'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 05 декабря 2013, 17:08

А.ПЛЮЩЕВ: И в программе «Особое мнение» сегодня у нас Валерия Новодворская. Валерия Ильинична, добрый вечер.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер, если этот вечер добрый.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот в этом мы и будем сейчас разбираться с помощью наших радиослушателей и зрителей. +7 985 970-45-45 – это номер для ваших SMS. Вопросы в Twitter можно задавать через аккаунт @vyzvon. Меня, если что, зовут Александр Плющев. Поехали.

Не знаю, добрый ли вечер или нет, но сегодня днем ВЦИОМ нам рассказал, что 45% опрошенных им россиян (ну, не россиян, а выборки) поддерживают возвращение на место памятника Дзержинскому. И как бы, может быть, неплохо его вернуть бы на место – стоял, чего там, и стоял.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот, Нателла Болтянская, большой поэт, придворный поэт «Эха» (или «Эхо» — ее придворная радиостанция), да здравствует королева, виват, она это всё предвидела в своем замечательном стихотворении про Урфина Джюса «Вот и я оловянный солдат славной армии Урфина Джюса. На лице у меня еще держится сладкий оскал. Он вполне отражает мои настоящие чувства. А по площади шагом тяжелым проходят войска». Кстати, вот единственное, что хорошо у нас, это вышел сборник стихов Нателлы Болтянской под названием «Голоса» с последними новыми стихами. Вот единственное положительное событие.

Меня это не удивило. Эти 45%, видимо, читали единый учебник сталинских времен.

А.ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, я перебью. Но вы в этом смысле доверяете ВЦИОМу? Потому что по многим цифрам ему не доверяют, вот там, когда там предвыборные опросы какие-нибудь или там доверие Путину, например. Все говорят «Ну нет, это ВЦИОМ как-то не очень».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я просто знаю, что творится в головах россиян по поводу тиранов, злодеев, супостатов и палачей. Меня это не удивляет. Знаете, что сказал Константин Боровой в августе 22 числа ночью, когда заплатил за подъемный кран, чтобы снять с постамента Феликса железного, а вокруг бегали все, включая Гавриила Попова, и говорили «Ну, зачем же такое варварство? Зачем же снимать исторические памятники?» Сказал, что наступит день и довольно скоро наступит, когда отсутствие на постаменте железного Феликса будет единственным зримым выражением нашей победы.

Они остались советскими людьми, и меня даже не удивляет высказывание господина Кожина, который считает, что Ленин должен оставаться в Мавзолее. Ему всё консенсуса мало. 70% уже по данным того же ВЦИОМа против того, чтобы этот ответственный квартиросъемщик занимал Мавзолей. Но аргументация-то какова? Что нужно 100% по столь важному вопросу.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну а как вы считаете, Роман, у нас президентские выборы – это важный вопрос? Важный, да? Тоже важный. Ну, тогда алаверды господину Кожину, давайте выбирать президентов тоже полным консенсусом, чтобы было 100%. А у господина Путина, ведь, даже 70% не было. У Ленина за выход больше.

Хорошо. Значит, Ленин остается в Мавзолее, а господин Путин удаляется из Кремля, потому что ни о каком консенсусе на последних президентских выборах речи и быть не могло. Как они ни натягивали эти проценты, больше все равно не получилось. Значит, не легитимен. Значит, правит незаконно. И делать ему там нечего.

А.ПЛЮЩЕВ: Но подождите. Как-то у вас хорошо так получается. Когда большинство за возвращение Дзержинского, ну, это, как бы, не правы.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это еще не большинство.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это 45%.

А.ПЛЮЩЕВ: Но остальные-то там раскладываются не очень здорово тоже.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да и в 45-ти там есть 20, которые скорее за, чем против.

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда.

В.НОВОДВОРСКАЯ: По-моему, железный Феликс в половинном масштабе уже стоит там во дворе МВД. Я бы не сказала, что это как-то позитивно сказывается на наших эцилопах, что они стали лучше работать от присутствия этой медузы Горгоны у них во дворике. Не очень выходит.

Так что пока они все держатся за эти старые тряпки, за эту ветошь, за эти помойные артефакты советской эпохи, ничего хорошего не получится. Кстати, остается 2 недели до регистрации партии «Западный выбор». А уж там точно есть намерения всех, кто относится к советской эпохе, с улиц убрать в виде истуканов, в виде названий и зажить, как подобает цивилизованным людям – без Ленинского проспекта…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы полагаете насчет регистрации, получится? Потому что тут у «Народного альянса» мало того, что дважды не получилось, так потом еще и название украли.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я полагаю, что получится. В Страсбург не зарастает народная тропа. Хотела бы я знать, под каким соусом они вестернизаторскую, западническую либеральную партию не зарегистрируют? Только на том основании, что она расходится с постулатами советской власти – там свобода, собственность…

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну мало ли формальных признаков.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Формальные уже все прошли. Последний формальный… Вы не поверите мне, конечно, и наши слушатели тоже мне не поверят, но это так. Последняя формальная зацепка была такая, что слова «Западный выбор» напечатаны недостаточно жирным шрифтом. Я высказала предположение, что, учитывая теплые, нежные и товарищеские отношения, которые есть у «Западного выбора» с украинской оппозицией и с украинским Майданом, они просто хотели, чтобы им в программные документы завернули кусок сала. Отсюда бы жирности прибавилось.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, раз вы сами сворачиваете на Украину, хорошо. Хотел под конец, но давайте сейчас. Вам Михаил из Пензы прислал вопрос на сайт перед программой: «Уважаемая Валерия Ильинична, пожалуйста, ваши комментарии, прогнозы относительно событий на Украине. В чем причина того, что украинцы проявляют значительно большую политическую активность по сравнению с россиянами?»

В.НОВОДВОРСКАЯ: А потому что они никогда не были стопроцентно советскими людьми. Не успели. Их в колониальную империю, в империю зла заталкивали силой, и нельзя сказать, чтобы удачно, особенно западенцев.

Дорогой Михаил из Пензы, как приветствуют друг друга сейчас украинцы на Майдане и почему? «Слава Украине, героям слава!» Ну, хочется это повторить, потому что они, действительно, себя героически ведут. Это приветствие УПА. Знаете, такие были хорошие организации ОУН и УПА? Национально-освободительные движения. Сражались с поляками, потом сражались с немцами, потом сражались с советской властью. До 1956 года. А потом практически вся западная Украина, в том числе и 16-летние хлопчики отправилась на Колыму – читайте Евгению Гинзбург «Крутой маршрут». Целыми бараками западные украинцы там оказались.

И даже анекдот есть очень сейчас актуальный, что, мол, когда старый дедушка стал поливать машинным маслом клумбу, у него спрашивают «Ну, дедушка, что ж ты делаешь? Ведь, цветочки-то завянут» — «Пусть цветочки завянут, только бы пулеметик не заржавел».

Западенцы никогда не дадут Украине успокоиться и никогда не дадут ей прозябать в советском рабстве. Вот те молодые люди (а у меня слюнки текут и слезы одновременно от зависти), которые сейчас стоят на Майдане, — это люди, которые стоят не за бесплатные квартиры, не за решение проблем ЖКХ, не за лишний кусок колбасы. Колбаса у них есть, и сало есть тоже. Они стоят за человеческим достоинством, вот за этим западным выбором. Они стоят с флагами Евросоюза. Они хотят отчалить от нашего гибнущего материка, который опускается на дно мирового океана и никакие экологи нас уже оттуда не извлекут, даже судно «Арктик Санрайз».

Они хотят отчалить от гибнущей и прозябающей на коленях рабской России. И мы можем только пожелать им 7 футов воды под килем, еще раз сказать «За вашу и нашу свободу». Пусть хоть кто-то выживет, пусть хоть кто-то будет свободным. Евросоюз – это будущее, а путинская Россия – это гнусное, позорное советское прошлое.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, насчет УПА, кстати, я не могу не заметить. Это, конечно, очень мило сходить в ресторан Крыивка во Львове, может быть. Очень смешно и забавно послушать что-нибудь про москалей. Но если разбираться, когда там речь идет о действиях УПА против еврейского населения, например, в годы войны…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это нигде у Бендеры и у Шухевича не было записано. Более того, в ОУН было очень много евреев, практически все врачи были евреями. Они преследовали только тех, кто служит советской власти, независимо от национальности. Они вовсе не были антисемитами. А что касается УПА, то достаньте старую-престарую книжку командира партизанского Медведева «Это было под Ровно» — там написано черным по белому, это первые дни хрущевской оттепели, как они вместе сражались с гитлеровцами. Еще медведевцы смеялись, что они неправильно козыряют и даже перечисляют меню, что они угощали московским продуктом, который им сбрасывали с самолетов, а УПА могло предоставить только хлеб, сало, горилку и жареную дичь. То есть они сражались бок о бок. Это потом переписали учебники и какие-то книги сгинули навсегда.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, можно много спорить (там роли спорные), но мне кажется довольно странно воспринимать силы в черно-белом цвете. Хотя, это ваше особое мнение, вы можете позволить себе всё, что угодно.

Давайте о Лаврове, если не против?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Сегодняшние украинские силы к москалям, которые выступают за демократию, относятся очень лояльно. И очень многие, кстати, москали ищут политического убежища на Украине. Одного москаля прямо-таки из подвала достали и сдали в Лефортово, Леонида Развозжаева. Он на Украине искал спасения и политического убежища.

А.ПЛЮЩЕВ: По официальной версии он сам вернулся на такси.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну да, конечно, на такси приехал. Поэтому то, что Лавров заранее оправдывается…

А.ПЛЮЩЕВ: Он призвал НАТО не вмешиваться во внутренние дела Украины. А НАТО, я напомню просто, если кто не знает, главы МИД стран НАТО осудили чрезмерное применение силы по отношению к оппозиции на Украине.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Правильно сделали, что осудили. Кстати, и напомнили, что это уже не получится как в 1968 году вводить воинский контингент, дабы подавить украинскую революцию. Нам всё время будут об этом напоминать после того, что мы держим войска в Приднестровье, после попытки завоевать Грузию, после Чехословакии. У нас рыльце в пушку. И у Лаврова рыльце в пушку. Поэтому он заранее оправдывается даже в том, в чем пока его не обвинили. Я бы никому не советовала, потому что украинская армия очень неплоха, лучше нашей. И это не маленькая страна – это 46 миллионов. И здесь уже никто не допустит никакого введения войск, а то завтра, может быть, в Польшу захотят ввести, в Латвию, в Эстонию, в Литву. Губа не дура.

Украина должна выстоять, потому что с Януковичем не жизнь. Вот сейчас у них очень приличная цивилизованная оппозиция. Вот, пан Яценюк, Арсений Яценюк – это настоящий западник, рыночник, вестернизатор, патриот. Да. Но при этом он – человек очень интеллигентный. И Виталий Кличко тоже. Ну, у Олега Тягнибока есть кое-какие недостатки (у них программа экономическая очень плохая), но свободу они любят превыше всего.

Они хотят с себя смыть все следы нашей совместной жизни и из этой ямы выбраться. А то, что мы стали ямой, позволили Путину сделать нас европейской помойкой и что от нас шарахаются как от зачумленных вместе с нашим Таможенным союзом, это вина не только Путина, это вина народа.

Вот, Путин только что встретился с молодыми юристами.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, было дело. Позавчера.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Вас не потрясло то, что среди этих молодых юристов нашлись такие законники, которые предлагали Путину урезать язычок интернету, назначить кары за сепаратистские высказывания? То есть юристы не соблюдения Конституции требуют, не соблюдения прав человека, а они требуют закручивания и завинчивания гаек. И здесь Путин улыбается как масленичный блин, делает вид последнего и, главное, главного европейца в России, прямо по Пушкину и говорит «Ну что вы, что вы! Разве так можно? Интернет – мы не должны на свободу слова воздействовать. Мы будем с педофилией бороться». Молодые люди, практически еще не жившие, не видевшие советской власти, при таких вот… А другие не вскочили, не затопали, не захлопали, не сказали, что им стыдно.

А я знаю другой случай, когда в большом гуманитарном институте выступал Жириновский. Студенты жаловались, что у них маленькая стипендия, и тогда помощники Жириновского внесли в аудиторию мешки и стали раздавать всем по 500 рублей. И все взяли, несмотря на то, что преподаватель там чуть ли не плакал и говорил «Что вы делаете? У кого вы берете? Подумайте!» Они все взяли по 500 рублей.

Ну, сравните эту молодежь с теми молодыми героями, которые стоят на Майдане. Хотелось бы сказать, конечно, «За ваши и наши Майданы», но что-то с нашими Майданами неладно. А, кстати, тот Майдан, который у нас был в последний раз, судя по-всему, Путин не собирается подводить их под амнистию (болотников).

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, давайте про амнистию поговорим. Как вы думаете, кого вообще подведут?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Судя по всему, юристы на этом сошлись (наши юристы в смысле Валерия Борщова и прочих светлых личностей), сошлись на том, что Pussy Riot подпадают под амнистию, потому что матери, потому что у них дети, потому что эта статья проходит. Что будет с Ходорковским, не понятно. И Путин, ведь, уже оговорился, что те, кто покусился на священный шлем правоохранительного омоновца с дубинкой и случайно там задел его биотуалетом или кусочком картона, то пощады никакой пусть не ждет. Только, вот, зачем надо было омоновцам на согласованной акции устраивать провокацию и не давать людям эту акцию провести? Я никогда не поверю, что организаторы акции решили устроить бузу вместо митинга. Если они хотели бы устроить бузу, они сначала бы провели митинг, а потом бы уже бузу устроили. А вместо митинга бузу устраивать – это нереально и не рационально. Даже Навальный, по-моему, там кричал «Не сопротивляйтесь, не поддавайтесь на провокацию». Немцов посадил тех, кто стоял рядом с ним, в знак несопротивления и гражданского неповиновения.

Более того, там же сидят люди сейчас в клетке, которые даже не обвиняются в том, что они что-то в кого-то бросили. Сергей Кривов ничего ни в кого не бросал. Тихий физик большелобый. Он просто стоял на пикетах в защиту болотников, за это и посадили. И такая амнистия – это черствая корка, которую они хотят нам бросить как нищим. И пусть не думают, что мы им за это скажем «Спасибо». То есть если болотники не освободятся по этой амнистии, то хорошо бы Путин провел Олимпиаду на пустом стадионе наедине с советским гимном и с теми спортсменами, которым наплевать на свою страну, лишь бы были какие-то рекорды.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну ладно тут пустой стадион. ФСБ сегодня предложила разрешить митинги в олимпийском Сочи. Вообще неслыханный либерализм.

В.НОВОДВОРСКАЯ: За здравие или за упокой?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, они там не упоминали. Зато упоминали, что эти митинги и все любые другие акции должны быть согласованы обязательно с местными властями. А так можно проводить.

В.НОВОДВОРСКАЯ: А. Вот, кажется, оазис нашелся, да? Все сейчас поедем в Сочи и будем устраивать там митинги.

А.ПЛЮЩЕВ: Надо согласовывать только.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. До и после. Вот…

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас как раз можно до и после только, по указу, а так можно будет и во время.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Меня удивляет, что правозащитники, которые никак не возьмут себе за правило вести себя так, как покойная Наталья Горбаневская, как Юрий Орлов, они продолжают вымаливать милости у абсолютно равнодушной и враждебной к ним власти. И они еще выбирают как изюм из булки: «Так, этому дам, этого не пущу. Там, Борщов – этого не надо».

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте про правозащитников и про их предстоящую встречу с президентом поговорим сразу после небольшого перерыва на новости и рекламу.

НОВОСТИ

А.ПЛЮЩЕВ: Продолжаем программу «Особое мнение» с Валерией Новодворской. До перерыва мы заговорили о правозащитниках и предстоящей встрече их с Владимиром Путиным. Но я хотел бы единственное что напомнить, средства связи с нами. +7 985 970-45-45 – это номер для SMS и Twitter-аккаунт @vyzvon – можно туда посылать.

Ну так что мы про встречу с правозащитниками? Это в честь дня Конституции, скажем. Там пригласили, но не всех, да, действительно. Ну, хоть кого-то пригласили. И, может быть, воспользоваться шансом?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Посидеть у ног патрона, на коврике. Может быть, дадут приобщиться к туфли, поцеловать туфлю. Неужели не стыдно унижаться? Ведь совершенно очевидно, что правозащитников держат как комнатных собачек для пиара, для рекламы: «Вот, смотрите на нашего монарха Владимира Владимировича – он наш император, встречается с правозащитниками».

То с писателями, с недостойными потомками великих писателей. С откровенно говоря выродками я бы их назвала после того, что они себе позволили. И заметьте, было очень мало писателей, которые не пришли на такую встречу сознательно.

То с правозащитниками. Может быть, хватит? Это незаконная в моральном и в этическом отношении власть. В политическом тоже. Нелегитимная власть. Это власть убийц, потому что уже в могиле и Магнитский, и Василий Алексанян. А во что вы расцениваете чеченскую войну и грузинскую войну?

А.ПЛЮЩЕВ: Но разве не должен правозащитник использовать все возможные средства, в том числе и с представителем власти, возможно, не легитимной даже, по его мнению, для того, чтобы отстаивать права тех, кого он защищает?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Права должны отстаиваться перед лицом тех, кому это не безразлично. Здесь можно апеллировать к народу, можно апеллировать к западным правозащитным организациям, ну, как это делали мы в советскую эпоху. Правозащитники должны, наконец, понять, что происходит в Кремле, что с этой хунтой общаться позорно, что чекисты им всё равно не посочувствуют. Передавать список как это сделал наивный Владимир Рыжков просто смешно. Это предполагать, что Путин не знает, кто у него сидит в камерах. Ключи-то у него в руках, а он еще их не пересчитал.

Чего стоила одна история с Поупом и Бабкиным. Не надо делать вид как в сталинских лагерях, где висели почтовые ящики, чтобы отцу народов писать письма, что добрый царь ничего не знает. Во всем виноваты злые бояре. Может, хватит в это играть? Это недостойно.

И народ будет отзываться соответствующим образом. Скажите, наконец, народу, что у вас нет законной власти, что в кремле – преступная власть. Готовьтесь голосовать против этой власти, готовьтесь к кампании гражданского неповиновения, там готовьтесь к всеобщей политической стачке. А если правозащитники сотрудничают с этой властью, то не зовите тогда людей на Майдан протестовать, если эта власть законная. С незаконной властью не разговаривают. И с аморальной властью не разговаривают.

Эта власть нам, кстати, ко дню Конституции готовит небольшой подарочек, к 20-летию.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас перейдем. Я просто хочу в этом вопросе уж окончательно разобраться. Ну как? Многие люди, которые тоже спорят на эту тему, они сравнивают власть, например, с террористами. И говорят «Но с террористами же договариваются, ну, переговариваются о заложниках. Переговоры ведутся всё равно».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Заложников многовато. Здесь в заложники взяли всю страну. Причем, с ее согласия. Поэтому… Террористы выставляют определенные требования, как правило – там, или вывести войска из Чечни, или там дать им мешок денег, или кого-то освободить из тюрем, там, дать им самолет. У этих террористов, которые сидят в Кремле, слишком большие требования: чтобы им навсегда отдали души, тела, страну вместе с ее бюджетом, вместе с ее давно потерянной честью, с ее будущим и чтобы они остались у этой власти вечно. А народ чтобы не роптал. Извините, эти требования невыполнимы – здесь нельзя вести переговоры. Переговоры могут быть только об одном – на каких условиях и как скоро эта власть уйдет и объявит досрочные парламентские и президентские выборы. Но, к сожалению, до этого народ должен сделать западный выбор, возвращаясь к начинке, потому что Украина не проголосует за коммунистов, когда уйдет Янукович. А у нас выбирают.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока речь идет совсем о другом, вовсе не о западном выборе, а о том, что, может быть, у нас изменения в Конституции грядут, о чем вы уже заметили.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Эта Конституция – последний подарок, который нам остался от Бориса Николаевича Ельцина. Это очень хорошая Конституция, и она страшно мешает кремлевской хунте. И, наконец, они дошли до главных параграфов – до 13-й главы, до 15-й. А здесь нельзя ничего сделать без конституционного совещания. То есть попросту Конституцию надо менять фундаментально (отменять эту и писать новую, там, лукьяновскую, сурковскую).

Там есть очень важный пункт относительно того, что не может быть государственной идеологии, никакая идеология не может быть признана государственной и обязательной. Вот, если убрать этот пункт, то путь к тоталитаризму открыт. Без деидеологизации государство становится тоталитарным. Уже не авторитарным, а тоталитарным.

И 15-я глава им очень мешает, потому что там сказано, что международные договоры и пакты РФ являются частью ее правовой системы и даже имеют приоритет перед российским законодательством. То есть убрать это, как они хотят… Там уже есть группа старых военнослужащих в Думе, которая за это выступает. Это значит дезавуировать подпись под декларацией прав человека 1948 года и подпись под пактом о гражданских и политических правах 1966 года. После чего мы вообще оказываемся вне современного права, вне правового поля и болтаемся где-то между произволом и беспределом. То есть мы полностью возвращаемся к Конституции 1977 года, где права и свободы, как это было записано, предоставлялись только для развития социализма. А 6-я статья закрепляла, что можно будет уже сделать, приоритетное положение одной организации. Это у нас что будет? «Единая Россия» или Объединенный национальный фронт.

А.ПЛЮЩЕВ: Народный фронт.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Народный фронт. Ну, свято место пусто не бывает.

То есть они пытаются к юбилею Конституции, который у нас даже не является праздником…

А.ПЛЮЩЕВ: Выходным днем в смысле.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так и написано, что это не является национальным праздником (день Конституции), а является памятной датой. Хорошенькая история. То есть день Конституции не является национальным праздником. Они хотят ее прикончить, то есть они хотят отнять у нас последнее. Мы предупреждали, что все разговоры об улучшении Конституции приведут к ее ликвидации, потому что пока бумага не в наших руках, и конституционное совещание тоже не в наших руках. Конституцию трогать нельзя. Это отличная Конституция, и она им мешает, поэтому они всё время к ней возвращаются.

А.ПЛЮЩЕВ: И последнее (может, успеем). «Нельзя принять агрессивного поведения ярких представителей либеральной европейской культуры», — вдруг сегодня сказал Владимир Путин на форуме ОНФ. К чему бы это, Валерия Ильинична?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, я вообще не слышала, чтобы ему как Филину (Путину) где-нибудь в темноте, в подворотне представители либеральной культуры…

А.ПЛЮЩЕВ: Яркие.

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...яркие плеснули кислотой в лицо. Как-то он неплохо выглядит. И какие представители либеральной культуры ему так мешают, ну, я догадываюсь, какие мешают. Наверное, Human Rights Watch, Freedom House ему мешают. Страсбург.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это ж не культура, это же…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это лучшие плоды европейской культуры.

А.ПЛЮЩЕВ: В этом смысле? То есть до таких глубин даже докапывается Владимир Путин, по-вашему? Хорошо. Еще, может быть, продолжим как-нибудь разговор о либерализме, культуре, Европе…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вообще существование Запада ему мешает.

А.ПЛЮЩЕВ: ...с Валерией Ильиничной Новодворской. Большое спасибо. Это была программа «Особое мнение». Меня зовут Александр Плющев. Всего доброго и спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире