'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 сентября 2013, 17:08

К. ЛАРИНА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». В студии ведущая передачи Ксения Ларина. Напротив меня Николай Сванидзе, как обычно по пятницам. Коля, здравствуй.

Н. СВАНИДЗЕ: Привет, Ксюша. С возвращением.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Я рада, что я пришла на работу. Рада, что многое пропустила, не нервничала, сберегла нервную систему.

Н. СВАНИДЗЕ: Вернулась в свой город, знакомый до слез.

К. ЛАРИНА: И рада, что вернулась в последний день перед выборами, когда еще можно говорить о кандидатах, обсуждать их, можно говорить о своем выборе. Я думаю, что и Николай сегодня об этом скажет. Но начать хотела с темы, которая близка Николаю Сванидзе. Это единый учебник истории. Буквально сегодня советские ученые рапортовали о том, что работа по переработки прошлого подходит к своей завершающей стадии. Новенькое, с иголочки прошлое должно появиться к ноябрю, и наши пионеры и комсомольцы будут уже иметь ту самую историю, которую они заслужили. Как тебе эта новость? Из того, что говорится по сути, там спорные вопросы обсуждаются на этой рабочей группе, и наконец-то вроде пришли к консенсусу по каким-то спорным точкам. Это Сталин, это революция. Научная правда о чеченских войнах – это удивило, я не очень понимаю, что это такое. Твой комментарий к этой новости.

Н. СВАНИДЗЕ: Поскольку я обладаю той же информацией, что и ты, то я могу ее только по-своему интерпретировать, но не могу дополнить. Я всегда относился скептически к идее учебника учебников, этого единого учебника. Сразу же вызывает ассоциации с кратким курсом истории ВКП(б), и эти ассоциации не самые лучшие из всех возможных. Учебник, который сейчас составляется, он появился после того, как прозвучал конкретный высочайший политический заказ из уст президента Путина, что нужен единый учебник. Причем прозвучал он на заседании комиссии по межнациональным отношениям при президенте. Из чего можно сделать вывод, что президент хотел, чтобы возник учебник, который будет сглаживать противоречия не столько исторические, сколько географические, чтобы во всех регионах нашей необъятной родины более-менее нормально и спокойно относились к разным критическим, репперным точкам нашей истории, чтобы история не разделяла и не разъединяла разные регионы нашей страны.

К. ЛАРИНА: Это хорошая идея.

Н. СВАНИДЗЕ: Очень хорошая идея. Другой вопрос – насколько она выполнима. Такой учебник, как и любой учебник, должен отвечать ряду критериев. Я назову три из них. Он должен быть информативен, он должен быть идеологически нейтрален, он должен быть нелжив, т.е. врать нельзя, иначе он будет абсолютно вреден. За вранье исторический учебник нужно запрещать, как и любой другой учебник, по физике – в той же степени. Если авторам этого учебника, доцентам с кандидатами, а в основном докторам (в основном профессура работает над этим, академического звания, очень уважаемые люди), если им удастся создать нечто, что отвечает этим критериям, честь им и хвала. Я пока ничего на эту тему сказать не могу. Что касается консенсуса по нашим основным историческим точкам, я не понимаю, как можно достичь консенсуса на тему советского периода нашей истории. Как можно примирить тех людей, которые говорят, что правильно расстреливали, с теми людьми, предков которых расстреливали? Как их можно примирить, я не знаю.

К. ЛАРИНА: Могу процитировать. «Репрессии были правомерны в логике диктатуры пролетариата, которую установили в стране большевики».

Н. СВАНИДЗЕ: Правильно. Совершенно согласен. Но тогда вслед за этим нужно давать оценку правомерности диктатуры пролетариата, которую установили большевики.

К. ЛАРИНА: Ее легитимности.

Н. СВАНИДЗЕ: А она в каких рамках и в каком русле была правомерна? Насколько я понимаю, совершенно правильно, что октябрьский переворот, он теперь называется переворот, как он, кстати, с самого начала и назывался, а не Великая Октябрьская социалистическая революция. Заодно под сурдинку и февральский переворот, хотя он как раз в большей степени отвечает понятию революция, на мой субъективный взгляд. Всё это перевороты.

Но всё равно нужно давать оценку. Я не знаю, дана она или нет. Нужно посмотреть, что такое февраль, что такое октябрь в оценках авторов этого учебника. А без оценок обойтись нельзя. Нельзя детям давать голую информацию, никак ее не объясняя. А это хорошо или плохо? Гениальный учитель истории советской школы в фильме «Доживем до понедельника», которого блистательно играет Вячеслав Тихонов, он объясняет про восстание в 1905 году под руководством лейтенанта Шмидта. Он дает фактуру, но он дает и свою моральную оценку.

Детям необходимо давать моральную оценку, иначе они не понимают, что такое хорошо и что такое плохо. Кто прав – Красная шапочка или Волк? Кто прав? Это же нужно говорить, иначе это будет непонятно. Насколько здесь авторам учебника удается соблюсти всё это, насколько они оказались талантливы, посмотрим. Дай им бог. Хотя, я повторяю, я в принципе противник создания единого учебника, на который будут ориентироваться остальные авторы учебников.

К. ЛАРИНА: Завершая эту тему, скажу, что по информации от руководителя рабочей группы Александра Чубарьяна, базовая концепция учебника будет опубликована 1 ноября, ее можно будет уже прочесть и обсудить. После этого начнется разработка учебника.

Н. СВАНИДЗЕ: Очень хорошо, что Александр Оганович Чубарьян возглавляет всю эту компашку, потому что он человек многоопытный, мудрый и высочайшей квалификации. Лучше него руководителя не придумать. Посмотрим.

К. ЛАРИНА: Мы переходим к главной теме – грядущие выборы в единый день голосования 8 сентября, в воскресенье. Есть несколько ярких точек, помимо Москвы. Это Екатеринбург и Ярославль, где партия ПАРНАС баллотируется, Немцов ведет активную агитацию. Но все-таки для нас главная Москва. Сегодня последний день, когда можно подвести итоги предвыборной кампании. Конечно, мне важно твое оценочное суждение по тому, как вообще прошла эта предвыборная кампания, что тебе было в ней интересно. И, конечно, твой частный выбор, насколько он определился на сегодняшний день и с помощью чего.

Н. СВАНИДЗЕ: Если сравнивать со всеми последними годами, кампания прошла беспрецедентно интересно, очень напряженно, сюжетно. Прежде всего это связано с участием Алексея Навального. После того, как фактически заблокировали участие Прохорова… С точки зрения власти, это был абсолютно ошибочный ход. Если бы, помимо Навального, участвовал Прохоров, они бы рвали голоса избирателей друг у друга, и тем для партии власти, и для Сергея Семеновича Собянина, и для Кремля сильно бы облегчили ситуацию, она бы для них была значительно менее психологически напряженной.

А так Навальный собрал практически все протестные голоса, в том числе и либералов, в том числе и спокойных либералов, значительная часть которых пошла бы за Прохорова в случае его участия. Я не уверен, что это в интересах партии власти. Но это другой вопрос. Итак, очень интересная, сюжетная, напряженная кампания. После того, как выпустили из когтей правосудия Алексея Навального, и он нырнул в лоно этой кампании, и выяснилось, что для него теперь… Навальный ведь фактически борется не за победу. Не знаю, отдает ли он себе в этом отчет – думаю, как человек трезвый, отдает, все остальные отдают отчет, — что победить ему в этой кампании практически невозможно.

К. ЛАРИНА: Но количество голосов очень важно.

Н. СВАНИДЗЕ: Он борется не за победу, он борется за максимальное количество голосов. И для него это не просто политика, для него это жизнь. Потому что от этого зависит в значительной степени, посадят его или не посадят. Потому что посадить человека, который получает за 20 или под 20 процентов голосов московских избирателей, чрезвычайно тяжело.

К. ЛАРИНА: 20% — это сколько количественно?

Н. СВАНИДЗЕ: Я не знаю, сколько будет участвовать.

К. ЛАРИНА: Миллион может быть?

Н. СВАНИДЗЕ: Может. Это уже большие сотни тысяч. И уже человек может выйти, сунуть руки в брюки и сказать: ребята, вы с дуба рухнули? За меня 700 тысяч москвичей проголосовали, а вы меня хотите за какой-то «Кировлес», вами же из пальца высосанный, меня теперь в каталажку упечь? Вы чего? Вы спросите у этих без малого миллиона людей, что они думают об этом. Это очень сильная позиция.

Кампания очень интересная. Фактически ее участники разделились на две части. Одна часть – это Собянин и Навальный, которые конкурируют друг с другом, естественно, при очень большом заведомом преимуществе Сергея Семеновича Собянина. Потому что у нас представитель власти уже долгие последние годы, если чего-то экстраординарного не наделает, не напутает в последний момент, он обречен на победу. При том арсенале всевозможных средств воздействия на избирателя, который у него есть и при привычном голосовании значительной части избирателей — и пожилых, и разного возраста, но зависимых от бюджета, обречен на победу любой.

К. ЛАРИНА: Но всё равно нервничают.

Н. СВАНИДЗЕ: Нервничают. У меня такое ощущение, что нервничают. Нервничают и в мэрии, нервничают и в Кремле. Это высказывание президента Путина, когда он отвечал на вопросы журналистов Первого канала и Associated Press и говорил про Навального, не называя его фамилии…

К. ЛАРИНА: Этот господин.

Н. СВАНИДЗЕ: Это тоже свидетельствует о том, что эта тема и президента занимает.

К. ЛАРИНА: Кстати, эта его реплика по поводу господина, вокруг которого всё время происходят какие-то проблемы — то лес украдет, то спиртзавод какой-то, вот первая мысль – будет сидеть. Мы же считываем всегда в этих репликах и таких полушутках и ухмылках нашего президента решение.

Н. СВАНИДЗЕ: Я думаю, что решения пока нет.

К. ЛАРИНА: Дай бог.

Н. СВАНИДЗЕ: Я думаю, что возможен и тот, и другой вариант. И в значительной степени от того, сколько голосов получит Навальный, во многом будет зависеть это решение.

К. ЛАРИНА: А сам Алексей Навальный в этой предвыборной кампании, на твой взгляд, он заявился как политик федерального уровня? Получится у него? Политическое будущее есть у такого человека?

Н. СВАНИДЗЕ: Вот теперь об основных кандидатах. Потому что все остальные, так или иначе, при любом отношении к ним – не будем разбирать их по головам, но они составляют массовку на этих выборах.

К. ЛАРИНА: Я бы про Сергея Митрохина так не говорила. Это человек с большим политическим опытом и большой поддержкой.

Н. СВАНИДЗЕ: Ксюша, я ничего не имею лично против Сергея Митрохина. Я говорю об объективной роли, которую они играют в этой кампании. Мы понимаем, что все думают только – Собянин, Навальный, кто сколько получит. Совершенно очевидно, кто получит больше. Получит больше Собянин, к гадалке не ходи. О кандидатах. Собянин проявил себя очень хорошо в этой кампании. И главное, что он сделал, он поставил вопрос так – вероятно, поставил его перед Кремлем, — что он хочет, чтобы кампания была предельно чистой. Я не исключаю, что фальсификации будут, но по меркам последних лет в Москве она будет, по-видимому, беспрецедентно чистой. Кроме того, я не исключаю, что само участие Алексея Навального в известной степени было обеспечено Собяниным, который не хотел стать фальшивым мэром. Потому что без конкуренции это было бы полпобеды, это была бы не победа, и она не была бы воспринята как победа.

К. ЛАРИНА: Тем не менее, от прямых дебатов он отказался.

Н. СВАНИДЗЕ: От дебатов он отказался. И я бы сказал, что в системе нынешних избирательных кампаний он и прав, что отказался. Потому что какого черта ему работать в собственный минус? Если человек знает, что от дебатов он вряд ли выиграет, но может проиграть, и при этом может отказаться, так почему же ему не отказываться? Вот если бы он не имел права отказаться, как это должно быть, тогда бы этот отказ пошел ему в минус, тогда бы он крепко задумался. А сейчас ему и задумываться было не надо. Это про Собянина.

Теперь про Навального. Я тебе честно скажу, что у меня до последнего момента и до сих пор, хотя я решение уже принял – это очень тяжелое решение, я скажу почему… Навальный очень интересно себя проявил во время кампании, он дрался на полном серьезе. Это был редкий случай, когда мы видим, что политик-оппозиционер не просто изображает участие – он пашет. Вот эти его встречи с избирателями. Конечно, он очень горячо участвует. Мне это нравится. Политик должен быть азартен, политик должен рваться в бой, у него должен гореть глаз. И здесь он понимает, что от этого зависит не только его политическая карьера, но зависит во многом его жизнь, физическая жизнь. И это, конечно, подогревает. Мне это понравилось. Мне понравилось, что он не стесняется собственной жены. Это очень интересная тема. У нас политики федерального и местного значения стесняются собственных жен.

К. ЛАРИНА: Ну ладно, Лужков не стеснялся.

Н. СВАНИДЗЕ: Кроме Лужкова, который вообще мало чего стеснялся. Я имею в виду показаться, не бизнесом обеспечить – бизнесом обеспечить как раз не стесняются, — а публично показаться стесняются. Масса комплексов. Не знают, как себя вести. Какие-то абсолютно дикие комплексами. Причем с чужими женщинами ведут себя замечательно: выплясывают вокруг них, глаз горит, чечетку исполняют, всячески демонстрируют свою готовность мужскую. Но как только своя, не знают, что с ней делать. Готовность? Да пошел ты, она лучше тебя знает про твою готовность, есть она, нет ее, какая ей цена и твоему глазу. Справа ее пускать, слева, под ручку брать? В тени ее держать – скажут, что ты не джентльмен и дикарь, вперед пропускать – скажут, что ты подкаблучник. Что делать? Нет культуры публичного появления, политического появления с собственной женой.

К. ЛАРИНА: Как Мишель Обама на выборах прекрасно работала.

Н. СВАНИДЗЕ: Нет культуры. Тем более, что еще памятен пример Михаила Сергеевича Горбачева, которому инкриминировалось, в частности, что он находится под излишним влиянием своей любимой жены. Боятся этого. Я не беру нынешнюю ситуацию, когда у нас первое лицо в разводе, поэтому все вообще боятся показать, что они не в разводе. Я представлял, что все сейчас разводиться начнут, просто исключительно из политической лояльности все начнут разводиться с женами. Слава богу, нет такой тенденции. Но даже когда он не был в разводе, всё равно никто с женами не появлялся. У Навального очаровательный жена, надо сказать, очаровательная жена – красивая и милая.

К. ЛАРИНА: И умная.

Н. СВАНИДЗЕ: Во всяком случае воспитанная. Очень хорошо держится.

К. ЛАРИНА: Тут важно еще, что она не просто жена для красоты, которую он показывает.

Н. СВАНИДЗЕ: Она производит впечатления соратника.

К. ЛАРИНА: Конечно. Она разделяет его убеждения, его взгляды, она ему помогает.

Н. СВАНИДЗЕ: И они вдвоем смотрятся как пара, очень органично. Никому не приходит в голову, что он под каблуком, не под каблуком. Они смотрятся как пара, как и должно быть у нормальных людей. Это очень хорошо и это правильно. Кроме того – и это самое главное, — Навальный буром прет на власть. Все эти домыслы насчет того, что кремлевский проект, они гроша ломаного не стоят. С тем же успехом можно говорить, что Путин – проект Вашингтона.

К. ЛАРИНА: Говорят еще, что это совместный проект Кремля и Госдепа, Жириновский на этом настаивает.

Н. СВАНИДЗЕ: Кому кто не нравится – тот чей-то проект, Кремля, Вашингтона – не важно. Это фигня. К нему есть другие претензии у меня лично, о которых я скажу, но уж этой нет. Он действительно хочет сменить власть. Это очень важно для тех людей, которые тоже хотят, чтобы власть была сменяема, независимо от фамилии руководителя, Путин, не Путин, Навальный, не Навальный – не важно. Просто власть должна быть сменяема. Перемен – как пел Цой несколько десятков лет назад. Перемен! Потому что когда их нет, дело катится к плохому. Власть боится перемен, не идет на реформы, и сама получает то, чего боится больше всего. Потому что отсутствие перемен воспаляет общество, и дело может идти к революции. Как в том фантастическом рассказе, когда из головы собственные страшные фантазии материализуются и превращаются в реальность, вот точно так же из головы нашей власти может родиться революция, только от того, что они ее боятся, вот они ее и получат. Потому что они не идут на изменения. Навальный – это та щука…

К. ЛАРИНА: Не надо про щуку.

Н. СВАНИДЗЕ: Это не та толстая щука…

К. ЛАРИНА: Которую целовал в лицо Путин.

Н. СВАНИДЗЕ: Это не та щука, которую поймал и целовал Владимир Владимирович Путин, а это щука поджарая, которая держит в тонусе весь пруд. Навальный держит сейчас власть в тонусе. От того, сколько голосов он получит, зависит не только судьба самого Навального. Зависит то, насколько власть объективно будет рассматривать ситуацию в стране, скажет она, если он получит мало голосов, — мы всё делаем правильно, всё зашибись, идут они, пляшут все…

К. ЛАРИНА: Все «болотники».

Н. СВАНИДЗЕ: И «болотники», и не только. А если он получит больше, возможно, власть почешет себе репу.

К. ЛАРИНА: О претензиях к кандидату Алексею Навальному мы будем говорить во второй части нашей программы. Но к тому, что уже сказал Николай, я хотела добавить одну вещь. Помимо всего прочего, мне очень понравилось в Алексее, что он при всем при этом не старается никому угодить. Он не говорит те вещи, которые нравятся той или другой части населения. Он очень последователен и принципиален, даже в своих заблуждениях, о которых ты хочешь сказать чуть позже. Он как раз говорит, что «я не хочу менять свои взгляды в угоду какой-то части общества». Это очень достойно и для политика очень важно. Сейчас у нас перерыв, потом вернемся.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Возвращаемся в программу «Особое мнение». Я хочу напомнить нашим слушателям и зрителям, что вы можете участвовать в передаче с помощью смс-ленты +7-985-970-4545. Я подобрала вопросы, которые пришли до начала программы. Я хотела бы воспользоваться помощью наших слушателей и задать вопрос, который прислал Илья из Ярославля. «Некоторые деятели упрекают Навального за якобы националистические взгляды, а другие эти высказывания всячески пытаются оправдать, говоря, что общее дело важнее. Можете ли вы объяснить, от чего этот раскол в рядах оппозиционно настроенной интеллигенции?» Ты согласен с таким взглядом, что есть тут некая точка, которая людей разделяет?

Н. СВАНИДЗЕ: Несомненно. Если говорить о либеральной общественности, то она разделена. Я тебе сказал, что у меня когнитивный диссонанс и я очень долго думал, как мне здесь поступить. Очень ответственная вещь – голосование подобного рода. Это вообще ответственная вещь – голосование. Это именно с этим связано. Этот раздел внутри либеральной общественности, он прошел просто посередине меня. С одной стороны, та аргументация, которую я изложил в первой части. А с другой стороны, то, о чем спрашивает наш слушатель из Ярославля. Это имеет место. Мне кажется, что либеральные сторонники Алексея Навального – у него есть много сторонников среди националистов, которым это просто нравиться, — а вот его сторонники, которым это не нравится, они это затушевывают. Затушевывают, на мой взгляд, напрасно. Потому что система аргументации такая, что пусть он победит, тогда-то мы к нему с этим вопросом и подкатим. Ни черта подобного.

К. ЛАРИНА: Послушай, но не новый же Гитлер, как некоторые говорят. Вы голосуете за нового Гитлера – так говорят некоторые.

Н. СВАНИДЗЕ: Ну зачем же сразу Гитлер? Но если он победит с этой системой взглядов, ни с какими претензиями вы к нему уже не подкатите. Подкатывать нужно сейчас, ребята, сейчас нужно задавать вопросы. Я абсолютно согласен с теми вопросами Навальному, которые очень корректно и неоднократно формулировал на сайте «Эха» Айдер Муждабаев, зам. главного редактора «Московского комсомольца».

К. ЛАРИНА: Мне кажется, сейчас уже сместились границы у Айдера, при всем моем уважении к нему. Там уже не вопросы. Просто уже клеймит, не стесняясь. А что, Алексей не отвечал на эти вопросы в течение всей предвыборной кампании? Всегда отвечал, он никогда по этому поводу не тушевался.

Н. СВАНИДЗЕ: Ксюша, он конкретно Айдеру ответил. Но в течение своей предвыборной кампании он ответов не давал. Он продолжал делать то же самое, о чем задавал вопросы Айдер. И на своих встречах с избирателями он раскручивал эту тему. Из всех кандидатов в мэры Москвы именно Алексей Навальный занимает самую жесткую позицию по национальному вопросу.

К. ЛАРИНА: А тебе не кажется, что это не национальный вопрос, а вопрос миграции?

Н. СВАНИДЗЕ: Это и вопрос миграции, и в интерпретации Алексея Навального это национальный вопрос. И он разгоняет этот вопрос. Я считаю, что этим он способствует объективно – возможно, не желая этого, я никого ни в чем не обвиняю, тем более не навешиваю никаких ярлыков, связанных с именами тех или иных подонков человечества, – я считаю, что позиция Алексея Навального, как человека популярного, способствует разжиганию националистических настроений. И все люди, которые участвуют в выборах – и Собянин, и Митрохин, и все эти Дегтярев, Левичев, — они теперь вынуждены, поскольку эта тема популярная, этот подход популярный, ксенофобия – это тот костерок, в который капля бензинчика — и сразу полыхнет, они вынуждены это тоже брать на вооружение. И борясь за избирателя, они тоже это используют. Теперь Жириновский начинает садиться на любимого конька.

К. ЛАРИНА: Вот пишет наш слушатель: «Уважаемый Николай, поддерживаете ли вы стремление Навального создать сначала Москву для русских, а затем Россию для русских?» Где наш слушатель это услышал? Эти лозунги сегодня звучали на Поклонной горе из уст Владимира Вольфовича Жириновского. Навальный никогда этого не говорил.

Н. СВАНИДЗЕ: Ксюша, но ведь услышал же.

К. ЛАРИНА: Это специально эти люди пишут.

Н. СВАНИДЗЕ: Значит, в воздухе носится.

К. ЛАРИНА: Никогда в жизни он таких лозунгов не бросал.

Н. СВАНИДЗЕ: Ксюша, я с тобой не спорю. Мы с тобой не будем сейчас анализировать дословно тексты Навального.

К. ЛАРИНА: Тем более мне важно сейчас понять твое решение, которое для тебя было сложным.

Н. СВАНИДЗЕ: Я тебе скажу о своем решении, но я закончу, тем не менее, с этим. Еще раз повторяю – носится в воздухе, его понимают именно так. Позицию Навального многие понимают как позицию нового, пусть достаточно цивилизованного, националистического идеолога, и многие за него голосуют именно по этой причине. И это, я считаю, очень плохо, это опасно, потому что, повторяю, это заразно. Теперь отвечаю на твой вопрос. То, что я говорил в первой части, и то, что я сказал сейчас, на мой взгляд, это очень серьезный вопрос. Но с учетом того, что опасность от нереформируемой власти, от неизменной власти, от этого застоя, который грозит стать более тяжелым, чем брежневский, она чревата очень многими последствиями, в том числе и революционными, в том числе затем и радикальными, и националистическими – вот с учетом всего этого я головой, не сердцем…

К. ЛАРИНА: Не надо сердцем, уже хватит.

Н. СВАНИДЗЕ: Взвесив все за и против, головой я решил, что надо голосовать за Навального. И буду голосовать за Алексея Навального.

К. ЛАРИНА: Я могу тут добавить, что для меня тоже решение было непростое. Если бы не было Алексея Навального, я бы отдала свой голос Сергею Митрохину. Мне кажется, что он как мэр вполне состоявшийся, политик настоящий, прекрасный московский мэр мог бы быть, поскольку он хорошо знает город, не раз оказывал свое содействие многим гражданам Москвы, вообще он молодец, я к нему отношусь с большим уважением. Но если бы не было Алексея. Я вообще не верила, что это возможно, я думала, что не будет ничего. И я согласна с тобой, что происходит беспрецедентная по накалу борьба, впервые за долгие годы. Мне как раз кажется, что Алексей Навальный именно в эту предвыборную кампанию проявил себя как политик, как умный, современный, яркий человек, честный человек, отвечающий за свои слова. Мне понравилось в нем многое, ты про это уже говорил сегодня. Под финал предвыборной кампании я тоже отдаю свой голос Алексею Навальному и считаю, что это нужно делать всем людям, у которых есть голова на плечах. Вот именно головой, как ты правильно сказал.

Н. СВАНИДЗЕ: Но еще раз повторю, Ксюша, что, если бы речь шла о выборах не этих, когда он победить не может — речь идет о том, чтобы он получил как можно больше голосов и чтобы это произвело впечатление на власть, — а если бы он был претендентом на первый пост в стране со своей нынешней позицией и его победа была бы реальной, я бы трижды и четырежды подумал.

К. ЛАРИНА: А согласен ли ты с тем, что все-таки он из всех кандидатов в мэры сегодня производит впечатление политика федерального уровня? Обрати внимание, что он отвечает на вопросы не только по благоустройству города и борьбе с коррупцией на уровне московских чиновников, он отвечает на вопросы о международных проблемах, отвечает на вопросы, связанные с региональными проблемами, отвечает на вопросы современной политики. И отвечает очень внятно. Есть у него шанс вырасти в политика большого масштаба, не только уровня города?

Н. СВАНИДЗЕ: Я думаю, что есть. Но здесь, я повторяю, важно, какую стезю он выберет и кого он подгребет под себя. Вот его яркое интервью, разговор с Прохановым. Почему Александр Андреевич Проханов, которого мы знаем…

К. ЛАРИНА: В итоге стал его поклонником.

Н. СВАНИДЗЕ: Да. Почему? Потому что Навальный антипутинский? Нет, ни в коем случае. Мы знаем позицию Проханова, уж антипутинцем его никак не назвать. Потому что он не большевик? Нет, ни в коем случае. Потому что Александр Андреевич Проханов по убеждениям как раз красный.

К. ЛАРИНА: Красный монархист.

Н. СВАНИДЗЕ: Но он красный националист. Это не значит, что он член Лимоновской партии, но он фактически нацбол. Он национал-большевик или национал-социалист — как угодно. Но вот это смесь национализма и большевизма. И именно это –национализм – ему понравилось у Навального. Вот этим Навальный покорил Проханова. И только этим. И этим он покоряет значительную часть аудитории — и достаточно образованной, и необразованной. Вот если он пойдет именно в этом направлении дальше, я за него больше не проголосую.

К. ЛАРИНА: Буквально в эти минуты должен проходить митинг-концерт в поддержку Алексея Навального на проспекте Сахарова. Погода сегодня отвратительная, но мне хочется надеяться, что народу все-таки много придет. Мне очень радостно было видеть среди выступающих многих людей, которые раньше активно в политической жизни страны не участвовали. Например, тот же Алексей Кортнев со своей группой «Несчастный случай». Пользуясь минутой, хочу выразить свое уважение и восхищение Андрею Макаревичу, который сейчас активно работает в предвыборной кампании у Евгения Ройзмана. Там тоже очень всё непросто. Это здорово. Такая политическая жизнь способствует выздоровлению общества.

Н. СВАНИДЗЕ: Вообще, движуха какая-то. Есть ощущение движухи, и это очень интересно.

К. ЛАРИНА: Мы на этом заканчиваем. Встретимся теперь уже после выборов, подведем итоги. Спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире