'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 июля 2013, 17:05

Э.ГЕВОРКЯН – Добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона Эвелина Геворкян и сегодня у нас в студии Виктор Шендерович. Здравствуйте!

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Здравствуйте!

Э.ГЕВОРКЯН – Сейчас у нас странные звуки доносятся из нашего радиоприемника по «Эхо Москвы». Тут пишут уже слушатели: «Что вас захватили якутские шаманы?»… Была версия про инопланетян…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да, варган такой звучит отчетливо.

Э.ГЕВОРКЯН – Непонятные пока какие-то мистические технические неполадки…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – «Есть многое на свете, друг Горацио!..» Ну, в общем, мы не знаем, что это…

Э.ГЕВОРКЯН – В общем, мы  в прямом эфире. Мы вещаем на RTVi и на «Эхо Москвы», Виктор Шендерович в студии и это главное. Перейдем к обсуждению актуальных событий. В данный момент в Москве проходит пикет в поддержку РАН и против реформы готовящейся. Между тем, только что стало известно, администрация Кремля подготовила ряд корректировок в этот проект. Они носят концептуальный характер, как сказал Дмитрий Песков, но суть их уточнять не стал. При этом он отметил, что не ожидает сроков рассмотрения этого проекта. Песков добавил, что сегодня Владимир Путин продолжил, начатую накануне, серию консультаций с руководителями профильных ведомств. К чему такая спешка?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, это вопрос не ко мне. Такая спешка, быстрое движение рук – это к наперсткам. Вообще, в принципе, когда ты видишь, что начинают быстро мелькать у тебя перед глазами чужие руки, то надо не смотреть на руки, а держать карманы. Реформа, судя по всему – я  не знаток этого вопроса – что я прочел последнюю неделю, конечно, реформа существенно необходима.Конечно, это все было сделано черти когда, и черти по каким лекалам, очень много надо менять. Но, когда вдруг из-под зеленого сукна вынимается готовый проект, и людям сообщается, что это буквально завтра все будет принято, и дальше они должны падать в ноги, чтобы только отложить… — сама технология принятия решения указывает на наперстничество, на то, что они пилят, что там что-то пилится в очередной раз. Очень точно написал Дмитрий Орешкин сегодня, кажется, на сайте «Эха» я это и прочел о том, что нефть, газ алюминий уже попилены, а там «хотелка» только открывается  — новое поколение приходит с разинутыми ртами: «Давайте нам! Мы тоже хотим!» — Ресурсы!

Должен сказать, что отношение к науке – об этом тоже много писалось – это тоже довольно существенный показатель. Все-таки предыдущие кровопийцы  — они были кровопийцы идеологические. У них было довольно своеобразное, но представление о патриотизме, государственности, поэтому они уважали науку, и они понимали, что нельзя просто так плюнуть академику Харитону, Зельдовичу, Келдышу…

Э.ГЕВОРКЯН – Это был один из методов соревновательности…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, разумеется.

Э.ГЕВОРКЯН – Почему сейчас нет?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да, потому что сейчас другие задачи. Сейчас пришли те, которые просто пилят. А тут недопиленные ресурсы лежат академические, явно недопиленные. Плюс просто, абсолютно, раздражающее одно из последних мест, где еще что-то выбирают кого-то. Где есть институт репутации, где не назначают, а выбирают, и люди не своровали свои кандидатские, докторские и академические – они их написали сами. И их «погоны» – условно, в кавычках – реальные погоны, он их не своровали и так далее. Поэтому, конечно, это раздражает. И выборы свои выигрывали, эти академики – их выбирали. Их цех.

Э.ГЕВОРКЯН – Да, их не назначали.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Это очень важная вещь. Остался цех, где, конечно немножко помельчало, по сравнению с временами Харитона и Зельдовича. «Иных уж нет, а те – далече…» — это понятно, тем не менее, не «Уралвагонзавод». Люди с репутациями, именами, со своим представлением о цеховом достоинстве, с которыми так нельзя! Вот, просто так купить их за 100 тысяч рублей, как попытался Владимир Владимирович с командой — дать в зубы «и молчи!» — с ними так не проходит. Там есть и сейчас проявляются – слава господи! – выясняется полсотни уже академиков, и выясняется, что институт репутации где-то еще существует.

Э.ГЕВОРКЯН – Разрешите! Может быть, стоит разделить понятие то самое о распиле потенциальном, о том, что там много недвижимости, которая могла стать лакомым куском…

В.ШЕНДЕРОВИЧ — И уже стала, разумеется.

Э.ГЕВОРКЯН – Если мы скрытые мотивы ищем. И, какое это имеет отношение к науке? Ну, пусть там с этим разбираются с этим всем материальным…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ровно об этом и речь! Пожалуйста, есть Счетная палата, есть прокуратура. Если бы у нас была прокуратура, которая стоит на страже закона, Конституции и так далее. А тут прокуратура – это очередная заточка. Надо будет – напустят прокуратуру ровно на тех, кто оказались – завтра они окажутся главными ворами. Ну, разумеется! Мы живем в такой…, мы позволили себе построить такую систему, где нет почти никаких противовесов. Какие-то остатки – это смотрится, как реликт. Люди, которые выходят, которым оказывается нельзя просто заткнуть сотней тысяч рублей зубы – это хорошая вещь, это обнадеживающая вещь. Само существование… повторяю, остатки, потому что напомню… — ну, я это сам прочел и тоже вспомнил – когда на 22 съезде КПСС – царствие ей небесное – предполагалась реабилитация Сталина, то выступил ряд академиков против этого очень серьезно, и это было услышано — страшно сказать!  — в ЦК КПСС, потому что повторяю: другое отношение. Все-таки, там было идеологическое какое-то представление о процессе…. А здесь: распил — и распил. С точки зрения… лежат недораспиленные академические источники — сюда их!

Э.ГЕВОРКЯН – Вотум недоверия правительству хотят выдвинуть коммунисты в нашей думе. Они уже собрали 90 подписей для вынесения вотума недоверия правительству, однако здесь есть сомнения экспертов, потому что партия «Единая Россия» вряд ли пропустит это…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, это понятно. Это, как раз, самое, что называется, надежная вещь – с одной стороны показать свою оппозиционность, с другой стороны, все прекрасно понимают степень оппозиционности товарища Зюганова. Он проверенный кадр в этом смысле. Ляжет, когда скажут, по первому свистку. Нет, по второму – он сначала покочевряжится немножко, повысит цену, а потом ляжет. Тут волноваться, конечно, нечего.

Э.ГЕВОРКЯН – И, теперь об оппозиционерах во власти, если можно так сказать. Вопрос: Допускаете ли вы мысль, что Урлашов, действительно, взяточник? Речь идет о мэре Ярославля, которому сейчас уже предъявили…?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Вот, смотрите, какая штука: Могу ли я лично ручаться за Урлашова? Нет, не могу – не знаком. Есть люди, за которых я могу лично ручаться. Тут я просто не имею информацию. Но, за что можно точно ручаться, это за цифры. Они были опубликованы: 90% оппозиционных мэров – против них были возбуждены уголовные дела, они отстранены или посажены. 90% — это статистика. Ясно, что, если Урлашов возглавил – вне зависимости от того, брал он или не брал – вошел в «Единую Россию», как ему предлагали, то ясно, что никакого дела бы не было. Вот, мы говорили о процедуре принятия закона по академии – процедура его задержания демонстративная: ночью, силовая и так далее. Причем, замечу – это хорошо мой коллега Аркадий Бабченко написал, подвел итог: «Ходор украл всю нефть, Навальный украл весь лес, Адагамов растлил всю Норвегию, Урлашов украл весь мусор». Причем – это замечу уже я – нам рассказывает Маркин, который украл и диссертацию и погоны, причем, в отличие от той туфты, которую гонит прокуратура и Следственный комитет, есть доказательства, как предъявлены они и общественности по сотням случаев коррупции и воровства во власти, если уже не по тысячам случаев. Вот, парадокс!

Самое отвратительное в этой истории… — ну, не самое, но симптоматичное – у нас нет инструмента проверки, поскольку все инструменты контроля общественного разломаны и уничтожены, то мы можем полгаться только на чутье. Мог? Ну, теоретически, мог. Но «опыт  — сын ошибок трудных», просто статистика говорит, очевидно, что в любом случае, это стопроцентно политическое дело, но в каком-то проценте – да, не исключено. Но, пока ни одного оказательства не предъявлено. Напомню, что у нас теоретически хотя бы, существует презумпция невиновности и доказывать виновность они должны сами. А пока все, что они «триндели» по телевизору, как выясняется -вранье. Как выясняется, не было при аресте и  при задержании изъятия этих денег.

Э.ГЕВОРКЯН – Никаких денег не было, да.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, об этом уже сообщено всей стране, что было. Они уже соврали, попались, и, как ни в чем не бывало, продолжают врать. Это суть происходящего. А, если Урлашов что-то своровал – извольте это доказать. Пока что доказательство идет по линии Ходорковский-Навальный, по тому, как они доказывали все остальное, то есть – никак.

Э.ГЕВОРКЯН – Надо заметить, что существенная часть населения, которое смотрит телевизор, она искренно в это верит. Просто мне самой приходилось слышать, как дедушка в регионе смотрел телевизор: «А ты знаешь, что Навальный на самом деле украл лес?» — говорится мне. Ну, и так далее. То есть, это же сработает, потому что настолько уже все привыкли, что все воруют, что, когда обвиняют очередного человека…

В.ШЕНДЕРОВИЧ –Эвелина, в Северной Корее верят в крылатого коня Чучхе. Это не означает, что он существует. Это означает, что, если 60 лет этим дерьмом закачивать головы, то в головах это дерьмо и будет. Это другой вопрос. Это вопрос, к сожалению, эта тема об эффективности лжи, об эффективности наглой продолжительной лжи. Конечно, на относительно короткой исторической дистанции – потому что, по Линкольну нельзя обманывать всех всегда – через какое-то время все лопнет, потому что точно также обманывали и в советское время – но лопнуло. Но, только, когда лопнуло в советское время – напомню – мы это уже поняли через задницу, а уже не через голову – когда еда кончалось. Хотелось бы, чтобы в этот раз мы все-таки, попытались напоследок понять головой.

Э.ГЕВОРКЯН – В данный момент в прессе появились какие-то ужасающие картины, фотографии. Осужденный по делу о подрыве «Невского экспресса» выходец из Ингушетии ТатарханКартоев скончался в колонии. Его адвокаты вывесили в Фейсбуке фотографии – сейчас пресса их тиражирует – там есть, явно видны следы от наручников и ногах, то есть, родственники говорят, что человека, скорее всего, пытали, хотя и представитель Следственного комитета утверждает, что он умер в больнице от  болезни…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Сам себе, надев напоследок…

Э.ГЕВОРКЯН – И те пятна, которые на фотографии – это трупные пятна, поэтому не надо, как бы…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Опять-таки, такая же ситуация. Теоретически, может быть, что умер сам? Может быть. Люди смертны. Но то, что мы знаем о порядках в колонии, чему есть доказательства, свидетельства, фотографии, рассказы – мы представляем себе до какой степени можно верить заявлениям этого УФСИНа. Мы понимаем, что мы заведомо понимаем…  — там есть презумпция лжи. Мы понимаем, что они лгут. Первое, что мы думаем про них, даже, если они скажут – я повторяю – прогноз погоды и он совпадет, все равно, первое, что мы подумаем – что они солгали. Это называется репутация. И, в этом смысле, ничего не противоречит нашему знанию. Это быт. Просто этот быт время от времени вырывается наружу. Просто мы не знаем этого ничего. Время от времени, когда возникает бунт в колонии, тогда до нас доносится какая-то одна сотая из этой реальности.

Э.ГЕВОРКЯН – Журналистско-этический вопрос: следует ли эти фотографии публиковать, выносить на публику? Я не знаю, насколько это этично. С одной стороны, как ты докажешь, что человека могли пытать, с другой стороны, как это возможно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Вы понимаете, есть такая дистиллированная журналистская теория – я даже не знаю, что она про это говорит, думаю, что там есть и за и против. С другой стороны есть такая практика. Думаю, да, теоретически, должны дать согласие родственники покойного. Ну, допустим – не знаю, дали они или нет – ну, конечно нужно. С моей точки зрения нужно. Такая шоковая терапия – это то, что нужно для того, чтобы другие не погибли. Это единственное, что мы можем – привлечь внимание. Мы ничего другого сделать не можем. Мы можем только махать руками и кричать «помогите!», и обращать внимание…, указывать пальцем в ту сторону, где обществу грозит опасность. В этом смысле  — да. Тяжелое решение, но, по крайней мере, в нем есть рациональное зерно, в нем есть профессия.

Э.ГЕВОРКЯН – Собственно, вчера суд решил, что Сергей Магнитский все-таки виновен и Барудеру дали 9 лет в колонии заочно. Единственно, что вот, хорошая или нехорошая – странно уже это слово употреблять – новость о том, что уголовное дело закрыли в связи со смертью Магнитского. То есть, реабилитировать на стали…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Во всяком случае, ясно, что кто-то должен сидеть. Либо должны сидеть те, кто убил Магнитского, либо должен сидеть Магнитский – ну, так, посмертно…

Э.ГЕВОРКЯН – Либо тот, кто украл деньги.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да, но, поскольку деньги украли те, кто убивали Магнитского, а они не могут быть виновны заведомо, потому что они и сажали – ясная, совершенно, логическая связка. Кто-то должен сидеть, кто-то должен быть преступником. Преступником объявили покойного Магнитского – тут все даже очень логично и понятно. Я прошу прощения – у нас тут есть несколько минут – я получил письмо из Петербурга. Это имеет отношение к академической теме. Эта история с Зубовским домом в Петербурге, с  Институтом искусствоведения. Я получил письмецо с какими-то подробностями. Это все тему академическую, отношение к науке, и про то, что все это, в общем-то, речь идет о недвижимости и о фондах – о пилении, о распиле. Напомню, что этот Институт искусствоведения, откуда вышла знаменитая литературоведческая школа: Шкловский, Тынянов, Эйхенбаум.

Из письма сотрудников: «Сейчас институт фактически прекращает существование. Он должен будет обслуживать Минкульт – что-то вроде проблем туристического бизнеса, а не заниматься историей искусства. Мединский вместе с Гергиевым приезжал к нам осенью. Его интересовали исключительно наш чердак, удобная парковка во дворе и крепость паркета, — это все цитаты, — один из свиты все время стучал по паркету каблуками – проверял крепость. На научные труды, вообще, не взглянули, ни с кем из сотрудников не поговорили. Еще в ноябре в Москве оказалось фальшивое заявление от имени директора института об увольнении по состоянию здоровья – это был подлог. Теперь, вместо того, чтобы расследовать этот подлог, и наказать провокатора – ее уволили по-настоящему за то – по мнению сотрудников – что она пыталась защитить институт от государственного рейдерства. Новый директор Госпожа Кох вообще, не искусствовед, работала в бывшем библиотечном институте, в просторечии «Кулек имени Крупской»». Понимаете, я тоже преподавал в «Кульке» — институте культуры, даже там учился и с этим живу – ничего страшного, но я с этим бэкграундом не претендую на директорство в Институте искусствознания. «По телевидению уже прошел лживый фильм Караулова  — это из письма. (Ну, это тавтология, потому что «лживый фильм Караулова» — это масло масляное), — с клеветой на директора – якобы она приватизировала квартиры, нажилась. На самом деле, она не разрешала их приватизировалась, потому что особняк – федеральная собственность. Решение принял суд вопреки ее воле.

Венцом всего этого стала история недавняя с визитом Мединского на прошлой неделе. По мнению сотрудников, совершенно по-воровски с заранее запущенной дезой, что он не приедет – а его ждали, чтобы поговорить, и с рукоприкладством, которое там состоялось — некоего здорового амбала из Минкульта по имени Андрей Карпов, который просто отшвырнул от двери двух женщин, которые пытались передать какое-то письмо от аспирантов Мединскому.Это все вместе – такая картинка отношения нынешней власти к науке. И вообще ко всему. Вот, есть недвижимость, особняк, фонды – это недоохвачено. Вот такого презрения – должен сказать, что я застал немножко с советских времен – такого открытого хамского, демонстративного презрения не было. Я думаю, что в советские времена – у меня не большая ностальгия по тем временам – но, думаю, что в советские времена человек, сотрудник Минкульта, который бы занимался бы рукоприкладством в академическом институте – его ждала бы незавидная судьба. Ничего бы с этим господином Карповым не случилось и не случится, разумеется. Мы деградируем, как это не смешно звучит, даже по сравнению с советскими временами. Мы уже проседаем в такую банальную…

Э.ГЕВОРКЯН – Здесь включается уже в качестве контраргументации логика, что «ну, так это же мы и есть – это общество. Что тут на власти пенять?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Общество разное. Как в 20-е годы в Петербурге обитали и чекисты и вся остальная шваль: и швондеры и шариковы, но там же обитали Шкловский, Тынянов, Эйхенбаум. Не надо народ обобщать. Вот, Тынянов обитал там же, и сейчас там же обитают замечательные люди самоотверженные, которые за пять копеек занимаются наукой и готовы себе не повышать, а даже понижать оклады, чтобы сохранить дело. И есть эти, которые приходят, стуча каблуками, проверяя крепость паркета и смотря с радостью на парковку. У них там калькулятор в башке: сколько можно слупить с этого – вот, и все. Разные люди. Вообще, любое обобщение: «народ – вот, такой…»  — то, что мы позволили этой швали быть элитой. Вот, безусловному Тынянову, а условному Шарикову и не тем людям, которые мне писали: не академикам, ни ученым – а Мединскому с компанией быть элитой – да, эта наша проблема серьезная. Но, не надо только нас приравнивать к этой швали всех и говорить «ну народ такой». Да, народ немножечко не «египетский» даже, не то, что даже не «чешский».

Э.ГЕВОРКЯН – Да, про Египет мы еще поговорим. Пока мы разговариваем, пришла новость с пометкой «молния». Счетная палата рапортует о том, что космические ракеты, строившиеся за бюджетные средства, использовались для коммерческих запусков. И также «Интерфакс» говорит: «Роскосмос сорвал планы запуска космических аппаратов за два года». Пока еще нет расшифровок…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я считаю, что нужно арестовать батюшку, который освещал эту ракету, просто немедленно в кандалы. Вообще, я считаю, либо ГЛОНАСС — либо кадило. Как-то оно вместе плохо сосуществует.

Э.ГЕВОРКЯН – Ну, что вы так узко смотрите на мир?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, это в частности. А конкретно – надо, чтобы, сколько упало, чтобы заинтересовались? И, кстати, никто не будет расформировывать Роскосмос в связи с этим?

Э.ГЕВОРКЯН – Можно еще – счетную палату, поскольку они вскрывают какие-то неприятные моменты.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, да, допустим. Конечно, я удивился – потому что фантазии не хватало – а, с другой стороны, почему везде можно воровать, а в Роскосмосе – нет, объясните мне? Мы, когда говорим про ЕГЭ, про футбол, про что ни заговори – всегда есть вопрос: Почему им можно, а мне нельзя? Ну, почему эти рядом пилят — а я? Почему бы мне не отпилить? Использовать государственное имущество в личных целях – святое дело! Если рядом это можно, то почему нельзя здесь? Я не думаю, что это носит уж такой принципиальный характер, как запуск коммерческого спутника, но тоже ничего удивительного по большому счету.

Э.ГЕВОРКЯН – У нас в студии Виктор Шендерович. Сейчас через несколько секунд прервемся на новости на «Эхо Москвы» и вернемся в студию через 3 минуты и после перерыва поговорим о ситуации в Египте и ответим на некоторые вопросы наших слушателей. Увидимся через 2 минуты.

НОВОСТИ.

Э.ГЕВОРКЯН – Продолжаем эфир, у микрофона Эвелина Геворкян и Виктор Шендерович у нас с особым мнением. Вопрос от Ильи: «Сноуден, Ассанж – это герои-идеалисты или просто лицемеры, провокаторы, потому, как борются за права человека, а просят убежища в странах, где эти самые права человека ущемляются?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, совершенно, классический случай. Тут все непросто. Мы же говорили об этой истории. Все переплетено в этой истории довольно серьезно. И, мягко говоря, непоследовательность – она налицо. Я думаю, что там некоторый геростратовский комплекс существует.

Э.ГЕВОРКЯН – Теперь каждый день что-то сообщается о судьбе Сноудена, какие-то новые повороты, и сегодня заголовки таковы, что его судьба все еще более неопределенная, потому что 20 стран ему отказали. Полторы недели он находится в транзитной зоне «Шереметьево» и сама Анна Чапман предложила ему жениться на ней.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я бы сказал, что с предложением Чапман его судьба стала еще более неопределённой. Понимаете, я бы пожалел – парню и так плохо. И если еще заставит жениться на Чапман – уже яду надо выпить. Ну, вообще, у них диаметрально противоположные задачи: Сноудену хотелось бы, чтобы о нем забыли, а Чапман хотелось бы, чтобы о ней вспомнили. Я боюсь, что ни та другая задача не будут выполнены.

Э.ГЕВОРКЯН – А, не кажется ли вам это хоть, сколько несправедливым, что ни одна из стран не решается, по сути, выступить против США и дать убежище.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да-да-да. Это Realpolitik. Понимаете, он не мать Тереза и не политический заключенный в чистом виде, в чистом смысле этого слова. Ситуация очень неоднозначна, и, конечно, никто не хочет всерьез ссориться с Америкой, замечу – и мы тоже. Это вам не детей приемных от родителей отрывать – это серьезная вещь. Тут Америка всерьез обидится, а обижать Америку Путина просто не по весовой категории.

Э.ГЕВОРКЯН – Ну, как это? Сколько у нас было выступлений – почему вдруг?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет – это для внутреннего… Все выступления для «Уралвагонзавода», все выступления для зрителей 1-го, 2-го канала. Это все качание бицепсов, эта вся демонстрация нашей крутизны, нашего равенства – это все туда. А всерьез ссорится…

Э.ГЕВОРКЯН – Да, случай с детскими наказал наших же детей…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В случае с детскими домами мы плюнули на собственных детей и оскорбили 50 американских семей, которых отлучили от детей, которых они выбрали. А в данном случае мы имели бы дело со всем американским государствам, а это нам не по силам сегодня.

Э.ГЕВОРКЯН – Ну, что же – к ситуации в Египте: Египетская полиция и армия пытаются прекратить акции протеста, также уже выписан ордер на арест руководства движения «Братья мусульмане», и вопросы, которые нам присылают слушатели: «Что то это такое? В отличие от египетского мужика, русский долго запрягает и никуда не едет? И  он напоминает Васисуалия Андреевича из «Золотого теленка»: «А, может быть, так и надо, может, это и есть сермяжная правда?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да, сермяжная правда. Значит, во-первых, знаете, очень много прилипает – как лейбл наклеивается на событие. И вот я читаю: «государственный переворот в Египте» — он, конечно, таки-да  — государственный переворот. Но это контрпереворот. Государственный переворот совершил президент Мурси, когда недавно ограничил компетенцию судов и присвоил себе право издавать любые указы, когда он начал монополизировать власть. Разумеется, все от имени народа, разумеется все во имя блага всех египтян – это все, как полагается. Все мерзости делались от имени и во благо народа, но, тем не менее, государственный переворот произвел он. Это контрпереворот. Что касается сравнения с Россией, то да – 17 миллионов египтян, которые вышли на улицы во всех городах — не только в Каире – по поводу того, что их собираются опять…. Они уже жили в казарме, и они хотели – полтора года назад, когда все это было – они хотели…, им казалось, что они выходят из казармы на свободу. Сейчас выясняется, что они из солдафонской казармы попадают в исламскую разновидность. Вот, они не захотели и точно так же вышли на площадь – что делает им честь. При всей окраске египетского протеста, это, конечно, не Чехия, и это, конечно, некоторая специфика, мягко говоря, и тем не менее… Что касается нас, то хочу заметить, что Путин совершил аналогичный государственный переворот с полной узурпацией власти десять лет назад. Ну, уж 9 точно, когда отменил выборы после Беслана. Мы даже палец из ноздри не вынули. Так, как-то сидим, ковыряемся и радуемся тому, что мы встаем с  колен – это у нас сон такой 10 лет.

Э.ГЕВОРКЯН – Вернемся опять к теме с мэром Ярославля. В новостях только что сообщали, что появляются граждане, которые готовы в полиции рассказывать и показывать о случая взяточничества…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Я хочу вам помочь следственному комитету. Я хочу рассказать вот, что: человек, который написал заявление на Урлашова, владелец этой фирмы «Родострой» Сергей Шмелев, является депутатом от «Единой России», и за время его депутатства прибыль его фирмы выросла волшебным образом в 40 раз. И счет там уже идет на второй миллиард целковых. Вот, не заинтересует ли кого в Следственном комитете такая внезапная эффективность бизнеса в связи с вступлением в правящую партию? Нет ли там какой-то причинно-следственной связи? Это риторический вопрос.

А суть дела заключается в том, что такое человека можно ему, мягко говоря, предложить написать заявление о чем угодно, потому что причинно-следственная связь между правящей партией и резким благосостоянием мы наблюдаем в диапазоне от Сечина и Ротенберга до всех остальных, до всех этих бесчисленных депутатах на Майами. Мы понимаем, что эта причинно-следственная связь есть, и при желании она может стать немедленно стать основанием для уголовного дела, а при желании можно сделать этого человека потерпевшим. С его помощью скушать Урлашова. Но, по крайней мере, я порадовался за такое резкое повышение благосостояния за два года в 40 раз. Найдите мне, пожалуйста, в свободном мире – только не биржевиков, которые за секунду могут – а среди бизнеса реального. Я буду удивлен.

Э.ГЕВОРКЯН – Накануне, я читала в «Новой газете» была статья, это письмо самого учителя – ныне уже заключенного – Фарбера. Из его рассказа, сути его дела, понятно, что – вчера я читала и выслушивала одну сторону – но, тоже весь тот судебный процесс кажется таким театром абсурда, когда человек находится за решеткой, и он говорит, что «я же здесь ухожу от ответственности, потому что лежу, ничего не делают, и меня кормят за счет налогоплательщиков вместо того, чтобы как-то заботиться о семье из троих детей».

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В  чем вопрос-то тут даже? Суда нет. Человек оказывается виновным или невиновным, как правило, по крайней мере, в знаковых делах, в связи с политическим интересом, либо в связи с экономическим интересом.

Э.ГЕВОРКЯН – Так в том-то и дело – там нет какого-то большого политического интереса. Человек ремонтировал дом культуры, перешел дорогу другому, какому-то, видимо, важному человеку и дальше…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Вот, вам и основание…

Э.ГЕВОРКЯН – Какой интерес более высоким властям – тем более, что это все в СМИ – не разобраться в этом честно…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – «Честно» — какие— то слова говорите странные, Эвелина! Дальше работает машинка. Вчера был юбилей Кафки, который отметили хорошо на процессе Навального отказом рассматривать, давать какую бы то ни было экспертизу. Но, у него описано, как работает машина, как она выходит из-под контроля. Один из его ранних рассказов, когда, как раз, про заключенного, когда его татуируют – машина его протыкает, разрывает на части, выйдя из-под контроля. Кафка, вообще, лучше всех рассказал об отношении человека с государством уже не на век вперед, а уже видим, и на второй век пошло. Машина сама работает. Как сказал когда-то Стругацкий про дело Ходорковского: «Власть челюстей не разжимает!» Он уже попал туда, значит, если его отпустить – это означает, в сущности, что надо судить этого…, этого… — надо судить большое количество людей, которые допустили нарушение. Нет уж – пусть он будет преступником. Это как с Магнитским, только масштабы другие. Если признать, что он не виновен, значит надо сажать огромное количество негодяев, которые его запихнули туда и его там убили.

Э.ГЕВОРКЯН – Вопрос, который слушатели присылают на номер +7 (985) 970 45 45 – вот, Александр вам возражает: «Два года, как Роскосмос перевели от военных в гражданку – результат. А вы недовольны. Это все, так защищаемая вами либеральная политика в экономике».

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Где, какая либеральная политика? Где там может быть, вообще, либеральная политика. Я же не говорил, что воруют только военные, а гражданские не воруют – ворую прекрасно! Речь идет об общественном контроле, которого нет;которого нет нигде— не только в Роскосмосе. А вот, в «военке»  — нет, вообще. Сколько стоят эти «дуры», которые летят куда-то на Камчатку? Как написал Орешкин «усеиваем высокими технологиями дно океана» в большом количестве. Мы же даже не знаем, сколько это стоит. Депутаты этого не могут спросить – все засекреченные цифры. Речь идет о контроле, о конкуренции,о всех механизмах, которые в сумме образуют демократию. Пока этого нет – тут военные ворую, там гражданские. Это все не так принципиально.

Э.ГЕВОРКЯН – У нас в гостях был Виктор Шендерович. Это была программа «Особое мнение». Я Эвелина Геворкян. Спасибо вам за участие в эфире, до свидания!

Комментарии

521

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

05 июля 2013 | 20:27

При оценке Зюганова,эта шмоль очень права.Двадцать лет этот клоун изображает из себя коммунягу.Отдал выборы либерастам,благодоря чему развелось Шендыровичей,как собак нерезанных.Наслождайся жизнью Витя,ведь дейсвуящая власть это гарантия твоего гнилого существования.


(комментарий скрыт)

06 июля 2013 | 02:50

Справедливо было бы констатировать, что власть победила по причине самодискредитации разношерстной "оппозиции", состоящей, в основном, из подверженных влиянию дискредитировавшей себя пропаганды западной "империи лжи" доморощенных "шариковых", не поддерживаемых народом России. Кто её лидеры и, что, кроме демагогии, они могут предложить народу? Каспаров - санкции "от американских маккейнов", Немцов - обещания, Навальный - "борьбу" с коррупцией (в которой сам испачкался), Касьянов - "2%", Удальцов - коммунистический экстремизм и беспорядки?


nyrgun 06 июля 2013 | 10:17

А евреи-олигархи и чинарики, не пилили в 90-х? Еще как по-ураганили.


(комментарий скрыт)

profundo 07 июля 2013 | 15:01

Почему, все эти "Шендеровичи" так ненавидят русских и Русскую Православную Церковь?


04 июля 2013 | 17:34

почему "просветителям" "можно" обзывать "клоуном" избиваемого очередной раз (на потеху) яблочника, а власти расправляться + шельмовать нельзя?..


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире