'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 ноября 2013, 17:08

С.КОРЗУН – Всех приветствую, я – Сергей Корзун. Мой сегодняшний гость сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС» Владимир Рыжков, здравствуйте, Владимир!

В.РЫЖКОВ – Добрый день!

С.КОРЗУН – Догадайтесь с одного раза, о чем будет первый вопрос сегодня? Сегодня, между прочим, День народного единства.

В.РЫЖКОВ – Но, я не признаю этот праздник.

С.КОРЗУН – Чего это так?

В.РЫЖКОВ – Это просто чушь. Дело в том, что я еще и историк – так получилось по жизни. И, надо сказать, что в этот день в истории ничего не произошло вообще, потому что решающая битва между ополчением Минина и Пожарского и ворогами состоялась раньше. В Китай-город они вошли, заняли Китай-город не 4-го, а 1 ноября. Поляки капитулировали не 4-го, а, по-моему, 5-го, а ушли то ли 6-го, то ли 7-го. Поэтому 4-го числа, если строго стоять на почве исторической правды 4 ноября по новому стилю в Москве тогдашней вообще не было никаких событий.

С.КОРЗУН – Да, ладно, с точки зрения истории, сколько времени прошло.

В.РЫЖКОВ – Единственно, за что это притянуто, за уши, сегодня православный праздник – День иконы Казанской Богоматери.

С.КОРЗУН – А, его можно было бы назначить?

В.РЫЖКОВ – Ну, это было бы странно, потому что у нас даже Пасха – главный христианский праздник — не является официальным государственным праздником, только Рождество, как известно. И почему пропуская иерархию – у них же там тоже иерархия праздников, у православных – почему пропуская всю иерархию, выбрали этот день, решительно непонятно. Злые языки говорят, что там Якунин в свое время со своим «Фондом апостола Андрея» приложил руку, может, еще какие-то лоббисты. В общем, случайно выбранная дата, не имеющая никакого отношения к современности.

И, вообще это древняя история, 17-й век, и даже опросы показывают, что 60% россиян не считают это праздником, полностью солидаризируясь со мной, а 80% его не собирается и не собиралось праздновать. И, как я сегодня посмотрел ленту в социальных сетях, народ: а) либо семьями отдыхает, б) либо в торговых комплексах; и какого-то эмоционального всплеска единства народно не происходит. Я уже не говорю о том, что, обратите внимание, кто перехватил повестку дня. Ну, ладно бы, если бы сегодня главным новостями были бы какие-нибудь официальные праздники, какие-нибудь радостные концерты, какие-нибудь реконструкции битвы наших с поляками. На самом деле вся информационная картина дня, это националистические марши по всей стране. Это напоминает мне Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда», то есть, задумали праздник народного единства, а получился «день погромщика».

С.КОРЗУН – В конце концов, в ноябре привыкли к праздничному дню – надо же было чем-то заменить, а то, как ноябрь у нас и без дополнительного выходного? Дела на зиму завершить там…

В.РЫЖКОВ – Можно было половчее что-нибудь придумать, например, не отменять день Конституции, который будет 12 ноября. Знаете же, что у нас сейчас нет такого праздника, притом, что Конституции в этом году исполняется 20 лет. Можно было сделать 26 апреля праздник, что в свое время предлагал в день издания законов Российской империи во время первой русской революции, когда в России впервые появилась Конституция, появился парламент, многопартийность, свобода слова, профсоюзы, свобода митингов, собраний и демонстраций – неплохая дата, кстати говоря. Почему мы празднуем какое-то событие времен смуты, причем, вырванное совершенно произвольно из исторического контекста. Потому что смута на этом не закончилась, она продолжалась еще лет 20. И началась она раньше, и вообще, в этот день ничего не происходило.

Можно было выбрать более звонкие события, которые бы давали правильное направление умам. А, этот праздник, какое направление дает умам? Только одно: сколько выйдет на русский марш, будут там «зиги», не будут там «зиги»; будет петь там петь группа «Коловрат», не будет там петь группа «Коловрат». То есть, все с точностью до наоборот. На самом деле, это провал Путина личный, потому что он в свое время лоббировал этот праздник; он хотел, чтобы народ его полюбил; он хотел, чтобы праздник получился позитивный, сплачивающий разные народы, а вышло с точностью до наоборот — это прямой провал его решения. Решение было глупым, ошибочным, и чем быстрее мы от этого дурацкого праздника откажемся, тем лучше.

С.КОРЗУН – Ходили на «Русский марш» сегодня?

В.РЫЖКОВ – Я?! Вы издеваетесь?

С.КОРЗУН – А работать с электоратом-то надо. Вы, как сопредседатель партии большой…

В.РЫЖКОВ – Я принципиальный – и наша Республиканская партия – мы принципиальные противники «Русского марша», тем более, что девизом этого марша были избраны 14 слов одного американского нациста про превосходство белой расы над всеми прочими; тем более, что там сегодня пять были «зиги» и нацистская символика, тем более, что хедлайнером, как сейчас модно говорить, этого «Русского марша», как я понимаю, является группа «Коловрат», которая в Википедии описывается, как главная российская группа, пропагандирующая ценности гитлеризма, национал-социализма, призывающая убивать евреев, иноверцев. Текст такой, что Гитлер был не виноват, что сжигали в печах евреев и так далее. То есть, совершенно для нас — для меня и для нашей партии такие вещи неприемлемы, потому что они, во-первых, разжигают ненависть на расовой, национальной почве. Разжигая ненависть на расовой, национальной почве, подобные марши вносят рознь в нашу страну и подталкивают ее к распаду, к насилию, поножовщине, к крови. И, кстати говоря, подобные вещи нарушают нашу Конституцию.

Я посмотрел еще раз Конституцию перед нашим эфиром. Конституция в этой части у нас очень ясная. Есть 13 статья Конституции, где сказано, что в России запрещено, подчеркиваю, запрещено создание общественных объединений, политических объединений, которые разжигают расовую и национальную рознь. Есть статься 29 Конституции, еще более жесткая, где черным по белому написано: В России запрещена пропаганда ненависти на расовой, национальной, религиозной и иной почве. Ничем иным, кроме, как разжиганием ненависти, эти марши не занимаются, поэтому я не просто не вижу никаких возможностей туда ходить – я решительно осуждаю эти марши. Более того, я считаю, что они должны пресекаться, в том числе, на стадии согласования заявок, потому что, если люди – и это известно из прессы – открыто берут за лозунг нацистскую фразу, если люди открыто приглашают нацистскую группу выступать перед людьми, — то это просто должно запрещаться, если мы уважаем, соблюдаем нашу Конституцию, если мы хотим, чтобы Россия осталась единым многонациональным государством, где более 150 народов живут в мире и дружбе и вместе строят свое будущее.

С.КОРЗУН – А вот, ваш политический попутчик, человек, которому вы давали крышу, ваша партия для московских выборов, Алексей Навальный…

В.РЫЖКОВ – Если бы давали крышу… Кто же мы такие? Мы же не мафия! Это мафия или менты дают «крышу».

С.КОРЗУН – Но, тем не менее, он выходил, как представитель «РПР-ПАРНАС» на эти выборы. Он занял двойственную позицию. С одной стороны, он привал своих сторонников идти на этот «Русский марш». С другой стороны, не пошел, описав, примерно то, о чем вы описывали, может быть, в более мягкой манере, что он не хотел бы, в частности, засветиться «на фоне зигующих школьников». Что думаете по поводу Алексея Навального и его позиции?

В.РЫЖКОВ – Я иначе оцениваю его позицию, чем вы. Вы считаете, что он занял двойственную позицию, я считаю, что он занял однозначную позицию: он призвал всех идти на этот марш. При этом он не мог не знать про 14 слов, про превосходство белой расы, потому что это было объявлено организаторами; при этом он не мог не знать, что марш завершится концертом группы «Коловрат», которая является откровенно нацистской. Причем, он же, как говорит: «Считаю «Русский марш» правильным делом, нужным делом», и призвал всех своих сторонников идти. Он даже так написал: «Те, кто раздумывает – обязательно приходите». Поэтому его физическое неучастие — это частный поступок. Его политическая позиция очевидна – он поддерживает «Русский марш». И, более того, он сегодня, отвечая – я читал этот текст – на… Очень много сейчас появилось блогов известных людей – Борис Акунин написал, что он его осуждает, Сергей Пархоменко назвал его позицию тяжелой болезнью, которую Сергей Пархоменко, видимо, как врачеватель душ берется вылечить в каком-то обозримом периоде. Он сегодня опять повторил, 4 ноября: «Тем не менее, считаю правильным политическим событием, нуждающимся в поддержке и демаргинализации». То есть, его позиция для меня совершенно очевидна: он поддерживает русский марш.

С.КОРЗУН – Не считаете ли вы, что он что-то политически делает правильно, поддерживая одну из частей своей аудитории. То есть, политологи рассуждают о жестком национализме, о мягком национализме, разных других вещах. А вот, один из вопросов Илья из Ярославля задал к этому эфиру: «Чем плох национализм в принципе, — пишет он, — во Франции Ле Пен заседает в парламенте. Нацфронт давно существует и работает на официальном уровне». И, если отца, Ле Пена считали, в принципе, жестким националистом, отношение к нему было однозначным, то Марин Ле Пен вроде, как не так однозначна. Есть такой, хороший, добрый национализм и злой национализм?

В.РЫЖКОВ – Алексей Навальный в своем сегодняшнем посте, сегодняшнем тексте тоже отсылает нас к Франции, и тоже говорит о том, что же плохого в националистах, есть же Ле Пен. Но, дело в том, что в Европе до сих пор – я не знаю, как там будет дальше – на сегодняшний день существует консенсус, что Ле Пен так же, как и дочка Марин Ле Пен – это плохо. Более того, когда была та знаменитая история, когда Ле Пен внезапно вышел во второй тур против Ширака на президентских выборах во Франции, вся политическая элита, все политические силы Франции сплотились вокруг Ширака. Даже социалисты, которые боролись против Ширака на президентских выборах, призвали голосовать за Ширака, и он получил во втором туре то ли 70 – я сейчас уже не помню – то ли 80%, потому что вся Франция считала недопустимым победу во Франции националиста.

С.КОРЗУН – Обратите внимание, не вся Франция. Возможно большинство французов…

В.РЫЖКОВ – Подавляющее большинство…

С.КОРЗУН – Но эти идеи реально существуют во французском обществе и в российском обществе.

В.РЫЖКОВ – Эти идеи существуют, но я против того, чтобы представлять дело таким образом, что национализм в Европе воспринимается, как положительное дело. Я против этого. Национализм в Европе воспринимался, воспринимается, и, я очень надеюсь, что будет восприниматься, как опасное течение, как маргинальное течение, как течение, которое не должно приходить к власти в европейских странах. Потому что, если крайние националистические партии – они есть не только во Франции, они есть в Британии, они, естественно, в Голландии; он есть в Германии, хотя там периодически запрещают – если они когда-то где-то придут к власти, это будет означать закат Европы тот самый знаменитый. Это будет означать конец европейской цивилизации, как цивилизации верховенства права; как цивилизации, которая понимаем национализм не по крови, не в этническом праве, а понимает национализм, как гражданский национализм.

Любой является французом, например, тот же Зинедин Зидан, который не является по крови французом, но, если вы скажете, что он не француз, то, я думаю, 95-99, может быть, процентов французов вас просто не поймут. Или, как Мехмет Озил, который играет сейчас в «Реале», игрок сборной Германии по футболу, выдающийся футболист, который является турком, но он является немцем. Точно так же, как у них, по-моему, еще до сих пор работает министром экономики вьетнамец, а он является немцем. Поэтому опасность национализма и в Европе и даже в еще большей степени в России в том виде, как он у нас выглядит – а у нас он выглядит именно, как этнический национализм, как расизм. Понимаете, есть расизм, есть национализм. Тот национализм, который я вижу на русских маршах, это расистский национализм. Я, как русский человек стопроцентный, я имею право об этом говорить. Это расизм, который для меня, для республиканской партии абсолютно неприемлем. И опасность его заключается в том, что те близоруки политики, которые эксплуатируют расистскую тему, они не отдают себе отчета в том, что они делают с Россией.

Россия многонациональная, крайне сложная страна. В России есть национальные республики, где русские находятся в меньшинстве: практически, все республики Северного Кавказа, часть республик Сибири, очень сильно меняется национальный состав в приволжских республиках. Например, в Чувашии 70% чувашей. По-моему, если я не обшибаюсь в Башкортостане и Татарстане русские в меньшинстве или близко к этому, потому что демография у русских хуже гораздо, чем у других народов. И, одним из основных лозунгов «Русских маршей» является «Россия для русских!» Если вы почитаете эти сайты, если вы послушаете этих лидеров, то прямым текстом говорят: «Русским – имеется в виду, этническим русским – нужно свое русское этническое государство». Это прямой лозунг к распаду России.

С.КОРЗУН – Не все так говорят, на самом деле. Есть более мягкие высказывания.

В.РЫЖКОВ – Очень многие. Есть более мягкие, но очень эта тенденция… выгнать Кавказ, например – это сейчас Жириновский уже об этом говорит. Это же скандал был на прошлой неделе. Это, между прочим, парламентская партия. Я что четко хочу сказать: национализм в России приобрел этнический расистский характер. Лозунг «Россия для русских!» подразумевает этническую Россию, где будут русские, а, если не русские, то в подчиненном положении – об этом прямо говорится. И, это программа развала страны. И я, как историк, хочу напомнить, что Российского государство огромное дважды распалось за последние сто лет. Распад 17-го года и распад 91 года в значительной степени был взращен на почве этнического национализма. Если вы вспомните погромы в Баку, в Сумгаите, программу Гамсахурдиа, всплеск этнического национализма, подчеркиваю, в Прибалтике и в других местах бывшего Советского Союза, резня в Фергане, события в Алма-Ате 86-го года, то каждый раз всплеск этнического национализма приводил к распаду. Это был один из главных факторов распада страны. И вот, то, что я сейчас вижу – это, что политики, все больше и больше начинают использовать расистскую и этнополитическую риторику. А, я, как историк могу сказать, что это прямой путь к развалу страны.

С.КОРЗУН – Владимир, теперь, не как историк, а как политик. Вы полемизируете, понятно, что Беловым, с Демушкиным, вы полемизируете с Навальным, вы полемизируете с Жириновским, еще, наверное, насколько фамилий можно назвать.

В.РЫЖКОВ – Не только.

С.КОРЗУН – Чем ваша позиция отличается от позиции, скажем, «Единой России» — задам вопрос в лоб – или от того, что в своих беседах, своих докладах говорит президент страны Владимир Путин. Ведь, в этом вопросе вы практически сходитесь?

В.РЫЖКОВ – Нет, ничего подобного. Знаете, что произошло в этом году? Я не знаю, многие ли обратили на это внимание. Национализм этнический, расистский очень силен. Я думаю, что чуть позже я смогу привести последние данные «Левада-Центра»…

С.КОРЗУН – Вы сначала ответьте, видите ли вы знаки, что российское руководство исповедует хоть в какой-то мере националистические взгляды?

В.РЫЖКОВ – Оно начало сдвигаться в эту сторону.

С.КОРЗУН – Что вам дает основание это говорить?

В.РЫЖКОВ – На протяжении многих лет официальная позиция была такая, что нет этнической преступности, а есть преступность. Сейчас в выступлениях Путина, Колокольцева, представителей Государственной думы России вновь пошла эта тема – этническая преступность. Во-вторых, крайне опасную риторику стал применять Сергей Собянин, а он, между прочим, даже член руководства «Единой России», по крайней мере, не чуждой ей человек. Вспомните его фразы последних недель – Собянина о том, что мы проверим места скопления нелегальных мигрантов. То есть, о людях говорят, как о…

С.КОРЗУН – Где здесь национализм?

В.РЫЖКОВ – Это в чистом виде национализм, потому что негативное, ксенофобная коннотация для меня очевидна. Когда я слышу «места скопления», то у меня картины перед моим умственным взором: тараканы, крысы, какие-то асоциальные элементы. Что значит, «места скопления нелегальных мигрантов»? И это риторика ксенофобская, антимигрантская захлестнула все центральные телеканалы после бирюлевских событий. Возгонка ненависти шла по всем каналам с утра до вечера. Путин, вы говорите? Да, Путин, с одной стороны, говорит: «Нет визовому режиму, мы должны строить евразийскую интеграцию, мы должны сохранять влияние России на постсоветском пространстве». Но, через запятую – вспомните, несколько лет назад — кто первый употребил фразу: «коренное и некоренное население России»? Помните, какой был шум тогда? А это уже был заход в эту сторону. А, в этом году он уже, по-моему, два или три раза употребил эту терминологию «этническая преступность».

С.КОРЗУН – Вы можете называть какой-нибудь законодательный акт или указ президента, который внушает вам опасение в этом?

В.РЫЖКОВ – Абсолютно. Дума сейчас озаботилась после бирюлевских событий, валом пошла информация о том что «мы ужесточим», «мы проверим»… А, посмотрите, эти облавы, которые проводит Московское УВД по пятницам. Сколько уже информации о том…

С.КОРЗУН – Нелегальных мигрантов…

В.РЫЖКОВ – Каких нелегальных мигрантов – хватают всех подряд. По-моему, Светлана Ганнушкина описывала случай со своими знакомыми, которых просто схватили у метро, увезли, держали несколько часов, потом выяснилось, что они не являются нелегальными мигрантами, после чего отпустили. Облавы делаются для галочки. Поэтому, эта ксенофобская риторика стала, начиная с московской кампании по выборам мэр – понимаете, что произошло? – она легализована в российском истеблишменте. То есть, до этого года было так. Была официальная позиция, как во Франции или Германии, что национализм не приемлем, что ксенофобия неприемлема, что антимигрантская риторика, которая на самом деле скрывает под собой ксенофобию и расизм, не приемлема. И вдруг, как черт из табакерки на московской компании она вышла в легальное политическое поле, сдвинув туда и «Справедливую Россию» и «Единую Россию» и президента, и министра внутренних дел и мэра Москвы, и представителей оппозиции. Почти никто не удержался в рамках европейского подхода, который говорит о том, что все люди равны, ко всем в равной степени должен применяться закон; преступник должен быть наказан, вне зависимости от национальности. Все сдвинулись в эту сторону.

С.КОРЗУН – Я так предполагаю, пошли за свои электоратом, поскольку в быту настроения, в общем, достаточно разные.

В.РЫЖКОВ – Я согласен с вами и как раз ответственность политиков, тем более руководителей государства должна заключаться в том, чтобы уметь идти против массовых настроений даже, если это создает риск для твое популярности. Потому что можно плыть по течению, можно плыть за этими настроениями. Французы тоже могли поплыть, сказать, что «вот, Ле Пен, видите, озвучивает настроение масс. Давайте мы его поддержим». Ну, что бы сейчас было во Франции? Немцы в свое время пошли за антисемитской риторикой Гитлера. Мы знаем, чем это кончилось. Это крайне опасная история. Вообще, я могу сказать, что никогда за последние, может быть, десять лет, Россия, на мой взгляд, не была в такой опасности. Потому что распад общества идет снизу, и я потом назову цифры ксенофобские, которые сейчас есть, последние по «Левада-Центру».

С.КОРЗУН – Я знаю, что у вас есть.

В.РЫЖКОВ – Да, но этот распад идет и сверху, потому что бытовая ксенофобия начинает легализовываться на политическом уровне, и речь идет не только о представителя оппозиции, речь идет, к сожалению, о высшем Российском истеблишменте.

С.КОРЗУН – Напомню, Владимир Рыжков в программе «Особое мнение». Тема очень крупная, поэтому боюсь, что «Особое мнение» будет сегодня монотемным. Встретимся через 3 минуты

НОВОСТИ.

С.КОРЗУН – Я напомню, что сегодня в программе «Особое мнение» сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС» Владимир Рыжков. Давайте, Владимир, к данным центра «Левада», которыми вы хвалились в самом начале. О чем они говорят?

В.РЫЖКОВ – Хвалится нам нечем, совершенно, потому что данные чудовищные. Можно сказать со всей определенностью, что мы сидим сейчас в студии 4 ноября – такого роста, такого пика ксенофобии, ненависти на национально-расовой почве не было в России с момента распада СССР, то есть, мы сейчас на пике. Не знаю, что будет дальше, пойдет ли раскручиваться этот маховик смертельный для страны или удастся как-то одуматься, образумится и общими усилиями откатиться. Но, сейчас картина такая. Мне «Левада-Центр» разрешил – я позвонил можно ли…

С.КОРЗУН – Это еще не опубликовано?

В.РЫЖКОВ – Это еще, фактически, опубликовано, только маленькими частями. Некоторые цифры, которые я назову – это премьера, я впервые их назову. У меня есть просто исходные таблицы, в том числе, они интересны тем, что там есть отдельная разбивка по Москве, крупным, малым, средним городам и селу. Там, кстати, очень большая разница есть. Я сосредоточусь на общих и на Москве. В этом году самая высокая поддержка среди всех россиян проведения «Русских маршей» — 40%.

С.КОРЗУН – Поддерживают идею поведения?

В.РЫЖКОВ – 40% поддерживают идею проведения «Русских маршей». Рост за 8 лет ровно в два раза. Идет по экспоненте. Дальше, московская кампания по выборам мэра, где в центр была поставлена тема борьбы с нелегальными мигрантами, уже привела почти к двукратному росту нападений и убийств. Я вчера звонил Александру Верховскому, это информационно-аналитический центр «СОВА». Это центр, который на протяжении многих и многих лет ведет мониторинг нападений, убийств, инцидентов на почве расовой ненависти и национальных конфликтов. Вот, смотрите, очень интересная динамика. Май, июнь, июль – только-только начинается кампания по выборам в Москве. В России были убиты 10 человек, и покалечены, то есть ранены, порезаны 24 человек. 34 случая за 3 месяца. Дальше смотрим: август, сентябрь, октябрь – убито 6 человек. Избито, порезано, покалечено 47 человек – 53 случая. 34 и 53, то есть, видим взрывной рост. Всего с начала года по националистическим расистским мотивам в России погибло уже 18 человек за 10 месяцев и покалечено 141 человек. 4 человека получили угрозу убийством. За 10 месяцев уже те же цифры, что за весь прошлый года, а впереди еще два месяца. Поэтому, наверняка цифры по нападениям и убийствам будут больше, чем в прошлом году. Дальше смотрите. Массовые настроения резко сдвигаются в сторону ксенофобии и национализма. Хуже всего в Москве. Был такой «Левада-Центром» задан: Испытываете ли вы уважение и симпатию к выходцам из южных республик? Имелось в виду, из Кавказа и Центральной Азии. В Москве в выборке «Левада-Центра» никто не сказал, ни один человек не сказал, что он испытывает симпатию. Ни один человек в московской выборке «Левада-Центра».

С.КОРЗУН – Большая выборка была?

В.РЫЖКОВ – Большая достаточно по Москве. Ну, у «Левада-Центра» выборка около двух тысяч, и, естественно, Москва, как 15% населения — понятно, что там же репрезентативно все. Ни один человек. При этом, неприязнь к выходцам из южных республик уже испытывает 30% россиян – каждый третий. В Москве 49%. То есть, каждый второй москвич испытывает неприязнь к приезжим из южных республик. Дальше был задан вопрос «Левада-Центром»: Ощущаете ли вы межнациональную напряженность в своем городе поселке и так далее? В России в целом огромная цифра – 42% опрошенных сказали, что они испытывают межнациональную напряженность. В Москве знаете, сколько? 83% москвичей ответили, что испытывают напряженность.

С.КОРЗУН – Давайте, к вашим выводам. Это все-таки особое мнение. Я просто скажу, что в 20-05 московского времени на «Эхо Москвы» будет социологи и директор аналитического центра Юрия Левады Лев Гулько.

В.РЫЖКОВ – Я буквально еще пару цифр назову.

С.КОРЗУН – Давайте!

В.РЫЖКОВ – Смотрите, сейчас идет большой спор, что делать с мигрантами. Во-первых, все сваливают в кучу, как известно: легальных, нелегальных, а еще выходцев с Кавказа, которые, вообще-то, российские граждане. Так вот, есть две альтернативы. Одна альтернатива – делать то, что делает Франция, делает Германия, лучше всех, кстати, делает Великобритания. Это адаптация, интеграция, социализация. То есть, обучение, язык, легализация, устройство на работу, налоги, страховки…

С.КОРЗУН – Вообще, все скучные вещи.

В.РЫЖКОВ – Все скучные вещи, которые спасают их от взрывов. Нас уже, похоже, перестают спасать. И, вторая – выдворить. Вот, выгнать всех!

С.КОРЗУН – Веселей гораздо

В.РЫЖКОВ – Веселей гораздо. Знаете, какое соотношение? 15% только выступают за интеграцию, в Москве всего 7 с половиной процентов выступают за интеграцию приезжих, подразумевая всех. А, за выдворение всех этих понаехавших 72% граждан России и 81% москвичей. То есть, практически, консенсус. Ну, и, может быть, поразившая меня цифра…

С.КОРЗУН – Давайте последнюю цифру…

В.РЫЖКОВ – Да. Сейчас, может быть, угадаете вы, Сергей, или нет — «Левада-Центр» спросил: Кого в первую очередь надо выдворять? Фактически, вопрос был: «Кого вы больше всех ненавидите?» Как вы думаете, какая категория у нас на первом месте в России?

С.КОРЗУН – Я полагаю, что кавказцев, россиян-кавказцев.

В.РЫЖКОВ – Точно! Как ни странно. Вот, как раз к вопросу нелегальной миграции и о том, что вопрос с визами ничего не решает абсолютно. Среди тех, кто проживает по стране – 54, и столько же по Москве. На втором месте среди ненавидимых китайцы – 45%, столько же Средняя Азия – 45, ну, и, конечно, цыгане, что мне сразу напоминает Германию довоенную, конечно же. Цыгане – 32%. Поэтому вывод мой очень простой. В обществе накопилась огромная агрессия, негатив и ненависть к кавказцам, азиатам, к любым людям. Знаете, еще одна цифра, которая меня поразила – был такой вопрос: А вы за то, чтобы ограничить въезд в ваш регион – скажем ,в Тамбов какой-нибудь – вообще из любых регионов? Там даже вопрос был не то, что из Кавказа и Средней Азии. 60% россиян говорят: «Вообще, отовсюду запретить въезд». Слушайте, ну, если это не распад общества, когда все друг друга ненавидят; если это не распад страны, когда нет никакого единого пространства и люди говорят: «Да, пусть, вообще, никто не приезжает, мы тут будем жить…», — то, что такое распад страны? То есть, можно сколько угодно праздновать День российского единства… народного единства, можно сколько угодно заниматься евразийской интеграцией; можно сколько угодно рассказывать, что России встала с колен, что укрепилась вертикаль, и вот, страна сегодня сильна, как никогда — это ложь! Потому что изнутри общество распадается, и это реальная проблема, а не визы, и не другая…

С.КОРЗУН – Понятна ваша точка зрения. Две минуты у нас остается. Два важных, как минимум, вопроса у меня к вам есть. Вопрос первый: Кто вам мешал на 4 ноября объявить «Марш интернационалистов», скажу я так. Вот, взялась бы ваша партия, вы лично за организацию такого и сравнили бы, сколько народу пришло – от 8 до 10 цифра, как на «Русский марш» или больше?

В.РЫЖКОВ – Я могу сказать, что все равно общедемократические акции собирают гораздо больше людей, чем националистические. Вспомните даже последний марш за освобождение заключенных – было больше народу, чем сегодня на «Русском марше».

С.КОРЗУН – Почему не взялись за марш интернационалистов? Именно из-за того, что половина москвичей…

В.РЫЖКОВ – Это, во-первых. Во-вторых, отчасти партия – не в оправдание, а для информации – эту задачу решала и в частности, два дня назад в Петербурге был традиционный «Марш против ненависти», одним из организаторов которого, выступила Республиканская партия «РПР-ПАРНАС». По Москве – давайте, может быть, в следующем году мы это сделаем.

С.КОРЗУН – Ответ получили, да. Закольцовываем программу – с Навальным, что будете делать? Насколько известно, у вас общий предвыборный блок.

В.РЫЖКОВ – Очень ложная получается ситуация, потому что у вас был вопрос в начале программы, что мы же его выдвинули. Мы – «РПР-ПАРНАС» за объединение оппозиции. Мы за то, чтобы оппозиция шла единым фронтом. Мы эту цель решали, когда объединили наши три партии в одну, мы эту цель решали, когда выдвигали Алексея Навального в мэры Москвы. Мы тогда не знали и не обговорили, как пойдет эта компания, какие темы будут стоять в центре, какая риторика будет использоваться. Более того, на собрании московском им было сказано, что он в целом поддерживает программу «РПР-ПАРНАС», которая ему будет близка, и он будет именно с этой программой идти.

С.КОРЗУН – У нас 30 секунд остается. Что будете делать дальше?

В.РЫЖКОВ – Дальше у нас будет такая ситуация. Думаю, что не будет, скорее всего, списков на выборах в Мосгордуму, и это облегчит координацию, потому что речь будет идти о том, чтобы были кандидаты по 45 или 50-ти одномандатным округам. И там будет проще, как я надеюсь, всей оппозиции, поставить реально сильные фигуры в каждом из этих 45-ти округов, чтобы не сталкиваться и постараться дать бой и победить «Единую Россию». Но, это не означает, что у нас общая идеология. Чем дальше, тем больше нам очевидно, что наши взгляды кардинально расходятся на очень многие вопросы, в том числе, по мигрантам и визам.

С.КОРЗУН – Спасибо вам за ваше особое мнение. В эфире был Владимир Рыжков — сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС». Всем счастливо!







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире