'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 августа 2013, 17:08

С.КОРЗУН – Здравствуйте, Сергей Корзун. Гость программы «Особое мнение» сегодня Виктор Шендерович. Здравствуйте, Виктор!

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Добрый вечер!

С.КОРЗУН – Ну, что? Предвыборная кампания у нас идет, с нее, наверное, и начнем…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Она у нас заканчивается, похоже.

С.КОРЗУН – Вообще-то, так пессимистично смотрите. Если вышибете всех кандидатов, выборы не состоятся.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да там достаточно, чтобы вышиблен был один, чтобы это перестало быть уже выборами, а стало тем анатомическим театром, который мы наблюдали много раз: на главной полочке лежит Собянин (или партия «Единой России»), там разбросаны куски каких-то дежурных оппозиционных сил, — ну, в общем, все всё знают. Холодильник. Холодильник, бирочки на ногах, и мы уже знаем наше волеизъявление. С участием Навального… — в этом появился сюжет, и мы об этом говорили. Если им хватит их ума его снять – это превратится в тот же самый анатомический театр с довольно, надо сказать, тяжелыми последствиями.

С.КОРЗУН – Где-то перед началом кампании объясняли, что снять зарегистрированного кандидата, достаточно сложно. То есть, это вполне можно будет воспринять критически…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – «Нет таких крепостей, которых бы не брали большевики», — в данном случае…

С.КОРЗУН – Мало того, что приговор, который могут внезапно рассмотреть…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – У нас это вопрос политической целесообразности, поскольку закона нет – это установлено в предыдущие 14 лет довольно прочно… — то, стало быть, мы исходим из того, что, если махнут платочком откуда-нибудь из бойницы Спасской башни…

С.КОРЗУН – Существо предъявляемых обвинений со стороны и Левичева и Собянина Навальному, со стороны Навального Собянину, в первую очередь — будем разговаривать или нет? Недвижимость черногорская…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет. Недвижимость черногорская – пусть они ее предъявят – будем разговаривать. Сейчас не о чем разговаривать.

С.КОРЗУН – Бизнес – я сказал: «недвижимость» — бизнес в Черногории.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В данном случае важна политическая картинка. Любимая метафора: давайте камеру наверх, на общий план – посмотрим сверху. Нет отдельно никакого Левичева, нет отдельно никакой коллизии с недвижимостью или с бизнесом – этого ничего нету.

С.КОРЗУН – С предвыборными материалами с печатью в типографии заодно с коммунистами…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – По отдельности ничего этого нету. Есть тема выборов, и есть тема «костоломов» против «жуликов» в Кремле. «Костоломы», которые считают, что надо сломать – что сейчас, видимо и…. Вот, сейчас «костоломы» — на данном этапе — чуть побеждают снова «жуликов»; и «жулики», которые считают, что надо попытаться легитимироваться…. И «костоломы», которым сейчас — что-то поломать и запереться: Узбекистан, так Узбекистан. Вот, собственно, там две партии сейчас за кремлевской стеной.

С.КОРЗУН – В прошлый раз вы взвешивали их шансы – они примерно равны.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Между ними идет реальная борьба там, за кремлевской стеной – это то, что в реальности происходит. Что касается общей оценки позиции: у них тяжелый цугцванг – каждый ход ухудшает ситуацию. Дать Навальному дальше вести свою кампанию – он набрал… с 11 пунктов, за три недели, поднялся до 20, по КОМКОНу, среди тех, кто определился в выбором! Дать ему дальше вести кампанию…. Ну, в общем, они недооценили, видимо, меру сил и силу Навального и собственную трухлявость. Ясно, что дать ему еще три недели — или, сколько там? – две, две с половиной – это довольно много. И за это время эта цифра будет такой, что эти цифры их делегитимируют по факту. Во-первых, уже сегодня, опираясь на комконовский опрос, он набирает почти столько же, сколько все остальные кандидаты от так называемой «системной оппозиции» вместе взятые. Это означает, что-то не так с системой, это означает фиктивность этой оппозиции. Повторяю: «Яблоко», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» – их кандидаты набирают в сумме (среди определившихся с выбором) столько, сколько Навальный сегодня, по данным КОМКОНАа – ну, там, рядышком… Это означает признание деградации системы, мертворожденность этой системы.

С.КОРЗУН – Нет, ну на президентских выборах Прохоров тоже собрал голоса почти всех оппозиционных в Москве, по крайней мере, если брать московские результаты. И, эти партии там остались, в общем, позади со своими кандидатами.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Прохоров был системный кандидат, тем не менее. Навальный – не системный кандидат. Значит, это один проигрыш, это проигрыш в «длинную»... Тут они проигрывают в длинной дальнейшей исторической игре, чего можно только пожелать. В случае со снятием Навального они просто опрокидывают доску, — объявляют себя чемпионами, но в дальнейшем это означает прямой ход, размашистый шаг к крови, потому что здесь сейчас еще есть последний, небольшой шанс, что население соберется и кого-то выберет, а выбрав – не понравится – переизберет. То есть, возвращение к какой-то демократической системе. Если доска будет перевернута (а снятие Навального – это просто сброс доски, потому что все остальные – это Собянин и есть) — это очень тяжелые последствия. Это победили «костоломы», и можно посочувствовать Навальному, которого, скорее всего, посадят, но себе посочувствовать еще больше, потому что это в очередной раз сломанная об колено возможность какого-то легитимного, постепенного (трудного, противного, но все-таки, легитимного) выхода из ситуации.

С.КОРЗУН – Хорошо. Рейтинг Навального растет, но, тем не менее, изначальное, как бы, условие той комбинации, которую предпринял Сергей Семенович Собянин с выдвижением в меры…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Какой Собянин?

С.КОРЗУН – С легитимацией… Ну, вы объясните, какой Собянин.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Есть Кремль. Собянин – он…

С.КОРЗУН – Сергей Собянин – не часть Кремля. Или, как?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Именно, что часть. Мы его называем, как… ну, как игра по переписке…

С.КОРЗУН – Каждое действие свое имя. Мы же не будем говорить: «Путин сделал то, Путин сделал это и в городе…»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Но, фактически… назовем это Кремль. Не Собянин принимал решение об освобождении; о взятии под стражу и об освобождении из под стражи Навального. Не Собянин.

С.КОРЗУН – Что ставит под сомнение сейчас ту самую задумку, по которой Прохоров не смог участвовать в силу недостатка времени и желания или еще чего-то, и Собянин имеет все шансы быть избранным, более того, в первом туре.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, он и будет в первом туре…

С.КОРЗУН – Зачем тогда закрывать Навального?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Это вопрос к «костоломам». Закрывать Навального – вот, почему: стать-то он станет, но, сколько наберет Навальный? Легитимация Навального происходит стремительными темпами. Он не какой-то блогер и оратор на митинге. Он получается, по факту, некий объединенный кандидат, потому что он набирает больше, чем «Яблоко», «Справедливая Россия»…

С.КОРЗУН – Эта идея понятна. Зависит что-то, наберет он 500 тысяч, миллион, полтора миллиона?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Конечно, зависит. Я уже писал: 8-го ничего не заканчивается, что-то только начинается. Навальный, набравший… считаем: 20% из тех, кто решил, что будет голосовать. Если мы берем Москву за 10 миллионов, хотя уже гораздо больше, и считаем, что явка 50 на выборах, то это, примерно миллион москвичей. Миллион – это довольно серьезно. Легитимация Навального! Навальный очевидно, если его не снимут, то — девятого числа мы просыпаемся…. Да, конечно Собянин – чемпион. Ну, если Усэйну Болту перекусить сухожилия, перепилить ржавой ножовкой, а остальных дисквалифицировать, я буду чемпионом мира по легкой атлетике! Если я буду бежать с Усэйном Болтом, а он будет за мной ползти окровавленный… Собянин, конечно, будет мэр – это все известно, это все понятно. Вопрос в том, что вторым с большим отрывом, если все будет легитимно и эволюционно, будет Навальный, — значит, нет никакого Митрохина, нет никакого Жириновского – этого ничего нет. Понятно, что это зафиксировано. Кроме того, чтобы сделать Собинина в первом туре мэром, они включат подсчет, включат все свои карусели. Орешкин… Кстати, наезд сегодня был и на наблюдателей – уже обыски…. Это все одна история. Мы не должны… — вот, наша ошибка в том, что мы эти истории рассматриваем отдельно, а это одна история! Мальчики с битами, которые охотятся за волонтерами Навального и Центризбирком, который рассматривает… и обыски — это все одни люди.

С.КОРЗУН – И таджик, который снимает баннеры…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Совершенно верно! Это одна история, это один источник этой политики. Так вот, они будут фальсифицировать выборы, попадаться. Орешкин уже анонсировал, что каждый десятый избирательный участок будет накрыть контролем. А 10% — это вам не один процент, это очень серьезная социология. И расхождение между местами, где есть общественный контроль и нет – будет, мягко говоря, двукратное. Ну, до ингушских размеров мы не дойдем, где было 89% за «Единую Россию», при 3,5% в реальности проголосовавших при Зязикове – такого не будет. Но, в два-три раза будет, безусловно. Там где будут наблюдатели, и там, где не будет наблюдателей — вы увидите, в разы будут отличаться показатели! Но, 10% — это уже социология. Это значит (в очередной раз) то, что они жулики и негодяи — будет юридически доказано, как это было юридически доказано в прошлые разы уже. Накапливается, так сказать… раскручивается этот реактор. И они сами его раскручивают в нелегитимном направлении, потому что повторяю: дать возможность, все-таки этому процессу – вот, условно говоря – не сажать Навального. И дать возможность этому процессу развиваться и дать этому процессу, наконец-то, вступить не в узбекскую политику, а в европейскую, — то есть, начать договариваться, начать прислушиваться к голосу электората. Это закончится, конечно, когда-нибудь в довольно близкой исторической перспективе отдачей власти, но не перевернутой доской. Сегодня они, так сказать, прекращая партию и объявляя себя победителями, — они облегчают себе жизнь на ближайшее время: ну, ОМОН есть, кто-то выйдет на улицы, их можно всех повинтить… Это все понятно, мы уже проходили – но, в длинной перспективе – это перевернутая доска, конечно.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в программе «Особое мнение». Позволю себе сделать маленькую рекламу родной радиостанции. Сегодня у нас Сергей Собянин, завтра Алексей Навальный, в 20 часов и говорим о миграции. Алексей Венедиктов – главный редактор будет вести оба эти эфира. Ждете чего-нибудь от этих эфиров, будете их слушать? Насколько важен этот вопрос, который стал основным вопросом кампании?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я думаю, что основной вопрос, это вопрос самой кампании – это основной политической вопрос! Мигранты – вопрос острый, но это один из вопросов, которые стоят перед Москвой. Гораздо важнее, повторяю, сама эта кампания, ее ход, мера ее циничности, скажем так, мера неравенства и то, дойдет ли до финиша один из кандидатов, в частности, Алексей Навальный – это и есть главный вопрос! Этот вопрос решается сейчас. Это событие завтрашнего дня, ближайших дней. А вопрос миграции нужно обсуждать, но ни Навальный, ни Собянин ничего не решат в течение дня. Поэтому гораздо более важный вопрос сегодня – это то, что решается о самих этих выборах. Кстати, есть еще одна тема, побочная – тема отношения к Навальному со стороны, так сказать, такой интеллигентной среды, которую я наблюдаю в Фейсбуке в большом количестве…

С.КОРЗУН – Да, не только в Фейсбуке – уже вопросы есть по поводу Доренко, Лимонова, которые выступают достаточно резко.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да. По порядку. Эта фейсбучная критика – огромное количество людей, среди которых есть много моих знакомых, очень известных – такое ощущение, что они утром встают к зеркалу, вот первое, что они делают, встают к зеркалу! Стоят некоторое время, любуются, потом идут писать пост о Навальном, которые недостоин их представлять. Потому что Навальный не идеальный, а они все идеальные. Это совершенно поразительная смесь самонадеянности с глупостью. Какая разница, каков Навальный? Навальный сегодня символизирует шанс на возвращение демократической процедуры – ни больше, ни меньше. Именно, это и есть сегодня Навальный. Все остальное обсуждается. Когда есть демократическая процедура, когда есть выборы, когда есть независимые СМИ – пожалуйста, другая партия, избирайся со своей партией и побеждай партию Навального. Но, штука-то в том, что сегодня, повторяю: анатомический театр, морг, сегодня этого нету! Значит, если ты сегодня в этой ситуации выступаешь против Навального – ты выступаешь за анатомический театр. Дальше, пожалуйста, со своими полутора процентами и полной прекрасностью своей до конца своих дней — сиди в уголке и радуйся, что ты такой прекрасный.

С.КОРЗУН – Хотите повторить 96 год и выборы Бориса Ельцина? Голосовать, именно, за символ, а не за человека с тем, что он из себя представляет?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Как Сталин говорил генералу Поликарпову, кажется: «У меня нет для вас других писателей». У меня для вас, Сережа, нет другой России, другого электората, других лидеров. Вот, есть то, что сегодня есть. Почему-то сегодня перемены в России символизирует Алексей Навальный. Историкам должно быть чрезвычайно интересно, почему вышло так. Почему не Григорий Алексеевич, не Владимир Вольфович, ни кто-нибудь еще? Но так получилось. Сегодня перемены в России – это Навальный. Точно так же, как перемены в России на рубеже 80-90-х символизировал Ельцин. Не Сахаров даже, заметьте, и не Гайдар, и не академик Рыжов, и не профессор Афанасьев – Ельцин со своим бэкграундом, со своими тараканами, со своей привычкой пить… не кефир, как другие.

С.КОРЗУН – Где вы видели таких?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Но, тем не менее, он символизировал перемены — так получилось. Можно сказать: «Ах! Мне не нравится!» Ну, сиди в уголке, жди, пока за тобой придут. Навальный тебя уже защищать не будет, потому что он будет сидеть в тюрьме. Потому что ты своим благородным на себя любованием в зеркале, его посадил – вот, и все.

С.КОРЗУН – Есть такая точка зрения, особое мнение, его высказывает Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Еще две фамилии прозвучали «мочащих» Навального сегодня: Доренко и Лимонов. Это два разных случая, безусловно. Лимонов – это состарившийся трагик, который не может пережить, что не ему досталась роль Ромео. И он уже два года скоро — единственное, что говорит на всех углах, это он жалуется на козни людей, которые его сняли с роли главного революционного Ромео – не его теперь роль. И он, совершенно искренне поливает грязью всех. Он, вообще, ни о чем другом, кроме себя… — о себе уже говорит в третьем лице, и, в общем, довольно печально, что из такого экстравагантного, но политика он за полтора года, в общем, благополучно дошел до роли городского сумасшедшего. Совершенно искренний человек, эгоцентрик, как полагается талантливому художнику, абсолютный эгоцентрик. Доренко – это, извините, состарившийся киллер, который горд тем, что о нем вспомнили, дали хороший заказ, и он хочет показать, что он в состоянии выполнять по-прежнему дорогостоящие, нужные заказы для полезных людей. Правда, точность уже не та, замочить не может, но здоровье попортить вполне в состоянии, чем и занимается. Это совершенно разные случаи. Три разных случая. Но примерно, в одну цену…

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович – еще раз напомню, меняем тему. А чего менять? У нас, собственно, две темы: то выборы с мигрантами, то выступления в защиту геев и антигеевский закон. В общем, никуда не денешься. Вот, тут вчера, американский журналист Джеймс Кирчикпопортил эфир, прямой эфир «RussiaToday» …

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Он его украсил!

С.КОРЗУН – Подтяжка, оттяжка…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Там появилось что-то живое…

С.КОРЗУН – Его спросили про Брэдли Мэннинга, он сказал, что «пофиг мне ваш Мэннинг, и, вообще, вы 24 в сутки неизвестно, чем занимаетесь, а я хочу поговорить по поводу…» Почему эта тема на первых страницах? У нас это или в сознании людей?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет. Эта тема на первых страницах не у нас. Эта тема на первых страницах, прежде всего, на Западе.

С.КОРЗУН – В мире.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В мире, потому что это отрефлексировали там, и понимают, что с охоты на геев… Там атаку на любое меньшинство воспринимают болезненно, потому что там отрефлексировали, что мир состоит из меньшинств. Об этом недавно замечательно написал Валерий Панюшкин. Вот, не вспомню, где — я Фейсбуке читал. Все – меньшинства, мы все меньшинства, так или иначе. Те или другие меньшинства: интеллектуальные, сексуальные, те, другие, пятые-десятые… политические. Все в меньшинстве! Мир научился относиться к этому с уважением. Атака на любое меньшинство воспринимается, как признак авторитаризма и тоталитаризма. Страны, где преследуют в уголовном порядке геев, вам назвать? Иран, Уганда, Малави… По странному стечению обстоятельств, это страны, где не все в порядке, вообще, с правами человека, где есть несменяемые лидеры, где казнят…

С.КОРЗУН – Я хочу напомнить, что России не относится больше к странам, которые преследуют геев по закону…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да. Я говорю, это связанные вещи. То, что мы большой шаг к этому сделали – разумеется! То, что мир дернулся на это, что эта тема болезненная – разумеется, правильно сделал, что дернулся. Там забавней не этот журналист — забавнее наша дивная прыгунья замечательная Елена Исинбаева…

С.КОРЗУН – Она уже оправдывалась за свои слова…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет. Но, только после этого она оповестила нас – доверенное лицо Путина – что жить она собирается в Монако. То есть, отважная женщина. Я знал, что она высоко прыгает, но что такая отвага!? Ведь, прямо в логово гомосексуалистов направилась. Там, прямо скажем, парни не всегда с парнями. А девушки не всегда с девушками. Там браки разрешили, и она, бесстрашно — прямо туда, в логово самое, в Монако. Нет бы в родной хороший Волгоград, где мальчики с девочками, девочки с мальчиками. Но, она как-то про этот город высказалась хуже, чем про Монако. И это связанные вещи. Почему-то там, где только мальчики с девочками, а девочки с мальчиками, почему-то там и жить хуже – вот ведь что интересно. Доверенное лицо Путина говорит: всего доброго, я – туда! Ее можно понять. Дай ей бог! Только в следующий раз пускай, что называется, следит за словами, а то будет прыгать с шестом в парандже в Иране.

С.КОРЗУН – Я вернусь к теме о Брэдли Мэннинге, и о пополнении в семье Челси. Сегодня ровно идет информация, знаете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – О чем?

С.КОРЗУН – Что Брэдли Мэннинг просит его отныне называть Челси Мэннинг, решил начать гормональную терапию по изменению своего пола.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Это я не очень понимаю, что тут комментировать.

С.КОРЗУН – Ну, комментировать тут нечего. 35 лет все же приговор давайте прокомментируем…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Может, он хочет сидеть в женской тюрьме?

С.КОРЗУН – Вполне возможно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я его понимаю. Что касается приговора. Приговор мне кажется избыточно жестоким, который отскоком отражает некоторые фобии, которые есть у американского государства. Оно находится с 11-го сентября 2001 года, фактически, в состоянии войны, объявленной войны! Есть некоторое количество государств, для которых уничтожение США является, война с США является содержанием и риторики, и… Ну, у нас только риторики, а есть городские сумасшедшие настоящие, для которых это является содержанием и политики, на самом деле. И, понятно, что такая болезненная реакция американского государства…да, она болезненная, эта фобия, мне кажется, и приговор, мне кажется, избыточно жестокий. Другое дело, что нам бы молчать в тряпочку с нашими ненаказанными военными преступлениями и физиками, которые сидят за рассекречивание содержания газеты «Красная Звезда». Нам бы точно молчать в тряпочку. Как, впрочем, и в случае со Сноуденом, нам молчать бы в тряпочку, но это другой вопрос. Мы сейчас говорим об Америке. Приговор мне кажется слишком жестоким.

С.КОРЗУН – То есть, избыточная жестокость спецслужб, и все службы отчасти, в этом похожи друг на друга?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Безусловно, только в некоторых странах спецслужбы хоть как-то контролируются общественностью.

С.КОРЗУН – Напомню, что это Виктор Шендерович в программе «Особое мнение». И мы продолжим эту программу буквально через три минуты сразу после выпуска новостей и рекламы.

НОВОСТИ.

С.КОРЗУН – Напомню, что гость этой программы сегодня Виктор Шендерович. 21 августа, вчера была годовщина ввода союзнических войск, войск Варшавского договора в Чехословакию. А 25 августа, через 3 дня годовщина демонстрации семерых на Красной площади. Наверное, есть смысл, вспомнить.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, в общем, да. Символ позора и символ чести с разницей в четыре дня. Символ позора страны…

С.КОРЗУН – Писали тогда, что есть, как минимум семь причин — эти семь человек – для того, чтобы ненавидеть Советский Союз.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Эти семеро спасли честь нас, трехсот тогда – сколько нас было? Триста миллионов? – вот, эти семеро спасли честь…

С.КОРЗУН – 250, по-моему…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – 250, да. Ну, вот, эти 250 миллионов по большей части не нуждались в чести, но им спасли ее эти люди, за что получили по зубам, сроки, психушки, эмиграции и так далее – все, как полагается.

С.КОРЗУН: Сейчас таких больше?

В.ШЕНДЕРОВИЧ Я думаю, мы не можем сказать, таких ли, потому что цена другая. Сегодня выходящих, как минимум в тысячу раз больше, в тысячи раз больше, но, что такое выйти в 1968-м, могут рассказать только они. Из скромности не рассказывают. Я имею честь знать двоих из этой «семерки»: Горбаневскую и Литвинова. Конечно, попробуй их заставить. Они-то сами не склонны героизировать себя. Они так поступили, потому что по-другому поступить не могли. И это есть самое ценное. Они просто не могли по-другому поступить – им было бы плохо, если бы они не вышли, и они вышли. «Не стоит село без праведника» – вот, эти семеро спасли нашу честь. Повторяю, мне тогда было 10 лет, я мало, что мог рефлексировать, но я помню, что по поводу этого раскололось застолье у родителей. Я помню ссору на несколько лет моего отца со своим другом. Я помню, как это раскололо, — потому что это, конечно был окончательный приговор всем темам «оттепели», тем надеждам на то, что можно что-то построить с «человеческим лицом», какой-то может быть социализм… Вот, был приговорен окончательно этот социализм в 1968 году.

С.КОРЗУН – Меняем тему. К темам международным. Предполагаемая химическая атака под Дамаском. Россия упорствует в своей позиции, говоря, что это надо доказать. Что, вообще, можете сказать по этому поводу накануне международной инспекции, которая как раз, должна принять какое-то решение. Мне кажется это немножко странным, как минимум…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Странным — что?

С.КОРЗУН – То, что эта атака могла исходить, — как говорят многие обозреватели, в том числе, и близкие к Кремлю – от Башара Асада, поскольку это ему ни с какой точки зрения… Попахивает провокацией, скажем так.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Вот, посмотрите: я регулярно цитирую это, потому что Ежи Лец – он… На любой день жизни можно найти тот афоризм, который сегодня, как раз, актуален. В связи с этим, фраза Ежи Леца о том, что «хуже всего с правдой обстоит в те времена, когда все может быть правдой». Может быть провокацией? Может. Может быть правдой? Может. Папаша Асада фигачил из артиллерийского оружия по городам, просто фейсбука не было, и поэтому все было тихо. Просто «зафигаченные» уже никому ничего не рассказали. Это было сорок лет назад и так далее. Советский Союз – а Путин, понятно, что он прямой наследник этой идеологии, этой ментальности – мы этих людоедов поддерживали всегда! Мы их опора и надежда, всех. Частично их и выращивали, как Арафата. И готовили в Крыму всех эти диверсантов. То есть, это наши дети, эта наша политика, и эта наша ментальность. Поскольку наш водораздел идет: «не отдать Америке» — вот, все, что угодно, чтобы американцы не пришли, то, значит, всякий, кто против Америки – он наш союзник; и, всякий, кто против нашего союзника – он наш враг. Мы тупо идем в этот исторический тупик, потому что это, конечно, рухнет так или иначе. Или придется дождаться смерти сына. Ну, не знаю… – не бывало иначе! Но, когда это рухнет, сирийский народ нам припомнит лишние пару десятков тысяч, которые погибли благодаря поддержке России.

С.КОРЗУН – Сирийский народ един, в этом убеждены?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, сирийский народ, разумеется, не един, но то, что не вечен Асад, и то, что он не имеет никакого отношения к демократической парадигме – это ясно. Другое дело – это обсуждали, и будут обсуждать – выбор между военными и фанатиками, между авторитаризмом и фанатиками ислама – это не простой выбор! Тут мы об этом говорили только что с Алексеем Венедиктовым, пришла в голову формулировка, что военные, в каком-то смысле, могут быть лучше, потому что военные, бывало, уходили от власти, а фанатики власть не отдавали никогда. Но, тем не менее, тут же есть совершенно очевидная парадоксальная закономерность, что, чем дольше мы пытаемся удержать у власти, чем дольше сидит у власти – вообще, даже не про наш вопрос – чем дольше сидит у власти авторитарный лидер, тем меньше вероятность демократического выхода из ситуации, тем больше вероятности, что на смену ему придут именно фанатики. То, о чем мы говорили применительно к России в первой части, имеет прямое отношение к этому. Чем дольше будет несменяемость власти, тем меньше будет шансов, что начнется что-то человеческое. Скорее всего, придут фанатики-экстремисты – это исторический опыт.

С.КОРЗУН – Мы так плавно к Египту перешли вроде, как к мотивам египетским.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, да, это одна история по большому счету. Этот маятник так и качается: на смену военным пришли фанатики, но пришли они волной и начудили то, что они начудили, — именно, потому, что была выкорчевана с корнем вся эволюция. Не было выборов. И ясно, что: Мубарак, Мубарак, еще 10 лет Мубарак, 20 лет Мубарак, — а потом это просто рушится! А на обломки уже приходят не выпускники Сорбонны, извините. Точно так же, как было и с Каддафи. Первые, кого он уничтожал – были выпускниками Сорбонны. Первая его оппозиция его была оппозиция интеллигенции, а получил он потом, на последние пару часов своей жизни – он получил отскоком в голову за то, что он уничтожил ту интеллигенцию! Потому что когда его поймали живьем, уже ни о каком суде, не то, что о выборах, речи не было.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в программе «Особое мнение». Что мы все о людях политики, спорта? О людях труда давайте поговорим, тем более, что есть повод: Украинский шахтер в два раза превысил рекорд Стаханова.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Что вы говорите?

С.КОРЗУН – Совершенно точно! Установил очередной рекорд, добыв за смену 202 тонны угля. «Комсомольская правда на Украине».

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Можно, я спрошу?

С.КОРЗУН – Случилось, как раз, накануне приезда туда президента страны Виктора Януковича.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – А! Тогда это снимает вопрос, потому что у меня был вопрос: зачем?

С.КОРЗУН – Он уже не первый раз, кстати, он стахановский рекорд некоторое время назад…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Мы уже знаем, как был организован рекорд Стаханова – на него пахали все, чтобы…. То есть, все остановилось для этого рекорда. Все обслуживали этот рекорд. Совершенно верно: зачем? Ну, приезд господина Януковича дает ясный ответ на вопрос «зачем»? Разговор не об угле – разговор о Януковиче. Выдаем на-гора рейтинг – ну, отлично! Не хитро… нехитрые ребята. Ну, тоже разновидность Узбекистана. В этом смысле, можно Украину поздравить – они идут по нашим следам.

С.КОРЗУН – Ох, братская республика сейчас НЕРАЗБ.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Помяните мое слово – скоро Янукович поедет на рыбалку. Со дня на день он что-нибудь выловит.

С.КОРЗУН – То есть, присоединится к заочному спору, за самую крупную выловленную рыбу.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Обязательно что-нибудь должен выловить!

С.КОРЗУН – Хорошо. Давайте еще тогда сообщение – время у нас есть – по поводу увольнения топ-менеджера ВГТРК. История, может, не новая. Увольняют его из-за записи в Твиттер про«гнилой Питер». Позволил себе руководитель дирекции спортивного вещания ВГТРК Дмитрий Анисимов высказаться по поводу проигранного матча последнего нашей футбольной сборной. Огорчился очень сильно. Там были слова: «Где Россия – там победа, если показывает Первый, то все… Питер – гнилой город, гнилая команда, гнилые игроки, Фабио – ты тоже не волшебник. Если результат тот же самый – зачем платить больше?» Вот, в Твиттере эмоции свои выплеснул. Тоже, наверное, выплескиваете куда-нибудь эмоции?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я – вот здесь… По поводу футбольных – я по дивану кулаком бью и все, на этом ограничиваюсь. Хотя уже последний случай – не бил, потому что я уже… даже мой организм не откликался на эту игру никак. Я не понимал, почему я должен переживать, если им все равно? Параллельно играли англичане с шотландцами товарищеский матч – я туда переключился в последние минуты. Там товарищеский матч, но там играли в футбол, а наши мучились. Дело не в Питере, и не в Капелло, я не знаю… это уже другая тема. Нет-нет, мои эмоции там не пострадали.

С.КОРЗУН – Тем не менее, за запись в Твиттер. Пределы личной ответственности человека в пространстве…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Вы знаете, есть корпоративная этика. Другое дело, что он ничего не написал о том, что ВГТРК – дерьмо. То, что менеджер «Пепси-колы» был однажды уволен за то, что был замечен со стаканом кока-колы – это известный факт, или наоборот – это не важно в данном случае. Если ты топ-менеджер «Пепси-колы», ты не должен пить кока-колу – это понятно. Точно также, если ты работаешь на ВГТРК, ну, наверное, не надо…. Но, «гнилой Питер» — ну, что же, это только говорит только о той степени фобии и страха, деградации, которая царит в ВГТРК… Если за это можно уволить топ-менеджера, – то так они представляют себе…. Чего мы ВГТРК будем обсуждать? Это просто показатель их деградации, на мой вкус.

С.КОРЗУН – А, лучше за оставшиеся 10 секунд «Эхо Москвы», которому сегодня 23 года — с чем я вас и поздравляю…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да это я вас поздравляю!

С.КОРЗУН – Это было особое мнение Виктора Шендеровича. Спасибо и всем счастливо!





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире