7 июня 2003 года
В прямом эфире радио «Эхо Москвы» программа «Парковка»
В гостях — Юрий Ким, организатор «Формулы — Русь»
Ведущие эфира Сергей Бунтман, Александр Пикуленко.

С.БУНТМАН: «Парковка» сегодня во многом спортивная, моноформула национальная, которую мы сегодня ведем. И самое главное, что это как раз та ситуация, когда в отличие от прогнозов погоды, наш прогноз полностью оправдался. Мы, наверное, уже второй год это точно, как мы  рассказываем об этом. Год назад мы, здесь с самого начала, с первой гонки, рассказывали, приглашали многих из коллектива. И вот сегодня у нас главный организатор «Формулы — Русь» Юрий Ким. Здравствуйте! И что самое приятное, что первая российская «Формула» состоялась. Теперь я уже могу точно сказать, с последнего разговора с Юрием прошел год, и понятно, что «Формула» состоялась и что это наша национальная формула со всеми плюсами и даже минусами этой формулы — но она наша. И как скептики не говорили, доходило до того, что это называли «утюгом на колесиках» получился нормальный гоночный автомобиль.
А.ПИКУЛЕНКО: Хорошо, вот Юрий представьте доказательства нашим радиослушателям, кроме того, что это состоялось. Почему мы должны верить, что это состоялось?
Ю.КИМ: Вы знаете, как бы сейчас уже совершенно другой подход. Вы представляете, что такое 21 машина на старте!
А.ПИКУЛЕНКО: 21 машина на старте. Вот «Формула-1» — 22.
Ю.КИМ: Вы отстали от жизни. В четверг 12 числа на старт выходит 21 машина. И в принципе даже может быть дело не в том, что у нас появились титулованные участники, что у нас поехали мальчишки, но те мальчишки, за которых мы, может быть, через два года, через пять лет мы можем гордиться на мировой арене.
А.ПИКУЛЕНКО: А это может быть в принципе так и должно быть.
Ю.КИМ: Нет, мы ради этого и строили. Вот это не должно быть, а это то, ради чего мы это создавали. В результате так и должно быть, чтобы перспективные гонщики были, чтобы именно формула национальная вырабатывала какой-то.
Ю.КИМ: Нет, национальная формула существует для того, чтобы вырастить, чтобы мы могли вырастить свою национальную гордость. Негде было растить пацанов, эти пацаны не могли вырастать, эти пацаны не могли где-то накатывать. А сейчас у нас в четверг стартует шесть мальчишек, двое из них 15-летние. И если с ними правильно будут работать, они уже через два, три года смогут защищать цвета России на международной арене.
А.ПИКУЛЕНКО: — Объясните нашим слушателям, что такое, во-первых, национальная моноформула. Надо напомнить, что формула «Русь», что она собою представляет. И второй вопрос, потом.
Ю.КИМ: Моноформула она имеет, наверное, самый большой недостаток, что все машины одинаковы. Что вот то, что мы привыкли смотреть, допустим, в «Формуле-1», то есть достоинства Феррари, недостатки моста, технические ценности там еще кого-то, у нас этого нет. Все едут на одной машине. Но это и  самое главное, самое основное, пожалуй, достоинство то, что все едут на одинаковых машинах и тут уже талант пилота. Насколько пилот может подстроиться под эту машину, насколько он может адекватно ее оценить, именно от всего этого сложится вот его результат.
А.ПИКУЛЕНКО: То есть это формула пилотская. Никаких конструкторов, никаких инженеров.
Ю.КИМ: Нет. Естественно работает очень большая сильная бригада, которая всем делает одинаково. Ну, насколько возможно одинакова. Но эта формула показывает, кто из пилотов быстрее, реально из пилотов быстрее.
А.ПИКУЛЕНКО: А насколько реален разброс по качеству автомобиля, по скорости на трассе?
Ю.КИМ: Нет, вы знаете, двух одинаковых машин все-таки я с вами согласен, абсолютно, быть не может. Но мы проводили как бы, мы внутри себя проводили тесты, у нас есть пилоты и вы его знаете, которые обкатывали все машины.
А.ПИКУЛЕНКО: Надо сказать, кто есть пилоты.
Ю.КИМ: Альберт Наполов, я думаю, за год проезжает дистанцию там семи или десяти чемпионатов, потому что он каждую неделю, два раза в  неделю на всех тестах, тестирует эту машину. Это огромнейший накат. . сейчас отвечает за то, что у нас нет поломок моторов, нет поломок коробок и техническим проблемам. То есть Львович сейчас как бы занимается тем, что следит за техникой очень внимательно. Вот, он сидит там колдует и у нас после этого ничего не ломается.
С.БУНТМАН: Вопрос у меня такой к Юрию Киму. Когда негде было накатываться, тем не менее, существуют у нас определенные автомобильные соревнования, какое-то время, несколько лет существуют такие вещи, как «Формула 1600», как «Формула-3». Почему, какие у вас основания говорить, что там молодые пилоты не могли накатываться, не могли.
Ю.КИМ: Я не говорю, что они не могли, тяжелее было сделать селекцию. Во-первых, эти классы гораздо более критичные, наша машина, наверное, один из ее недостатков. Ну, конечно, утюг это не очень оскорбительно, это очень хорошая учебная парта. То есть на ней можно ошибиться, включить передачу, улететь с трассы, но после этого поменять рычаг подвески и поехать дальше. В тех классах ошибся, коробку выкинул, мотор загнул и никуда не поехал. Это очень дорого. Когда строится пиковая машина, очень критичная, из которой выжито все до последних ее возможностей, она отточена на результат, на соревнование, на все. Она естественно критическая, она ломается. То, что мы создавали, мы создавали очень такой гарантированный спокойный автомобиль. И вы не представляете, какие воины у нас шли в коллективе в процессе создания, потому что каждый инженер, каждый конструктор пытался создать свою собственную «Формулу 1», найти долю секунды. И в то время это был подвиг внутри ребят, когда они смогли это оценить и смогли создать в итоге надежную машину, которая просто вот смогла выдерживать все это и смогла ездить. У нас случаи в прошлом году были, в этом году были пять, шесть машин разбивают на трассе, мы за час их восстанавливаем и они едут дальше. Мы их не чиним, мы отсоединяем узлы, ставим новые узлы, и они едут.
А.ПИКУЛЕНКО: Этот ремонт, она сконструирована так, чтобы ее можно было быстро разобрать, и собрать.
Ю.КИМ: Она именно сконструирована под то, чтобы можно быть такой надежной и простой. И накатка, которую в  результате можно на этом получить, он совершенно другой. Я просто сам имел команду в тех классах и сам знаю проблему, что я беру нового пилота и держусь за голову, потому что знаю, что у меня два мотора, и коробка будет сломана. Просто одно неудачное переключение.
А.ПИКУЛЕНКО: Здесь все-таки дополнительный стресс, но мне кажется, что вот это время ушло леще для того, пошло на то, оно не ушло, пошло на то, чтобы понять задачи этой формулы, чтобы уяснить еще ко всему еще, понимаете.
Ю.КИМ: Нет, здесь другой подход. Мы когда начинали это делать, мы понимали, что мы в какой-то мере там альтруисты, конечно, мы четко понимали, что мы на этом денег не заработаем, но у нас были какие-то средства, чтобы шагнуть вперед. Мы эту машину строили под какую-то конкретную идею, под конкретную цель. Вот сейчас первый год она отрабатывает. Поймите, мы для многих сейчас являемся не принятыми, для многих являемся врагами, потому что мы помимо того, что создали машину, которую сами обслуживаем. Естественно как бы  инженеры других команд считают, что это в принципе неправильно, надо сейчас им отдать эту машину, они все знают, какой винтик подкрутить, и она поедет на полсекунды быстрее.
А.ПИКУЛЕНКО: То есть раздать изначально. Между прочим, так многие и понимали эту идею. Что вот сейчас будут одинаковые машины, всем раздадут. Вы как-то говорили здесь в этом эфире, что раздадут и вот тут начнут колдовать и каждый будет свои настройки менять.
Ю.КИМ: А вот когда мы стали над этим всерьез задумываться. А вот  тогда, понимаете, молоденький картингист, который уже выигрывает, допустим, уже где-то в чемпионатах Бельгии, в чемпионатах Швеции. Вы посмотрите у нас мальчики 12, 14-ти, 15-ти лет едут в Европе очень достойно, а потом никуда не вырастают. Потому что он должен прийти в Формулу и сразу научиться понимать, что такое аэродинамика, что такое ряд коротких передач, что такое давление в шинах, что такое стратегия на трассе. Очень много параметров, он должен научиться работать с людьми, а он еще машину не понимает. А мы даем первую ступень, мы даем понимание машины. И вот в конце этого года, мы впервые на последних двух этапах разрешим ну какие-то вещи настраивать, не все, а определенный ряд параметров, чтобы это было адекватно. То есть мы сейчас создаем, во-первых, мы в этом году очень много форматов поменяли. Я не знаю, ну мы поменяли очень много, и как одна из смен это то, что он будет не просто понимать, что такое Формула, а он потихоньку начнет понимать изменение углов атаки крыла к чему приведет, изменение жесткости стабилизаторов к чему приведет. То есть мы будем готовить уже пилота, который может пойти в очень достойный и очень быстрый класс.
А.ПИКУЛЕНКО: Но для этого ему надо вкатиться?
Ю.КИМ: Да, а то, что мы можем ему позволить, вот у нас за этот год там одна машина сейчас снята с эксплуатации из-за того, что там был очень сильный и очень жесткие удары. И там есть деформация рамы, которую мы можем починить. А так у нас мальчишки приезжают и ездят. Отъездили гонку, потом там ездят в понедельник, четверг. В понедельник, четверг следующая гонка. Понедельник, четверг, понедельник, четверг. Столько тестов, как у нас нет ни в одной серии. Мы в этом году даже смеялись там. Ну, такой смех сквозь слезы был, когда первый тест там прошел героически, и начинается второй тест. И мы понимаем, что мы на тестовую сессию ездим, едем. Обычно, ну формат прошлого года ну четыре, максимум шесть машин это уже много. А мы 19 машин уже везем на тестовую сессию. Вы представляете, что такое 19 машин с утра привезти на трассу, развернуть, обслужить, принять 19 пилотов, посадить за руль, обеспечить трассу, выпустить их, чтобы они там покатались. Через двадцать минут их принять, обслужить. 19 автомобилей. Потому что когда четыре-шесть, ну не проблема, не задача. Их же еще надо привезти, поставить шатер. Проблема Москвы, проблема московского региона отсутствия стационарной трассы. Это катастрофа.
С.БУНТМАН: Я хочу напомнить, что у нас в гостях организатор формулы «Русь» Юрий Ким. У нас с Александром Пикуленко на «Парковке». Прошу такую интермедию нам сделать и напомнить, как проводятся соревнования, по каким условиям и где на каких условиях.
Ю.КИМ: Ну, наверное, только я могу на этот вопрос ответит. В этом году очень много новых форматов. Во-первых, нам присвоил Госкомспорт статус Чемпионата страны.
А.ПИКУЛЕНКО: Я поздравляю организаторов.
Ю.КИМ: Чемпионат России это очень приятно и очень здорово. Это крупнейшее российское спортивное соревнование. Плюс мы немножко еще решили опять ну поменять эту структуру, то есть у нас не  все этапы Чемпионата России проходят, у нас сначала проходят пять отборочных этапов. И потом сам уже чемпионат. Я считаю, что это тоже очень правильно. Люди должны бороться за право участвовать в Чемпионате России. Потому что автоспорт в  последние годы был не столь большой, не столь крупный. И вот эта вот борьба за звание, за право участвовать. Я вот с детства участвую в Советском Союзе в разных видах автоспорта, и мы боролись за право попасть. И мы сейчас вернули эту борьбу. А где это проходит? Это, конечно, очень грустно. Но можно поговорить там, ну Владимир Юрьевич Цельный, лично который смог организовать на аэродроме в Мячково, поблагодарить администрацию Раменского района, Мячковский аэродром, который пошел нам навстречу. В свою сложную кухню пустил нас. Потому что я даже не думаю, я даже уверен, что летчики нас ненавидят теперь лютой ненавистью. Хотя мы очень близкие величины, но понимаете, мы отнимаем их летное время на взлетной полосе. А в Москве это, конечно, очень серьезная проблема отсутствие трассы и все движения, которые были, пока никуда не привели. Петербург в этом плане гораздо более продвинутый, чем Москва оказалась. А в Петербурге есть не то, чтобы стационарный, ну  не плохо подготовленная трасса, участок на стадионе имени Кирова. Мы в принципе в Москве вот такую попытку попробовали сделать в Лужниках. Но пока не получилось. Я надеюсь, что дальше получится.
А.ПИКУЛЕНКО: Но там тоже не было бы счастье, да несчастье помогает. Вот в то, в каком сейчас статусе стадион имени Кирова находится, это позволило все-таки сделать более-менее постоянную трассу сейчас. То, что Кировский стадион не участвует в очень многих спортивных.
Ю.КИМ: Я буквально две недели назад прилетел из Петербурга и 28 числа именно на стадионе имени Кирова открывался и праздновался День спорта. Присутствовали мэры, представители администрации и так далее. То есть и наш класс, мы вот этим гордимся, мы участвовали в программе празднования 300-летия Петербурга и мы первые, ну спортивное мероприятие, которое практически начинало празднование Дня спорта в программе 300-летия Санкт-Петербурга.
С.БУНТМАН: Да, кстати, ответ Жени, что это, пожалуй, единственно, что можно было в связи с Петербургом, как можно было отследить по телевидению. Вот Женя спрашивает можно ли увидеть эти гонки по телевидению?
А.ПИКУЛЕНКО: Да, ну есть своя еще телевизионная программа, где можно увидеть результаты этих гонок.
Ю.КИМ: Нет, вы знаете, мы в этом году очень много меняем, мы прошли первый этап, когда мы не могли что-то провести, и что-то проводить начали. Сейчас встали на второй этап, когда мы можем учиться и двигаться куда-то вперед развиваться. То есть наши большие изменения тут вы видите, у нас там собственный фотосервис, мы даем и помогаем журналам и с эфиром, с  телевидением тоже потихоньку учимся, пытаемся двигаться вперед. Ну, я не знаю, корректно или нет, но я скажу. На третьем канале по субботам в девять утра выходит программа «Формула Русь». Это наша программа, наши десять минут. Мы не сами делаем эту программу. Но мы тоже находимся где-то в стадии обучения, наверное. Потому что мы первый год это делаем, делает это у нас команда профессионалов. Но вот показывать, как машина ездит по кругу, мы все-таки отказались Мы делаем такую вот, не знаю, как, типа авторской программы, в которой рассказываем и про гонки, и про машины и про людей в спорте. И программа идет от лица главного конструктора. То есть мне нравится эта программа. Естественно, я все их смотрю.
А.ПИКУЛЕНКО: Одно другое не отменяет. Потому что соревнования как таковые, трансляция с грамотным хорошим комментарием.
Ю.КИМ: Практических таких возможностей пока нет. Потому что это 80 камер, это ПТС. И это интересно только тогда, когда горячий пирожок.
А.ПИКУЛЕНКО: Показывать с одной камеры, как это все происходит, было несколько таких примеров убогого показа. Правильно, что от этого отказались.
Ю.КИМ: Нет, мы работаем на пяти камерах. Вот у меня пять камер. У меня идет прямая связка, ну это мало. Это не то, что нужно.
А.ПИКУЛЕНКО: Тоже школа, тоже время. А вот когда зритель приходит на соревнования к вам, доступны ли ему подойти к  автомобилю, потрогать за комбинезон, вот как это принято, скажем, на американских?
Ю.КИМ: Нет, давайте так. Вот это все принято всегда в определенных масштабах. Пока гонщик не пересек финишную черту, все то недоступно. Вот как он пересек финишную черту, мы сейчас специально выставляем подиум в доступном месте, выкатываем туда машины-победители. Трогать машины гонщиков вы что? Вы знаете, вот автомобильные гонщики они просто от инфаркта умрут в тот момент, когда женщина дотронется, а не дай Бог сядет в машину перед стартом! Это вот как корабль, это катастрофа! Но мы выкатываем после финиша машины и ставим всегда машину в зоне зрителя, чтобы каждый зритель смог подойти к машине, пощупать ее, потрогать. Благо мы сами их производим и для нас произвести две или пять машин себе, чтобы мы могли.
А.ПИКУЛЕНКО: Но они у вас на сувениры не разбирают? Благодарные зрители.
Ю.КИМ: Крылья и . Приходится там менять. Ну, например, на крыло пытаются посадить ребенка и сфотографировать, сидящим на крыле автомобиля. Ну, он  сколько-то детей выдержит. А иногда бывают великовозрастные дети, килограмм под сто. Это уже тяжело.
А.ПИКУЛЕНКО: А спрашивает Дмитрий Зарубин. Если сайт у вас?
Ю.КИМ: Да, есть сайт. Он так и называется: www.formularus.ru
С. БУНТМАН: Юрий Ким у нас в гостях. Мы продолжим через пять минут после кратких новостей и мы говорим о «Формуле Русь» — 961-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Это наш пейджер.
НОВОСТИ
С.БУНТМАН: 17. 30 в Москве. Юрий Ким у нас в гостях с Александром Пикуленко. Господа, вослед новостям, скажите, просветите нас, что это за музеи?
А.ПИКУЛЕНКО: То, что музей на Трубецкой это выселенный оттуда троллейбусный парк, на его месте строится большой офисно-административный комплекс. И там обещают на первом этаже этого офисного комплекса отдать автомобилистам десять тысяч квадратных метров. Я уже по этому поводу высказался. Под это дело получают, конечно, застройщики большие льготы. А вот отдадут ли после застройки в центре города десять тысяч квадратных метров, когда сейчас не могут найти и пяти, не знаю. Что за вариант на Ржевской, честное слово первый раз я это услышал. Обязательно и в «Проезжей части» про это расскажем.
С.БУНТМАН: С одной стороны, это нормальная ситуация, когда большие комплексы строят и под что-то хорошее там отдается. Вот здесь у нас кино вроде бы. А здесь вот большой комплекс. Не к ночи будет сказано, и Мейерхольд занимает какую-то вот часть только. Это выгодная достаточно вещь, об этом Михаил Бергер много писал, например. Автомобильное хозяйство это такое серьезное?
Ю.КИМ: Хлопотное и занимающее очень много места. И в общем-то, наверное, экономически не очень рентабельное. Не знаю. Во всем мире, а у нас в Москве если порыться, у нас такие раритеты есть. Мы такое можем сделать! .. я сомневаюсь, что это появится, вот именно из-за того, что Москва это город, это большой кусок земли, большая площадь и я очень сильно сомневаюсь, что это в конечном итоге получится.
А.ПИКУЛЕНКО: Хорошо, давайте посмотрим. Ну то, что автомобильный музей это затратное дело. И уж никакая плата ни за какие билеты, никакая реклама она не может оправдать. Это делают богатые люди, принц Гримальди не ходит по улицам Монако и не подбирает. А тем более этот музей из поколения в поколение.
Ю.КИМ: Это один из знаменитый музеев. И когда я его посещал, я был единственный посетитель. И денег это стоило смешно, какие-то копейки. А почему нужен музей, я двумя руками «за». Потому что я столкнулся с проблемой, что, например, восстанавливая автомобиль, надо перетянуть салон. Казалось бы автомобиль 64 года выпуска, но салон перетянуть пружинный уже мало кто может. Это третий «Москвич», да. Также, как вопрос с хромом. С трудом нашли ту ванну, в которую может влезть решетка радиатора. Ее нужно было покрыть хромом. Потому что поиски только матом покрываются.
А.ПИКУЛЕНКО: Ты какой-то сложный человек. Помнишь, как мы здесь наблюдали? Вот люди без комплексов. Помнишь, в Серебряном переулке у нас выставили «Москвич», они взяли, желтой краской, кисточкой, с такими мазиловыми помазали таким вот слоем, нарисовали на нем что-то и рекламу повесили туристической организации. В итоге на него упала сосулька и они его выбросили.
Ю.КИМ: Да и вот все отношение к раритету.
С.БУНТМАН: Да, убивцы. Ладно, будем надеяться, что все-таки давайте будем следить, что там будет у нас с этими музеями. Во всяком случае, информацию мы отметили. Теперь мы возвращаемся к Формуле «Русь», потому что здесь поступили вопросы. И продолжают поступать. Вопрос Дмитрий, я хотел бы Дмитрию сразу сказать, что все автомобили одинаковые и поэтому ограничения какие-то они не могут вводится так регламентом, чтобы люди, которые поставляли разные автомобили, они входили в какие-то рамки. Это вот как раз отличие очень большое. Но все равно, тогда я спрошу у Юрия Кима, напомнить нам параметры автомобиля «Русь», параметры его мощность двигателя. То есть чем он характеризуется. То есть все характеристики.
Ю.КИМ: Ну, в принципе машина характеризуется, Формула характеризуется в основном массой, мощностью двигатели, размерностью покрышек, там передаточный . Вот, если интересные параметры, пожалуй, это то, что на пятьсот килограммов 150 лошадиных сил, каждый может пересчитать, на какой машине он ездит, и какая удельная мощность его автомобиля и что это за машина получается. А по, ну просто я не хочу приводить, просто очень много технических терминов.
А.ПИКУЛЕНКО: Диаметр колес, например, это интересно.
Ю.КИМ: 13 дюймов. Но с огромной шириной.
А.ПИКУЛЕНКО: У «Формулы 1» тоже 13.
Ю.КИМ: У «Формулы 1» чуть, чуть побольше, чем у нас. Мы все таки национальная формула, мы еще не доросли чуть, чуть. И по весу чуть, чуть полегче. Ну, чтобы мы четко понимали, если человек ездит там на «Субару», на «Мицубиси», или на «Порше». То вот на асфальте эти машины, несмотря на то, что могут иметь моторы там четыреста лошадиных сил не стоят рядом. То есть это специальный автомобиль, который сделан не для максимальной скорости. Максимальная скорость очень невысокая. Сейчас у нас для Мячковской трассы стоит коробка где-то так 210 километров в час она позволяет. Но скорость хождения поворотов этой машины очень огромная. Это как раз мастерство пилота, его выдержка не испугаться. И это очень эффективное торможение, это очень высокая скорость вхождение в поворот. Я как-то в прошлом году посмотрел. У нас Мячковская трасса показывает скорость с на круги, со всеми его поворотами, шиканами и так далее 130 километров в час. И я ночью на своем, ну достаточно быстром автомобиле, полноприводном и так далее, ехал к себе на дачу по Ленинградке. Ну, прямая дорога. В Зеленограде не притормаживал даже. Вот метелил просто, зажмурив глаза, нажав педаль газа. Ну это очень не хорошо. Не надо так делать. Мне просто хотелось понять, что такое средняя скорость, 130 километров в час на простой машине. Я вам могу сказать, я просто показал 124 километра в час средняя школа со всеми поворотами, потому что в Клину все-таки пришлось притормозить, остановиться. Понимаете, часто там 116-120 километров, я среднюю смог показать ночью, в три часа ночи на пустой дороге, просто не отпуская педаль газа, на хорошей машине, которая там имеет скорость 240 километров в час совершенно легко держит. У меня нет стольких торможений, я не смог показать такой средней скорости. То есть то немножко другое восприятие. Это, ну, такая вот жуть наступает, когда особенно в пике начинаешь тормозить и понимаешь, что до забора остается метров 50, а ты еще на педаль тормоза не дотрагиваешься. Ты давишь на педаль газа. После этого резкое нажатие, движение рулем и опять, ну резкое нажатие на педаль тормоза, плавное движение рулем и опять открываешь газ и несешься к следующей стенке. В Москве не так страшно, но  самолеты стоят, они конечно пугают. Но все-таки до самолета не сразу же через пять метров после асфальта стенка, а есть какие-то поля, такие вот аэродромные.
А.ПИКУЛЕНКО: Скажите Юрий, а вот какова должна быть трасса, на ваш взгляд, идеальная трасса для Формулы «Русь». То есть идеальная конфигурация трассы, количество поворотов, длина прямых. Общая длина трассы, зона, вот как Наталья спрашивает. Я может вам подскажу — площадка для размещения. Скажите размер санитарной зоны вокруг.
Ю.КИМ: Понимаете, мы прикидывали это. Это кусок минимум 240 гектаров, чтобы проложить не «Формулу-1» трассу, а вот трассу, которая может соответствовать только нам. Потому что должна быть зона улета, после ошибки пилота надо же хотя бы метров 15-20 лететь до стенки. Да, если это большой ходовой поворот, то там надо постараться сделать хотя бы 30, 40 метров, потому что машина достаточно безопасна, она выдерживает удары. У нас очень мощные удары были. Вот там две недели назад в Санкт-Петербурге все пилоты вылетели, машины похоронили на месте. То есть, ну вот, поймите человек, этот удар выдерживает.
А.ПИКУЛЕНКО: Пили в Финском заливе.
Ю.КИМ: То есть тут, так однозначно сказать нельзя. Плюс неправильно сказать, что есть идеальная трасса. Они разные все должны быть.
А.ПИКУЛЕНКО: Вот оптимально я считаю, потому что вот я как раз прошу сказать.
Ю.КИМ: Три с половиной километров, 12 метров в ширину, и желательно, чтобы до заборов было метров по 50, не меньше.
А.ПИКУЛЕНКО: То есть вот эти самые поля, которые должны быть. Вот это нормально и безопасно. Что обеспечивает безопасность вашей машины, о которой вы так много сегодня говорите? Что именно обеспечивает ее безопасность, в ее конструкции?
ЮКИМ: Нет, безопасность это именно конструкция. И сказать, что есть узел, который обеспечивает нельзя. Это уровень конструирования машины.
А.ПИКУЛЕНКО: Принципиальный уровень конструирования. В чем он заключается вот здесь?
Ю.КИМ: В том, что много ударов по рычагам было. Мы когда делали Я просто несколько иллюстраций расскажу. Делали переднюю подвеску первый раз, как раз тогда, когда, если вы помните, один из известных гонщиков в мире ходил с пробитой ногой, ему рычаг вошел. Это опыт чужой, это опыт другой. Но мы проставили себе так все эти закладушки, что у нас рычаги пока ни разу, ни один рычаг, не вошел внутрь машины. То есть очень много сильных ударов, очень, не знаю, уже даже не сотни рычагов подвески, а тысячи, но они сконструированы все так, что они остаются снаружи. Спереди всегда есть система энергопоглощающая, с боков от пилота стоит энергопоглощающая, я вижу, привозят машины, приходят пилоты «как, чего, что». «Да, нет, нормально»! Там даже шея на месте был сильный боковой удар. Привозят машину, машина правда, вроде пилот нормально. Ничего. Потом, когда мне ребята, про нас снимают фильм, показывают эту запись, я хватаюсь за голову, потому что я вижу, как она летит, как разлетаются во все стороны покрышки от этих заборов. То есть я даже не представлял вот по тому, как вышел человек и ушел, я слава Богу не первый день в автоспорте. Как к нам пришел «ну нормально, да, вот врезался, удачно. Я расстроился, не доехал до финиша». Он не радуется этой ситуации, что не пострадал, он расстроился, что не доехал до финиша. А когда мы видим, что там произошло, жутко становится.
А.ПИКУЛЕНКО: Это даже психологически его не отвлекает, не  то, что он в шоке.
Ю.КИМ: Может быть и плохо, потому что он бы подумал и до финиша доехал. Не так быстро, проходя эту связку поворотов.
С.БУНТМАН: Ясно. Я напоминаю Юрий Ким у нас. Почему были выбраны двигатели Альфа Ромео? спрашивает Андрей.
Ю.КИМ: Ну, много всякого было. Первично было то, что мы  искали мотор, который пройдет у нас по соотношению цена, возможности его получить, доступность и чтобы нас захотели поддержать. Да, там не все получилось, как мы хотели с Альфа Ромео, мы обращались ко всем концернам. 99 процентов производителей вообще никак не откликнулись, ну процентов 15 попробовали нас обвинить в каком-то мошенничестве, что мы там клянчим моторы. Нам очень было неприятно, некрасиво как-то так вот поступили. Альфа Ромео откликнулась и то Москва, Италия. Мы полетели в Милан. Там буквально за пять минут были решены все вопросы о поставках. После этого был долгий промежуток месяца приблизительно два, три, когда я постоянно. Вернее переговоры первые прошли в Турине, Милан на моторную базу, там испытательный завод у них, испытательные цеха на старом моторном заводе стоят Альфа Ромео. И там для нас уже адаптировали этот мотор, мы уже привозили наши параметры пуски, выпуски.
А.ПИКУЛЕНКО: Вы привозили свои параметры, то есть вы не получали там уже готовую сырую продукцию, вы по договору?
Ю.КИМ: Нет, мы специально получили от них полностью готовый продукт. Ну, вы понимаете у Формулы проблема глушитель, то, что мы привыкли называть выпуском, у нее длина всего один метр, больше в машине места нет. А пуск нам надо было максимально распустить, поставить максимального размера фильтр, чтобы воздуха больше попадало, чтобы максимум параметры. Привезли все это. Они под нас настроили непосредственно мозги. Сделали их нетюнингуемыми, нечипуемыми, а вот то, что у  нас рассказывают, что вот это мы поставили чипы, он у нас имплантированный, залитый мы поставить не можем. И когда такие вопросы возникают, мы тогда проводим процедуру по изъятию, установки другого.
А.ПИКУЛЕНКО: А есть претензии, появляются?
Ю.КИМ: Это спорт. В спорте есть только один победивший, а остальные проигравшие. Люди бывают разные, кто-то с этим может смириться, а люди, пришедшие в автоспорт, смириться с этим не могут. Туда приходят люди, уже вот, как правило, очень критичные, которые борются до конца. И порой им кажется, что они сделали все возможное и что почему-то, наверное, их попробовали обмануть. Бывают какие-то такие слухи, но вот именно на уровне слухов. Потому что когда возникали такие проблемы, мы всегда открыто готовы показать пожалуйста, вот смотрите. Там замена как раз электроники решает все эти вопросы.
С.БУНТМАН: Ясно, Юрий Ким скажите, пожалуйста, вот ближайшие события «Формулы Русь» какие будут? Есть ли физическая возможность за ними проследить? Я, например, только о программе третьего канала в 9 часов.
Ю.КИМ: Да, это по субботам, по субботам. А в четверг 12 числа, в день независимости, праздничный день, свободный, на Мячковском это 17 километров от МКАД, деревня Островцы, прямо там в деревне стоит указатель, будет специальный стоять указатель Автомобильная гонка, Формула «Русь», справа будет поворот направо и там несколько километров, везде стоят указатели, как доехать до трассы, в Мячково будет проходить уже третий отборочный этап Чемпионата России в классе автомобилей Формулы «Русь». Мы всех туда приглашаем, кто не может доехать на машине, не имеет такой возможности 324 автобус идет от метро Выхино до деревни Островцы и от остановки этого автобуса, будет курсировать, мы нанимаем специальный автобус, который будет курсировать от аэродрома до остановки этого автобуса.
А.ПИКУЛЕНКО: Отлично.
Ю.КИМ: В принципе, кто хочет понять, что такое автомобильный спорт, надо приезжать к часам половине 11-го, посмотреть форму, вот в эту жизнь погрузиться. Кому вот только старт посмотреть и финиш, но это он получает половину вот этого адреналина только. Он саму гонку увидит, он не поймет обстановку эту. Эти вот с часа до пяти будет происходить. Я бы хотел немножко может быть огласить состав участников, если вы позволите. Если интересно. У нас едет очень сильная мощная команда «Лукойл», «Серебряный дождь», «Юниор», то есть к  нам пришли монстры российского кольцевого автоспорта, в котором едет два пилота, один 15 лет, другой 17 лет. То есть это очень интересно. На них интересно посмотреть. Нет, сейчас я дальше расскажу. Дальше едет команда «Динамо», где тоже едут юниоры 16, 17-летние ребята. Один из них, фамилия очень известная в спортивных кругах это Илья Казанков. Это сын того Казанкова, который многократный чемпион СССР, России, Кубок Дружбы, Соцстран и так далее. Ну, вот те, кто автоспортом интересовались, знали примерно. Помимо этого выступают еще целый ряд команд, которые, ну, всех просто не могу, к сожалению, назвать. Но тут возникают уже интересные, как скажем, интересные связки. Я сейчас представил самых молодых. Помимо их едет еще молодой пилот Олег Казаков, который первый сезон вместе едет в кольцевом автоспорте, мы пригласили Сергея Чуканова по просьбе Федерации картинг, сейчас есть такая программа у  нас по поддержке молодых пилотов и мы на каждую гонку сейчас, когда к нам приходят из Федерации  — вот у нас есть 15-летний мальчик, поедет еще 15-летний мальчик Сережа Чуканов первый раз за рулем Формулы, чтобы он  себя мог попробовать. Если он поймет, что это его, чтобы он мог двинуться туда. Но, помимо этого, на старт выходит Виктор Казанков, про которого я уже сказал. И вы понимаете, тут самое, ну я не знаю как правильно назвать, это, наверное, монстр кольцевого автомобильного спорта. Это человек, который в России на Формулах ездит, ну это самый заслуженный, самый ездящий из пилотов Формулы. Сейчас никого не осталось таких. Причем, он действующий, мы его видели в прошлом году в «Формуле-3», он достаточно сильно еще выступает. А Формула «Русь», она вот ближе к той самой «Формуле-1600», в которой Виктор в свои годы выиграл все и даже было не интересно, когда мы ходили на старт. Так что будет дуэт молодого поколения Юры Байбородова, который пока выступает 17-летний мальчик за «Лукойл», «Серебряный дождь» из четырех стартов в Формуле «Русь» из четырех гонок четыре выиграл, ну можно сказать, в одну калитку. Приходит он. Едут наши прошлогодние чемпионы достаточно сильные ребята. И едет целый ряд пилотов, которые уже ездили в других классах автомобилей и там добивались. Ну, если можно просто назову. Едет Саша Теремин тоже очень известное лицо. То есть, понимаете, у нас такая борьба из разных классов люди сейчас, похоже, в Формуле «Русь» начинают махать шашками кто все-таки самый гоночный. И у нас поедет Лобазов, которого мы уже видели в прошлом году, Володю Лобазова, который сейчас выступает в «Формуле БМВ». И вот он опять возвращается сюда к нам, он не заканчивает свои выступления в «Формуле БМВ», а именно для наката опыта. Именно для наката опыта. Так что гонка обещает быть очень и очень интересной. Вот очень много непонятного, неясностей. Все-таки молодежь, которая в эту машину вкатилась или гуру уже которые можно так назвать, стали. И как вот разложатся эти силы. Помимо того, еще одну фамилию хотел назвать, у нас появился в этом году такой гонщик Антон Трегубов, который вообще пришел к нам из прокатного картинга. Этот человек наш шокировал. Он пришел из прокатного картинга, проехал четыре сессии, то есть человек, можно сказать, понимаете, он ездит по улицам Москвы на своей машине быстро. Он приходил на прокатный картодром быстро ехал, а потом среди гонщиков 19-ти приезжает шестым. То есть, вот понимаете?
А.ПИКУЛЕНКО: Природный талант.
Ю.КИМ: Это понимаете вот  как раз пилот категории «круг», это человек, занимающийся бизнесом, более тридцати лет. Понимаете, сам прецедент того, что оказывается действительно есть таланты, которые имели десяти лет опыта, вот где он был в 19, в 17 лет?
А.ПИКУЛЕНКО: Ну, как раз тот период, когда не все могли гоняться. Ну это здорово, когда мы слышим и думаем, никогда ничего не будет, героические рассказы о людях, которые.
Ю.КИМ: Ну, все равно это интересно, это интересно равные машины, неравные пилоты. Дети и взрослые.
А.ПИКУЛЕНКО: Слушайте, если у вас есть свободное время, давайте в четверг тогда. Там будет веселое что-то я чувствую.
Ю.КИМ: Первое эта гонка как раз она показала, что мы этого боимся, это некрасиво. Но зрители, пришедшие на наш первый этап в Мячково они ничего не потеряли. Они видели такую красивейшую аварию! Да, но когда мы поставили много машин прямо на старте, это шикарная фотография она обошла всю прессу. У нас была снята вообще с шести камер, то есть у нас несколько камер в машинах, у первого стартового поворота камера установочная сняла, камера последнего поворота сняла этот момент. То есть этот эпизод снят был ото всюду. Когда плотная гонка, когда 21 машина на трассе. Причем, подчеркиваю максимальная емкость этой трассы всего 23 машины. То есть трасса забита. Это интересно. Это гонка, это накал борьбы.
С.БУНТМАН: Отлично. Юрий Ким организатор Формулы «Русь», национальной Моноформулы Российской. Спасибо большое, Юрий. Успехов вам. Александр Пикуленко остается уже остается. Спасибо, всего доброго!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире