'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 апреля 2013, 19:08

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость сегодня – Александр Проханов, журналист и писатель. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, самый первый вопрос от нашего слушателя Ансера: «Проханов, вы – милитарист?»

А.ПРОХАНОВ: А кто же я такой? Милитарист.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы вообще…

А.ПРОХАНОВ: Самой первой пробы. Посмотрите, я же в камуфляже сижу.

О.ЖУРАВЛЁВА: Сторонник силовых решений всевозможных проблем, правда?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я понимаю, что над страной нависли огромные военные угрозы, военно-политические угрозы. Я только что вернулся из Сирии, я видел города, которые превращаются в прах. И вот этот огненный кулак, который там сложился, 30 тысяч вооруженных до зубов блестящих воинов, прошедших войны в Ираке, в Ливии, в Йемене, этот огненный кулак кинется в Среднюю Азию. Эти режимы, которые нас окружают с юга, они обречены. И там начнется бойня и война. А потом удар пойдет на Северный Кавказ и Поволжье. Поэтому эта угроза не мифологическая, она реальная. Наши пацифисты скрывают эту угрозу от нас. Они говорят, что России никто не угрожает, у России нет врагов и держат наш народ в демобилизованном состоянии. И мы сосем пиво, мы ходим в супермаркеты, не понимая, что враг у ворот, а, может быть, он уже внутри, может быть, он уже отчасти в Кремле. И ответ на эти угрозы явные должен быть военный ответ, создание вооружений, создание армии, создании армии нового типа, создание идеологии оборонного сознания в стране. И в этом смысле я таков.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, пожалуйста, но разве не жалуются как раз очень часто в разных местах на то, что русский народ, наоборот, очень агрессивен, он отнюдь не пацифист, он на любую угрозу отвечает…

А.ПРОХАНОВ: В каких же это местах жалуются? Что, может, в Париже, в предместьях Парижа?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, почему же? Прямо в городе-герое Москве, в метрополитене.

А.ПРОХАНОВ: Метрополитен, наполненный выходцами из Средней Азии, жалуется, что русский народ агрессивен? Да там русских-то больше нет в метрополитене.

О.ЖУРАВЛЁВА: Возможно, вы ездите не по тем веткам и в другое время. Нет, вы мне скажите, русский народ – пацифист, расслаблен и его нужно мобилизировать?

А.ПРОХАНОВ: Русский народ блестяще воюет и он прекрасно одерживает великие победы. Это воинственный народ. Но сейчас он находится в демобилизации.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто его так демобилизовал?

А.ПРОХАНОВ: Ну кто? Либералы, господи, НКО бесконечные.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, вот эти вот Солдатские матери – иностранные агенты, да?

А.ПРОХАНОВ: Солдатские матери, иностранные агенты. Там их полно. Но повторяю, русскому народу внушают мысль, что у него нет врагов.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, кто? Владимир Владимирович Путин внушает эту мысль?

А.ПРОХАНОВ: Ну что, вы не слышите эту проповедь, которая раздается?

О.ЖУРАВЛЁВА: От кого?

А.ПРОХАНОВ: От вас, например. Вот сейчас я говорю…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, я и Владимир Путин, сравнили.

А.ПРОХАНОВ: Да это рядом. Вы же где-то рядом. Вы…

О.ЖУРАВЛЁВА: Это вы где-то рядом.

А.ПРОХАНОВ: Нет, это вы его ухо, как говорят.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но почему нам каждый раз руководство объясняет…

А.ПРОХАНОВ: Повторяю, нам все говорят, что русскому народу ничто не угрожает, что не надо тратить деньги на оборону, что деньги нужно тратить на университеты, на матерей, на раковых больных и на прочее.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но разве не надо нам на университеты тратить деньги, чтобы вырастить образованный народ?

А.ПРОХАНОВ: Нет, надо.

О.ЖУРАВЛЁВА: И лечить больных тоже.

А.ПРОХАНОВ: Но на оборону не надо тратить. Надо пустить врага сюда и строить университеты. В этих университетах будет враг.

О.ЖУРАВЛЁВА: Послушайте, официальные власти все время нам говорят, что Америка нам грозит, что Европа с нами плохо обращается. Они выступают с ответными заявлениями. Списками трясут друг перед другом.

А.ПРОХАНОВ: Да вы почитайте доктрину. Недавно только приняли доктрину серьезную. Вся ельцинская доктрина, 10-15 лет там говорили, что у России нет врагов. Более того…

О.ЖУРАВЛЁВА: Уже 12 лет здесь Путин. Причем здесь ельцинская доктрина?

А.ПРОХАНОВ: Это миг единый. Это миг единый. Вокруг Ельцина…

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы сейчас боретесь с Ельциным, я правильно понимаю?

А.ПРОХАНОВ: Я борюсь с Ельциным в Путине.

О.ЖУРАВЛЁВА: Боже мой.

А.ПРОХАНОВ: Я боюсь с той частью Путина, которая является Ельциным.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это слишком сложно. Тогда вот, пожалуйста, ответьте на вопрос Пасо: «Поддержите свое реноме, — просит он. – Ответьте честно и без лукавого витийства, вы до сих пор характеризуете Путина как эпического героя и гиперборея духа? Или эта аналогия в вас умерла?»

А.ПРОХАНОВ: Я не помню, когда я так пафосно говорил о Путине.

О.ЖУРАВЛЁВА: За вами все записывают.

А.ПРОХАНОВ: Записывают, да?

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно, да. А Медведев – это властелин полярных шапок, я все помню.

А.ПРОХАНОВ: Медведев – властелин полярных шапок?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да, это вы сказали вот здесь.

А.ПРОХАНОВ: Господи, боже мой. Язык без костей.

О.ЖУРАВЛЁВА: «Какую ерунду иногда говорю», да?

А.ПРОХАНОВ: Язык без костей. Нет, я по-прежнему считаю, что выбирая между Путиным и Навальным, я буду постоянно выбирать Путина. Я по-прежнему говорю, что Путин слишком медлит с развитием, а, может быть, он и опоздал с этим развитием.

О.ЖУРАВЛЁВА: А почему вы считаете, что Навальный не стал бы милитаристом, чтобы вам понравиться и сильной рукой?..

А.ПРОХАНОВ: Вы хотите дождаться ответа на вопрос, который вы мне задали? Или не нужно отвечать? Есть такие люди, которые начинают…

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы сказали «между Путиным и Навальным». Это вы сказали.

А.ПРОХАНОВ: Оставим эту тему. Повторите этот вопрос.

О.ЖУРАВЛЁВА: Навальный – почему вы считаете, не сможет стать милитаристом, если он будет президентом? Что ему мешает? Он вялый?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что Навальный вряд ли станет милитаристом, потому что вся его проповедь – она антипутинская, она антигосударственная.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну так это же просто борьба за власть.

А.ПРОХАНОВ: Ну, может быть, он станет милитаристом. Может, он станет Гитлером. Я не гадалка. Я вижу, что вся его философия, вся его политическая психология направлена против Путина. Он, как бы, зеркальная противоположность Путину. Если Путин – военный, то он – пацифист. Если Путин скажет, что нам нужны мощные, там, корпорации государственные, он будет говорить, что нам нужен только мелкий и средний бизнес. Это от противного. Сейчас, ведь, в них не разглядишь оппозиционеров, пока они вне власти. А когда они придут к власти, они, конечно, меняются и превращаются в самую…

О.ЖУРАВЛЁВА: А не бывает такого искушения подождать? Вот, пусть кто-то из них придет к власти и уже реально чего-то поделает?

А.ПРОХАНОВ: У России нет времени на ожидания. Мы потеряли огромное количество времени. Сейчас самый главный ресурс – это время. Не нефть, не газ, не подлетное время ракет, а время как категория. Мы проиграли время. И более того, тот, кто владеет временем, тот, кто владеет ускорением (даже не временем, а ускорением), тот владеет историей. Мы сейчас не владеем ускорением. Поэтому я и говорю, что ждать не приходится. Мы прождали 20 лет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда получается, что вы первый должны ратовать за перемены.

А.ПРОХАНОВ: Я первый ратую за перемены, я за революцию развития.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вы хотите перемен внутри ныне существующей элиты.

А.ПРОХАНОВ: Ну а что такое перемены?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну что? Путин завтра скажет «Я все понял, Александр Андреевич, делаем, как вы скажете».

А.ПРОХАНОВ: Это было бы идеально, конечно. Вы же предполагаете, что надо срезать Путина и его элиту, и поставить туда Немцова и Рыжкова. Вот, я против…

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, я так не думаю.

А.ПРОХАНОВ: А как вы? Расскажите мне, что вы там думаете?

О.ЖУРАВЛЁВА: Сейчас мы уйдем на небольшой перерыв, я вам расскажу в подробностях, как я думаю, а потом вы расскажете, как думаете вы, потому что это ваше особое мнение.

А.ПРОХАНОВ: Спасибо.

О.ЖУРАВЛЁВА: И я напомню, что так называется эта передача. Это журналист Александр Проханов. Меня зовут Ольга Журавлёва. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость – Александр Проханов, журналист и писатель. И мы продолжаем. Александр Андреевич, вы объяснили, что вы еще возлагаете надежды на Путина, но времени все меньше и меньше. Да? Я правильно понимаю?

А.ПРОХАНОВ: Ну, у меня нет выхода, у меня нет альтернативы. И вообще у страны нет альтернативы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Тогда предлагаю вам другую альтернативу, которую сам Путин предложил, нам просто подбросил. Когда он ругал, как мы думали, членов правительства, как нам потом объяснили, других людей, но, тем не менее, ругал и говорил, что «либо я некомпетентен, либо вы плохо работаете и тогда вас надо выгнать». Но я склоняюсь ко второму случаю. А вы к какому склоняетесь? Все-таки, кто некомпетентен? Те, кто исполняют его указания и его политику или сам Путин что-то недопонимает?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что там и те, и другие виноваты, потому что кабинет, который сложился при Медведеве, сам Медведев, который является, по существу, креатурой Путина, от них в последнее время не исходит никакой энергии творческой, созидательной. Это люди, которые являются источником торможения и источником остановки. Причем, эта остановка такова, что иногда кажется, что правительство саботирует, что правительство бездействует. Или оно действует во вред, во вред всем инициативам и во вред всем тенденциям. Взять, например, Министерство образования или взять, например, Министерство транспорта. Я только что проехался по дорогам на северо-запад из Москвы в Псков. Это что-то чудовищное. Вот эти районы Нелидово, Тверская – я езжу там постоянно. И на протяжении десятилетий меняются президенты, меняются губернаторы…

О.ЖУРАВЛЁВА: Но не меняется асфальт.

А.ПРОХАНОВ: Это что-то запредельное. Такое ощущение, что, действительно, эти дороги мгновенно уносятся в космос, как только их прокладывают. Я убежден, что эти дороги – они все трансформируются в виллы в предместьях Лондона, в роскошные автострады в Германии, в другую цивилизацию. Автодор – такое ощущение, что Автодор только и занимается тем, чтобы на месте этих дорог создавать рытвины, полные грязи и мерзости. Как там уничтожаются эти автомобили! Как там эти фуры, которые едут с Запада и где-то после Пскова или, может, после Апочки переходят с западного стандарта дорог на вот этот тверской.

Поэтому эти министры и эти начальники департамента Автодор – их надо привязать за ноги к трактору и волочить по этим дорогам, чтобы они прошли по этим дорогам, оставляя на этих ухабах клочки своей отвратительной плоти. И там в правительстве практически все такие же. Ни от одного человека не исходит порыв, энергия, схватка.

Вот, что такое Дворкович? Или что такое Шувалов? Это люди дискредитированные, о них уже центральное телевидение делает сюжеты, как людей причастных к гнилым сделкам, к коррупционным группировкам. И они сидят на месте и управляют страной.

Господи, а что такое Нано? Это, действительно, государственное телевидение делает мощный дискредитационный сюжет о Чубайсе, который провалил это ведомство, оно наполнено воровством, коррупцией, неудачами. Это же телевизионная компания намекает, что и присутствие Чубайса в РАО ЕЭС является катастрофическим для энергетической отрасли. Там все такие министры. Что они? Не компетентны ли они или они – враги? Вот вопрос. Нельзя быть до такой степени некомпетентными.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но тогда возникает вопрос. Люди, которые собрали эти команды, чуть выше рангом – они-то кто? Враги? Или некомпетентны?

А.ПРОХАНОВ: Они некомпетентны или у них нет кадрового ресурса или они, повторяю, опоздали со временем. Эти люди, о которых я сказал…

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы допускаете, что они ошиблись?

А.ПРОХАНОВ: Я допускаю, что они находятся в плену своих невозможностей. Иначе любой политик, который затевает крупное развитие, крупный сдвиг, он набирает под это развитие, сдвиг армию, команду квалифицированную. Вот эти люди, как мне кажется, они некомпетентны. Мы по-прежнему страна остановки, по-прежнему города в ужасном состоянии, нет дорог, тоска обуяла людей. Противоречия внутри нации множатся, копятся. А правительство причем здесь?

О.ЖУРАВЛЁВА: Я вами восхищаюсь, потому что вы все еще продолжаете верить, что люди, которые это все организовали, придут к какому-то прекрасному результату.

А.ПРОХАНОВ: Да нет. Я же вам говорю, что у меня очень узкий выбор – я должен выбирать между Путиным и Немцовым. И этот выбор предопределен.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему обязательно Немцовым?

А.ПРОХАНОВ: Да потому что альтернативы…

О.ЖУРАВЛЁВА: Да хоть кого выдвинете в президенты. займитесь этим.

А.ПРОХАНОВ: Да вся эта Болотная площадь со всем этим…

О.ЖУРАВЛЁВА: Да причем здесь Болотная площадь?

А.ПРОХАНОВ: А где?

О.ЖУРАВЛЁВА: У вас целый Изборский клуб ваших друзей.

А.ПРОХАНОВ: Ну так это, господи, мы – идеологи, а не политики. Политическая практика – это утонченное.

О.ЖУРАВЛЁВА: А! Вот вы сами работать не хотите, а на других сваливаете.

А.ПРОХАНОВ: Давно я таких глупеньких не встречал. Как в сегодняшнем правительстве.

О.ЖУРАВЛЁВА: О. Как мило. Благодарю вас. Но тем не менее. Совершенно на полном серьезе. Все говорят, что Путин – это хорошо, потому что Немцов – это плохо. Но это же бред?

А.ПРОХАНОВ: Это не бред. Потому что политика – это выбор всегда, выбор. Это выбор. Вот, нам приходится выбирать из этих двух группировок. Более того, нам приходится выбирать из той группировки, которая условно называется Путин, и в этой группировке есть, повторяю, 2 Путина. И идет сражение за того Путина, который все еще способен устремить Россию в развитие, и между тем Путиным…

О.ЖУРАВЛЁВА: А кто ведет сражение вот за этого Путина? Ну, вы – понятно, вы болеете.

А.ПРОХАНОВ: Я веду сражение. Целая группа патриотов. Директора производств, которые мечтают о реконструкции. Крестьяне, которые мечтают о новых агропроектах.

О.ЖУРАВЛЁВА: Получается странно, если в результате все равно никакой альтернативы нет. 2 Путина и Болотная площадь.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это идет сражение. А Болотная площадь здесь вообще не рассматривается. Болотная площадь – это…

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, не рассматривается. Другой оппозиции у меня для вас нет, извините.

А.ПРОХАНОВ: Ну ее не надо. Болотная площадь – это февраль, февраль 1917-го и август 1991 года. Это исключено, это исключено. Просто.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, просто странно, что за все это время так и не нашлось альтернатив. Либо эти альтернативы были аккуратно закатаны при построении вертикали, либо мы чего-то не видим.

А.ПРОХАНОВ: Ну вот Россия – такая страна, что она…

О.ЖУРАВЛЁВА: Безальтернативная?

А.ПРОХАНОВ: Не выдвигает альтернатив. Вот, выдвинули альтернативу в февраль 1917 года в виде Гучкова и Керенского. Что произошло?

О.ЖУРАВЛЁВА: Не знаю. Может быть…

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, единственный человек, который не занимался проблемой альтернативы, был Иосиф Сталин. И все было нормально.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кстати, вы же вообще сторонник сильной руки, да? Потому что по-другому невозможно.

А.ПРОХАНОВ: Я – сторонник просто сильной руки. Бессильная рука может быть рукой просто палача, который свою силу использует для постоянного погубления. Сильная рука в политике нужна для того, чтобы в этой руке сконцентрировать весь ресурс, особенно такой небольшой как Россия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну вот Маргарет Тэтчер, да? Ее какими только словами ни обзывали там и ирландцы, и шахтеры, и профсоюзы, и граждане, и так далее. Это был жесткий политик. Но это была сильная рука в вашем понимании?

А.ПРОХАНОВ: Это была очень сильная рука. Это была настолько сильная рука, что она, по существу, свернула шею такому цыпленку как Горбачёв. Я просто удивляюсь, что Маргарет Тэтчер, которую сегодня хоронят, что ей поются осанны на всех наших телеканалах, и все политики, включая левых, включая Николая Ивановича Рыжкова, отдают должное Тэтчер.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы знаете, мы сегодня удивительное открытие совершили. Мы когда задавали вопросы нашим слушателям для голосования, понятно, что выборка не очень, как бы, богатая, но, вот, по конкретным историям. Когда Маргарет Тэтчер дождалась, скажем так, смерти от голодовки голодавших террористов и националистов, когда она отменила молоко в школах бесплатное для того, чтобы сократить расходы на образование, большинство поддержало ее в этих решениях (наших граждан). Наши граждане тоскуют по сильной руке, мне кажется.

А.ПРОХАНОВ: Большинство англичан поддержало ее?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, наших. Наших слушателей, которым мы предложили либо поддержать, либо возмутиться этим решением.

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну, видите ли, Маргарет Тэтчер, по существу, является не прямым, а косвенным палачом Советского Союза. Она обольстила…

О.ЖУРАВЛЁВА: Да мы же… Сейчас речь идет о том, как она внутри страны своей.

А.ПРОХАНОВ: Она обольстила Горбачёва, она от своих железных сосков вскормила этого предателя. И разрушился Советский Союз. И наши люди поддерживают ее, тем не менее. А поддерживали бы они Гитлера, если бы Гитлер победил, например, Советский Союз? Похоже, что они поддерживали бы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Поддерживали бы, возможно. Дороги потому что, кстати, строили хорошие.

А.ПРОХАНОВ: Не, потому что 20 лет тотальной пропаганды и, конечно, в пропаганду вмешиваются и дороги. Я согласен с этим. Но вот это тотальное оболванивание, такое чудовищное оскопление всех инстинктов выживания в нашем народе – оно чудовищно просто. Поэтому я когда смотрю на вот эту вот осанну, которую по всем каналам поют Тэтчер, я думаю «Боже мой, она же погубила СССР. А наследницей СССР является Россия. Это умер враг. А почему ликовать? Это надо радоваться, что земля взяла этого врага к себе». Причем, действительно, это враг талантливый, жестокий, беспощадный.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо, а внутри своей страны Тэтчер была эффективным политиком?

А.ПРОХАНОВ: Внутри своей страны? Да. Она была империалистом настоящим. Эффективным. Она выиграла войну за Фолькленды, она не отдала кусочка территории. Горбачёв раздавал направо и налево пространства огромные. А это был человек, который послал флот для того, чтобы эти маленькие острова отбить у Аргентины. Она была блестящим политиком, она была блестящим врагом.

Но воздавать должное блестящему врагу можно только в том случае, если ты его победил. Если ты проиграл блестящему врагу, ты не должен отдавать ему честь. Ты под ее пятой, она должна быть тебе отвратительна. Ты должен радоваться ее уходу, ее кончине. Во всяком случае, не салютовать этому британскому флагу.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вас тут спрашивают, радовались ли вы тому, что произошел взрыв в Бостоне?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, как только… Я же и устроил его.

О.ЖУРАВЛЁВА: М? А то Обама-то не знает. Позвоните ему, да.

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, я же и устроил. Я и ходил, и эти кофеварки закладывал по пути маршрутов. И больше того, я хотел, чтобы как можно больше детей там побежало, чтобы взорвалось. Вы же знаете, что я – палач, людоед и…

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, ну, серьезно, на самом деле?

А.ПРОХАНОВ: Ну, почему я должен радоваться?

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы сейчас говорите «Врага надо ненавидеть прямо до последнего».

А.ПРОХАНОВ: Ну, почему я должен радоваться? Вот, радовался бы я, если бы задавшему вопрос сейчас при мне башку бы оторвали?

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно.

А.ПРОХАНОВ: Из этой башки, из этой шейки тонкой торчали косточки и дергались там, и кровь лилась. Радовался бы я? Да ни черта! Я бы первый наложил на эту оторванную…

О.ЖУРАВЛЁВА: Жгут на горло. Спасибо.

А.ПРОХАНОВ: Да, да. И подвесил его.

О.ЖУРАВЛЁВА: На самом деле…

А.ПРОХАНОВ: На самом деле, то, что происходит, это очень, мне кажется, важно. Если это взорвали фундаменталисты, если это взорвала Аль-Каида, это интересно, потому что в свое время, когда я был в Брюсселе, я разговаривал с натовскими офицерами и они сказали, что Советский Союз ушел с арены и для НАТО СССР не враг и Россия не враг. Врагом является исламский мир, который наступает на европейские ценности. И Европа должна защищать именно эти европейские ценности, в том числе и силами НАТО. А именно нужно создавать в недрах исламского мира конфликты, и в этих конфликтах эта исламская пассионарная энергия должна будет тонуть, умирать и гаснуть. И американцы создают эти конфликты. Мы видим, что вся Северная Африка, включая Сирию, это воронки, куда засасывается исламская энергия и гаснет там в крови и в дыму. Так вот ответ этого исламского мира… Я не знаю, кто это сделал, кто мог сделать этот взрыв. Это ответ вот на это страшную, жестокую экспансию Запада и Америки в исламский мир, если это сделали исламисты. Могли это быть и не исламисты.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но если это сделали исламисты, я так просто предполагаю, что для них было бы очень важно взять на себя ответственность.

А.ПРОХАНОВ: А еще время не прошло – они могут взять на себя ответственность. Но мне кажется, что вот эти все «Оккупай Уолл-Стрит» и так далее, вот эта волна тотального нигилизма, которая не приводит ни к коррекции политики, ни к смене лидеров, этот тотальный нигилизм очень скоро переходит в фазу терроризма. И тогда вот эта ненависть к любому порядку, тотальная ненависть – она будет столь велика, что может закладывать вот эти взрывпакеты не только под колыбели детей, но и саму земную ось можно будет взрывать и двигать. Скажем, если в руках этих людей (тотальных нигилистов) оказались бы ядерные боеприпасы, они бы их взорвали. И я вот смотрю, что в мире, конечно, множится вот эта волна нигилизма, отрицания, отвержения. Вот эта ненависть, которая наполняет людей, она уже не мотивирована. У этой ненависти нет объекта. И объектом этой ненависти является все человечество. Это очень интересная фаза, грозная и страшная.

О.ЖУРАВЛЁВА: Война всех против всех?

А.ПРОХАНОВ: Нет, война небольшого количества одиночек против человечества.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ничего себе перспективы вы нарисовали. Как можно к какой войне готовиться? Как можно к этому быть готовым в любой момент?

А.ПРОХАНОВ: Нам надо готовиться к любой войне. Во всяком случае, к этому нужно готовиться морально. Нужно понять возможность перетекания вот этого уличного нигилизма, протестантизма в терроризм, тотальный нигилизм. К этому можно готовиться.

О.ЖУРАВЛЁВА: А наш, простите, уличный нигилизм тоже в эту сторону смотрит?

А.ПРОХАНОВ: И наш тоже может пойти в эту сторону. И наш уличный нигилизм. Я поэтому и говорю, что наш уличный нигилизм может пойти в эту сторону. Я просто наблюдал за Болотной в свое время, и я видел, как вот этот огромный массив толпы, состоящий, может быть, из милых людей, как он накаляет друг друга, какая в этом массиве начинает созревать молния шаровая, какая-то ярость.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть власть права, когда по делу 6 мая задерживают и судят такое количество людей?

А.ПРОХАНОВ: Ну, власть, конечно, права – она защищает себя. Как же она может себя не защищать, когда власти грозит свержение? Потому что Болотная – это были не просто протесты, не просто высказывания возмущенных граждан. Там были, конечно, радикальные лозунги. Причем, мы же видели, как во время вот этого броска, во время марша обычные смертные, слабые, беззащитные люди превращались в зверей, они кидались на омоновцев. Я это говорю, зная. Я сам был там в 1993 году. Я знаю, что такое толпа. Я знаю, как я превращался в зверя.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но 6 мая на Болотной вы, все-таки, не были. Александр Проханов, «Особое мнение». Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость – Александр Проханов. И мы продолжаем. Александр Андреевич, вас тут про международных всяких лидеров спрашивают. Очень беспокоит Илью из Ярославля, что преемник Чавеса опередил своего соперника всего лишь на 1,5%. Можете объяснить, почему? Тут еще писали, что он – бледная копия Чавеса.

А.ПРОХАНОВ: Меня тоже это тревожит. Меня тоже это тревожит.

О.ЖУРАВЛЁВА: Как насчет тенденции? Обществу надоели сладостные обещания социалистов?

А.ПРОХАНОВ: Не знаю, я не могу сказать. Я плохо знаю ситуацию в Венесуэле сейчас. Конечно, Чавес был лидером таким вот, культовым. Он был небожителем, был очарователен, это было такое солнце. А его преемник – он не более, чем тень. Очень трудно стать кумиром, если ты – тень солнца. Но, все-таки, Чавес его из могилы как-то освещает, подсветил его на 1,5%. Но это тяжелая ситуация для страны, очень тяжелая.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вообще руководитель страны должен быть вот таким светочем? Его должны обожать? Он должен всем нравиться?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что он должен иметь несколько черт. Он должен быть отцом нации обязательно. Он должен быть пророком.

О.ЖУРАВЛЁВА: О как?

А.ПРОХАНОВ: Он должен пророчить будущее. Он должен быть героем. Обязательно должен быть героем, потому что он аккумулирует вот эти героические черты в народе. И он должен быть пастырем, он должен пасти.

О.ЖУРАВЛЁВА: А Путин сочетает эти черты в себе, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я хотел бы, чтобы он сочетал. Я думаю, что все эти…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо. Каких ему не хватает?

А.ПРОХАНОВ: Ну, например, он – герой. Ясно, что он – герой, мы видели. Во всяком случае, образ героя в нем присутствует.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну да, когда самолеты, танки и вот это все, да?

А.ПРОХАНОВ: Нет, вторая чеченская война. Он выиграл эту войну. Он не боялся прийти к этим несчастным вдовам, матерям после «Курска». Вот, героическое в нем абсолютно есть как в офицере.

Отец. Этого в нем мало. Более того, он все время отталкивается от этого.

О.ЖУРАВЛЁВА: Он не ласковый отец.

А.ПРОХАНОВ: Он не хочет быть отцом, обнимать своих детей, там, утешать их слезы. Он, все-таки, управленец, он хочет быть управленцем. Хотя, это не так. Когда разрабатывался концепт национальный лидер Путин, многим казалось, а, может быть, и не казалось, что он может быть отцом. Отцом неимущих, слабых, заступников, защитников. Причем, отцом, выстраданным историей. Не ставшим сам по себе, а, вот, как бы, история послала этого отца.

Он не пастырь, он не пасет, в нем очень мало педагогики. Он не склонен к педагогике, он не склонен. Поэтому в нем есть вот эти все черты, но они абсолютно недостаточны и не выявлены. Он не превратился в человека, который провел народ свой через пустыню, он продолжает его мотать. 40 лет уже истекло, а народ все мотается.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вы все еще верите, а это очень важно. Мне кажется, главное – поддерживать.

А.ПРОХАНОВ: Это вопрос не веры, это вопрос не веры. Ну что? Я верю в господа бога нашего. Это вопрос упования, это вопрос уговаривания, это вопрос такого, как бы, магического воздействия в той степени, в какой я, скромный человек в состоянии так воздействовать на человека.

О.ЖУРАВЛЁВА: «Наша Конституция, — пишет Юрий, — по своей сути либеральная, а для вас либералы в соответствии со словарем свободомыслящие – враги нашего государства». Правильно все Юрий пока пишет? «Значит, в реализации вашей мечты об империи необходимо менять Конституцию. Но у нас есть гарант Конституции, он не даст вам ее изменить. Следовательно, у вас будет конфликт с вашим кумиром. Вы готовы к этому?»

А.ПРОХАНОВ: (смеется)

О.ЖУРАВЛЁВА: Как вам это построение? Логично?

А.ПРОХАНОВ: Сложненькое построение, сложненькое.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему? Очень, по-моему, ясно.

А.ПРОХАНОВ: Например, вот, скажем, в нашей Конституции сказано, что наше государство деидеологизировано, а, тем не менее, гарант Конституции сказал, что «увы, в России нет идеологии, и она в схватке мировых идеологий… У нее нет места. И поэтому нужно срочно вырабатывать идеологию». Вот вам и гарант.

Конституция – это буква, а не дух. Потом что такое Конституция? Конституция меняется, когда из нее вырастает субъект. Камзолы меняются. Конституцию шьют Юдашкины от Конституции. И эту Конституцию – мы знаем, кто ее сшил и в какой момент. Эта Конституция была напялена на окровавленное тело в 1993 году.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а что мешает ее поменять, действительно? Сделать ее ближе к жизни, скажем так.

А.ПРОХАНОВ: Я бы хотел, чтобы поменяли после второго срока Путина. Была такая возможность. Во всяком случае, даже без изменения ее. Там были формулы, которые позволили бы Путину задержаться на третий срок. Он не пошел на это.

О.ЖУРАВЛЁВА: Они ему и так позволили.

А.ПРОХАНОВ: Нет, они не позволили – он отдал власть Медведеву, страшно проиграл, вернулся во власть очень ослабленным и сейчас делает все, чтобы компенсировать эти траты. Медведев по-прежнему является такой ловушкой путинской энергии и путинской репутации.

О.ЖУРАВЛЁВА: Изумительно. Вот скажите еще, пожалуйста. «Прокомментируйте заявление пресс-секретаря президента Пескова, — Андрейка пишет, — «у следствия нет оснований, чтобы привлечь Анатолия Сердюкова обвиняемым по делу о коррупции в Министерстве обороны». А вы говорили, что Путин начал реально бороться с коррупцией. Как же так?»

А.ПРОХАНОВ: Если кто-нибудь скажет, что Путин не борется с коррупцией, он просто слепец, потому что каждый день говорит нам о новых коррупционных скандалах.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо, но на другом уровне.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю, о новых коррупционных скандалах. Причем, это коррупционные скандалы не в конторах ЖКХ, а это, в основном, вице-губернаторы, это замминистры. Это очень крупный уровень и их очень много.

Конечно же, то, что вот эти воротилы остаются сейчас ненаказанными или не привлекаются к уголовной ответственности, разочаровывает народ.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а вас-то это разочаровывает?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, меня как и весь народ. Я же живу с народом одним дыханием. Просто если эта антикоррупционная война имеет целью, как бы, ублажить народ, показать народу, что чувство справедливости есть у сегодняшней власти и что наша страна построена на принципе справедливости, который карает мздоимцев и воров, то эта цель не достигается, потому что вне, как бы, карающей десницы оказываются вот такие люди как Сердюков или Скрынник, и это приводит к обратному результату. То есть люди не утоляются тем, что идут массированные удары по коррупционерам, а, наоборот, раздражаются тем, что эти удары не распространяются на главарей. И я думаю, что, как бы, идеологи борьбы с коррупцией – они это должны будут учесть.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему столько ошибок как раз в плане пиара совершает власть? Мне так кажется, во всяком случае, что есть явные ошибки, да? Неудачные комментарии, мимо принятые законы. Даже судебные процессы иногда какие-то кривые получаются.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что это связано с тем, что нет интеллектуалов в Кремле. Пиар – это очень важно, конечно, и ошибки в пиаре – они катастрофические. Нам пришлось исправлять ошибки пиарщиков, которые заставляли Владимира Владимировича накануне выборов двигаться по заповедникам и целовать зверюшек. Мы нашли этому объяснение очень логическое, мы сказали, что, действительно, русская природа взбунтовалась… Она, во-первых, себя сожгла сама, потом облила себя на морозе водой и замерзла, и все потому, что отравляется Байкал. А Байкал – это самый верховный бог русской природы. И в отместку она взбунтовалась. И поэтому, вот, наши Пифии, которые рядом с Путиным, они заставили двигаться по заповедникам и вымаливать у природы прощения.

О.ЖУРАВЛЁВА: Мне кажется, вам стоит заняться пиаром президента.

А.ПРОХАНОВ: И вот поэтому он ездил и целовал то нерпу, то оленя, то тигра. И, в конце концов, природа смилостивилась – нет ни пожаров, ни ледяных дождей. Но если в сторону вот эту нашу заслугу (Изборского клуба), то, конечно, самое страшное, что в борьбе вот этих организационных оружий, которая продолжается между Западом и Россией, мы постоянно проигрываем. Вот этот список Магнитского – это мощнейшее организационное оружие, которое Запад вонзил как гарпун в загривок нашей власти. И с огромным опозданием мы ответили на этот список другим списком Гуантанамо. Это было правильно. А наши умачи воткнули туда этот закон о детях. И тогда это оргоружие – оно было только усилено, мы протолкнули в себя это древко еще глубже.

О.ЖУРАВЛЁВА: И там 2 раза повернул свое оружие.

А.ПРОХАНОВ: Это была гигантская ошибка. Вот интересно сейчас с Навальным. Это тоже очень интересный момент, потому что, ведь, суд над Навальным – это, конечно же, политическое явление. Политическое явление. Если, например, Навального оправдают, это будет, конечно, поражение власти. Навальный сражается с Путиным. Ясно, что Навальный сражается не с судом и не с законом.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но его судят-то все равно не за это, по идее.

А.ПРОХАНОВ: М?

О.ЖУРАВЛЁВА: Формально-то его судят не за то, что он сражается с Путиным.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю, нет, но он сражается с Путиным. И если его оправдают, то тогда Путин окажется проигранным. Если его осудят, то возникнет дикий хай всего либерального сообщества, как и было с Ходорковским. А там, может, власть считает, что пошумят и успокоятся, как это было с Ходорковским?

О.ЖУРАВЛЁВА: Между прочим, очень может быть. Спасибо большое. Александр Проханов, его особое мнение. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире