'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 31 октября 2000, 19:00

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Добрый вечер. Хотелось бы увидеть значимые события последнего времени вашими глазами. И сразу сообщаю слушателям наш пейджер 7880088 абонент «Эхо Москвы», а телефон прямого эфира, который мы несколько позже активизируем: 203-19-22. Итак
Р. АРИФДЖАНОВ: Если сказать, что последняя неделя особенно отличалась от других какими-то важными, большими политическими событиями, то это было бы не совсем так. Ситуация была несколько рутинная. Есть радостные вещи: наконец-то Владимир Владимирович помирился с президентом Франции Шираком, хотя все эти личные обиды президентов больших государств иногда плохо сказываются на отношениях между этими государствами, но будем надеяться, что теперь французы и русские будут лояльнее друг к другу. Из трагического, безусловно, ситуация в Баренцевом море и Вы знаете, командующий Северным флотом когда-то сказал журналистам совсем недавно: «Не лезьте в наши души, нам больно». Но дело не в журналистах. Такое впечатление, что людям, занимающимся имиджем Кремля или имиджем власти, зачем-то нужно постоянно продлевать нашу боль.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, я бы немножечко даже добавила, но я это сделаю с вопросительным знаком. Если вспомнить один из дней репортажей, в которых прозвучала как раз фраза: «Не лезьте к нам в души, нам больно, честь имею», — в том же самом новостном выпуске прозвучала фраза про пузыри. Не помните? Что когда открыли, поднялись наверх пузыри, и что это души наших подводников. Меня как-то резануло. И еще был один в том же самом новостном выпуске. Но я ставлю знак вопроса. Одно и то же мы с Вами имеем в виду или разные вещи?
Р. АРИФДЖАНОВ: Наверное, это. Я не могу сейчас точно сказать, делается ли это сознательно, или от неумения, потому что, к сожалению, наша власть очень часто показывает свое неумение. Знаменитый, расходящийся уже в анекдотах, только что прошедший на этой неделе съезд партии «Единство» в Новгороде, действительно, разошедшийся в анекдотах, — это тоже неумение власти организовать собственную партию и провести съезд так, чтобы он не был комичен? И вот возвращаясь к трагическим событиям, даже здесь неумение вовремя честно и прямо сказать правду, неумение, имея честь, достойно похоронить погибших подводников.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, Мигранян, если я не ошибаюсь, не так давно сказал, что сейчас любые действия власти априори вызовут негативную реакцию. Сейчас, когда президент предпринимает шаги для того, чтобы захоронить подводников, говорят о том, что уже родственники готовы его освободить от данного им обещания. Если бы он этих шагов не предпринял, было бы сказано, что вот мы, манкурты непомнящие
Р. АРИФДЖАНОВ: Я бы, наверное, с большим сочувствием отнесся к Владимиру Владимировичу Путину, если бы он не был президентом России, если бы он добровольно не согласился стать президентом России, если бы он не согласился взять на себя эту ношу. Пост президента предполагает колоссальную ответственность, предполагает то, что народ не должен жалеть президента. Нам не нужен жалкий президент, нам не нужен сомневающийся президент, нам не нужен президент, которого заставляют понять по-человечески. Пусть человеческие качества
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хороший парень не профессия.
Р. АРИФДЖАНОВ: Хороший парень не профессия. Пусть человеческие качества Владимира Владимировича, а они, безусловно, у него есть, останутся с ним. Нам нужен хороший, четкий и достойный этой страны президент. Из событий личного характера, да, наверное (хотя тут трудно сказать, что тут личное, что нет), для меня очень важно, что вот уже семь месяцев с нами нет Артема, а мы развиваемся, телепрограммы выходят, их стало на одну больше, газеты увеличивают тиражи, журнал «Лица» набирает высоту, и на будущий год он порадует некоторыми сюрпризами. Мы в очередной раз готовим к концу года номер, который будет называться «Лица-2001». Если радиослушатели не помнят или не видели журнал «Лица» в конце прошлого года, мы напечатали 2000 портретов элиты России из разных областей. Так вот, читатели журнала каждый месяц уменьшали на два это число. Теперь у нас около 15 кандидатов, которых определяют только читатели (причем там почти нет политиков, что для меня показалось странным), и в конце декабря у нас останутся два человека, из которых мы выберем одно лицо года. И выбор будет достаточно странным. Уже сейчас (я не буду его оглашать всех 15 человек), но уже по этому списку окажется, как я уже чувствую, не тот, которого мы ожидаем. Во всяком случае, В.В.Путина уже нет, Б.Н.Ельцина уже нет, Примакова, Лужкова, ну, в общем, политиков там практически нет уже. Поэтому то, как развивается наше издание, наша телекомпания, радует; это, наверное, личная радость.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Рустам, Вы знаете, за день до дня рождения Артема здесь же в эфире был Андрей Калитин, журналист «Совершенно секретно», и ему много очень задавалось вопросов нашими слушателями по поводу развития ситуации вокруг так называемого дела о гибели Артема Боровика. Ну, понятно, что кое-что из той информации, которую Вы имеете, Вы не можете открыть, но что-то изменилось?
Р. АРИФДЖАНОВ: Я не могу сказать, что изменилось что-то резко. Наше журналистское расследование продолжается. У нас существовало две фантастические версии, но они основаны на реальных исследованиях, проводимых закрытыми научными лабораториями нашей страны. Одна это существование так называемого вещества жидкий мазут, которым можно было покрыть крыло, допустим, в данном случае самолета, и нагрузка этот металл изменил бы свою кристаллическую структуру и разрушился. И вторая — способы воздействия некого аппарата на топливо, в котором оно тоже меняет свои свойства: керосин, условно, превращается в воду.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И та, и другая версия подразумевает сознательные действия.
Р. АРИФДЖАНОВ: Вы знаете, я не знаю, говорил ли это Андрей несколько недель или несколько месяцев назад, но где-то в конце августа мы почти отказались от версии, что это был несчастный случай, потому что, ну, такое сочетание невероятного Нам не могут доказать и я это говорю постоянно, — нам не могут доказать, что это был несчастный случай.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кстати, знаете, я вернулась из отпуска, в котором (я просто не успевала раньше) я купила книгу Артема, прочитала и просто становилось грустно.
Р. АРИФДЖАНОВ: Нам грустно, но в то же время светло, светло от того, что Артем был.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Напомню, что «персонально наш» Рустам Арифджанов, шеф-редактор холдинга «Совершенно секретно». Вопрос на пейджер: «Как найти в Интернете страницу «Совершенно секретно» и есть ли там материалы телепередач?»
Р. АРИФДЖАНОВ: Вы знаете, наши Интернет-проекты только развиваются. Я могу сказать, где можно найти газету «Версия»: www.bfg.versia. Это не очень пока сильно развивающийся проект, но мы создали уже группу, которая занимается развитием интернетовской «Версии» и «Совершенно секретно». И вот что удивительно, эту группу возглавил неординарный человек, обозреватель нашей газеты, известный актер, сценарист, тусовщик, Иван Иванович Охлобыстин. Вот такой у нас новый начальник современного технологического проекта. И я думаю, что уже через месяц будет создано еще и информационное агентство, работающее в зоне Интернет, уже через месяц Иван Иванович покажет все, на что он способен.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я хотела бы вернуться к Артему Боровику. Вы знаете, такова, наверное, наша журналистская судьба, так складывается наша жизнь, что новости, которые вчера были так называемыми новостями первых полос, уходят, и читатель, слушатель, зритель покорно забывает вместе с нами. Тут можно поставить знак вопроса, да?
Р. АРИФДЖАНОВ: Да, потому что такова наша работа, такова наша работа, часы идут, ну что ж, стрелки ведь не остановишь, как когда-то пела Алла Борисововна Пугачева (достаточно грустная песня). Да, мы работаем на сегодня. Но есть люди, наверное, которые работают на вечность (например, Александр Исаевич Солженицын), которые сознательно работают на вечность (ну, может быть Зураб Церетели), но мне трудно представить (Артем был моим товарищем), чтобы Артем работал на вечность или кто-то из моих знакомых, среди которых есть выдающиеся журналисты, чтобы они работали на вечность. Ну, мы выбрали себе такую профессию, мы работаем на наших зрителей, на наших читателей, мы работаем на сегодняшний день; скажу пафосно, но, может быть, от этого завтрашний день становится чуть светлее и лучше.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Что вы имеете в виду, — это сообщение на пейджер, — под хорошим, настоящим президентом? 26 марта большинство проголосовало за В. В. Путина, так что предъявлять или не предъявлять претензии к нему»
Р. АРИФДЖАНОВ: Безусловно, 52% пришедших на избирательные участки россиян проголосовало за В. В. Путина. Это колоссальный шанс. И когда-то я говорил о том, что Путин для нашей страны это, может быть, последняя надежда. В 1991 г., в конце 80-х, в начале 90-х мы верили в Ельцина, наверное, точно так же, как в 1985-1986 верили в Горбачева. Вы знаете, чем закончилось правление Горбачева, — разочарованием. Вы знаете, чем закончилось правление Ельцина, — разочарованием. Столько раз сулить людям надежду на улучшение их жизни и столько раз обманывать это опасно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Вы знаете, Рустам, у Саши Черного есть стихотворение, которое я не берусь процитировать дословно, про наших потомков, которые будут жить лучше нас, а резюме такое: почему, собственно, я должен пахать, для того, чтобы потомки жили лучше нас? Неужели меня-то нет на свете?! Наверное, каждый президент, оказавшись на таком посту, проходит через череду ошибок. Без этого не бывает. Так или иначе, это происходит. С одной стороны. С другой стороны, действительно, возникает вопрос: а почему это происходит, так сказать, за счет наших голосов?
Р. АРИФДЖАНОВ: Да, это очень обидно, но, во-первых, родину не выбирают, в отличие от президентов. Почему это происходит обязательно с нами? Я всегда скептически отношусь к высказыванию о некоей мессианской роли России в современной истории, о наступлении эпохи Водолея, когда Россия будет процветать и славиться. Если державность и великодержавные идеи мешают нормальной жизни, то я против этих идей. Но, тем не менее, ХХ век принес России колоссальные испытания, которые, наверное, не испытала ни одна страна в мире. Это я говорю не потому, что я россиецентрист и ставлю свою страну выше всех других стран мира. Но, тем не менее, это действительно так. И, наверное, что-то происходит в нашем характере, связано с нашим характером, с нашей культурой, потому что мы очень взрывные люди. Вот, смотрите, мы можем что-то сделать осуществить революцию, — мы ее сделали, а доделали потом вместо нас китайцы. Мы можем что-то сделать, осуществить идею, а вот пальчиками делать тонкую работу, изо дня в день, постоянно, постепенно, скучно, у нас не получается. Мы можем заставить печь ездить по-нашему, так сказать, хотению и велению, а сконструировать это уже сложно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так помилуйте, в любой уважающей себя крупной компании существует креатив-менеджер, креатив-директор. Креатив -все.
Р. АРИФДЖАНОВ: Вот когда мы говорим о России, об особой роли или о духовности России, об особой духовности, как раз мы и говорим о том, что мы, наверное, страна креатива.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чистого.
Р. АРИФДЖАНОВ: Чистого. А вот исполнительского мастерства у нас не хватает. Может быть, поэтому мне отчасти симпатичен Путин, что, может быть, он не такой креативный человек, как Ельцин, и не такой взрывной, а, может быть, в нем как раз есть та жилка мастерового человека, спокойного, не яркого, не блестящего, но, может быть, такого ремесленника, не поэта, но который все-таки доделает, который забьет гвоздь так, как его нужно забивать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Эк вы перефразировали Мандельштама, я просто поднимаю руки и снимаю шляпу.
Р. АРИФДЖАНОВ: Перед Мандельштамом?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Помните? «Красота не прихоть полубога, но хищный глазомер простого столяра». Вопросы на пейджер: «В газете «Версия» была страница «Не Москва». Сейчас ее нет. Почему?»
Р. АРИФДЖАНОВ: Вы знаете, мы на самом деле много пишем о наших регионах, о России, и, наверное, эта страница вернется когда-нибудь, но сейчас мы вступили наши регионы вступили в такую страшную, наверное, для них полосу тотальных выборов: в 30 или 33 регионах страны происходят в течение полугода выборы губернаторов или мэров больших городов. Это чрезвычайно интересно. Происходит в стране смена элит, меняется власть. И нам кажется это очень важным, потому что старая власть уходит и приходит новая. Очень хочется посмотреть, кто эти люди. Поэтому вместо рубрики «Не Москва» у нас появилась такая, может быть, более громко звучащая «Регионы в огне», потому что именно в таком состоянии они сейчас и находятся. И в каждом номере мы рассказываем, пытаемся рассказать, о ближайших выборах, показать, кто что там делает. Мы первые, наверное, подметили такую тенденцию региональную — ФСБ идет во власть, на нас очень обиделись коллеги из Федеральной службы безопасности, а зря.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Напомните мне, пожалуйста, в прошлом году, незадолго до гибели Артема, газета «Версия» опубликовала открытое письмо Олега Калугина Путину. Помните такое?
Р. АРИФДЖАНОВ: Да, конечно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я, честно говоря, была потрясена до глубины души одним-единственным моментом, что была такая вот информационная (с моей, читательской, точки зрения) информационная бомба и никакой реакции, вообще, не было этого. Я задаю вопрос, но я этого не произнесу в эфире, вы знаете, что я хочу спросить.
Р. АРИФДЖАНОВ: Да-да-да-да, я понимаю. Но давайте скажем вообще о материалах, а не об этом. Вообще о материалах. Мы очень много пишем такого, что, действительно, бомба, что, действительно, сенсация. Но читатели, слушатели уже перешли болевой порог. Вот смотрите, мы во многом его уже перешли, и это очень обидно. Это касается не только наших материалов. У нас каждый день в Чечне погибают солдаты, мы перестали это замечать. У нас ежедневно, каждый день у нас идет война, мы перестали это замечать. Это плохо. У нас воровство в высших эшелонах власти стало чуть ли не нормой. У нас лучшие люди страны, самые успешные бизнесмены открыто говорят о том, что разве можно в нашей стране что-то сделать, не нарушая закон, налоговое законодательство и т. д. И это стало нормой. У нас человек, что-то не укравший и не нарушивший ту или иную инструкцию, выглядит одиозно. То же самое происходит и с материалами газеты.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Эхо Москвы». Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, добрый вечер. Нам положено трудиться, но нам не дано завершить труды наши, а слова «духовность» в русском языке нет, есть слово «дух» с производными «духовой» и «духовный» (это то, о чем вы говорили). Я по-прежнему огорчен уходом господина Арифджанова из приличной прессы в «желтую». Но, тем не менее, хочу у него спросить: пробовали ли «совершенно секретные» журналисты выяснять подробности работ на «Курске», что там такое происходит? Значит, работали-работали в девятом отсеке, это было безопасно, вдруг оказалось, что это опасно. Теперь перебрались в третий, о котором речь вообще не шла?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос понятен, спасибо.
Р. АРИФДЖАНОВ: Вы знаете, узнавать о том, что происходит непосредственно на затонувшей подводной лодке и что происходит вокруг нее, чрезвычайно трудно. Но наши журналисты, действительно, этим занимаются, наши люди есть уже в Североморске. Мы собрали мнения достаточно серьезной, компетентной группы экспертов и готовим материалы по этому поводу. Рассказать сейчас, очень быстро и сразу, что там происходит, нам сложно. И с учетом того, что «Версия» выходит раз в неделю, а «Совершенно секретно» раз в месяц, у нас есть некоторое время взвесить все и рассказать правду. Я могу сказать, что мы общаемся с людьми, имеющими самое непосредственное отношение к тому, что происходит сейчас на «Курске». Понятно, что я не назову их фамилии в эфире, просто они меня на это не уполномочивали, и у них, наверное, будут после этого неприятности. Это то, что связано с «Курском». То, что связано с преамбулой вашего вопроса Я не делю прессу на «желтую» и солидную. Понимаете, вот вы когда смотрите телевизионный канал, вы смотрите и развлекательные программы, и серьезные политические передачи, и спорт, и слушаете еще и погоду. Газета «Версия» точно такая же, как и обычный ее читатель.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Давайте мы на этом месте прервемся на новости.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Рустам Арифджанов в студии «Эха Москвы». Прервала я Вас все-таки на полуслове, помнится, и говорили Вы о журналистской этике, как обычно.
Р. АРИФДЖАНОВ: Да, но, наверное, это не самая интересная тема для наших радиослушателей, это нечто корпоративное. Есть какие-то другие вопросы
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Есть вопросы. «Скажите, пожалуйста, есть ли ваши журналисты в Чечне?»
Р. АРИФДЖАНОВ: Только что вернулся Юрий Зайнашев из Чечни и в следующей «Версии» в следующий вторник вы прочитаете его специальный репортаж.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Рустам, что Вы думаете о выборах Руцкого?»
Р. АРИФДЖАНОВ: Я, наверное, не буду объяснять своего отношения к Руцкому как когда-то к вице-президенту, потом к губернатору Курской области и т. д. Но то, как его удаляют с политической арены, конечно, вызывает брезгливость.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: 203-19-22 наш телефон. Рустам Арифджанов «персонально наш». «Эхо Москвы». Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, я хотел бы задать вопрос. Я затрудняюсь Рустам Как по отчеству? Как обращаться к вашему гостю?
Р. АРИФДЖАНОВ: Можете просто по имени.
СЛУШАТЕЛЬ: Уважаемый Рустам, вот ваше активное неприятие Ну, в «Мосте», в «Эхе» понятна нелюбовь к Путину. Ну что плохого сделал Путин? Не замечен ни в воровстве, ни в казнокрадстве. А вот предыдущий президент для разгребателей грязи какое поле деятельности! Одни секретные указы Вы могли бы прославиться! Ну и такой скромный, убогий вывод о том, что несчастный случай исключается в случае с Боровиком, для холдинга хваленого, с колоссальными возможностями, — это очень скромный вывод.
Р. АРИФДЖАНОВ: Спасибо. Тут два вопроса. Первое, вы знаете, у нас нет никакой идиосинкразии к нашему президенту. Более того, мы считаем, что мы делаем полезное для президента дело, потому что позиция журналиста «Совершенно секретно»: мы не против власти, мы против воровства в высших эшелонах власти. И когда В.В.Путин борется с воровством в высших эшелонах власти, мы рядом с ним. Более того, как нам кажется, в этом деле мы помогаем ему, наверное, более других. Это первое. Что касается расследования деятельности предшествующего президента
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сегодня была, кажется, в одной из газет информация о том, что с «Мабетексом»
Р. АРИФДЖАНОВ: С «Мабетексом» Подпись не совпадает и так далее Вы знаете, расследование продолжается, еще не вечер. Потом, с глубоким уважением относясь к Генеральной прокуратуре Российской Федерации, я, тем не менее, хочу сказать, что не все высказывания сотрудников Генеральной прокуратуры Российской Федерации являются истиной. И по поводу еще раз расследования, связанного с трагедией Да, конечно, нас тоже не удовлетворяют его результаты. Да, конечно, мы способны на большее. И мы добьемся каких-то результатов. Но, вы понимаете, гораздо более сильные структуры, чем мы: та же Генеральная прокуратура, властные структуры, — никак не могут найти убийц и заказчиков убийства Листьева, Холодова и многих-многих других, не только наших коллег, Старовойтовой, ну и т. д.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Меня…
Р. АРИФДЖАНОВ: Меня. Так что это наша большая беда, но расследование ни в случае трагедии, связанной с Боровиком и Бажаевым, ни во всех перечисленных и не перечисленных мною случаях, не прекращается. И мы его прекращать не будем.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос о Ваших комментариях по поводу того, что сегодня Тверской межмуниципальный суд частично удовлетворил иск генерального прокурора Российской Федерации Устинова по защите чести и достоинства к телекомпании НТВ и Киселеву.
Р. АРИФДЖАНОВ: Ну, раз суд так решил, значит, суд так решил. Знаете, мы, журналисты, иногда бываем излишне темпераменты, эмоциональны. Но так часто бывает Мы практически не проигрываем судов (я буду говорить про холдинг «Совершенно секретно»), у нас очень хорошая юридическая служба. Но иногда неточная фраза, произнесенная нами и по этой неточной фразе суд принимает решение, что да, эта фраза была неправильной. Вот точно так же, видимо, суд частично признал, что Киселев что-то не так произнес. Бывает. Очень обидно.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Эхо Москвы». Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос к Рустаму. Скажите, пожалуйста, вот все это говорят правосудие, а я никак не могу понять и задать вопрос: «Скажите, пожалуйста, где взяли, заработали олигархи свои деньги? Вот Гусинский, Березовский, Абрамович. Вот, если они заработали это честным трудом, ради Бога, пусть они живут хорошо, но если они наворовали, простите, надо отвечать».
Р. АРИФДЖАНОВ: Вы знаете, олигарх олигарху рознь. Когда я первый раз увидел Владимира Гусинского, он сидел в каком-то полуподвальном помещении, фирма что-то там строила его, и плюс он еще занимался консультациями для западных инвесторов, которые приходили в Россию со строительством в Октябрьском районе Москвы. Это была достаточно небольшая фирма. Я помню, как он работал. Что было дальше, я не знаю, но я знаю, что он создал НТВ, купил «Эхо Москвы»
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, не купил
Р. АРИФДЖАНОВ: Ну, хорошо, не купил. Что касается Бориса Абрамовича, то это чрезвычайно умный человек, и, я думаю, благодаря уму что-то он, действительно, заработал. Я не могу говорить про Абрамовича, про Дерипаску. К каждому нужно подходить по-разному. Но тот способ приватизации, который проводился в России, позволял людям, приближенным к власти, и предшествующим ее ярким представителям загребать побольше государственного пирога, что они, будучи людьми умными, и сделали. То же самое, когда сейчас оттесняются прежние олигархи, то же самое делают олигархи новые. И на смену Березовскому, Гусинскому, Виноградову приходят Мамут, Дерипаска, Абрамович и т. д.
Н.БОЛТЯНСКАЯ А потом такой вопрос: в конце концов, существует такая штука как презумпция невиновности? Кто кому должен доказывать?
Р. АРИФДЖАНОВ: Презумпция невиновности, безусловно, существует в правовом поле. Правильно? А если говорить о журналистских расследованиях, то мы можем задавать вопросы, и мы их задаем. Когда Павел Павлович Бородин, наверное, чрезвычайно честный человек, тратит на благотворительность гораздо больше, чем он мог заработать, будучи, практически, большую часть своей жизни государственным чиновником, мэром Якутска или управляющим делами президента, больше, чем он за все это время заработал, он тратит, может быть, за полгода, возникает вопрос: «Откуда деньги?» Мы его и задаем.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что сегодня в студии Рустам Арифджанов. Вопрос на пейджер, наверное, это будет последний вопрос: «Какие еще материалы в ближайшее время можно будет увидеть в «Версии»?»
Р. АРИФДЖАНОВ: Увы, у нас есть такая традиция: «Версия» выходит во вторник, и до пятницы, до того, как я подпишу в конце пятницы последнюю полосу, особо острых материалов мы стараемся не анонсировать. Вы поймите нас. Если расскажешь о них в четверг, очень может случиться, что станки сломаются в типографии или что-нибудь. Но я обещаю, что мы продолжим все наши расследования, и связанные с «Курском», и связанные с существованием так называемых киллерских отделов при специальных службах, и с расследованием трагедии, связанной с Артемом Боровиком, и со многими-многими-многими другими расследованиями, которые ведут наши журналисты и в телекомпании, в газетах «Версия», «Совершенно секретно» и в журнале «Лица».
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Рустам Арифджанов, шеф-редактор холдинга «Совершенно секретно»





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире