'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 апреля 2013, 17:08

С.КОРЗУН: Всех приветствую. Сергей Корзун у одного микрофона, а у другого микрофона радио «Эхо Москвы» и телеканала RTVi – Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

С.КОРЗУН: Писатель, публицист. Только что дописывал свои первые слова. Кстати говоря, Виктор, обещали то, что по дороге там подобрали, донести до студии.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А, да.

С.КОРЗУН: Выполняйте обещанное. Не раскололись, ведь.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Я шел сюда по Малому Афанасьевскому переулку. Кто знает Москву, — это, ну, 300 метров до «Эха Москвы». В переулке — 200 метров до Арбата. На «кирпич» ехала крепенькая такая, хорошая иномарка. Я марки не разглядел, — ну, видно, иномарка… Оттуда высунулся человек. Причем, на иномарке я успел разглядеть только на лобовом стекле, там орел наш родной двуглавый. Высунулся человек (он ехал на «кирпич») и громко спросил у прохожих: ребят, «мусоров» там нет? Он спросил, имея в виду переулок, ведущий к Арбату. И ему там: «Не, не…» — и он газанул стремительно, я только успел этих орлов разглядеть. Вот, человек с этим двуглавым орлом, который в обе стороны глядит, нет ли «мусоров», — вот, это все об отношении нас самих с нашим собственным государством! Мне кажется, что вот просто больше ничего и не надо. Абсолютно. Причем, он спрашивал незнакомых людей…

С.КОРЗУН: Ну, может, орлы поддельные были. Там чего угодно возможно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не знаю. Поддельные орлы – это тоже неплохая метафора… Но я просто хочу заметить: он исходил из того этим громким криком, что мы едины в своем отношении к представителям закона (как иначе иногда называют «мусоров»), да? То есть это как бы выносилось за скобки, это подразумевалось, что они «мусора» — для всех. И что никто не обидится и не скажет: какие «мусора»? что такое? как ваша фамилия? что у вас за орел? И вот этот вот двуглавый орел – это, конечно, очень мощная метафора. Метафоры приходят сами, их бессмысленно выдумывать. Они вот так вот падают тебе просто в глаза.

С.КОРЗУН: То есть вы видите, что с переаттестацией милиционеров в полиционеров, в общем, мало что изменилось.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, — вот вам! Ну, не знаю, до какой степени это глас божий. Но то, что это глас народный… Причем, замечу, — повторяю! — это один представитель этого государства говорил про других представителей этого государства! Это был не какой-то там частный человек, — это был в каком-то смысле, если верить этим орлам, человек государственный, до какой-то степени, по крайней мере.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович. Будем, конечно, и о кейсе Кировлеса, и о Навальном говорить, естественно, но сначала ваша консультация как писателя-сатирика конкретная. Конкретная тема. На Украине объявлена награда в 10 тысяч за лучшее оскорбление Урганта. Объявил ее лидер украинской партии Братство Дмитрий Корчинский.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: 10 тысяч — гривен, прости?

С.КОРЗУН: Нет, 10 тысяч долларов, между прочим.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А то я уже хотел обидеться за Ваню, что дешево.

С.КОРЗУН: Была такая, да? Откуда это? «Кто похвалит меня лучше всех…»

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да.

С.КОРЗУН: Кто обидит его лучше всех, тот получит сладкую конфету.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, тут это тот случай, когда факт превозмогает всякую попытку пошутить про него. Кто-то это уже отметил, что — Ургант сказал глупость, но к его чести он сам через какое-то время назвал это глупостью. Это эффект… Тут претензии, на самом деле, не к нему. То есть, я скажу так: есть эффект прямого эфира, на котором я попадался не один раз (может быть, попадался и ты, да?) Что-то скажешь, потом хватаешься за голову – что-то у тебя язык…

С.КОРЗУН: Вырвалось чего-то, понесло, да.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вырвалось не то — и по-другому могли понять, и так далее… Там есть одна важная тема, касающаяся Урганта. Заключается в том, что — чужая царапина не болит! И, разумеется, подобного рода шутка на еврейскую тему или на армянскую, если говорить о его собеседнике, разумеется, была бы невозможна, потому что это — своя царапина, и она побаливает. А представить себе… Ведь, они же, действительно, не имели ничего ввиду антиукраинского. Для них это… Они могли говорить про Варфоломеевскую ночь, — как эти гугенноты там с католиками… порубили, да? Ну, то есть — какая-то история, шутка такая. Ну, обидятся, что ли? Папа Римский будет обижаться на это, да? Ну, глупо как-то. То есть, тут есть, с одной стороны, невнимание к чужой царапине и недооценка этого. Но к чести, повторяю, Урганта: он извинился, дважды извинился. И я считаю, что эта тема закрыта — всё, точка. Но кто-то заметил (и я с ним согласен), что нервная реакция на это Украины — на официальном уровне! — выдает сильнейший комплекс неполноценности, сильнейшую внутреннюю недостаточность. Потому что, в сущности, тут — пожать плечами, печально усмехнуться и отвернуться, да? Ну, мало ли что! Ну, глупость сказал человек — и извинился. Всё, закрыта тема! То, как радостно набросились на это… А я, кстати, сейчас из Днепропетровска (вчерась), и это видел в изложении… Как раз я щелкал пультом телевизора, и видел это в изложении украинских телеканалов, для которых это — не первая тема, но очень серьезная тема, которая подробно там обсуждается, и так далее… И вот это свидетельство, конечно… Ну, тут я бы на месте украинцев посмотрел бы на адекватность такой реакции.

С.КОРЗУН: Хорошо еще за голову Урганта дают там, в общем, 10 тысяч долларов, а не инвективы в адрес русского, братского народа.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, ну, понимаете, — на обиженных воду возят. Если кто-то хочет обидеться, если у него есть такая задача, — политическая задача, подчеркиваю! — если… Есть, разумеется, на Украине и силы, и политики, для которых это просто хлеб! И они счастливы, что Ургант это сказал, и они теперь месяц будут это пережевывать и набирать…

С.КОРЗУН: Не, ну, адрес одного оскорбления был, вроде как, украинский народ.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да не было адресом, конечно, оскорбление! Не собирались ни Ургант, ни Адабашьян оскорблять украинский народ, разумеется! Сморозили в прямом… Вот, редактор, который это пропустил, это отдельный вопрос: за чем смотрел редактор? Да, в прямом эфире мало ли чего на ходу не сморозишь и не сообразишь. Эта тема мне кажется исчерпанной. Я бы на месте обеих сторон тут внимательно посмотрел бы в зеркало на себя…

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович. Ну что? Давайте к теме, которая занимает умы в течение некоторого времени уже. Сравнение процесса по Кировлесу с процессом по Юкосу идет, особенно со вторым. Похоже, не похоже? Судьба Ходорковского, судьба Навального.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, про судьбу мы не будем пока загадывать, чтобы не накликать, я думаю. То, что юридическая ничтожность обоих случаев очевидна – это, я думаю, даже не стоит доказывать. То, что оба дела политические — понятно. То, что власть вот сейчас (и об этом был замечательный блог у Акунина), просто копает могилу — не только себе, но в каком-то смысле России, окончательно отрезая возможность какого бы то ни было эволюционного выхода из ситуации… То, что «дурак увидел шах» — и им кажется сейчас (дуракам), что если они посадят Навального, то этим они решают проблему, а они ставят мат себе самим через три хода, да? Это им по узости их образования и убогости фантазии просто не приходит в голову. Троечники, как было многократно сказано. Там, конечно, есть несколько очень выразительных частных моментов, которые кажутся мне не вполне частными. Кто приехал высказаться за Навального — и кто вышел против Навального? Те, кто приехали высказаться за Навального (вот, фоторепортаж был на блоге «Эха» замечательный), кто бы они ни были, самые разные люди, они вышли со своими лицами! Те люди, которые вышли против Навального, если вы помните, лица закрывали (за исключением одного активиста, который на работе и на службе). Остальные все нанятые закрывали плакатиками свои лица. Это почти все про путинский электорат, про путинскую поддержку. Это вот и есть электорат Путина. Они остатком мозга понимают, что они делают что-то стыдное, что лучше бы не светиться, лучше бы закрыть плакатиком собственные лица, — плакатиком, на котором написано «Навальный должен сидеть» или что-то в этом роде. Это очень характерная вещь. Если говорить об этой истории, посмотреть на нее издалека, — ведь, мы тут не имеем дела с каким-то политическим столкновением людей, убежденных в одном и в другом… белых и красных… каких-то разных идеологий… С той стороны нет никакой идеологии! С той стороны — вот, в Жуковском давали по тысяче рублей, в Кирове за бедностью по 300-400… не знаю, сколько. Вот и вся их идеология. Наполеон говорил: «Сегодняшние рабы – завтрашние изменники». Он это понимал твердо — и история Наполеона, безусловно же, это и подтвердила, и мы знаем про это довольно подробно. Не приходит, наверное, в голову Путину и тем, кто решает сегодня, что они цари горы, что эти люди им не поддержка никак! И что когда песочные часы перевернутся, и посыпется в другую сторону, и когда судебные проблемы возникнут у Путина Владимира Владимировича, то защищать его от судебного произвола будет — Лев Пономарёв! А этих никого не будет. Причем, эти-то, кировские, просто исчезнут, да? А какая-нибудь там Екатерина Андреева с Петром Толстым и Киселёвым-Брилёвым будут с тем же выражением лица рассказывать о преступлениях путинского режима. В голову, что ли, им это не приходит, при всем их цинизме? Вот это очень интересная вещь. Он сам-то понимает, что опоры нет никакой? Что эти пареньки, закрывающие лица — это не опора? Вот это очень интересно. Или ему, действительно, кажется, что «Поклонная гора», которую он сам купил и пригнал, — что это и есть его опора, что кто-то из этой Поклонной горы выйдет бесплатно за него заступаться? Вот это очень интересный психологический момент…

С.КОРЗУН: Продолжим о Навальном, тем более, что кроме нас еще постарался и Следственный комитет, продолжение следует. Уже Алексей шутил то, что они как братья Марио из мультика. С одной стороны, сам говорил. И вопрос от Труро, который пришел до эфира: «Бизнес братьев Навальных покруче бизнеса братьев Ротенбергов?» Вот другая аналогия.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Замечательная аналогия. Бизнес-то покруче, пожалуй, у Ротенбергов (если это пиление называть бизнесом). А, конечно, крутизна выясняется в другой ситуации. Вот, крутизна Навального более-менее выясняется, потому что он ведет себя чрезвычайно достойно, последовательно и мужественно. И не наделывает в штаны, и не уходит в кусты, и не перекладывает ответственность. Он ведет себя — как политик. Он – единственный. Противоположная сторона ведет себя как напуганная номенклатура. Но они уже — не четыре дела, а пять, да? Это уже не важно — здесь уже количество перешло в качество. Они только доказывают количеством дел — качество обвинения! Они только подчеркивают, что им не хватает качества юридического, и поэтому они будут брать количеством; они заведут восемнадцать дел, и — «не съем, так понадкусываю»! Они только подтверждают, я думаю, что это политическое дело. Только подтверждают.

С.КОРЗУН: Песков, отвечая на один из вопросов в воскресной телепрограмме, сказал, что администрация президента совершенно не обязана следить за частными делами. Был задан вопрос, будет ли Путин следить, соответственно, за делом Навального.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, да-да. Я по этому поводу уже высказался, я уже написал. Путин вообще человек чрезвычайно высоко обитающий, он ждет встречи с Ганди, и он не замечает уже ничего. Он не мог дозвониться, как вы помните, до прокурора Устинова из Испании, он не в курсе был разгрома НТВ, как он нам говорил на голубом глазу… Он не следил особенно за делом Ходорковского, он не следил за делом Pussy Riot… Он там, где-то наверху, на облаках. Ну что можно сказать? Ну, лжет и лжет. Ну, сколько можно это обсуждать?

С.КОРЗУН: Не, может, и правда не следит? Может, бумаги не подкладывает, а, может, не обращает внимания и все это дело – это продолжение конфликта Навального с Бастрыкиным?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это единственное, за чем он следит! Никакого Бастрыкина нету в природе. Есть Путин, а Бастрыкин – одна из рук этого осьминога, так сказать, одна из ног. Вот и все. Какой там Бастрыкин? Вы еще про судью расскажите чего-нибудь, про Первый-второй канал… Нету этого ничего. Это называется — «режим». Вот, есть такое понятие: «режим». Вот, у нас путинский режим, вот и всё. А дальше подробности. Нет никакого отдельного… То есть, есть, конечно: Бастрыкин его уже теперь ненавидит персонально (есть основания, да? — «чешский агент»). Но, конечно, дело политическое и это… «Навальный против Путина» называется это дело, по большому счету. «Кировлес» там не причем, воровать в России можно. Уж извините, Вятка, которая прототип города Глупова — уж она-то точно знает, что можно, да? В городе Глупове точно знают, чего можно, чего нельзя. И, кстати говоря, город тоже выбран безошибочно – там были в ссылке у нас и Герцен, и Салтыков-Щедрин, да? Там хорошие фигуры делаются.

С.КОРЗУН: Навальный тоже Алексей высказался в одном недавнем телеинтервью, из которого извлекли ту информацию, что он будет баллотироваться или собирается, или не исключает того, что будет баллотироваться на пост президента России. Собственно, его амбиции именно такие. По Сеньке шапка на этот момент?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Навальный, безусловно, политик. Один из немногих сегодня в России, совсем немногих, по пальцам, про которых можно сказать, что он – политик. И то, чем он занимается — это политика, и у него есть политические амбиции. Сегодня Навальный воплощает общественный интерес о возвращении политической жизни. Вот этим он занят, и за это его пытаются посадить, да? Он стал символизировать… почему он, а не другой, это уже отдельный вопрос, но тем не менее, по факту — сегодня он это символизирует, он — на острие! Почему Ельцин стал символом каких-то перемен со своей биографией? Так получилось. История – матушка такая, затейливая… Вот — так получилось, что именно Навальный, а никто другой! Значит, это наш интерес — о возвращении выборов честных, свободной прессы, независимого суда, права на собрания и так далее, всего этого, воплощает сегодня… наше стремление к тому, чтобы вернуть честные правила игры, — воплощает Навальный! Если нам удастся отстоять сегодня (можно сказать, во главе с Навальным, как ни странно, при все различии идеологий) это требование, и вернуть правила игры, тогда все разойдутся по политическим партиям. Но сейчас об этом рано говорить. Сегодня, — да, очевидно, что он один из немногих политиков. Его сегодняшняя шапка абсолютно по этому сеньке, абсолютно!

С.КОРЗУН: Среди либералов в первую очередь продолжаются дискуссии, звучат мнения о том, что, собственно, вот этот судебный процесс – он работает именно на то, чтобы сделать из Навального политика федерального масштаба. Это в продолжение вот этого разговора.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это такая, конспирологическая версия. Это что: Путин из него делает? Кто это делает?

С.КОРЗУН: Ну, вот, якобы власть по глупости делает.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, дорогие либералы… Вот, по глупости…

С.КОРЗУН: А Боровой сказал, что это вообще кремлевский проект практически (Алексей Навальный).

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Привет Боровому. Это же бессмысленно комментировать, да? Очень затейливый проект, в этом случае. Конспирологические версии – они вообще чаще всего никакой критики не выдерживают, и лишь указывают на некоторые мозговые особенности тех, кто их выдвигает. Повторяю — вот, это к вопросу о либерализме…. Вот, смотрите: Навальный, значит, у нас не либерал. А кто у нас либералы? Вот, собралось… — это очень интересно рифмуется… Значит, Навальный не либерал, и мы с ним — ни-ни! А кто либералы? Значит, либералы у нас… У нас было открытое заседание… Не успеем, может быть, но я сколько могу, процитирую…

С.КОРЗУН: Почему? Есть еще время.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Открытое заседание либерального крыла «Единой России». Само по себе сочетание «либеральное крыло «Единой России»…

С.КОРЗУН: Это то, что вы лично написали, или это документ?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет-нет-нет. Вы думаете, это какая-то миниатюра? Нет, это — оно состоялось, открытое заседание либерального крыла «Единой России»! Само по себе словосочетание «либеральное крыло «Единой России» — это совершенно гениально, это такой оксюморон: сухая вода, то, чего не может быть. Потому что «Единая Россия» — это партия, которая прекратила либеральные ценности на территории РФ 12 лет назад. Прекратила! Свободу прессы, свободные выборы, рыночную конкуренцию – все это закатала под асфальт. Значит, там, оказывается, в этом асфальтоукладчике есть какое-то либеральное крыло. Не в первый раз… Они пытались отрастить у этого «мишки» крылья еще семь лет назад, в первый раз… Значит, вот такой оксюморон. Это — «Католики за Гитлера», «Вегетарианцы за Годзиллу»... Это что такое — либералы внутри «Единой России»? Сейчас я начну цитату. Если не уложимся, я ее потом продолжу. Итак — это из Facebook взято — профессор, одна дама, посетила это открытое заседание. Пишет: узнала много интересного. Например (из того, что было сказано на этом заседании)... За 4 месяца этого года закрылись 400 тысяч мелких и средних предприятий, 90% прибыли сельское хозяйство тратит на оплату энергоносителей. За несколько лет платежи ЖКХ возросли в 4 раза. Половина управляющих компаний в стране сбежала с полученными средствами, исчезла в неизвестном направлении. Расчет на то, что крупные госкорпорации станут локомотивами российской экономики, не оправдались. Констатируется крах мелкого и среднего бизнеса, разграбление бюджета. (Это я все цитирую либеральное крыло «Единой России»). От российской экономики осталось 1300 живых предприятий. В них занято 20% работоспособного населения страны. (Смешно, да?) Большинство предприятий — оборонного направления. В секторах, ответственных за развитие социального капитала, мы в хвосте у большинства приличных стран; опережаем многие неприличные (в деградации). Банки распухли от денег, но инвестировать в экономику никто не хочет. Дальше почти цитата: «Президент российской ассоциации банков приватно сообщил товарищам по «Единой России», что банковский кредит у нас такой высокий, потому что большую часть его банки платят силовикам и прочим «правоохранителям» за «крышу». Сырьевая модель себя исчерпала, в течение 4-5 лет Россия растратит резервный фонд… И — главная проблема в глубоко порочной сегодняшней системе управления! Все это говорится на заседании в «Единой России», в либеральной ее части. То есть: констатирующая часть взята целиком со съезда «Солидарности». Какая же постановляющая часть? По моему скромному мнению, постановляющая часть тут может быть только одна – расходиться по одному и уходить на нелегальное положение, пока не начали (за доведение страны до такого состояния) отлавливать по одному, по алфавиту, вот — от Гринберга до Фадеева…

С.КОРЗУН: Ну, или в «Солидарность» уходить вариант, собственно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не-е, — это не раньше, чем «Солидарность» придет к власти! Эти господа от власти далеко не уйдут. Но они… Значит, у них постановляющая часть совершенно другая – укреплять, значит, вот либеральное… Они полагают (или говорят, что они полагают), что они будут бороться за либерализацию «Единой России»! Ну, я повторяю: это, так сказать, некая либеральная… Гитлер был честнее. Вот, знаете, все-таки, в НСДАП не было движения за равноправие евреев. Вот, почестнее был товарищ.

С.КОРЗУН: Ну что? Это «Единая Россия» как в свое время КПСС такая большая лодка, которую, в общем, можно повернуть или в одну сторону, или в другую сторону.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: И которая думает…

С.КОРЗУН: И правый борт есть, и левый борт есть.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Совершенно верно. У советской власти два крыла, левое и правое. «Так когда же она снимется и улетит от нас к едрене фене?» Это я цитирую Шолохова, да? Так вот эти люди, которые думают, что можно этими рукодельными крыльями, что можно Плигиным заменить либерализм, — они ошибаются. Это все закончится так, как закончила предыдущая партия – наваляют пендалей, только уже будет поздно для страны, страна уже будет разваливаться, распадаться, потому что вовремя отказалась обновляться! Но опять-таки, цитируя историю Наполеона, — в данном случае уже Талейрана про бурбонов: «они ничего не забыли и ничему не научились».

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович и это «Особое мнение». Продолжение через 3 минуты.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Я напомню, в гостях у нас сегодня с особым мнением Виктор Шендерович. Несколько вопросов из тех, что пришли до эфира. Вопрос Триада: «Как вы думаете, Путин только попугал Медведева или, действительно, собирается его снять?» Я напомню, что это реверанс в сторону истории, опубликованной на одном из новостных сайтов, когда президент говорил не под запись, а просил выключить камеры, но, тем не менее, камера появилась. Потом пресс-секретарю президента пришлось объяснять, что это было сказано не в адрес правительства, а в адрес там тех-то, тех-то и тех-то.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Штука в том, что, конечно, они заняты поисками крайнего. Там идет кастинг. Кого-то, ведь, придется дальше вот… Они же этот прогноз, который озвучен на либеральном крыле «Единой России», — они этот прогноз, в общем, если не знают досконально, то чувствуют, да? Значит, они понимают, что кого-то на вилы выбрасывать придется, когда там что-то еще упадет, не дай бог, что-то случится, да? Поскольку на качество работы надежды нет, — значит, надо брать вот такими интрижными делами. Механизмы простые, это все давно известно. Кому-то с крыльца… какого-нибудь боярина на вилы разгневанному народу… кто виноват! Не говоря о том, что у нас вообще — какой там Медведев? У нас Чубайс еще в запасе нетронутый сидит.

С.КОРЗУН: Ну, начали трогать уже так.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это как сказано у Экзюпери: не надо трогать старую крысу, она у нас одна, да? Чубайс – это всегда можно… Этого врага… Это враг готовый: рыжий, богатый, еврей! Это идеальный вариант – его приберегут. Можно промежуточные какие-то… Поэтому я думаю, что они, конечно, заняты этим кастингом. И Медведев – один из вариантов сброса балласта. Потому что Путин же сияет в облаке наверху, он ни за что отвечать не может и не будет. Это все нерадивые бояре, которые в очередной раз не сделали хорошо народу, а он так хотел! Это технология понятная, поэтому… А более подробно я не знаю, да и знать не хочу. Ну, в нужный срок мы узнаем, сбросят Медведева как балласт, сбросят еще кого-то…

С.КОРЗУН. Про кастинг зацеплюсь. Вопрос от товарища Енисеева. Просит прокомментировать высказывание Медведева на выступлении в Госдуме: «Министр не рубль, чтобы всем нравиться», — это в отношении Ливанова. Вот как раз по кастингу его-то очень хотели снять, и несколько выступлений было по этому поводу, но Медведев его в обиду не дал.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, ну, в данном случае я думаю, что правильно, что не дал. Но это мое личное мнение. Судя по тому, что я знаю, Ливанов пытается что-то делать в каком-то там более-менее здравом направлении и противостоит тому самому хаосу или бреду, «уровень которого превысил уровень жизни», по словам того фермера замечательного…

С.КОРЗУН: А вам в Днепропетровске там, где вы были, не показали фотографии девушек там трех, Русфемен или еще кто-то, которые около Министерства образования в голом виде и на груди у них была надпись трафаретами такая, как раз вот та самая фраза, которую Ливанов бросил своему заместителю на заседании? Она целиком, правда, с одним отточием, без одной буквы там была по этому поводу?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я как-то… У меня другие были пейзажи в Днепропетровске.

С.КОРЗУН: Посмотрите. Красивые девушки, между прочим, красиво написано, в общем, аккуратные буквы там были.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Сереж, а не разрешишь смотреть на красивых девушек без надписей? Ладно? (Все смеются) Я их ценю не за это.

С.КОРЗУН: Ради бога. То есть народный гнев… Ну, многие полагают, что это не народный гнев, а, на самом деле, это какие-то другие девушки, которых вывели туда. Ну, в общем, бродили они туда-сюда в течение двух минут, после чего сели, протестуя против Ливанова.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, есть такая штука как эксгибиционизм, да? Его можно использовать и в политических целях. Это как раз тот самый случай.

С.КОРЗУН: То есть Ливанова будете защищать?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я не буду защищать Ливанова: я не могу защищать Ливанова! Кто я такой, да? Но, вот, то, что Дума там на него взъелась, это более-менее понятно…

С.КОРЗУН: Хорошо. От Свет77 вопрос, напоминает товарищ, что Костромская прокуратура объявила иностранным агентом региональное отделение Комитета солдатских матерей. Была такая история буквально несколько дней назад.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, понятно, да. Да, мы все — миллион мешками вытащили из посольства. Это нам тут пояснил Песков эту фразу… Что Путин не соврал про этот миллиард, который мы получили!

С.КОРЗУН: Но более того есть информация о том, что раскроют обязательно, но сначала все источники назовут, потом и список этих организаций.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Обязательно, обязательно, да! Вот, с нетерпением ждем.

С.КОРЗУН: По окончании расследования.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Потому что должен заметить, что 800 миллионов долларов – это большой объем, причем в чисто физическом смысле. Вот это — как было? Из посольства носили в дипломатах? Лев Александрович Пономарёв? Не знаю. Ну, как это было? И куда смотрела наша доблестная ФСБ, видящая на метр в землю, что мы растырили.. (я надеюсь, что мне тоже где-нибудь перепало) — что мы растырили миллиард долларов? Просто вынесли в чемоданах из посольства, а они и не заметили. Чего-то поздно выясняется. Надо увольнять, наверное, кого-нибудь там.

С.КОРЗУН: Хорошо. Да, удалось найти зал-то, кстати говоря, после ДК МАИ, в котором вы хотели организовать?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, пока что я крикнул клич. Пока что ищем, да. Предложений не поступало. Были предложения обратиться туда или сюда. Я сделал несколько звонков. Будем пытаться. Речь идет об истории с отказом ДК МАИ в проведении…

С.КОРЗУН: Да, лучше вам напомнить эту историю.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это история короткая, это вчерашняя-позавчерашняя история. ДК МАИ отказал в аренде зала на проведении благотворительного вечера в поддержку «Руси сидящей». Сначала согласился директор, потом ему прояснили голову — или его самого что-то просветило. В общем, стремительно испугался и отказался. Сейчас мы ищем зал для вечера, в котором выразили готовность принять участие и флейтистка Татьяна Ларина, и маэстро отечественного джаза Игорь Бриль. Составчик неплохой, прямо сказать. Надо найти зал с роялем в Москве и владельца зала, который просто не испугается — вот так тупо стоит задача. Посмотрим. Я надеюсь, что найдем.

С.КОРЗУН: Но напомнить надо, что это концерт благотворительный.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Благотворительный, разумеется. Благотворительный концерт!

С.КОРЗУН: И в защиту?..

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, «Русь Сидящая». По данным Руси Сидящей 300 тысяч невинно осужденных в России. Подчеркиваю, это не политические преступники, не политические заключенные. Это другое: это — невинно осужденные. Это просто уровень нашего правосудия, где оправдательных приговоров меньше, чем при Сталине, в процентном отношении, значительно меньше, да? Это уровень правосудия. И этим людям, конечно, надо помогать и юридически, и, в общем, медициной и так далее… И я думаю, что вот это — такая тоскливая тема. Мне кажется, что в очереди должны были стоять за честь быть этой площадкой, — на которую люди придут посмотреть на хороших артистов, да еще заплатят деньги на поддержку своих соотечественников. Это страшно объединяющая вещь! К слову «патриотизм». Вот это — патриотическая вещь, что люди будут давать свои деньги, в большом количестве довольно, на поддержку своих соотечественников. По моим представлениям устаревшим, должен был быть некоторый конкурс среди площадок на право предоставить зал Игорю Михайловичу Брилю, профессору, народному артисту России, Советского Союза — за право сыграть такой благотворительный концерт. А они, значит, наделывают в штаны и уходят в кусты. Тоска. Я тут, конечно, я далек от мысли, что, повторяю, Путин звонил этому директору, или Сурков, или Володин, да? Это уже атмосфера. Это то, о чем мы говорили. Виноват ли Путин тут? Нет. Есть ли ответственность путинского режима? Безусловно. Прямая! Они создали атмосферу страха, где люди — отказываются просто от денег! Вот, живые деньги за аренду, да? Они отказываются от этих денег, лишь бы только не оказаться… не прогневать начальство! Абсолютно рабская психология. Но ничего нового, впрочем.

С.КОРЗУН: Тут уже предложение есть и даже телефон обозначен (в эфир не скажу). «Виктор, могу помочь с ДК на Водном стадионе. Дмитрий».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, будем рассматривать. Сейчас, в ближайшие дни. Я уверен, что мы что-то найдем. Уверен! Чтобы не было у них ощущения, что они положили ничком вообще всю страну. Они положили ничком тех, кто захотел лечь ничком, никого другого. Все остальные стоят крепко на своих ногах. Те, кто ощущают себя нормальными людьми. Не хочется там употреблять слова «граждане России» и так далее. Ну вот, кстати, о гражданах России — на финал. Замечательный сюжет; как его назвал Навальный, «чувак из Коврова». Знаете этот сюжет, да?

С.КОРЗУН: Да, да, да.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Как человек в Коврове вышел с самодельным плакатом, поддерживающим Навального и его жену Юлю, да? Ночью вышел на перрон, чтобы они увидели, когда ехали в Киров! Вот это — гражданин России. Причем, он был бы гражданином России, подчеркиваю, даже если бы он вышел с плакатом «Навального под суд». Но — сам! Не за 300 рублей. А он бы, вот, ощущал гражданскую потребность выразить свое отношение по этому вопросу! Вот, сам бы нарисовал и вышел на перрон— все равно он был бы гражданином России. Надежда — вот на таких (ну, я цитирую Навального) «чуваков». Без обиды, да? На таких отдельных людей, которые как-то относятся к тому, что происходит в России, которым не все равно, которым не «пофиг». Да? Вот, на них надежда. Вот, они — что бы у них ни было написано на плакатах, кстати говоря, — они патриоты России в том смысле, что они – граждане России, активные граждане! А те, которых можно за 500 или, там, за тысячу рублей послать с любым плакатом любого содержания, на любую тему, и которым «пофиг», что на этом плакате написано — вот это самая большая и тяжелая опасность для России: повальное равнодушие, скотское равнодушие к своей, в конечном счете, собственной судьбе. Вот нехитрый разброс этого сюжета, как мне кажется.

С.КОРЗУН: Это был Виктор Шендерович, это было «Особое мнение». Через неделю увидимся снова.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире