'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 августа 2013, 17:08

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я приветствую в этой студии Валерию Новодворскую. Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Здравствуйте, Танечка. У нас как всегда большая кучка неприятностей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — У нас пока неприятностей нет. Но сейчас, я думаю, как мы начнём новости обсуждать, так прямо сразу все неприятности и посыпятся. Давайте начнём с обращения, призыва, заявления известного британского актёра и писателя Стивена Фрая. Он обратился к премьер-министру Великобритании, к Международному олимпийскому комитету с призывом бойкотировать Зимнюю олимпиаду в Сочи. В открытом письме Фрай сравнивает ущемление прав секс-меньшинств в современной России с преследованием евреев в гитлеровской Германии во время Берлинской олимпиады 1936 года, настаивает на том, что проведение игр навсегда запятнает олимпийское движение. В общем, надо бойкотировать.

В. НОВОДВОРСКАЯ — На геев можно положиться. Я вижу, только они пока доехали до нормального решения бойкотировать олимпиаду. И здесь дело даже не в их проблемах, а в том, что куда же тащиться на Олимпиаду в страну, где в столице в центре концлагерь, где Ходорковский отсиживает с Лебедевым одиннадцатый год, где скромному сельскому учителю-народнику за его труды дают 7 лет, где вооще уже давно забыли, что такое правосудие, что такое права человека. Страна-агрессор, оккупант, которая оккупирует территорию Молдовы — Приднестровье, территорию Грузии — Абхазию и Южную Осетию. Куда?

В общем, Олимпийское движение — оно не из брезгливых. Они же и в Китай потащились, где политзаключенных пытают электрическим током, где их вообще десять тысяч, где из полуживых людей без наркоза добывают органы для пересадки. Но я надеюсь, что Соединённые Штаты Америки, несмотря на то что ими правит очень слабый президент, очень слабый и очень левый, всё-таки выйдут из ступора и не станут унижать своё национальное достоинство, и, как в 1980 году, как минимум, всё-таки призовут на эту олимпиаду не ехать и хотя бы страны НАТО не приедут. Ну и мы получим набор из стран-изгоев, что нам и полагается.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Смотрите, про Соединённые Штаты Америки сейчас пришли сообщения по информационным агентствам с пометкой «срочно», молнии. Барак Обама не планирует встречаться с Владимиром Путиным на саммите G20 в Петербурге, хотя на сам саммит он приедет.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Хотела бы я знать, как это он избегнет встречи с Путиным.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но вы же понимаете, что есть встреча такая, вот, мы встретились случайно в коридоре, а есть встреча, когда два президента — они встречаются друг с другом, это официальная встреча. И речь идёт о причинах, когда говорят — вот, что пишут информационные агентства, не будет Обама встречаться с Путиным из-за напряжённости, возникшей вокруг Эдварда Сноудена.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Ну, вот, я чувствую, Обама ещё и не то способен выдержать: не Рейган чай. Его бьют по правой щеке — он подставляет левую.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А как же этот отказ от встречи? Это серьёзно, нет?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Нет, это не серьёзно. Если бы речь не шла о Соединённых Штатах Америки, я бы вспомнила Бориса Годунова. Помните, что там Воротынский о Шуйском говорит? «Лукавый царедворец». То есть Путин будет сидеть налево, он будет сидеть направо. Это называется «не встречаться». Он с ним не будет отдельно пить кофе. А слабо вообще не приехать в эту проклятую, к сожалению, обречённую страну? Это наше дело её вытаскивать. От Обамы никто и не ждёт таких подвигов. Но хотя бы не унижался, потому что когда так унижается первая демократия мира, возникает вопрос — а если у первых, вторых и третьих демократий так мало собственного достоинства и так мало уважения к свободам и правам, то чего они, собственно, стоят? Или что, только распивочно, а не на вынос? Опять попадаем в эпоху Мюнхенской олимпиады, когда все поехали к Адольфу Гитлеру, показывали там разные рекорды в 1936 году, ну, естественно, в 1938 была Хрустальная ночь, а в 1939 началась Третья мировая война.

Зуб даю, что если бы не приехали на Олимпиаду, то Гитлер бы притормозил.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А если говорить про взаимоотношения России и США сейчас не в контексте олимпиады, ну вот есть саммит G20, который будет проходить в Петербурге, и что говорит американский Белый дом? Что, ребят, вот из этой истории со Сноуденом как-то всё не очень хорошо у нас с вами складывается.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Это плевок, собственно. Дело не в Сноудене. Эту маленькую рыбку, жареного карася давно уже выпотрошили здесь на конспиративных квартирах ФСБ с его компьютерами.

Понятно, что больше он ничего сказать не может. Но по отношению к Соединенным Штатам это вызов, это пощёчина. Вот, мы с вами не считаемся, возьмём и пригреем. Это удар по национальному достоинству. Здесь уже не в Сноудене дело.

Меня пугает другое — безумное поведение лидеров России. Если они готовы ссориться с Соединёнными Штатами столь публично, не считаться ни с чем и ни с кем, накануне своей никчемной Олимпиады и G20 они надругались над Лебедевым и Ходорковским. Это просто садизм и это издевательство. Вот эти два месяца, которые они решили им подарить.

То есть значит им вообще уже ничего не страшно и не важно. Они пустились во все тяжкие, то есть полностью неуправляемы. И наши политологи из «Новой газеты», которые всё время пишут про то, что есть у нас оффшорная аристократия из кооператива «Озеро» и что на очень большие безобразия они не пойдут, по-моему, она ошибается. Они идут, на что хотят. А народ даже не сопротивляется. Знаете, та щука, которую Путин волок из горного озера на 21 кг — она отбивалась дольше, чем народ. Наш народ даже и не отбивается.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Валерия Новодворская в программе «Особое мнение». Давайте про взаимоотношения России не только с США, но и со странами, которые к нам гораздо ближе. Я говорю про Грузию. Дмитрий Медведев в канун очередной годовщины российско-грузинской войны дал интервью, в котором объяснил, что реальная причина начала военных действий со стороны России — это вторжение грузинских вооружённых сил в Цхинвали.

Каждый год Дмитрий Медведев хочет говорить про эту войну. Каждый год.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да. То есть они, очевидно, будут это отмечать. Мало им той войны, они присоединят к ней ещё эту и будут отмечать великую победу над крошечной страной, территорию которой они оккупировали после устроенной ими же провокации. Ну ещё над Приднестровьем можно отпраздновать победу. Так плавно у нас одна война переходит в другую. Удивляюсь, что они ещё не отмечают годовщину начала Чеченской войны. Будем отмечать как праздники годовщины всех наших подлостей, нарушений международного права и всех человеческих законов. В принципе они довольны.

Они уже сообщили своему будущему сатрапу Иванишвили, какова будет цена установления дипломатических отношений. А вот он должен признать, что Грузия напала на Абхазию и на Южную Осетию, а Россия не нападала

Вот, пусть Грузия под этим подпишется, чтобы не было повода жаловаться в разные международные инстанции. И в обмен они установят дипломатические отношения.

То есть речь идёт всё-таки о ликвидации и национального достоинства, и грузинского суверенитета. Мы вспоминаем уже 10 лет блаженные ельцинские годы. Больше в нашей жизни, может быть, такого девятилетия не будет. Ну, минус Чеченская война.

А Грузия будет вспоминать свою попытку уйти на Запад, свою попытку провести реформы, свою попытку отделаться от бывшей метрополии, то есть от России. И Михаила Саакашвили будет вспоминать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Что не получилось у Грузии? На чём сломались?

В. НОВОДВОРСКАЯ — То же, что у нас. Они сломались…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я сформулирую поточнее. Виноват ли в этом Михаил Саакашвили, который не смог до конца придерживаться чистой демократии, которую пытался всё-таки как-то удержать?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Демократия была сверхчистая.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Удержать власть. Я думаю, что оппозиционные политики смогут вам возразить грузинские.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я много лет знаю грузинских оппозиционных политиков.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть виноват грузинский народ?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Виноват грузинский народ, так же как виноват белорусский, который сдался Лукашенко.Так же как виноват укранский, который сдался Януковичу.Так же как виноват наш собственный народ, который, когда на него Путин насел, лежит, как падаль, не сопротивляется. И точно так же сдался грузинский народ.

Плоды реформ не сразу вырастают, понимаете? Это законы ботаники. Сначала созреют, а потом можно кушать. При том, что у Грузии ничего никогда не было, кроме чая и винограда, надо было дать время на то, чтобы отстроить курорты, на то, чтобы создать рабочие места. Это уже всё делалось.

А требовать, чтобы немедленно Иванишвили вытащил из мешка, как он обещал, свои миллиарды и накормил, чтобы вышли все коррупционеры и заодно действительно российские агенты, их там было видимо-невидимо. Я даже знаю некоторых по фамилиям, потому что это было предметом рассмотрения правозащитного сообщества. Да, много. Много наркоманов. А родители, родственники носили им передачи. Зато наркотики извели.

Много коррупционеров. Зато взятки никто не мог брать. Да, научились платить налоги. Эта ноша современного цивилизованного государства показалась тяжёла.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Так они всё это научились, если они всё это делали, тогда что?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Они устали. И когда Путин подставил им Бориса Григорьевича Иванишвили со своими щедрыми обещаниями, желая получить Грузию назад в сферу российского влияния, они сдались, они, к сожалению, не выдержали. Что поделать?

Народ — источник свободы, народ — источник власти. И обвинять в этом некого. Если народ хочет сдаться, он сдаётся. Кто виноват в том, что Россия сначала монголам сдалась, в отличие от тех стран запада, до которых они дошли, потом большевикам, потом уже по третьему разу Путину. Кто в этом виноват, кроме народа? Можно было не голосовать, можно было протестовать. Кто у нас сейчас из кандидатов в мэры требует немедленной ликвидации концлагеря в центре Москвы и освобождения людей?

Кто находит, что это удовищно? Даже большевики концлагеря как-то по окраинам устраивали. Даже в Берлине не было концлагеря.

Слушайте, это концлагерь самый настоящй. Людей кормят гречкой, женщины, мужчины вместе, в палатках холодно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Их уже там разделили всех?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Слава Богу. Четыре душевые поставили.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не то чтобы я пытаюсь сейчас кого-то защитить. Просто мы говорим о…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Это неприлично.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — О мигрантах, которые работали без соответствующих документов. Когда их по распределителям рассовали, сказали — пожалуйста, верните нас обратно в лагерь.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Пусть они построят такие центры, какие есть во всей Европе, где люди живут в благоустроенном жилье, где их отлино кормят и даже выдают карманные деньги, а потом кого-то задерживают. Они вьетнамцев наловили — беззащитных, тихих, забитых вьетнамцев.

А почему, кстати, вьетнамцы здесь на положении рабов и шьют что-то ночью на фабриках?

Кто в конце концов виноват в том, что случилось с Вьетнамом? Вьетнам нам достался, Советскому Союзу. Это плоды того, что Вьетнам стал социалистическим. Из Южной Кореи вы никого в положении не найдёте.

И Северная — они, может быть, бы хотели, да не выпускают. Везде, где ступила нога советского солдата с его танками и автоматами, там трава уже не растёт, как под копытами коня Тимура, который этим хвастался.

Это наша зона ответственность. Мы её загубили.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тогда скажите мне, что должна принимать московская полиция, московские власти? Вот есть проблема нелегальных мигрантов. Вот проводятся эти рейды.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не надо проводить рейды.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А что? Так просто оставить.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не надо проводить рейды. Раз ничем не можешь помочь, лучше не вмешивайся. А то некоторые очень долго кричали «хватит кормить Кавказ», ну уж, конечно, и Вьетнам тоже, и вот по петербургским рынкам хотдят нацисты с битами в присутствии в полиции, там переворачивают прилавки, требуют документы, не имея на это никаких прав.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Погодите.

В. НОВОДВОРСКАЯ — У нас не будет культурного решения этого вопроса.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вопрос не про Кавказ, потому что если мы говорим про вот эти лоузунги, давайте не будем мешать в одну историю российских граждан, которые живут в республиках Северного Кавказа, но мы все граждане одной страны. И мигрантов из других стран, которые работают без документов на нелегальном положении в ужасных условиях.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Значит, мы не можем дать ему лучшие условия, иначе они в таких ужасных ситуация бы не работали. И всех, кстати, кого они наловили — это все зоны нашей ответственности.

Кто надругался в своё время над Таджикистаном, над Узбекистаном. Отчего люди оттуда бегут? Опять-таки, там проехались наши танки. Кто надругался над Вьетнамом?

Эти люди ищут куска хлеба, мы им должны. Мы не имеем ни малейшего права на оплошность.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Почему же? Это же соверенные государства.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да, после эвакуации Сайгона, когда оттуда ушли американские войска, Вьетнам стал сателлитом Советского Союза.

И вот как мы запрягли, так они и поехали. То же самое со Средней Азией. Единственая страна, которая спаслась, видимо потому что её лидер был умнее других — это Казахстан. Казахов они не ловят. Те у себя находят работу. Потому что там проведены все экономические реформы. У Назарбаева хватило ума и некоего восточного инстинкта улыбаться России, но ориентироваться по сути дела на Соединённые Штаты.

Он и с Россией не ссорится, но, тем не менее, нам не подражает. Мы загубили всех, кого смогли. И у нас нет ни малейшего права кого-то загонять в центре Москвы в концлагеря.

Выборы мэра — просто замечательный соус, замечательный гарнир. О какой демократии здесь можно говорить?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это предвыборная история? 9 сентября всё закончится? Всех выпустят?

В. НОВОДВОРСКАЯ — По-видимому, они считают, что таким образом они потакают инстинктам москвичей, которые когда-то требовали прописки и чтобы никто не понаехал. И чтобы дворники были российские, после чего дворников просто не будет никаких. Они потакают участникам русского марша.

Они считают, что это их главный электорат. По-моему, все кандидаты без исключения.

Поэтому бойкот не только олимпиады, но и выборов мэра. Нечего пока выбирать и не из чего выбирать. Страна поражена.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но выборы пройдут вне зависимости от этого, вы же понимаете?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Пройдут. И Собянин станет мэром, и мы его будем хлебать большой ложкой.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Он будет избран. Если победит на этих выборах, то он будет избранным мэром.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я представляю себе его электорат. Мне становится тошно. Я представляю, кто будет исключать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но это же тоже москвичи?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я не знаю. не в большей ли степени они равны, чем те вьетнамцы, которые что-то шили на подпольных фабриках? Кто может проголосовать за Собянина? Только раб. Нормальный человек не может проголосовать за Собяниа. Выбора нет и выборов нет. Пока страну возглавляет эта хунта чекистская и народ её терпит, ни о каких внутренних выборах говорить нельзя, потому что это выборы старосты в лагерном бараке.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте мы сейчас прервёмся буквально на 3 мин. Я напомню, что в программе «Особое мнение» сегодня выступает Валерия Новодворская. Оставайтесь с нами. Мы продолжим… обсудим ещё о вчерашнем решении Верховного суда по делу Ходорковского и Лебедева



НОВОСТИ



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я напоминаю, что в гостях у меня сегодня Валерия Новодворская.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я не успею это забыть. Меня очень насмешили новости. Я сразу представила себе коридор Лефортовской тюрьмы, где не сидели ни Путин, ни Обама. Вот, я могу с ними поделиться. Там не принято, чтобы один заключенный по дороге на допрос или в баню встречал другого. И у надзирателей есть ключи такие. Они так ими звякают, если кого-то ведут. Тогда тебя быстро заводят в стакан в стене, там прикрывают, пока не проведут другого заключённого.

Я представила себе петербургский саммит.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — G20 так будет с Обамой и Путиным?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да. А Путин у нас проказник. Он очень любит добивать слабых. Обама слабый. По-моему, он будет всё время попадаться. Но только не будет надзирателя с ключами, чтобы Обаму запрятать в стакан.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Оказывается от встречи, а не Путин.

В. НОВОДВОРСКАЯ — От встречи он отказывается. Путин будет всё время по дороге попадаться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я прямо так и вижу, как президент Российской Федерации бегает по коридорам за президентом Соединённых Штатов Америки, просто чтобы его напугать.

В. НОВОДВОРСКАЯ — И назло попадается ему на дороге.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Паноптикум. Давайте всё-таки про решение Верховного суда по делу Ходорковского и Лебедева. Вчера минус два месяца каждому назначил суд. Что будет с делом Ходорковского? Это что означает? Что нету никакого решения конкретного — выпускать их или не выпускать?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Во-первых, давайте не будем эту лавочку называть суда. Нет у нас в России суда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Там вывеска такая висит — «Верховный суд».

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да. Мало ли где у нас висят вывески. Но это такая же история, как с варежками, которые не достоин получить Ходорковский и не сдал он, видите ли, минимум на звание швеи-мотористки. Это унижение публичное, сознательное, это издевательство над людьми. Это тонкий садизм. То есть чекистская хунта позволяет себе ещё такие издевательства. Дай Бог, чтобы не было третьего дела. Хотя это будет уже достаточно смешно. Непонятно, в чём ещё можно сейчас невинных людей обвинить. Если в убийстве, то с этого, видимо, надо было начинать. А то как-то несерьёзно получается. О самом главном преступлении — и забыли. Дай Бог им досидеть этот год и выйти живыми, выбраться из этих когтей и чтобы родители Михаила Борисовича всё-таки его увидели, они этого так ждут.

Чтобы это всё-таки произошло. Но пока издевательства. Ну и над бедными Pussy'ями они поиздевались, как могли, после чего хочется уже Храм Христа Спасителя просто загнать обратно в…

Потому что он осквернён, но осквернён он даже не пуссями, хотя поначалу эта выходка могла показаться хамской. Ну, она безвкусная достаточно. Но он осквернён уже вообще всей этой историей, дикой жестокостью. Какой это храм господен?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Валерия Ильинична, скажите, когда вы говорите про издевательство, чем оно продиктовано — желанием показать или каким-то страхом?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Ненавистью?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Почему? А что? У людей всё есть. Что им всех ненавидеть-то?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Они мстят Ходорковскому за то, что у него были деньги, за то, что он вёл себя независимо, за то, что он давал эти деньги, кому считал нужным. За то, чо он не убежал из страны. И за то, что они не смогли его сломать. Ведь он не просит пощады, не признаёт свою вину, не просит о помиловании. Лебедев вообще уже не хочет больше в судах участвовать так называемых. Не знаю, как можно назвать это аутодафе.

Они мстят, как вся их корпорация, независимому бизнесу. Это был тот рычаг, который мог уничтожить их власть, их влияние. Если страна кормит сама себя, если создаются рабочие места, если можно добывать деньги не с ладони Путина, а как-то иными способами, если не всё поделили опричники, а земщине тоже что-то перепадает, то значит, что этим ребятам нечего делать. Ведь Сталин тоже принял такое решение в 1928 году, когда надо было или распространять НЭП уже на промышленность, или просто ломать всё.

А он понял, что тогда ему с его большевиками просто надо бежать из страны, потому что они не будут никому нужны. А бизнес — это то, что может создать новую реальность. И люди, которые на него работают.

Михаил Ходорковский создавал новую реальность. И это Путин ему никогда не простит.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте про бизнес ещё немного поговорим. Дело в том, что сегодня стало известно о том, что более 30, почти 40 бизнесменов, которые работают в сфере интернета, публично поддержали кандидата в мэры Алексея Навального, и здесь, в общем, не так важен сам Навальный, а то, что, в общем-то, впервые вспоминается история как раз-таки после посадки Ходорковского, что бизнес открыто поддерживает политика. Потому что после того как посадили Ходорковского, бизнес сильно дистанцировался от политики, так скажем, неправящей. А вот сегодня появилось такое…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Люди натерпелись.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Что, всё уже? Не боятся никого?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Они выбрали самый полярный вариант, самый такой конфронтационный. И таким образом они хотят показать Путину, что они больше не в его упряжке, что на них больше уже никуда не поедешь. Ведь был бизнесмен, который с самого начала захотел работать с Роспилом, да? И публично стал собирать деньги и стал этим заниматься. Это хорошо, когда люди ищут конфликта.

Это хорошо, когда ищут конфликта с властью. Ещё бы западные выборы сделали все, включая Навального. Тогда, можно сказать, мы бы потихоньку-потихоньку, как божьи коровки, поползли бы к выходу из тупика. Западный выбор не совместим, конечно, ни с концлагерем в центре Москвы, ни с оккупацией Грузии, ни с оккупацией Приднестровья, ни с антиамериканизмом, ни с национализмом и популизмом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте вернёмся к бизнесу. Можно ли говорить о том, что это какая-то тенденция? Что это не просто нашлось несколько десятков людей, ну, они просто больше не могут, они хотят каких-то перемен, или это действительно тенденция, и к этому, в общем-то, среднему бизнесу присоединятся и другие.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что многие хотят перемен. Только не публично. Я думаю, что Михаил Прохоров, для Путина это не секрет, я думаю, что Михаил Прохоров очень хочет перемен. Просто не смеет сказать об этом вслух.

Я думаю, что все уже хотят перемен. А Кудрин, например, хоть и не бизнесмен, но около бизнеса стоит достаточно близко и кое-что даже вслух сказал. В общем, завещание Егора Гайдара исполняется. Что если страна пойдёт по той кривой дорожке, которая ведёт к тоталитаризму и попытается миновать демократию, она лишится и экономических бонусов, а будет ввергнуто в новое варварство, в новый тоталитаризм, что туда идти ни в коем случае нельзя, что нет свободного рынка без политических свобод.

По-видимому, молодые и продвинутые бизнесмены ведь не какие-то мастодонты работают в области IT, правда? А молодые прогрессивные люди. Я думаю, что до них дошло, что не в Сколково надо ехать в очередную шаражку, а надо как-то сопротивляться. Остаётся написать приличную программу и в первых строках отказ от пересмотра итогов приватизации. А то у нас народ уже разевает свой розовый ротик и говорит, что вообще эти буржуев надо раскулачивать. Поэтому Ходорковский сидит, что у Путина такая, скажем, 50%-ая поддержка. В Москве меньше. Но глубинка, глубинка. Надо в народ идти.

Только не с тем, с чем ходили когда-то народники, не с социализмом, а с западным выбором, с федерализмом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вот народ обрадуется-то, когда к ним в глубинку придут с западным выбором.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да. Народу надо объяснять, что хорошая жизнь человеческая, как на Западе — она достигается только тогда, когда есть богатые люди, которые летают на… что у каждого не может быть по самолёту. Но что машина может быть у каждого. Но на неё надо заработать. А для этого надо создавать рабочие места. А для этого надо что-то строить, а не всё прятать по карманам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но пока есть президент, который в очередной раз повысит пенсии и зарплаты.

В. НОВОДВОРСКАЯ — А вот этого не надо просить. Пусть этот президент вместе со своими пенсиями и зарплатами провалится в преисподнюю, где ему и место.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Заканчиваем программу «Особое мнение», в которой сегодня выступала Валерия Новодворская.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире