'Вопросы к интервью
С.БУНТМАН: Но скоро она станет бесплатной только у нас. Александр Пикуленко, Сергей Бунтман.

А.ПИКУЛЕНКО: Добрый день.

С.БУНТМАН: И у нас в гостях Максим Ликсутов, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры г. Москвы и заместитель мэра теперь, да, Максим?

М.ЛИКСУТОВ: Да.

А.ПИКУЛЕНКО: Вот так вот. Почему, когда приходит приятный человек, ему приходится задавать неприятные вопросы?

С.БУНТМАН: Ну, потому что дело сложное.

А.ПИКУЛЕНКО: Вот я бы на месте этого вице-мэра хотел бы видеть другого вице-мэра, я бы с большей радостью задавал ему вопросы. А тут вот… Максим, ведь придется вас огорчать.

М.ЛИКСУТОВ: На все вопросы, на которые я смогу ответить, я с удовольствием отвечу.

С.БУНТМАН: Хорошо. Давай, задавай свой первый ужаснейший вопрос.

А.ПИКУЛЕНКО: Вот получилось ведь все, как у Черномырдина – хотелось, как лучше, а получилось, как всегда. Мы с вами рассматривали концепцию развития транспортной системы города Москвы, и она мне очень понравилась. И мы говорили, что вот сейчас, когда пойдут повышенные штрафы, когда все, как один, возьмутся за дело, и что получилось? Мы говорили, что не будет желтых и зеленых человечков на обочинах, не будет припаркованных кое-как автомобилей, заработают выделенные линии и перехватывающие парковки, транспорт пойдет, как часы…

М.ЛИКСУТОВ: Это, безусловно, все будет, но никто не обещал, что это немедленно будет завтра. Безусловно. Это процесс, и, соответственно, по этому процессу мы идем.

С.БУНТМАН: Ну вот хорошо бы узнать процесс как раз. Потому что мы с вами говорили тогда о парковках и об упорядочивании парковок, начиная с центра города. Я вижу, что…Сан Саныч тоже видит, я вижу предупреждающие таблички, где написано, что 2500 рублей как минимум с вас, товарищи.

А.ПИКУЛЕНКО: Да, и под ними в два ряда машины.

С.БУНТМАН: Ну, помнишь у нас был оселок такой, на котором мы проверять собирались? Это недальний восток. Стоят периодически, но стоят параллельно тротуару. Вот я вижу.

А.ПИКУЛЕНКО: В два ряда.

С.БУНТМАН: Стали стоять параллельно тротуару. Нет, ну это все наши житейские, но важные впечатления. Все-таки – что конкретно, в чем движение к упорядочиванию тех же самых парковок и уничтожению кошмарного нагромождения всего на все?

М.ЛИКСУТОВ: Ну, хочу сказать, что, на самом деле, процесс начался в плане именно упорядочивания парковочных мест. Процесс, который изначально мы так и планировали, для нас было очевидно, что даже начало работы парконов, этих автоматических комплексов фиксации нарушений за парковку, оно не приведет к тому, что начали ездить, начали выписывать штрафы и все сразу же начали перестраиваться и уходить. Этого нет. И я думаю, что этот процесс – мое личное мнение – будет занимать где-то год-полтора, когда люди, получив уже несколько, видимо, штрафов, все-таки примут для себя решение парковаться по-другому. К сожалению, ни наша информационная кампания, ни начало выписывания штрафов парконы… вот те десять, которые сейчас ездят, в день выписывают порядка 800-1000 штрафов за неправильную парковку. Причем количество улиц, по которым мы ездим, пока ограничено в силу того, что нужно начинать на определенных зонах. Нет смысла ездить по всему городу и штрафовать кого ни попадя. Так вот, могу вам сказать – во-первых, мы опубликовали все маршруты движения этих парконов в интернете, на сайте Центра организации дорожного движения можно все это увидеть.

С.БУНТМАН: Ну напомните, основные где.

М.ЛИКСУТОВ: Ну, это практически весь центр города. 69 маршрутов на сегодняшний день. И думаю, что до конца октября их будет порядка 150 с небольшим. Но самое важное другое: например, Каретный Ряд, Петровка – вот там мы начали с самого начала, с первого дня готовить к 1 ноября, когда мы введем платную парковку в пилотной зоне.

А.ПИКУЛЕНКО: И у Петровки, 38, там, где сейчас все столбиками огорожено для особо одаренных оперуполномоченных, да?

М.ЛИКСУТОВ: У нас никаких исключений нет в этом плане.

А.ПИКУЛЕНКО: И Охотный Ряд тоже?

М.ЛИКСУТОВ: Соответственно, Охотный Ряд, где зона есть парковки, где улично-дорожная сеть…

А.ПИКУЛЕНКО: Да там пол-улицы депутаты отобрали у города.

М.ЛИКСУТОВ: Соответственно, там, где будут стоять нарушающие знаки, точнее, где будет парковка вне зоны действия знаков, разрешающих парковку, там, безусловно, будет штраф для всех.

А.ПИКУЛЕНКО: Товарища Жириновского, с его «Майбахом», с мигалкой, кто его будет штрафовать, Максим?

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, автоматический комплекс фото— и видеофиксации не разбирает, кто едет за рулем и к кому относится машина, к счастью. Поэтому хочу сказать другую вещь, уже более по сути, без эмоций политических. Хочу сказать, что для нас, на самом деле, это именно ежедневная работа, никакой политики, и там, где комплексы начали ездить систематически, они ездят раз в 15 минут интервалом, есть целая технология, почему это так нужно делать, за полтора месяца вот такой активной работы те зоны, где ездит паркон, паркуются на 20% меньше с нарушением. Понятно, что из этого какие-то долгоиграющие выводы делать не нужно, но эта есть тенденция. Это уже значит что – что человек, когда эта машина проезжает и фотографирует, уже несколько раз получил штраф, потому что, скорее всего, он там стоит постоянно, приезжает на работу, еще что-то делает, и он уже понимает, что здесь стоять нельзя, и нарушений меньше. Мы это в ручном режиме смотрим, проходя ногами и руками, это не какие-то аналитические выкладки. Поэтому – эффект от этого есть, безусловно. Но эффект, время, которое требуется на то, чтобы это уже как-то отразилось и каждый почувствовал, это год-полтора. 1 ноября, тогда коротко скажу, Петровка, Каретный Ряд и прилегающие улицы – с 1 ноября, есть уже постановление Правительства Москвы о введении пилотной зоны платной парковки, где в автоматическом режиме будет взиматься плата – 50 рублей в час.

С.БУНТМАН: Это как вот говорили, через телефон, да? Или как?

А.ПИКУЛЕНКО: Паркоматы, телефон?

М.ЛИКСУТОВ: Смотрите, мы хотим уйти от наличных денег вообще. То есть это будет такая общепринятая европейская система, и платформу, которую мы взяли, программное обеспечение – это такая наиболее распространенная программа, это смс-оплата, очень простая – на короткий номер 7757 вы отправляете номер своей машины, и парковка началась. Возвращаетесь – либо латинскую, либо русскую букву отправляете «С», как стоп, и прекращаете парковку. Дальше будут стоять паркоматы, с помощью которых вы сможете оплатить по кредитной карте. Либо – предоплатная карта, 500 или 1000 рублей, используя которую также можно будет через смс оплатить парковку. Очень простая, понятная система. Плюс – будут стоять люди, сотрудники департамента, привлеченные волонтеры, которые будут рассказывать, если у кого-то есть вопросы, как оплатить, будет инфографика, с понедельника мы в почтовые ящики всех прилегающих домов жилых, офисных и прочих распространим эту инфографику, все будет достаточно понятно.

А.ПИКУЛЕНКО: Что с резиденсными парковками? Жадность московской власти нам известна, поэтому мы, когда первый раз говорили, говорили, что одно место на владельца квартиры, резидентная парковка. Теперь я слышу такое – да, резидентная парковка, но она будет только с 22 до 6 или с 20 до 8. Вот все-таки преобладает ли разумный смысл для жителей центра, или все-таки жадность московской власти возьмет верх?

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, про жадность никто не говорит.

А.ПИКУЛЕНКО: Как это?

С.БУНТМАН: Сан Саныч.

А.ПИКУЛЕНКО: Я говорю.

М.ЛИКСУТОВ: Вы говорите. Но мы не говорим про жадность. И цель здесь не жадность и ни в коем случае. Здесь в первую очередь забота о самих жителях и резидентах. Почему? Потому что мы отдаем себе отчет, во-первых, что для всех резидентов у нас на уличной дорожной сети мест не хватит. Это первое. Но мы это адекватно понимаем и ясным взором представляем. И на в каком из городов мира такой парковки для резидентов в достаточном количестве нет. Коэффициент, который мы посчитали, 0,6 – обеспечение на одного владельца квартиры, в Нью-Йорке он 0,25, в Париже – 0,4, ну и, в разных других городах по-разному. Хочу сказать, что это пилотный проект, на это мы и делаем пилот. Никто не бежит с открытым забралом сразу на армию неприятелей, ни в коем случае вообще ни с кем не воюем, хотим попробовать разные системы. Эффект от платной парковки, безусловно, мы для себя спрогнозировали, мы понимаем его. Задача пилота – оттестировать систему оплаты, убрать все возможные вещи, связанные с некорректной работой систем, в первую очередь оплаты и контроля. Если потребуется изменить в том числе и время резидентной парковки, мы это сделаем.

А.ПИКУЛЕНКО: Ну, все-таки в пилотном варианте четко скажите. Я вот назвал вам два времени, которые слышал…

М.ЛИКСУТОВ: С 20.00 до 8.00 – бесплатно для резидентов, тех, кто номер свой внесет в нашу базу владельцев, и раз в две недели…

С.БУНТМАН: Это на улице, имеется в виду?

М.ЛИКСУТОВ: Это на улице. Если двор, вне всякой зоны администрирования. Можете парковаться в рамках тех договоренностей, которые у вас есть между собой.

А.ПИКУЛЕНКО: А не придут ли ко мне во двор мои муниципалы, которые двором распоряжаются и не скажут ли: «Двор наш, дом ваш», вот как в свое время Егор Тимурович сказал: «У вас своя квартира», на что ему было сказано: «Это воздух в четырех стенках, а все принадлежит товарищу Лужкову, который хочет – снесет, хочет – нет». Так и здесь – придут муниципалы во двор и скажут: «А двор наш!», рванув последний бриони на груди. И что тогда?

М.ЛИКСУТОВ: Значит, такого не случится точно. Все наши действия – Департамента транспорта и префектуры ЦАО – полностью согласованы, еженедельно, ежедневно обмен полный информационный. Никаких перегибов, перекосов не будет.

А.ПИКУЛЕНКО: Куда жаловаться?

М.ЛИКСУТОВ: В Департамент транспорта города Москвы. Известно, где находится.

А.ПИКУЛЕНКО: Прокуратура ничего не предпринимает, а что вы можете? Вы милицию не можете заставить работать. Вы какие-то парконы устроили, а вон гаишник – вон, 2-й батальон ДПС, из окна могу показать – ничего не делает, даже вот под знаком «Остановка запрещена» у него в три ряда машины стоят.

М.ЛИКСУТОВ: Ну, во-первых, парковка – это сугубо муниципальные полномочия, ответствен за нее Департамент транспорта, лично я. Поэтому все претензии готов…

А.ПИКУЛЕНКО: А за нарушения Правил дорожного движения уже не отвечают гаишники? Теперь Департамент транспорта отвечает у нас за ПДД?

М.ЛИКСУТОВ: ГИБДД, конечно, как отвечало, так и отвечает, безусловно. Это теперь структура федерального подчинения. Безусловно, мы с ними работаем. Безусловно, стараемся сделать вместе все, что мы можем, в рамках наших сил и возможностей, у коллег тоже есть масса проблем – штат, финансирование и прочее, поэтому город многое из того, что есть сейчас в ГИБДД, помогает, соглашение о сотрудничестве подписано, Департамент транспорта очень плотно работает с коллегами из ГИБДД. Понимаем, что, наверное, можно ждать большего, но с пониманием относимся и к тем проблемам, которые есть. Перекладывать друг на друга вину – это неблагодарное занятие.

С.БУНТМАН: Вопрос сразу о парковках. Здесь спрашивает у нас некто Тошка: «Правда ли, что при оплате смс до 60% уходит сотовым операторам?»

М.ЛИКСУТОВ: Совершенно неправда. Во-первых, хочу сказать, что человек, платя за парковку, дополнительно никаких сборов, за смс и за прочие вещи, их нету. Соответственно, заплатил 50 рублей в час – это все сборы, которые есть. Первое. Второе – сотовые операторы получают совершенно мелкую фиксированную сумму, она меньше даже для города обходится, чем обычное смс-сообщение для любого гражданина. И третья вещь – это есть предварительное у нас согласование внутри Правительства Москвы о том, что средства, получаемые за парковку, остаются в управе, в префектуре, то есть город дальше тратит эти деньги на благоустройство той территории, где взята плата.

С.БУНТМАН: Это будет прозрачно?

М.ЛИКСУТОВ: Это будет совершенно прозрачно.

С.БУНТМАН: Это можно проверить?

М.ЛИКСУТОВ: Это будет отчетность. Понятная и прозрачная система. Получили, условно, один рубль – на этот один рубль сделали то-то и то-то. То есть это будет прозрачная система.

С.БУНТМАН: А штрафы тоже? Куда идут деньги, которые мы платим за штраф?

А.ПИКУЛЕНКО: Вот я этот вопрос хотел задать – а штрафы куда?

С.БУНТМАН: Вот которые будут платить больше.

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, я хочу, чтобы платили меньше.

С.БУНТМАН: Понятно, но хочется знать – я нарушил, заплатил…

А.ПИКУЛЕНКО: Вы квитанций напечатали на 800 миллионов рублей.

М.ЛИКСУТОВ: Нет, мы запланировали затраты на почтовые услуги 800 миллионов рублей, да.

А.ПИКУЛЕНКО: И сколько ж надо заплатить вам, если вы своих 800 потратили? Сколько ж вы с нас хотите взять?

М.ЛИКСУТОВ: Ну, я вам могу сказать, что сейчас уже ГИБДД выставило штрафов примерно на 1,5 миллиарда рублей, поэтому все расходы, связанные с почтой, и прочие, они окупаются. В этом даже не сомневайтесь. Вопрос о том, куда эти деньги идут. У нас бюджет, в принципе, весь открытый. Если мы говорим про парковку, то договоренность такая на пилотный проект и дальше, надеюсь, это тоже сохранится, это то, что все средства останутся в префектурах и в управах и адресно будут распределяться именно в части благоустройства территории, а вещи, связанные с парковкой, – ну, это бюджет Правительства Москвы, московский бюджет. Куда там деньги идут, в принципе, это публикуемая вещь, достаточно прозрачная. Я думаю, если какие-то уточняющие вопросы у кого-то будут, мы готовы это рассказать. Но это вообще публичная информация всегда была. Надеюсь, тут проблем нет.

А.ПИКУЛЕНКО: Опять же, жадность московского правительства, опять возвращаюсь к этому же. Во всем мире дают преференции жителям больших городов, которые пользуются малолитражными компактными автомобилями, субкомпактными автомобилями, электрическими, гибридными, да? В Москве такой проект был, начали с микролитражек, налог мы не платили, и вдруг я слышу, что Московское правительство… 1% малолитражных автомобилей в городе, и вы решили заработать на этих людях, а? Максим, ну как же так? Наоборот, надо поощрять. Я вот себе с удовольствием бы… вот у меня машина, например, объемом меньшей литра, 998 кубических сантиметров, 68 л.с., экологический класс 5-й, я мало расходую топлива, мало порчу воздуха. Я радовался почему такой машине? Потому что я был горд – вот я даже транспортный налог не плачу, я помогаю городу, занимаю мало места, трачу мало бензина. И вдруг мне говорят: «Нет, ты будешь платить транспортный налог». Тогда я себе заведу пятиметрового трехлитрового «Ягуара» и буду им пользоваться.

М.ЛИКСУТОВ: Я согласен в том, что город должен поддерживать использование малолитражных машин, это разумная вещь. Я думаю, что свои предложения в этой части как руководитель транспортного департамента я обязательно сформирую и предоставлю. Я считаю, что это совершенно разумная вещь. И, как во многих других городах, практика здесь такова, что стандарты парковочного места сокращаются в целях того, чтобы помещалась на них именно малолитражная машина.

А.ПИКУЛЕНКО: Да, вот я про это и говорю.

М.ЛИКСУТОВ: Это разумная вещь. Соответственно, согласен с вами, что преференции здесь должны быть.

А.ПИКУЛЕНКО: И розетку к маленькому месту, маленькую розетку – пожалуйста, завтра же будет стоять. У меня, например, будет стоять гибридный автомобиль, который я буду заправлять раз в три месяца. И городу будет хорошо.

М.ЛИКСУТОВ: Согласен с вами.

С.БУНТМАН: Я хочу напомнить, Максим Ликсутов у нас в гостях, и мы говорим о парковках и не только, о транспортных проблемах в Москве, с автомобильным транспортом связанных. Кстати, не забудьте, что у нас отдельная передача по средам в 16:30 – у нас разные специалисты из Департамента транспорта, и у нас разные темы в дневном «Развороте» каждую среду мы обсуждаем. Ну, вот вы говорите, сейчас пойдет эксперимент, такой тест парковок – и платных парковок, и, действительно, упорядочивание. Когда будет понятно? Потому что здесь можно не дожить даже, когда это дойдет до Садового кольца. Так, если долго экспериментировать. Потому что, пусть меня считают злобным и гнусным, но вот когда я смотрю, как паркуют здесь у нас, причем игнорируя парковочные места, они пустые, а вдоль тротуара, как стояли машины, так и стоят – на том же Новом Арбате и на очень многих других местах. Как у «Европейского» центра стояли… вот тут мне пишут очень много о «бомбилах», да, у каждого метра, «бомбилы» в 4-5 рядов стоят, Дорогомиловка стоит вместе с ними, весело. И так далее и тому подобное. Когда можно ждать достаточно разумного развития системы платных парковок и штрафов за неправильную парковку?

М.ЛИКСУТОВ: Постановление правительства о пилотном проекте предусматриваем сроки начала и конца этого проекта. Начало – 1 ноября, конец – 28 февраля 2013 года. За эти месяцы мы должны протестировать все системы, уточнить все те параметры, связанные с резидентной парковкой, с системой взимания платежей, с системой контроля за оплатой и прочее. Я уверен, что этого времени хватит, чтобы все системы проверить. Соответственно, если с учетом внесенных изменений и прочего, то с 1 марта Бульварное кольцо, весь периметр Бульварного кольца и все улицы, которые внутри, попадут в платную систему парковки.

С.БУНТМАН: А о Садовом вы еще не думали?

М.ЛИКСУТОВ: Нет, о Садовом мы тоже думали. Это следующий год, 2014 год – Садовое кольцо.

А.ПИКУЛЕНКО: Появятся ли выделенные линии на Садовом кольце?

М.ЛИКСУТОВ: Мы, скажем, такую возможность прорабатываем. Есть на Садовом кольце участки очень интенсивные с точки зрения движения общественного транспорта, и, скорее всего, там нужно сделать им для этого приоритет. Поэтому мы этот вопрос серьезно рассматриваем, заранее с теми владельцами недвижимости или офисных центров прорабатываем этот вопрос тоже, в диалоге они с нами участвуют, поэтому ни для кого не будет неожиданностью, если такая полоса появится.

А.ПИКУЛЕНКО: Ну, на Садовом кольце интервал движения троллейбусов сейчас иногда достигает получаса. Вот, при всем уважении к Департаменту транспорта и к Максиму Ликсутову лично, я все-таки не согласен как человек пожилой, болезненный прыгать на остановке, тряся конечностями, при довольно-таки прохладной температуре в Москве, полчаса ждать троллейбуса. А если я человек интеллигентный, в ботиночках на тонкой подошве, и тороплюсь с портфельчиком по делам?

С.БУНТМАН: Я сейчас тогда дополнительно спрошу. Одно дело – интервалы, а другое еще – четкое знание расписания движения. Для этого во многом выделенные полосы-то и придуманы, чтобы было четкое и ясное расписание.

А.ПИКУЛЕНКО: И GPS на общественном транспорте, Glonass, извините, нам обещанный?

М.ЛИКСУТОВ: Тогда с конца.

С.БУНТМАН: Давайте самый конец мы сейчас осветим, а после перерыва уже к началу перейдем.

М.ЛИКСУТОВ: Да, тогда с троллейбуса. Если мы говорим про Садовое кольцо, безусловно, там троллейбус в интервалы не в час-пик ходит достаточно редко, это правда. Соответственно, мы сейчас рассматриваем вопрос о статусе вообще троллейбуса в городе Москва, какие участки он должен работать, где использовать эффективно троллейбус, где неэффективно. Это, поверьте, достаточно большая работа, потому что здесь эмоционально нельзя принимать решения.

А.ПИКУЛЕНКО: Это правда.

М.ЛИКСУТОВ: Поэтому вопрос, который мы себе поставили как задачу, это уточнение новой маршрутной сети общественного транспорта города с учетом принятых решений по развитию метрополитена, принятых решений по развитию пригородного железнодорожного транспорта, и техническое задание для консультанта готовим.

С.БУНТМАН: Мы продолжим через пять минут с Максимом Ликсутовым, не забывайте задавать вопросы.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Ну что ж, мы продолжаем, Максим Ликсутов, зам. мэра Москвы в Правительстве Москвы, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры г. Москвы. Значит, мы начали с конца. То есть про троллейбусы на Садовом кольце мы поговорили немножко и вообще о развитии троллейбусов – что это надо просчитать, где троллейбусы, где у них не хватает… как правильно – рог или рогов?

А.ПИКУЛЕНКО: Да, можно пустить маломестные низкопольные автобусы на части маршрутов.

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, мы сторонники того, что, наоборот, автобусы вот эти малолитражные…

А.ПИКУЛЕНКО: Я не про «Газели», я имею в виду все-таки автобус 20-30 мест.

М.ЛИКСУТОВ: А, средние. Согласен с вами, мы это все как раз сейчас считаем. Почему – потому что инфраструктура троллейбусная, с одной стороны, безусловно плюс для города с точки зрения экологии и массы других вещей, более тихий ход и прочие вещи, уже привычные москвичам, но проблема с парками, с инфраструктурой, она достаточно сложная. Поэтому мы рассматриваем разные варианты. Вы знаете, автобусы, которые мы покупаем, это только Евро-5, последние два года уже. Поэтому с точки зрения экологии делаем все лучшее, все возможное, что есть. В плане Глонасс-GPS, на самом деле, мы уже вплотную подошли к тому. Мы в октябре полностью завершим оснащение городского транспорта – это трамвай, автобус, троллейбус – системами Глонасс и рассчитываем, что уже к концу этого месяца какие-то сервисы, удобные для москвичей, мы сможем предоставить. Это для города контроль за движением транспорта, выполнением расписания, и для людей – прогнозирование подхода автобуса, троллейбуса, трамвая к остановочному пункту. И дальше про расписание хочу сказать, что мы с учетом введения вот этой электронной системы контроля сможем более четко контролировать исполнение оператором городским расписания и четкости его работы. Поэтому также, соответственно, будет инструмент контроля, инструмент принятия решений.

А.ПИКУЛЕНКО: Вот тут вопросы задают. Как с инвалидами у нас будет? Как буду пользоваться парковкой для инвалидов? Потому что сейчас под знак «Парковка для инвалидов» просто по-хамски могут поставить любую машину.

С.БУНТМАН: Что значит «могут»? так и ставят просто.

М.ЛИКСУТОВ: Согласен. Сейчас, к сожалению, у нас люди к этому, да и вообще к парковке, относятся так, пока наплевательски, я считаю, в городе. В части инвалидов, безусловно, мы предусматриваем 10% мест для инвалидов и только для них. Если кто-то запаркуется на этом месте, это будет считаться нарушением правил парковки вплоть до эвакуации транспортного средства. Это в пилотной зоне. И, соответственно, люди, имеющие право на льготу, это предусмотрено федеральным и московским законодательством, смогут ставить машину бесплатно. Это, безусловно, наша обязанность, мы ее будем выполнять.

С.БУНТМАН: Да, но при этом надо абсолютно жесточайше контролировать.

А.ПИКУЛЕНКО: Конечно. Новые троллейбусы и автобусы у нас оборудованы? Вот здесь с коляской никуда уехать не может Аня. Мало низкопольных.

М.ЛИКСУТОВ: Обязательно оборудованы все. И то, что мы рассматриваем как перспективный подвижной состав, это все обязательно должно быть. Мало того, еще сейчас с общественниками, которые ратуют за развитие велосипедного движения, мы будем тестировать такое приспособление, которое будет впереди транспортного средства, автобуса-троллейбуса, куда можно будет поставить велосипед.

А.ПИКУЛЕНКО: Да, кстати, это очень удобно. Это американский принцип.

М.ЛИКСУТОВ: Вот как раз мы взяли эту конструкцию, несколько доработали под наши стандарты, договорились с ГИБДД. Органы, на самом деле, в рамках своих возможностей, искренне говорю, идут нам навстречу. Есть такая волна критики на них, но есть очень разумные люди, которые…

А.ПИКУЛЕНКО: Где?

М.ЛИКСУТОВ: Там есть, в ГИБДД.

А.ПИКУЛЕНКО: Я вас умоляю… Ни одного не встречал.

М.ЛИКСУТОВ: Ну вот я приглашу в следующий раз.

А.ПИКУЛЕНКО: Любителей голубей из Ярославля знаю, а разумных – нет.

С.БУНТМАН: Вот не надо, я тут недавно встретился с совершенно идеальным киношным инспектором. Кстати, на Петровке встретился.

А.ПИКУЛЕНКО: Его там одного держат.

С.БУНТМАН: Абсолютно идеальный, который мне рассказал все про будущие штрафы и сказал, что – как некрасиво выезжать на розовый свет близко к перекрестку при загруженной улице. Абсолютно был замечательный мальчик, потрясающий совершенно.

М.ЛИКСУТОВ: Поэтому, такое приспособление, если не будет проблем с безопасностью движения, то можно будет на остановку прийти с велосипедом, поставить его впереди автобуса, проехать часть отрезка пути на автобусе и поехать на велосипеде дальше. То есть мы какие-то вещи стараемся сделать комфортными.

С.БУНТМАН: Это очень хорошо.

А.ПИКУЛЕНКО: А не будет ли в Москве развиваться система прокатных велосипедов, которую я во всех городах уже встречаю? И пешеходные зоны меня тоже интересуют.

М.ЛИКСУТОВ: Тогда про прокат. У нас есть, у Правительства Москвы, таких два партнера, не буду их называть, которые изъявили желание быть партнерами города в части велосипедного движения, развития велосипедного проката. Одна – это крупный банк московский, другая – крупная международная компания, которая в рамках своей программы за здоровую жизнь готова размещать эти велопрокатные вещи. В Нью-Йорке, например, такой «ситибайк»…

А.ПИКУЛЕНКО: Да, в Париже, пожалуй, самый развитой из тех мест, где я побывал.

М.ЛИКСУТОВ: Да. Мы будем развивать. Рассчитываем, что примерно около 5000 велосипедов к следующему сезону будет в прокате находиться, в наиболее оживленных и востребованных местах, и 2000 мест велопарковок.

А.ПИКУЛЕНКО: У нас прокат будет так же, как, например… мою душу очень греет возможность в Париже ездить первые полчаса бесплатно и успеть за это время через 25 минут поменять велосипед.

С.БУНТМАН: Хитрый ты.

А.ПИКУЛЕНКО: Жадный я.

С.БУНТМАН: Жадный!

М.ЛИКСУТОВ: А говорите о Правительстве Москвы.

А.ПИКУЛЕНКО: Так а всегда неприятно, когда твои недостатки у сидящего напротив. Вот как это будет организовано? Будет ли какая-то бесплатная часть?

М.ЛИКСУТОВ: Да, примерно то, что вы сказали – около 30 минут бесплатно можно будет ездить, дальше небольшая плата. Хотя, на самом деле, цель платы этой, ровно как и в Париже, не столько зарабатывание денег, сколько стимул вернуть велосипед назад, если он вам не нужен. Поэтому здесь на этом прокате никто точно не зарабатывает, это сопутствующие доходы – от рекламы, от продвижения бренда и прочее. Здесь это не самоокупаемый процесс.

С.БУНТМАН: Здесь есть несколько важных вопросов. Например, вопрос о «карманах» для остановок общественного транспорта. Это очень удобная штука. В некоторых местах в Москве, я вижу, это делается. То есть они покидают даже свою выделенную зону, бывает, а там, где нет, уж сам бог велел. Эти «карманы» будут повсеместно делаться, где возможность есть?

М.ЛИКСУТОВ: Везде, где возможно, особенно на участках, где интенсивное движение, вот я хочу найти цифру, сколько сделано «карманов» у нас сейчас. Порядка 600 остановочных пунктов в центре города оборудованы «карманами», которых раньше не было. И, во-первых, «карман» еще, помимо организации дорожного движения, это еще такой фактор безопасности, потому что трагедия, которая была, вот она показывает, что, к сожалению, от пьяного водителя защиты никакой, как и от камикадзе, никто не придумал, но все равно наличие «кармана» делает более безопасной остановку общественного транспорта. Поэтому «карманы» делаем максимально. По реконструируемым трассам это будет уже как стандарт. В городе все те места, которые можно доделать по «карманам», будут сделаны.

С.БУНТМАН: «Карманы» для разворота и для левых поворотов, где они, увы, сохраняются?

М.ЛИКСУТОВ: Мы стараемся сделать это в первую очередь через разметку, потому что иногда «карманы» придется вырезать из тротуара, чего очень не хотелось бы, потому что у нас и так с пешеходным пространством, это вопрос, который задавали, не очень хорошо пока в городе.

А.ПИКУЛЕНКО: В том-то и дело.

М.ЛИКСУТОВ: Да, поэтому убирать у пешехода еще дополнительное пространство крайним образом не хотелось бы. Поэтому стараемся через разметку, через уменьшение ширины полосы тоже какие-то вещи делать. Тем более у нас полоса очень широкая, и уменьшение полосы, как вы знаете, очень сильно влияет на скорость

С.БУНТМАН: Да, сильно широкая полоса приводит к противоположному эффекту – по полтора ряда получается.

А.ПИКУЛЕНКО: 2.75 – я считаю, больше чем достаточно.

М.ЛИКСУТОВ: Сейчас 3.50 у нас зачастую.

С.БУНТМАН: Сейчас делается новая разметка, в общем-то, где реконструируется.

М.ЛИКСУТОВ: Спасибо, между прочим, Министерству внутренних дел, заместителю министра, который курирует безопасность дорожного движения, — в плане каких-то вещей можно комфортно обсуждать эти вещи.

С.БУНТМАН: Очень серьезный вопрос и не такая уж деталь, как кажется, это новые светофоры. Во многих местах есть новые светофоры, но люди замечают у нас здесь в смсках, и нам самим видно, что они иногда под удивительными углами висят совершенно. А потом, я видел такой чудесный светофор, который был, как, знаешь, молекула ДНК, завернут, такой вот спиралью, у него почему-то зеленый смотрел в совершенно другую сторону. Вот что с этим бывает? Это недорасчет прочности конструкции, или что это такое? Потому что такое ощущение, что они от ветра просто меняют угол.

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, на самом деле, за светофоры отвечает Департамент транспорта, вот это как раз моя полная ответственность. Поэтому все, что связано с работой светофоров, пожалуйста, просьба обращаться, у нас есть жесткие регламенты внутри Правительства Москвы, связанные с ремонтом светофоров, до суток любой неработающий светофор, неважно, что случилось, от трех часов до 24-х часов светофор должен быть полностью отремонтирован. На это есть очень строгие требования у нас внутри, и система контроля, между прочим, тоже налажена. Если вы заметили, часть светофоров мы стали делать, во-первых, светодиодные, второе – с отсчетом обратным времени.

С.БУНТМАН: Да, это очень удобно.

М.ЛИКСУТОВ: Мы считаем, что это такая правильная вещь. И мы еще попробовали с точки зрения пешеходов сделать специальную подсветку пешеходных переходов там, где больше двух полос в одну сторону. Это, если вы видели, например, в районе Счетной палаты, улица такая – там мы специально подсветили лампами насыщенного желтого цвета, такая стена световая получается, и когда вы выходите на эту, особенно в вечернее время, сейчас у нас темнеет рано, такой насыщенный силуэт человека виден издалека. Такой тоже был тестовый экспериментальный участок, мы посчитали, что это очень хорошая вещь, очень востребованная, и будем дальше это делать по другим опасным местам.

С.БУНТМАН: Система режима работы светофоров компьютерная…

А.ПИКУЛЕНКО: Интеллектуальная система, которую нам давно обещали…

М.ЛИКСУТОВ: Да.

А.ПИКУЛЕНКО: Не работает пока?

М.ЛИКСУТОВ: Мы ее за этот год должны насытить датчиками контрольными, которые анализируют дорожное движение, дальше мы должны те светофоры, которые способны работать в адаптивном режиме координированного направления, заменить. Соответственно, за этот год мы это сделаем. За следующий год мы весь этот верхний уровень системы так называемый, у нас он так и был по плану, мы его развернем, и на части участков она появится.

А.ПИКУЛЕНКО: Вот светофоры вы себе забрали. Может, вы себе и разметку, и знаки заберете?

М.ЛИКСУТОВ: Это тоже наше.

А.ПИКУЛЕНКО: Это все ваше? И вот эта вот вакханалия – «повесил знак так, как мне хочется…»

М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, с этим работа идет. К сожалению, у нас получалось зачастую, особенно в эпоху активных строительных работ до прихода Сергея Семеновича на должность, знаками у нас владеют все, и вот сейчас идет процесс передачи знаков, светофоров, всего в Центр организации дорожного движения. В ближайшее время мы это все завершим. Это будет наша ответственность до конца. И Департамент транспорта, чтобы все знали, в городе будет отвечать единственный за все эти вещи.

С.БУНТМАН: Это хорошо.

А.ПИКУЛЕНКО: Это правильно. Мы это только приветствуем. То есть ГАИ нам все-таки в городе в итоге будет не нужно? У нас будет Департамент транспорта, который отвечает за все…

М.ЛИКСУТОВ: Нет, Департамент транспорта без полицейских функций. Но за знаки, за разметку, за светофоры Департамент транспорта и я персонально отвечает.

С.БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, такая вот простая ситуация. Я очень люблю природу, но вот когда природа начинает загораживать и знаки, и светофоры, плюс еще совмещение светофор уже не с природой, а с рекламными и другими указателями, когда они по важнейшим просто осям обзора, когда тебе нужно принимать решение уже как автомобилисту, когда они перекрыты просто-напросто, эти знаки, это как, это что, к кому обращаться?

М.ЛИКСУТОВ: Все, что касается знаков, еще раз, это Департамент транспорта, Центр организации дорожного движения Правительства Москвы, наше подведомственное предприятие. Это наша персональная ответственность. Соответственно, все вещи, которые мешают, некомфортны…

С.БУНТМАН: То есть и кусты подстричь, и…

М.ЛИКСУТОВ: Либо переставить знак, либо поставить дублирующий знак, это мы. Поэтому мы открыты для любых предложений и, честно говоря, очень рассчитываем на то, что это будет именно общение в две стороны. Плюс – хочу сказать, что в части светофоров, например, светофоры новые, они с системой самодиагностики, то есть если мы будем оперативно видеть сами, что работает некорректно, по тем светофорам, которые еще не в этой системе, постараемся их до конца года заменить.

С.БУНТМАН: Вот Олег пишет, что это новое развлечение, что это хулиганство – разворачивать светофоры. В Орехово-Борисово, например.

М.ЛИКСУТОВ: Я могу сказать тоже для примера, что в день в Москве воруют порядка 70-80 знаков. Мне очень сложно сказать, в таком количестве зачем они нужны, но факт тот, что зачастую такое есть развлечение, наверное, как, к сожалению, очень плохое развлечение для кого-то, это обстрел из пневматики общественного транспорта. Это дикое преступление. Это не просто хулиганство, это уже нанесение вреда общественности и городу, и наказание за это должно быть очень строгим.

С.БУНТМАН: Вы знаете, еще с общественным транспортом, мы сейчас всего не успеем, почаще нам надо встречаться, и помимо передач в среду. Что все-таки с уничтожением очень большой части навесов над остановками, павильонов?

М.ЛИКСУТОВ: На самом деле, навесы не уничтожали. Мы старались привести в порядок остановочные пункты, особенно связанные с т.н. «АТМами», где на остановке продается бог знает что и сама остановка не является пунктом обслуживания пассажиров, а еще рядом останавливающихся машин, которые останавливаются прямо на пешеходном переходе, создают кучу проблем общественному транспорту и огромные проблемы с точки зрения безопасности. Поэтому Правительство Москвы предпринимает огромные усилия, связанные с тем, чтобы безопасность на остановочных пунктах и комфорт пассажиров обеспечить, там, где остановки, вот эти вот АТМы убираются, на них будут новые остановочные пункты, нормальные – с навесами, с лавками, с информацией про рейсы, с расписанием движения общественного транспорта, с много-много другой информации.

С.БУНТМАН: То есть это будет?

М.ЛИКСУТОВ: Это все будет, безусловно.

А.ПИКУЛЕНКО: А транспортно-пересадочные узлы? Когда мы увидим реально… я бы хотел, чтобы на таком сложном, как Выхино, участке, вот когда там появится нормальный транспортно-пересадочный узел, удобный для людей, чистый, не вонючий, не грязный, чтобы все-таки, там, ну, чтобы было хорошо?

М.ЛИКСУТОВ: Скажу вам, что вот на этой неделе под председательством мэра на градостроительной комиссии было рассмотрено решение о выдаче разрешения на строительство как раз на Выхино, помимо других восьми транспортно-пересадочных узлов, сегодня утром был на транспортно-пересадочном узле будущем в Домодедово, за этот год там должно быть все благоустроено в плоскостном исполнении, так скажем, и начаты проектные работы по строительству там большого капитального транспортно-пересадочного узла. В следующем году, я считаю, вы уже увидите те результаты, которые в этом плане сделаны.

С.БУНТМАН: Хорошо. Но задолго до этого мы еще встретимся неоднократно и обсудим проблемы.

М.ЛИКСУТОВ: Рассчитываю на ваш эфир очень сильно.

С.БУНТМАН: Да, спасибо большое Максиму Ликсутову. Напоминаю, что наша встреча на «Парковке» это одно, но есть и регулярные, еженедельные – в среду в 16:30 у нас передача с Департаментом транспорта. Спасибо.

М.ЛИКСУТОВ: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире