'Вопросы к интервью


Э.ГЕВОРКЯН: Добрый день. Вы смотрите и слушаете программу «Особое мнение» на RTVi и в эфире «Эха Москвы». У микрофона – Эвелина Геворкян. И сегодня у нас в студии выступает Валерия Новодворская. Здравствуйте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Здравствуйте. А некоторые даже и смотрят, которые не имеют несчастья жить в РФ, поскольку во всех лимитрофах вплоть до Черногории (я уж не говорю там про Израиль, Нью-Йорк и прочие европейские страны), там можно посмотреть RTVi. Это наши обделенные судьбой зрители не могут ничего посмотреть кроме «Дождя». Ну, больше нечего смотреть.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, давайте-ка мы, все-таки, уже скажем, что есть еще и сайт «Эха Москвы» — туда можно зайти и, благодаря компании Сетевизор, посмотреть.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, есть сайт «Эха Москвы», есть программа Осокина «Что случилось?» в четверг, в 23:30.

Э.ГЕВОРКЯН: Я в самом начале эфира поздравляю вас с присуждением вам премии Политпросвет. Случилось это событие буквально пару дней назад.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, за верность принципам. И мы сейчас как раз это и обналичим.

Э.ГЕВОРКЯН: О’кей. Вот вопрос вам сразу от Дмитрия Мезенцева «Не изжила ли себя тактика Стратегии-31?» — спрашивает он, имея в виду акцию лимоновцев 31 числа.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я не знаю, как насчет тактики и стратегии.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, это же тоже верность принципам.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Эдуард Лимонов вообще имеет очень косвенное отношение к правам человека, судя по своей последней программе «Взять все и поделить» и знаменитому лозунгу «Завершим реформы так: Сталин, Берия, ГУЛАГ». Ну, что себя изжило, это я могу точно сказать: это когда 200 полицейских, автозаки, какие-то чуть ли не артиллерийские орудия стерегут на Триумфальной площади Маяковского, чтобы его не унесли, и отлавливают людей с табличкой. Вот это точно себя изжило. И изжило это себя давненько, со времен выступления Плеханова у Казанского собора. Это было очень-очень давно, еще до кровавого путинского режима, при кровавом в кавычках царском режиме. Но вот я вижу, воз и ныне там. Вот это точно себя изжило.

Ну, у нас, ведь, и новинки есть. Вот, когда я послушала про этих полицейских, которые там бродят и кидаются. бродят и кидаются, а народ дивится…

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, то есть Триумфальная площадь огорожена сегодня с утра.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. ...и спрашивает, что вообще там происходит, а Маяковский не знает, кому ему бежать… Если б мог, ушел. Я поняла, зачем Путину вертолет Ми-8. Я так не могла понять, зачем ему… Я понимаю, хорошенький, легонький вертолетик избежать пробок. Медведев на один вертолет, Путин на другой и хоть можно будет по Москве проехать. Но орудия там, ракеты? Теперь я поняла, зачем.

Поскольку со времен Болотной площади и учитывая еще дело о заговоре Гиви Таргамадзе и Удальцова, у Путина явный маниакал и он все время ждет, что кто-то полезет на Кремлевскую стену, я думаю, он это видит так. Что оппозиция поднимает в небо вертолет или эскадрилью боевых самолетов. Там за штурвалом одного Немцов, за штурвалом второго Ксения Собчак. И все они начинают воздушные бои в небе над Москвой.

Э.ГЕВОРКЯН: А ваша роль какая в этом театре боевых действий?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Моя? Моя роль в этом театре одна. Я скромный публицист, санитар леса, я призываю народ вместе с Константином Боровым, который регистрирует соответствующую партию, сделать Западный выбор. А потом мы спишем Путина на берег без всяких боевых самолетов, потому что если народ не хочет терпеть правителя и диктатора, и хочет, наконец, воспользоваться своей Конституцией не для того, чтобы в нее селедки заворачивать, то чекистская хунта у нас не долее чем в 48 часов останется у власти. Они сами сбегут и даже трудно будет за ними угнаться. Если народ сделает правильный выбор и правильно проголосует, чего он у нас еще не умеет и у него будет нормальная альтернатива – американская модель развития, там, английская модель развития. Ну, Путин же видит эту боевую эскадрилью, которая нападает на его вертолет и покушается на его драгоценную жизнь. Вот, поэтому Ми-8. Вот для этого…

Я только надеюсь, что ракеты с него не посыплются. Случайно отлетит ракета, упадет на Москву, Москвы не будет. В общем, президент в таком состоянии, состоянии маниакала, да еще с ядерной кнопкой, по-моему, он опасен для страны. А вдруг он захочет по оппозиционерам применить ядерное оружие?

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, я буду надеяться, что это не только и его фантазийная реальность, но в чем-то, может быть, и ваша, и что этого, все-таки, всего не будет – у него есть какие-то другие причины, почему он выбрал именно Ми-8.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я других причин не вижу. Я вижу сплошной маниакал. То у нас процесс собираются устраивать над молодежью… Да, там много левой молодежи, но это не значит, что ее надо сажать. Сажать не за что.

Был такой у нас во времена Александра Освободителя «Процесс 50-ти», «Процесс 193-х»... Сначала судили народников за проповеди мирные. Положим, они не дело проповедовали (социализм), но едва ли каторгой их можно было переубедить. А дальше пошли народовольцы, и у нас уже Тверскую кое-кто перегораживает с лозунгом «Смерть кремлевским оккупантам».

Э.ГЕВОРКЯН: Это вызывает у вас восторг? Или это призыв к экстремизму?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это у меня вызывает, вообще-то, ужас. Пока это шутки. А если серьезно? Нам только этого еще и не хватало. Власть делает это сама. Она делает это своими руками. Точно так же, как они это в первый раз сделали, когда из мирного народника Желябова и мирной народницы Перовской они сделали террористов. И вот сейчас они изо всех сил толкают молодежь, которой, в общем-то, жить невозможно… Ни выйди, ни выскажись, ни попротестуй. Тут же стоять эти эцилопы (так они у нас теперь называются, да?), омоновцы, которых трогать нельзя, но зато они могут бить как хотят, уродовать как хотят, сажать как хотят. Им все можно. А гражданскому обществу ничего нельзя.

Э.ГЕВОРКЯН: Сейчас перерыв небольшой в студии «Эха Москвы». Вернемся через одну минуту.

РЕКЛАМА

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем прямой эфир. У микрофона – Эвелина Геворкян, и в студии у нас публицист Валерия Ильинична Новодворская. Давайте обратимся к такой новости. Сегодня внук Иосифа Сталина обвинил Леонида Гозмана в клевете после участия политика в программе «Поединок», где Леонид Гозман заявил о том, что Иосиф Сталин причастен к убийству военнослужащих НКВД в феврале 1944 года. Вот, внук Сталина считает эти сведения заведомо ложными, сегодня отнес заявление в полицию. Как вы считаете, какие перспективы у этого заявления в сегодняшней обстановке?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это явно кампания против Леонида Гозмана, потому что таких совпадений не бывает.

Э.ГЕВОРКЯН: Вы это о чем?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это я про Думу, которая обсуждает вопрос про замечательную «Комсомольскую правду», которую я всех призываю не читать и вытаскивать из ящиков и бросать на свалку. Пусть их тиражами завалит, чтобы господину Сунгоркину не было впредь, не хотелось бы впредь, не было повадно печатать нацистские статьи. То из Гозмана абажуры хотят наделать, то разные внуки. Знаете, я не знаю, по новым правилам что считается матом, я вообще в мате не разбираюсь, признаться, но есть сукины сыны (вот такое понятие), а есть уже сукины внуки (в следующем поколении). Если у господина Джугашвили есть какие-то сомнения относительно деятельности своего замечательного предка, пусть читает Солженицына. А если у него насчет чеченцев какие-то сомнения, что там вытворялось на этой территории, то интересно, за что шла первая чеченская война, пока там не завелись ваххабиты, исламские фундаменталисты? Вот за то они и воевали, чтобы больше такого не было, депортаций чеченского народа, и некоторых, которые депортироваться не могут, не убивали на месте.

Поэтому у меня есть к нему другое деловое предложение, к господину Джугашвили. Пусть заберет своего дедушку с Красной площади и хоронит его за свой счет где-нибудь подальше, потому что, ну, предоставлять публичные площади для выставления на показ тиранов, палачей, злодеев и людоедов, это как-то не комильфо. Вам не кажется, что у нас дедушек там многовато? Дедушка Ленин тоже валяется который год и квартирную плату за него, кстати, платят налогоплательщики. У него есть какие-то потомки? Пусть они заберут тоже своего дедушку и где-нибудь ему поставят мавзолей у себя на огороде. Но только не на Красной площади.

А что касается иска, то сдается мне, что это расплата с Леонидом Гозманом, сдача после того, как СПС позорно закончил свое существование по воле Кремля. Вот, Леонид Гозман сделал несколько достойных шагов. И боюсь, что теперь по их стандартам он считается предателем, а не врагом как я, например, и поэтому они к нему клеятся всячески – то клевета, то иски. Пусть, вот, с Солженицыным судится, с покойным, пусть читает классику.

Если бы у меня был такой дедушка, не приведи господь, я бы уж молчала на эту тему. Вот, сразу видно, что не было Нюрнбергского процесса, а то родственники многих казненных на Нюрнбергском процессе тоже могли бы иски подать, что ничего не было, Холокоста не было и никаких убийств мирного населения не было, и вообще цветочки всем эсесовцы раздавали, и крематориев не было, и газовых камер не было. Но там кто такого рода иски подает, получает четверочку по путинской терминологии.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну так а это не то же самое с противоположным знаком?

В.НОВОДВОРСКАЯ: За такие вещи…

Э.ГЕВОРКЯН: Как не уподобиться репрессиям ваших же оппонентов?

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...видимо, надо ставить какую-то черту, ограничитель и проводить нюрнбергские процессы. Но у нас будет, наверное, Магаданский процесс, я думаю. Если будет. Если доживем. Если Путин не добьет Россию раньше. Вот, он на вертолете торопится. Я понимаю, куда он торопится. Он еще не всех пересажал, не все запретил, не всю экономику развалил, не совсем еще загубил страну (еще что-то осталось). Хотя, вот, если Гуриев не находит себе места в России, человек очень умеренных взглядов, кстати, то, значит…

Э.ГЕВОРКЯН: При этом он открыто поддерживал проекты Навального. То есть он так или иначе выступает и участвует как эксперт в деле Ходорковского. Поэтому человек достаточно умеренных взглядов, но не скрывающий своей политической позиции.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, у нас и Кудрин, ведь, не скрывает. Нормальный человек не может скрыть, что дело липовое, что Ходорковский – узник совести, что Алексей Козлов, которого сейчас второй раз выпустят (надеюсь, окончательно), тоже ни в чем не виновен. Что у нас раскулачивание бизнеса идет. Вот, хотела бы я видеть, на что будет похожа эта амнистия, которую Путин вернул на рассмотрение. Я думаю, что это всё звенья одной очень неприятной цепочки, которая нас ведет туда, откуда мы пришли, в болото, в советское болото, очень советское болото, назад в СССР. Прямо даже фильм такой есть. И Путин очень стремится туда попасть.

К сожалению, часть оппозиции, та, которая «Левый фронт», нацисты, она тоже стремится туда попасть. Так что кто кого, но об этом, я думаю, наши слушатели спросят у Бориса Немцова в «2013», зачем он развел в оппозиции вот эту клумбу (нацисты и леваки).

Кстати, Эвелин, вас не удивляет, что Олланд не сидит под домашним арестом? У него, кстати, программа полностью совпадает с программой Удальцова. Так вот за что сидит Удальцов и почему не сидит Олланд? И здесь мы плавно переходим к закону о роскоши.

Э.ГЕВОРКЯН: Вы знаете, сейчас мы к нему обязательно вернемся. У нас еще есть 2 темы, которые мы вскользь затронули, но хотелось бы углубиться и вашего мнения на этот счет. Вот, что касается Сергея Гуриева, есть вопрос от нашего слушателя с ником Андрейка71. Он спрашивает «Модная тема миграции. А что для России опаснее? Внешняя миграция с Азии или внутренняя с Северного Кавказа? Или, наоборот, или миграция, когда случается отток наших ценных людей, как мы только что все наблюдали на этой неделе такую существенную потерю для российской науки и общественной жизни в лице Сергея Гуриева?»

В.НОВОДВОРСКАЯ: Разбегаться не надо. И трусить не надо. Во что кто Россию расценивает? Как говорил Егор Гайдар, мы в Париже нужны как в бане пассатижи. Ну, так нельзя. Его еще никто сажать не собирался. Просто обругали, накричали. Если мы вот так будем бежать…

Э.ГЕВОРКЯН: Он в своем интервью говорил. Он в своем интервью говорил, что там не совсем адекватная (а еще зная наши особенности) работа правоохранительных органов, там странные к нему действия предпринимаются и он не может всего разглашать, но он почувствовал опасность.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Они иначе разговаривать уже разучились. Но так нельзя. Если вся интеллектуальная элита переедет в лучший мир, то будет совершенно безразлично, какая будет миграция.

Э.ГЕВОРКЯН: Так, может быть, там она принесет больше пользы для человечества и для страны, нежели в тюрьме?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, это значит, надо крест поставить на России. Мы не бегали. Не все диссиденты бегали, даже когда обещали посадить до остатка дней. Анатолий Марченко из своих 48 лет 20 лет провел в тюрьме. Перед тем, как его последний раз посадить (10 и 5 – он это не досидел, погиб, спасая других политзаключенных)... Горби, ведь, не просто так выпустил. Там были другие факторы. Там деньги кончились и голодовка Марченко, и никто уже не верил в реформы, если бы не было освобождения политзаключенных.

Его пригласили в КГБ и предложили уехать. А он сказал, что «по-моему, от меня здесь пользы больше, чем от вас. Может, вы уедете?» И сел на 10 и 5. Для того, чтобы спасать Россию, нужен героизм, чувство собственного достоинства, стоицизм. Потому что люди, которые вот так разбегаются, дезертиры – они будут плохими гражданами любой страны. Потому что они уже свою главную войну проиграли. Значит, надо ставить на России крест, на 18 часть суши и пусть идет к черту ее несчастная история, ее великая литература, ее прошлое, настоящее и будущее. Значит, уступаем Путину без боя, просто без боя.

Кстати, Ходорковского – тоже от него ждали, что он уедет. Просто дверь так призывно распахивали. Но он не уехал.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну это, вы видите, скорее исключительный пример и неизвестно, как человек поступил бы сегодня.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну что ж, для того, чтобы спасти Россию, нужна исключительность. Декабристы – и у них были деньги. Могли бы тоже уехать и прекрасно жить в Париже. Они вместо этого на Сенатскую площадь пошли.

Э.ГЕВОРКЯН: Мы когда говорили об этом иске со стороны внука Иосифа Сталина, здесь же как-то само собой напрашивается обсуждение новости о том, что Литва требует возмещения ущерба за историческое прошлое. Вообще можно ли об этом вести серьезно речь?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Можно и нужно. Только, конечно, никто им ничего не даст, пока в России не будет демократической власти, которая раскается. Немцы раскаялись, они выплачивают компенсацию евреям, они многих бесплатно поселяют, они и свитера вяжут для русских бабушек, у которых их предки когда-то коровушек зарезали. Добровольно. Эстония выплачивает, хотя никто ее не принуждает к этому, Фонд помощи жертвам Холокоста и их родственникам.

Литва, Латвия, Эстония, Чехия, Польша, Венгрия. Ладно Украине, положим, за долги дали Крым. Хотя, не дали. Это решали крымские татары, коренное население. Они выбирали, с кем, с Россией или с Украиной. Они выбрали Украину и правильно сделали.

Еще, извините, Молдова, у которой мы отобрали Приднестровье. Еще японские острова. Мы натворили очень много зла. Надо платить.

Э.ГЕВОРКЯН: К каким историческим границам вы предлагаете вернуться, если мы сейчас расплатимся со всеми за все близлежащие в исторической перспективе войны?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А у нас никто территории не требует кроме Японии, несколько ненужных нам островов, жители которых живут подаянием той же Японии. Кавказ будет решать сам. Но, конечно, Кавказ мы обязаны отпустить. У нас хватит нашей исторической территории. Сибирь, Дальний Восток, Европейская часть. Что, жить негде?

Э.ГЕВОРКЯН: А вдруг так и все захотят разбежаться, разделиться.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Бывает. Если мы будем так жить, как сейчас, все разбегутся. А попробуйте заставить кого-нибудь сейчас выйти из состава США. Вы метелкой не выгоните. Референдум. Квебек сколько раз проводил референдум? Европейские нормы, пакт о гражданских политических правах. Если какая-то территория хочет выйти, она проводит референдум. И вообще у нас даже Федерации нет.

Э.ГЕВОРКЯН: Мы сейчас сделаем перерыв, будут новости на «Эхе Москвы». И через 3 минуты мы продолжим знакомиться с особым мнением Валерии Новодворской.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем эфир. Сегодня со своим особым мнением выступает публицист Валерия Ильинична Новодворская. Вот, во время перерыва и до ухода на него мы говорили о личном выборе человека, кто готов за страну и в тюрьму пойти, борясь за свои идеалы. Вот сейчас только что в новостях сообщили о том, что осужденная участница панк-группы Pussy Riot Мария Алёхина продолжает свою голодовку, отказывается от поддерживающих препаратов.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Маша – очень достойный человек и очень образованный. Из нее, как пишет Александр Подрабинек (и правильно пишет, мы, диссиденты в этом знаем толк) получился очень хороший политзаключенный. Я даже не знаю, что она делала в этой панк-группе. Для нее это глуповато в балаклавах плясать, хотя это никакое не преступление. Но вот это угроза жизни. Я еще раз повторяю предложение порвать всякие связи с Русской Православной Церковью, объявить их вне нравственного закона. Тоже списать на берег как Путина.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, подождите. Сейчас события разворачиваются вообще в другой плоскости.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Это та же плоскость, это их жертва. Жертва инквизиции. Они хотели, чтобы она села. Путин и они. Одна компания. И за ее жизнь они несут ответственность. Девочка молоденькая, никому зла не причинила.

Э.ГЕВОРКЯН: Сегодня это не ее ли выбор?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это ее выбор, достойный выбор. Как иначе себя вести? Они ее не освобождают по УДО и вообще собираются сгноить в тюрьме. Поэтому у меня претензии к тем, кто обязан печаловаться. Не одни правозащитники и диссиденты должны печаловаться (печаловаться, то есть заступаться за гонимых, за заключенных). Это роль церкви. А иначе кому она нужна и на какой черт, простите?

Вот у меня претензии к клиру снизу доверху, от Кирилла и до последнего священника. Еще раз предлагаю бойкот. Пусть в пустых храмах служат, пока их жертвы не выйдут на свободу. Нельзя убивать за шутку. Пусть неудачную шутку, но за это нельзя убивать.

И у нас одни в этом плане неприятности. У нас с Грузией кошмарная ситуация, потому что Иванишвили – это не просто Иванишвили. Борис Иванович Иванишвили – путинский агент, пара гнедых, которая должна Грузию доставить обратно под руку бывшей Российской империи. Слишком западный выбор они все сделали, поэтому уже сидит и реформатор Вано Мерабишвили, поэтому они и подбираются под самыми нелепыми предлогами к Михаилу Саакашвили, личному врагу Путина. И уж никак не по осетинскому вопросу, а по вопросу западного выбора и опоры на США, и сноса, то есть перенесения памятника Сталину в запасник, в музей.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, возможно ли, все-таки если мы говорим об интересах России, то объединение и вообще дружба наших соседских народов, если опять не накалять эту конфронтацию?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Невозможно. Палач не может с жертвой дружить. Такая дружба – это иначе называется. Это реколонизация называется. Сначала заплатить долги, извиниться и хотя бы танки убрать с чужой территории. Наши танки на чужой земле по Галичу. Из Абхазии и из Южной Осетии. И дальше они уже будут решать сами, без помощи советских авторитетов.

Поэтому какая дружба? Это когда грузин в обезьянники сажали, да? И фамилии грузинских детей в школах переписывали? Это такая дружба? Знаете, как говорится, избавь меня бог от врагов, от таких друзей, а с врагами я и сам справлюсь. Это повторное преступление.

Э.ГЕВОРКЯН: Так сейчас ситуация налаживается.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, не налаживается. Сейчас Грузию силой тащат обратно. И всех, кто выступал за реформы, за западный выбор…

Э.ГЕВОРКЯН: А разве это не их, собственно, демократический выбор их народа?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Демократический выбор? Народы, бывает, сдаются. Первой сдалась Беларусь. Кто скажет, что Лукашенко – это демократический выбор народа? Вот, народ ошибся, а кто страдает? Журналистка Ирина Халип, которая сидела под домашним арестом. Санников. И вообще все приличные люди.

Потом сдались мы. Потом сдалась Украина на Януковича. Ну, последней они взяли Грузию. Россия кидает дикие количества денег, кстати, денег не своих (чекистская хунта ими не владеет – это деньги налогоплательщиков) на восстановление империи. Это преступление. Это преступление. Да, народ сдался, да, народ лег там в снег.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, я думаю, что большая часть слушателей с вами не согласится. Что значит?.. Это же здорово, когда собственная страна сильная.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Сила – она дозволена добрым. США могут быть сильными, потому что они свою силу потребляют на добро. Россия не может быть сильной, потому что она…

Э.ГЕВОРКЯН: С автоматами и насаждением своей идеологии там, где их не просят?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Они насаждают демократические ценности и защищают тех несчастных, которые хотели бы по этим ценностям пожить. У них не всегда получается, но они никогда не насаждали нигде ни фашизм, ни коммунизм. Их в этом не обвинишь. А что касается нас, то при таком количестве злобы, реакционности и подлости… Знаете, была статья такая о национальной гордости великороссов у Ленина того, дедушки, который там валяется на Красной площади. Так впору это назвать, сейчас переименовать в «о национальной подлости великороссов». Потому что нас ненавидят все сопредельные народы и правильно делают. Нефть и газ – это только орудие, что-то вроде… Можно сказать, это замена танков и замена самолетов. Это орудие расправы с теми, кто попытался как-то от нас уползти, зализывая раны.

Поэтому здесь все плохо. А что касается внутренней политики, то, кажется, наше последнее ноу-хау – это закон о роскоши. Вот, слышала я про социальную ответственность бизнеса. Здесь кроме меня еще высказались люди, у которых что-то есть, типа Михаила Прохорова, что Путин вместо того, чтобы создавать рабочие места (что обязано делать государство), хочет еще раз остричь бизнес, чтобы бизнес решал за государство его вопросы, а в награду их отправят в Краснокаменск.

Закон о роскоши, само начало – незаконный закон. То есть просто таких законов писать нельзя. Если деньги кем-то украдены, то здесь вопрос не о налоге, здесь, по-моему, вопрос о суде. Но поскольку у нас судят невиновного Навального за то, что он, якобы, пень украл и щепку, то я так понимаю, судить тех, кто, действительно, чем-то прибарахлился (тем же Юкосом), у нас не будут.

Закон о роскоши незаконен, если деньги заработаны честно. Кто яхту купил, кто университет построил, кто какой-нибудь благотворительный проект создает. Каждый по способностям. Ну, если кто-то хочет купить яхту или хочет купить дорогую машину, это его право. Вот, у меня машина не очень дорогая, но я совершенно не желаю, чтобы Михаил Прохоров отдал мне пол-своей машины непонятно по какому проценту. Если мы будем так мыслить, то мы никогда капитализма не построим. Свобода, собственность, законность. Частная собственность, если, конечно, ты не украл это как наши чекистские хунтари, поскольку ничего они не заработали, а барахла у них навалом (чужого, причем)... Если ты занимался бизнесом, честно заработал, вот, как Альфа-банк, как Дерипаска, как Михаил Прохоров, то никто не имеет права тебя раздевать. Вот, как Олланд сейчас это делает. Уже Депардье лишился… Ну, Депардье, конечно, не ту страну выбрал от невежества своего. Но Депардье очень громко рассчитался с Францией. А бизнес уползет тихо. И Франции будет плохо, потому что меньше будет рабочих мест, повысится безработица, они не досчитаются налогов. То есть мне кажется, что там острый психоз. У любого социалиста – острый психоз.

Э.ГЕВОРКЯН: У нас 10 секунд остается в эфире. Собственно, это было особое мнение Валерии Ильиничны Новодворской. Спасибо вам за участие в эфире. Не все темы мы успели осветить, но какую-то основную часть…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. К сожалению, нам Путин подбрасывает каждый день по 1,5 новых темы. Это нам ночной эфир придется вести.

Э.ГЕВОРКЯН: Это была Валерия Ильинична Новодворская. Я – Эвелина Геворкян. Спасибо вам за участие в эфире. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире