3 доллара, это по тарифной сетке 500 долларов в месяц. Никто не посмеет сказать, что 500 долларов в месяц сегодня в российских ценах – это чрезмерная заработная плата. Тем более, что нынешняя минимальная в полтора и более раз меньше, чем минимальный прожиточный минимум. Никогда.

Они будут воровать по 5 миллиардов на папу-пенсионера, но они не повысят зарплату, они оставят минимальную в 5 тысяч. И поскольку не видно никакого, возможно, официального, легального способа в этом что-то изменить, то, повторяю, что делать, я не знаю. Ты можешь со всеми мигрантами хоть слиться в экстазе, ты можешь их поселить у себя в квартире и вступить с ними в однополые браки. Это не решает абсолютно никаких проблем.

Что касается мигрантов, меня что только чрезвычайно огорчает? Вот, значит, под Новый год залез этот чернокожий мусульманин-гвинеец на храм на Красной площади и вопил оттуда «Аллаху акбар».

О.БЫЧКОВА: Ну, это маргинальная история.

М.ВЕЛЛЕР: Да, маргинальная история. Если бы это был сумасшедший христианин в центре мусульманской столицы на мусульманском храме, его сначала разорвали бы в клочья.

О.БЫЧКОВА: Да, да, да.

М.ВЕЛЛЕР: А потом бы пошли бы погромы по разным странам мира. Так вот хоть бы здесь выступил бы хоть кто-нибудь из мусульманских активистов и сказал бы, что «ребята, это, конечно, психопат, но мы за этого психопата вообще приносим все свои страшные извинения, что всё это совершеннейшее гадство, что вы не думайте, что вообще таких уродов много, что дайте нам, мы его первыми затопчем. Если он гвинейский сумасшедший, пусть он сидит в дурдоме в Гвинее – у нас своих сумасшедших хватает».

О.БЫЧКОВА: А, может быть, хорошо, что все проявили здравый смысл и не стали раздувать историю с психопатом, которых, действительно, хватает?

М.ВЕЛЛЕР: Да, совершенно верно, перед Олимпиадой это совершенно нам ни к чему (эти все эти мусульманские столкновения). Так вот кстати о терпимости. Вне всякого сомнения нужно быть совершенно терпимыми до тех пор, пока человек не испытывает неудобства в своем собственном доме. А здесь в своем собственном доме одни тебя обворовывают (свои родные), а другие говорят «Мы сюда приехали не к вам, мы сюда приехали вместо вас». Ребята, дело, к сожалению, гораздо серьезнее, чем думают любители всего хорошего, которых я люблю изо всех сил. Им бы еще, повторяю, мозгов добавить, цены бы ребятам не было.

О.БЫЧКОВА: Какой кошмар, какой ужас. Михаил Веллер был в программе «Особое мнение».

М.ВЕЛЛЕР: Ну, был, ну…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире