13 июля 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Лев Шугуров — историк автомобилизма.
Эфир ведут Сергей Бунтман и Александр Пикуленко.

С. БУНТМАН У нас на Новом Арбате производится строительство муниципальной парковки, маленькой, правда. Да, Саш?
А. ПИКУЛЕНКО Здесь будет здорово. У нас тут будет сначала пешеходная зона, потом высокий газон с деревьями и травкой.
С. БУНТМАН А деревья-то сохранили, несколько, что здесь есть.
А. ПИКУЛЕНКО А потом еще новые привезут и посадят в ящиках. А внизу, она окажется на 70 см ниже, чем уровень пешеходной зоны, будет муниципальная платная парковка, вне дорожного полотна. Эта территория принадлежит городу, а не нам всем. Как только мы сходим с тротуара, с проезжей части, сразу начинается городское владение. Имеют право.
С. БУНТМАН А парковка двумя колесами на тротуаре ни то, ни се?
А. ПИКУЛЕНКО Здесь они имеют право. Я задавал этот вопрос, получил доскональное разъяснение.
С. БУНТМАН Хорошо. Вообще, здесь интересно делают. Я думаю, парадиз будет у нас здесь.
Лев Михайлович Шугуров у нас сейчас в гостях.
Л. ШУГУРОВ Добрый день.
С. БУНТМАН Здравствуйте, Лев Михайлович. Я уже объявил, что сегодня мы пойдем по одной из интереснейших, как говорят… интересно, с какого времени стали говорить слово «магистраль»?
Л. ШУГУРОВ Какое-то заграничное слово.
А. ПИКУЛЕНКО Вот «автострада» я знаю, что вторая половина давно, а первая, наверное, лет 100.
С. БУНТМАН Нет, «аутострада»: «страда» это дорога, это просто автодорога.
Л. ШУГУРОВ Или по-нашему, по-русски, автобан.
С. БУНТМАН Да, «магистраль» это второе, как «метрополитен» это тоже прилагательное, в смысле городской. А это «главная», в смысле принципиально главная.
А. ПИКУЛЕНКО Но это у нас самая главная магистраль, вообще? Или Смоленская дорога все-таки… Лев Михайлович, Смоленская главнее?
Л. ШУГУРОВ Все-таки самая старая.
С. БУНТМАН А мы еще не сказали. Это Петербургское шоссе. Это продолжение Тверской улицы.
А. ПИКУЛЕНКО Так это же дорога на Нижний Новгород. Не надо к своим ребятам, Нижний Новгород даже старше, чем Смоленская дорога.
Л. ШУГУРОВ Да.
А. ПИКУЛЕНКО Я историю знаю хуже, чем Бунтман, но все-таки.
С. БУНТМАН Ну, что же?
Л. ШУГУРОВ Я могу только одно сказать, что в этом объявлении мы сознательно заложили некую провокацию. Потому что дорога «Е-95», мы от нее отбросили девять десятков и оставили только пятикилометровый участок, который от Тверской заставы до Сокола. А почему? Здесь, вообще, жутчайший, безграничный волюнтаризм. Потому что я детство, юность, школьные годы и институтские провел у м. Аэропорт. И там я, собственно, отравился автомобильным выхлопом, запахом бензина, интересом к автомобилям. И для меня именно это шоссе, дорога, магистраль, проспект стержневая в жизни. И поэтому я интересовался и ее историей, и какая там транспортная жизнь была, есть и какой, может быть, не было. Чтобы не было никаких трудностей, нужно, наверное, назвать, что Санкт-Петербургское шоссе начали строить в 1780 году. Такое давнее шоссе. Это было земляное шоссе, потом булыжное, потом ужасное, потом скверное, потом асфальтированное, потом главное, потом генеральное, потом двусторонней артерией, связывающей краями две столицы, старую и новую. Но, тем не менее, в моих глазах это самая главная магистраль страны. Так мне кажется.
С. БУНТМАН Но все-таки, по нашей классификации, она ведь первая, «один»?
Л. ШУГУРОВ И по моей «один».
С. БУНТМАН «Один» она. По-моему, «десятая» Ярославская. Точно, это один.
А. ПИКУЛЕНКО Не буду спорить.
Л. ШУГУРОВ В эти тайны я не посвящен.
А. ПИКУЛЕНКО Неважно. У меня такое подозрение, что «Москва Брест» все-таки «М-1». Но нас поправят, я думаю, слушатели сейчас нам подскажут.
С. БУНТМАН По-моему, «М-1» все-таки эта.
Л. ШУГУРОВ Скажут.
С. БУНТМАН Раиса переживает, потому что это ее родина, и ей очень хочется, чтобы вернулось старое название, то есть Петербургское шоссе.
А. ПИКУЛЕНКО Хорошее название.
С. БУНТМАН Конечно. Так вот, мы начинаем.
Л. ШУГУРОВ Начнем мы даже где-то с серединки. Потому что то, что я хорошо помню и никогда не забуду, каждый год в Тушино проходил праздник, День авиации. И где-то часов в 11 туда по Ленинградскому шоссе, как его называли, несся поток автомобилей, самых разных. Было очень интересно разглядывать эти машины. Потом, где-то в 11:45, движение становилось редким и неслись «ЗИСы-110». И тогда не возбранялось, я имею в виду 48-50-е годы, выходить на обочину шоссе и высматривать, а где же там едет Сталин. Потому что тогда он был иконой для таких мальчишек, как я, он был в какой-то мере иконой для взрослых людей. Стояли, смотрели. Я видел Молотова на переднем сидении «ЗИС-110», он там просвечивал. Я видел Ворошилова на переднем сидении открытого «ЗИС-110Б», он любил ездить в открытой машине. А потом наступала тишина. И потом появлялся «поезд», машин 6-7 «ЗИСов-110». Где-то в одном был Сталин. В каком, неясно. Они неслись, мне казалось, на чудовищной скорости. Но это было 80 км/ч. Они неслись с дистанцией, может быть, метров 200 между машинами, потому что бронированный «ЗИС-110» весил почти 7 тонн, и более 80 км/ч при его тормозах не следовало ехать. Этот «поезд» проносился в Тушино, и наступала тишина. Мы никогда не слышали, я жил прямо у края Ленинградского шоссе, такой тишины. С 4 этажа я слышал, как скрипит песок под ногами у пешеходов. На аэродроме, тогда уже там был штаб ВВС МВО, не ревел ни один мотор. И когда по аллейке шли молодые люди, переговаривались, мы слышали, о чем они переговаривались.
Это Ленинградское шоссе переименовали довольно поздно, в декабре 57 года. Его возвели в ранг Ленинградского проспекта. Но в моих глазах, в моей памяти это шоссе, и даже не Ленинградское, а Санкт-Петербургское. И Санкт-Петербургское шоссе начиналось от Тверской заставы, потому что там, у Белорусского вокзала, Москва кончалась. А дальше был загород, дачи. А дальше московский градоначальник запретил ездить на велосипедах по городу. И поэтому все москвичи, состоятельные, конечно, держали свои велосипеды на велосипедной станции. Эта велосипедная станции помещалась в самом начале Санкт-Петербургского шоссе. Сейчас там, около железной дороги стоит такой дом, в нем какая-то харчевня с восточными украшениями, какой-то продовольственный магазин.
С. БУНТМАН По какой стороне?
Л. ШУГУРОВ Если из центра, по правой стороне, первый попавшийся дом после железной дороги. Это жилой дом. А там была велосипедная станция, и богатые москвичи держали велосипеды. Потом они садились на велосипед и ехали по аллейке, которая шла вдоль Санкт-Петербургского шоссе. Эта аллейка была специально сделана, потому что шоссе было обсажено деревьями, и оно было сделано на такой насыпи. Вторая нитка появилась в 48 году, ее строили немецкие военнопленные. А тогда была одна нитка, туда и обратно. А рядом, но чуть ниже, шла эта велосипедная дорожка.
А. ПИКУЛЕНКО Это до сих пор так и сохранилась.
Л. ШУГУРОВ Кое-где она сохранилась, скажем, от Тверской заставы до Яра она в ужасном состоянии, а потом еще зелень есть, примерно до Сокола она как-то тянется. И вот, велосипедисты кружили до села Всесвятского, там была кондитерская. Владелец ее был Анахов, ее называли «Анаховка». В «Анаховке» они считали своим долгом, это был ритуал у велосипедиста, придти, выпить чашечку кофе и съесть пирожное. И потом кружили обратно. Потом, дальше, там, где улица Правды, если свернуть на эту улицу Правды, как ее сейчас называют, был велосипедный завод «Дукс», который делал велосипеды.
С. БУНТМАН Где-то там был, интересно.
А. ПИКУЛЕНКО А он и сейчас сохранился, завод «Дукс».
С. БУНТМАН Завод «Дукс» это где?
Л. ШУГУРОВ Это производственное объединение «Наука». Но сейчас снова называется «Дукс».
А. ПИКУЛЕНКО Как раз напротив…
Л. ШУГУРОВ ...комбината «Правды». На этом заводе «Дукс» хозяином был Юрий Александрович Меллер, немец, это важно запомнить. «Дукс» делал велосипеды, потом он решился делать автомобили, сначала паровые, потом электрические, потом бензиновые, потом дрезины с моторами.
А. ПИКУЛЕНКО Лев Михайлович, по поводу «паровика». Меллер на «паровике» съездил в Крым и поднялся на Ай-Петри.
Л. ШУГУРОВ Что, вообще, было как путешествие Магеллана. И потом он понял, что изготовление велосипедов из труб с тоненькими спицами колес почти сродни производству аэропланов. И он начал делать аэропланы. Это стал авиационный завод «Дукс». Но интересна другая особенность. Когда началась империалистическая война, это был 14 год, то вспыхнула национал-шовинистическая волна. Мама рассказывала, что на Кузнецком мосту на втором этаже громили магазин музыкальных инструментов, владелец его был немец. Выбросили целый рояль на брусчатку. Грабили магазин готовален немецких и карандашей «Фабер». Грабили все. А Юрию Александровичу Меллеру, который армии поставлял самолеты, было совсем ни к чему, и он взял себе другую фамилию, взял фамилию своего шофера. И на заводе «Дукс» есть маленький заводской музей, и там очень неохотно говорят об этой второй фамилии. А фамилию Меллер взял своего шофера, который несколько раз получал звание лучшего шофера в Москве. Так московское автомобильное общество отмечало лучших водителей у хозяев. Фамилия была странная для нас сегодня, но не имеющая ничего общего с персонажем по фамилии Брежнев. Меллера стали звать Брежнев. И когда кончилась революция, Меллера-Брежнева не стало здесь, «Дукс» стал авиационным заводом. И там построили первый истребитель, и 400 конструкций Поликарпова.
А. ПИКУЛЕНКО Да, но этот Коля Поликарпов был молодым инженером у Меллера.
Л. ШУГУРОВ Да. И вот, летчик-испытатель Арцеулов взялся совершить первый полет. И он получил телеграмму, что завтра утром, во время испытательного полета, самолет поднимется вертикально свечой вверх, перевернется вверх колесами и упадет на землю. Арцеулова это не страшило, потому что он был офицером-летчиком в Первую мировую войну. Он был отозван куда-то в командировку, на его самолете вылетел другой пилот, его сбили и хоронили. И когда Арцеулов приехал в часть, ему сказали: «В церкви отпевают тебя, твои похороны». Потому что никто не мог узнать в этом трупе, Арцеулов или другой летчик. Но ему сказали: «Раз тебя хоронят при жизни, значит, ты будешь долго жить». И Арцеулов остался жив. И когда Поликарпов к нему пришел в больницу и спросил: «А следующий полет сделаешь?», он сказал: «Сделаю». Поликарпов сделал свои выводы, переделал самолет, Арцеулов сделал свои выводы, и все пошло своим чередом. Это к вопросу о «Дуксе».
Но это шоссе было велосипедным все-таки, потому что там, где Стадион Юных Пионеров, вырос велосипедный трек. И на велосипедном треке блистали… я школьником ходил смотреть, потому что это было невероятно. На треке тихо, и только слышно какими-то рывками, «ш-ш-ш». Это делает рывок педалями один его преследователь, другие: Игорь Ипполитов, Тараканов, много других известных на велосипеде с деревянными колесами, вернее, обода у него были деревянные. Велосипед собственной конструкции. Это интересно было смотреть.
А. ПИКУЛЕНКО А рама была железная?
Л. ШУГУРОВ Рама была алюминиевая.
А. ПИКУЛЕНКО А обода были деревянные?
Л. ШУГУРОВ Да. Причем это бралась какая-то лента, вроде фанерной, и слоями на каком-то клее наматывалась, в ней сверлились отверстия.
С. БУНТМАН Но это для облегчения?
Л. ШУГУРОВ Да, это были очень легкие пружинистые колеса.
С. БУНТМАН А какого покрытия был трек? Вы не помните?
Л. ШУГУРОВ Трек был бетонный, и когда на нем падали на вираже, то сдирали кожу. И когда иные велосипедисты ехали, мы видели, как сверкает такое здоровое пятно зеленки на бедре, оно все время двигалось. И однажды был праздник, посвященный 100-летию велосипеда Артамонова. Выехали всякие старики-знаменитости с дрожащей челюстью на старинных велосипедах. И один выехал на «пауке». Это велосипед, у которого переднее колесо было 1,5 м, ездок сидел над передним колесом, а камер-то таких уже не было. И местах в десяти покрышка и камера были перебинтованы лейкопластырем. Я тогда начал снимать на кино, и у меня где-то еще есть кадры, как сверкают заплатки из лейкопластыря. Но не только велосипедная слава была за этим Петербургским шоссе. В 33 году по нему пустили троллейбус, естественно, 1. Он ходил из центра и делал круг.
С. БУНТМАН 1 до сих пор там ходит.
Л. ШУГУРОВ Да, и круг он делал против Петровского замка постройки Казакова, где Жуковка. Потом перенесли круг к Соколу, потом к больнице МПС. Но троллейбусы 1, а потом 12 ходили. И по этой линии ходили троллейбусы марки «ЛК-1». Они были безродные, потому что электрооборудование делал завод «Динамо», корпус делал Сокольнический вагоноремонтный завод, а шасси делал завод «ЗИС». А троллейбус назывался «ЛК-1», «Лазарь Каганович 1». Потом даже был «Лазарь Каганович 2». А в 38-м пошли замечательные троллейбусы. Это были двухэтажники «ЯТБ-3» Ярославского завода. Их скопировали с английских троллейбусов «Викерс». Но те-то были с рулем справа, а наши были с рулем слева. И наверху, на втором этаже, нельзя было стоять, только сидеть, потому что низкий был потолок. А в первом этаже можно было стоять. Если сложить все эти размеры, то высота троллейбусных проводов уже ограничивала рост вагона. И эти двухэтажники, их было 10 в Москве всего, ходили по Ленинградскому шоссе и по Первой Мещанской, по Проспекту Мира, где-то до начала 50-х годов. Это были интересные троллейбусы.
С. БУНТМАН Они есть где-нибудь?
Л. ШУГУРОВ Нет, нигде. Потому что те троллейбусы, что стояли, их уничтожили. Они стояли в троллейбусном парке, опять же на Ленинградском проспекте, около фирмы Микояна и Гуревича, авиационного конструкторского бюро. Уничтожили, просто не было места для них, громоздкая штука. Ладно. По этому шоссе, когда были большие футбольные матчи на «Динамо», выстраивались от м. Динамо вдоль Ленинградского шоссе автомобили, которые доходили, когда были кубковые матчи, до м. Аэропорт. Я не говорю про Красноармейскую улицу, про все эти улочки, переулки. Они были забиты машинами. Но какими машинами! Там был «Роллс-Ройс Фантом 2».
С. БУНТМАН А, второй «Фантом»?
Л. ШУГУРОВ Да. Там были и такие машины, как «Рюэр», как «Розенгар Супертраксьён». Там чудовищные машины. Я ходил и просто млел от этих автомобилей. Машины были интересные, потому что тогда футбол, особенно кубковые, финальные матчи были центром светской жизни, туда ездили министры, адвокаты, видные люди с женами.
С. БУНТМАН Артисты…
Л. ШУГУРОВ Да. Это был центр светской жизни. И, конечно, машин было много. И когда был разъезд, это было фантастическое движение, которого мы, наверное, и сейчас не можем представить, по плотности движения.
С. БУНТМАН Сейчас, я думаю, на Ленинградке мы можем себе представить все, что угодно.
Л. ШУГУРОВ Можем.
А. ПИКУЛЕНКО Но подобной коллекции, наверное, уже больше не увидишь.
С. БУНТМАН Все-таки однообразие, даже в наше время.
Л. ШУГУРОВ Я туда несся, к Соколу, а упустил одно место. Второй часовой завод построен на месте гигантского гаража Жемлички. Жемличка торговал машинами «Берлие», и он хвастался, что у него готовы к продаже 150 машин в его гараже. И еще он сдавал места в гараже напрокат. И там стояли две феноменальных машины. Во-первых, в Москве был очень богатый купец Михаил Михайлович Сычев. В 13 году в Петербурге на международной автомобильной выставке он купил гоночный «Лорен Дитрих» с мотором рабочим объемом 13 литров. Мощность у него была 130 сил. Но московский градоначальник запретил на этой машине ездить по городу. И Сычев держал машину там, за заставой. Машину невозможно было от руки завести, 13 литров ручкой завести было невозможно. Поэтому у Сычева была упряжь для «четверки» лошадей. Их впрягали в машину, и по Петербургскому шоссе тащили эту машину как коляску. Заводили ее, глушителя не было, и она грохотала туда и обратно по этому загородному шоссе. Но Михаил Михайлович Сычев худо-бедно в 13 году установил всероссийский рекорд скорости, 156 км/ч. Я хочу сказать тем владельцам «Жигулей», которые сейчас прохватывают по Ленинградскому проспекту, они скажут: «Ну что такое 156 км/ч? Я захочу, вечером и прохвачу». Но шоссе было не гладкое асфальтовое, у машины не было амортизаторов, давление в шинах было 5 атмосфер, а 130 сил это все-таки не 60 сил.
А. ПИКУЛЕНКО И механические тормоза.
Л. ШУГУРОВ Михаил Михайлович Сычев этого зверя держал. Отчаянный он был человек, и после революции уехал в г. Париж, где плясал в русском ресторане цыганочку. А рядом с ним стоял гоночный автомобиль «Рено», который Алексей Солдатенков, сын купца, который дал денег на строительство Солдатенковской больницы, или Боткинской, как мы ее называем. Так вот, Солдатенков в 11 году купил гоночный автомобиль «Мерседес», поехал на гонки «Тарго Флория» в Италии и занял третье место. Потом, в 1906 году он поехал во Францию на «Большой приз Франции», купил машину-победителя гонок «Большого приза Франции», привез в Москву. Побеждал на многих гонках, и в 12 году ему принадлежал всероссийский рекорд скорости, 139 км/ч.
А. ПИКУЛЕНКО То есть, по существу, он купил машину «Формулы 1», чтобы было понятно.
Л. ШУГУРОВ Да, и таких машин было десятка два в России.
С. БУНТМАН Если по аналогии идти, призовую машину ГранПри.
А. ПИКУЛЕНКО Ну, «Феррари» Шумахера привез и немножко покатался.
С. БУНТМАН Все-таки немножко неправильная аналогия, потому что тогда взаимоотношение с машинами призовыми и ГранПри было более теплое и менее индустриальное.
Л. ШУГУРОВ Проще, конечно.
С. БУНТМАН Все до 50-х годов, мне кажется, продолжалось.
Л. ШУГУРОВ И говорят, что когда стали строить Второй часовой, то фундамент этого завода составил этот железобетонный гараж Жемлички. И в одном из отделений была никому не нужная из революционеров двухместная гоночная машина «Рено». Вход в этот отсек завалили кирпичом, замуровали за ненадобностью, выстроили Второй часовой завод. И говоря, что лет 5 или 10 назад пробили стену и обнаружили гоночный автомобиль. Делать было нечего, помещение было нужно, машину разрезали автогеном, сдали во «Вторчермет». Это наша любовь к отеческим гробам.
С. БУНТМАН Как говорят наши соседи по СНГ, «убыв бы».
Л. ШУГУРОВ Вот так. И вот, Петербургское шоссе. Я все время стоял там, на обочине, и высматривал всякие странные машины. А против нашего дома, на той стороне был штаб ВВС МВО.
С. БУНТМАН Мы прервемся здесь и потом продолжим. Я хочу поблагодарить всех, да, «М-10» Ленинградское шоссе, «М-1» это Минское, «Можайск Минск». Все правильно вы говорите.
Л. ШУГУРОВ И мы получили информацию.
С. БУНТМАН Да, спасибо большое.

С. БУНТМАН Здесь уже есть несколько вопросов, они продолжают поступать. Несколько уточнений просят. «Чему теперешнему современному, — спрашивает Лена, — соответствовала тогдашняя «Анаховка»?», (где поворачивали, посидели).
Л. ШУГУРОВ Кафе-кондитерская.
С. БУНТМАН Где, на каком месте?
Л. ШУГУРОВ Примерно на том месте, где сейчас начинается Песчаная улица, там стоит в начале серый дом. Слева в этом доме был книжный магазин, потом какая-то забегаловка, пельменная, еще что-то. То есть, дом между Песчаной и Чапаевским переулком.
С. БУНТМАН А если по отношению к церкви посмотреть?
Л. ШУГУРОВ Всесвятская церковь уже подальше будет.
С. БУНТМАН Хорошо, все поняли.
Л. ШУГУРОВ Еще вопросы?
С. БУНТМАН Вопросов-то полно, но то, что относится к нашему кусочку маршрута… Игорь Владимирович Волошин говорит: «Попросите Вашего собеседника рассказать о кладбище, которое замостили при строительстве Ленинградского проспекта». Которое кладбище замостили?
Л. ШУГУРОВ Если выйти из м. Аэропорт и перейти на ту сторону Ленинградского проспекта, там до войны стояла церквушка, а точнее, часовня. В ней сделали клуб протезного завода им. Карла Маркса, трехэтажное желтоватое здание, которое, видимо, и являло собой вход в кладбище. И вот, от этих стрельчатых ворот примерно это то место, где сейчас Институт аэрофотосъемки, геодезии и чего-то еще.
С. БУНТМАН Нет, другое. Нет, МИИГАИК в другом месте находится.
Л. ШУГУРОВ В общем, серое такое здание. И начиная от этого места и вплоть до Чапаевского переулка шло кладбище, где хоронили пилотов. Потому что разбивались на Ходынке очень много, и там было кладбище. И когда строили Песчаную улицу, мои коллеги по классу в школе получили квартиры на Песчаной улице. Я однажды к своему соседу по парте пошел вечером, еще был отстроен только первый квартал домов, я вхожу в подъезд и вижу череп, внутри горит свечка, и в ушные дырки протянута проволока. То есть там, когда строили дома, находили массу костей. Это все были куски того старого кладбища. Впоследствии на части кладбища сделали парк культуры и отдыха Ленинградского района. Сейчас там строят какой-то фешенебельный сеттльмент для богатых русских на том месте, где Василий Сталин собирался строить закрытый стадион. Но там был парк культуры Ленинградского района. Там было кино, стояли скульптуры, били фонтаны, росли сосны, были игорные киоски, где можно было играть в шахматы, домино, шашки. Ходили мы туда с мамой, в этот парк культуры, и после войны он еще работал. Но все это был кусок кладбища, которое от Петербургского шоссе было отгорожено одноэтажными домами с сиреневыми садами, с огородиками, и там очень приятно было, пока не настроили новых домов.
С. БУНТМАН Ну, что же? Мы остановились, и пойдем дальше.
Л. ШУГУРОВ А я остановлюсь на пороге школы 150, где учился. С ней связан совершенно дурацкий эпизод, который не имеет отношения к автомобилям. В 50-м году у нас в обиходе появились шариковые ручки с такой липкой пастой. И вот, мы, четверо ребят из нашей школы, выходили из школы и две остановки ехали на троллейбусе домой, к м. Аэропорт. И мы входим в троллейбус, кондукторша говорит: «Ребята, платите». Тогда платили кондуктору. Мы платим за троих. Она говорит: «А четвертый?» А мы говорим, (у нас был Славка, большой зубоскал): «А Вы что, не знаете, что сегодня 30-летие московского троллейбуса, и все дураки ездят бесплатно? Постановление Моссовета». Она говорит: «Ребят, сейчас остановлю вагон, и всех высажу». А мы говорим: «Да нет, Вы посмотрите, у него на лбу написано: «дурак». Скандал назревает. В вагоне все интересуются, смотрят, и кондуктор интересуется, смотрит: у четвертого из наших на лбу написано: «дурак», фиолетовым, наискось. На перемене написали слово «дурак», выходя из школы, приложили незаметно ко лбу, в возне, оказался такой.
Но троллейбусы уже были «МТБ-82», делал их завод в Тушине, как ширпотреб. И это был 82-й завод. Поэтому троллейбусы в Москве были «МТБ-82», а трамваи в Москве были «МТВ-82», их делали в Тушине. И как только началась корейская война, выключатель повернули, эти троллейбусы и трамваи делать не стали, остались только машины, воспоминания о прошлом. А производство троллейбусов возобновили уже в г. Энгельс, на заводе им. Урицкого.
С. БУНТМАН «ЗИУ» они, да?
Л. ШУГУРОВ Да. Но какое отношение этот проспект имеет к автомобильному спорту? Отношение самое прямое. В казаковском здании Военно-воздушной академии в 13 году финишировало первое в истории России звездное ралли. И в этом звездном ралли, там был технический финиш, победил человек, стартовавший из Кишинева по одному лучу звезды. Звали его Федор Суручан, из Одессы, и он ехал на машине «Бенц». У этого же самого Петровского замка финишировал испытательный пробег 23 года. Потом каких-то особенных событий с этим зданием не было, а со стадионом «Динамо» были события. Стадион «Динамо» в Петровском парке соорудили вместо грязного озера. Когда-то это было красивое озеро, в конце XIX века, и в Петровском парке тогда действовал деревянный театр о пяти залах. Какое отношение к автомобилям, когда автомобилей тогда не было? Этот театр был деревянный, но построен на каркасе из стального проката. Назывался он «Ваксаль», потому что фирма, которая делала прокат, «Воксхолл», поставляла эти профили, и везде было выдавлена надпись «Воксхолл». Потом театр разрушился, озеро покрылось всякой грязью, его вычерпали, и в 28 году в чаше озера сделали стадион. Стадион был футбольный, его открыли к Всесоюзной рабочей спартакиаде. И там даже был мотоциклетный трек с виражами. Люди убивались, городские власти тоже убивались, и трек закрыли, сделали настоящий футбольный стадион «Динамо». А народ тянулся к спорту, на Стадионе Юных Пионеров были только велогонки. Но одной горячей голове ударила в 62 году идея: «Сейчас появился картинг. А может, мы на треке СЮПа сделаем гонки картингистов?» И сделали.
У нас на заводе работал картингист, Саша Сафонов, впоследствии известный раллист и гонщик. Он на этих соревнованиях на СЮПе выступал на карте. И так надо было случиться, что на одном из виражей (там вираж наклонный был) сидел зритель, который снимал на кинокамеру всю эту гонку. И у Сашки Сафонова оборвался рулевой рычаг, колесо отогнулось. Он вылетел на повороте в этого зрителя, а зритель проявил, как немец Пикторалис, железную волю, и снимал до последнего момента. У Сашки, по-моему, была сломана рука, у зрителя были ранения. И они лежали в Боткинской на соседних кроватях. И тот сказал: «Саша, мы выйдем отсюда, я проявлю пленку и сделаю тебе снимки». И сделал снимки, на которых видно оторвавшееся колесо, и Сафонов летит прямо к нему в лицо.
С. БУНТМАН Здорово.
Л. ШУГУРОВ Но горячих голов было много, поэтому появилась идея: «А если нам на стадионе СЮП сделать автомобильные гонки преследования?» Как немцы говорят, «матадор ляуф». И вот, на одной дорожке стартовали два спортивных автомобиля с двигателями «Волга», а на другой еще два автомобиля, гонка-преследование. Все было ничего, всех предупредили, никто ничего жуткого не сотворил. А потом был заезд на гоночных автомобилях «Мелькус Вардбург». Там люди были горячие, и один влетел, с виража шлепнулся вниз. Слава богу, сам был цел, только ссадины, но эту алюминиевую машину «Мелькус Вардбург» превратил в такой алюминиевый комочек. Больше там гонок не было.
Но это не значит, что на Петербургском шоссе гонок никогда не было. В 1901 году состоялись первые в России дальние гонки «Москва СПБ», участвовало четыре человека на трициклах, трехколесных выродках, то ли автомобиль, то ли мотоцикл, это не автомобиль и не мотоцикл. Один из участников во время гонки остановился где-то за Тверью и ловил рыбу. Некоторые останавливались в дороге, снимали корзинку с провизией и серьезно подкреплялись. В рацион даже входило красное вино, потому что силу давало. И Луи Мази стал победителем, потому что он не пил красного вина и у него в Петербурге был магазин трициклов.
Потом, в 1907 году из Москвы, как раз после Всесвятского, по-моему, на 20-м километре Петроградского шоссе был старт международных гонок «Москва СПБ». И эти гонки выиграл знаменитый французский гонщик Альфонс Дюре на машине «Лорен Дитрих», 70-сильной. Это было кое-что. Но совершенно не кое-что было то, что московский гонщик Менов (странная фамилия) занял пятое место в абсолютном зачете на машине «Аргюз». Кто сейчас помнит такую марку?
А в 1908 году сделали гонку в обратном направлении, «СПБ Москва». И что же? Финиш был в том же месте, и великий французский асс Виктор Эмэри на машине «Бенц» мощностью 150 лошадиных сил за 8 часов покрыл это расстояние, 650 верст. Потом были другие состязания. Это не так интересно, может быть, но мы без внимания оставили еще московский ипподром.
С. БУНТМАН Да, чуть в стороне, но все равно.
Л. ШУГУРОВ На московском ипподроме в 21-22 годах проводили первенство Москвы по мотоциклетным гонкам. И был такой известный московский гонщик Григорий Обухов, который 2 года подряд был чемпионом Москвы. Он был представителем фирмы «Зингер». И у него на Преображенке был большой магазин. Он, конечно, выпускал красочные проспекты, и в одном из проспектов предлагалось, что его мотоциклы могут выдержать любую дальнюю поездку, «но советую при дальней поездке взять такие-то запчасти, запас провизии, обязательно на всякий случай револьвер». Это было дело с Обуховым.
Потом, начиная с 61 года, зимой был целый сериал автомобильных гонок на ипподроме. И там было очень занятно, потому что в основном гонялись таксисты, и приходили механики, просто таксисты, и, конечно, они были немножко подшофе, и конечно, они свешивались через ложи, кричали в поддержку. Ездил такой гонщик, я забыл, из какого парка, Кушнарев. Он был ветеран ВОВ и у него, по-моему, была левая ступня ампутирована. Он ездил с протезом. Это было время, когда еще были открытые спортивные машины. И на одном из поворотов две машины столкнулись и застряли. Приехали судьи, остановили заезд, одну машину отбуксировали, а машина Кушнарева открытая, он сидит, не вылезает, но в нормальном здравии. К нему подбегают судьи, подъехала «Скорая помощь», он нагибается вниз и достает ногу. Там, вообще, белее белых халатов санитары, крови нет, снег белый, не розовый. И он говорит: «Ну, это протез». Был и такой случай.
А. ПИКУЛЕНКО Борис был человек с большим юмором, поэтому я представляю это все в лицах.
Л. ШУГУРОВ Гонки пользовались чудовищным интересом, и после какого-то несчастного случая на хоккее, где рухнули трибуны, на московском ипподроме отказались проводить автомобильные гонки. Все переехало в Раменское. Но когда Никита Сергеевич пришел к власти, то ему написали разные высокопоставленные военные письма, выходили на него с просьбой поднять моторные виды спорта, которые очень полезны для защиты социалистического Отечества. И Хрущев подписал несколько документов, в частности один из документов передавал все моторные виды спорта в ведение ДОСААФ. И одно из писем, подписанных Хрущевым, есть его копия, заверенная нотариусом, «передать московский ипподром под строительство гоночного автодрома». А тогда как раз шла кампания в прессе, что нездоровые интересы разжигаются на ипподроме, там бега, тотализатор, пьянка, там нравы Старого Яра, это ужасно. Короче говоря, бумаги были подписаны, но Буденный сказал, что это недопустимо, что это нож, который лишит Советскую Армию славных боевых коней. И отказали.
Тогда решили строить гоночную трассу, где-то в 65 году, на Тушинском аэродроме. Но тут уже вступился ЦК ДОСААФ, потому что это место нам важнее для подготовки будущих военных летчиков. И вот, идея с 56 года гуляла по разным земельным участкам, начиная от Москвы, от Ходынского поля, и кончая Подольском. И так все замерло на мертвой точке, в грязи Нагатинской поймы. Было такое дело. Тем не менее, Москва продолжала быть центром автомобильного спорта, и этот Санкт-Петербургский проспект чуть даже ни завел собственный мотоциклетный завод. Мы знаем, у м. Войковская есть такой вонючий чугунолитейный завод им. Войкова.
С. БУНТМАН Есть такой.
Л. ШУГУРОВ Сейчас построили забор в виде большого, длинного небоскреба, где масса торговых фирм. Я был на этом заводе, там стояли вагранки, от которых несло угарным газом чудовищно. У меня закружилась голова, шеф меня еле-еле оттуда вытащил. Так вот, в 20-е годы этот завод, бывший завод Ефремова, решили сделать мотоциклетным заводом им. товарища Каменева. Не тем, который был против Сталина, а Каменева, который был наркомвоенмор, бывший полковник Генштаба.
С. БУНТМАН Сергей, по-моему?
Л. ШУГУРОВ Сергей Сергеевич Каменев. Там ввели только ремонт мотоциклов. Но некоторое время назывался мотоциклетным заводом, так что попытки делались. И что можно еще сказать про этот интересный район? Я, конечно, с 46 года отмахивал куски вдоль шоссе туда и обратно, и высчитывал, сколько иностранных автомобилей в потоке из тысячи. Иностранных автомобилей было 30%. Но в основном это были автомобили «БМВ-321» репарационные, «БМВ-340» репарационные и «Татроплан». Но попадались такие штуковины, что невозможно было их увидеть, чтобы ни открыть рот и ни капнуть слюной. Против движения, по Ленинградскому шоссе, по насыпи, второй нитки еще не было, шел открытый «ЗИС-110Б», и за рулем сидел рыжеватый человек в генеральских погонах, Василий Сталин. Василий Сталин считал возможным ехать «против шерсти», он был хозяин-барин. И у него там, где сейчас Дворец спорта ЦСКА, была мотокоманда ВВС. Туда он собрал весь цвет мотоспорта: братья Кулаковы, Корнеев, Грингаут, Овчинкин, Азолина, Павел Петрович Баранов. И у них были лучшие мотоциклы, которые делали наши мотозаводы. И все эти люди носили кожаные гоночные комбинезоны из голубой кожи (!), и шлемы у них были желто-голубые, полосатые, и мотоциклы были голубого цвета. И, конечно, называли этих гонщиков колорадскими жуками. Но главным конкурентом у них была команда «Динамо», которая помещалась под трибунами стадиона «Динамо» и комплектовалась из мотоциклистов, которых призывали в МВД, в НКВД, может быть, и у них были принципиальные споры на гонках, между «Динамо» и ВВС.
Были такие случаи. Идет чемпионат «Динамо» по линейным гонкам на 100 км, идет заезд на мотоциклах с колясками. Первенство общества «Динамо», но на него приезжают гонщики из ВВС на мотоциклах с колясками: Кулаков, Абдурахманов, Петров, другие. Им не сулит ничего: ни приза, ни грамоты, ни первого места, но они приезжают, чтобы доказать свое верховодство, чтобы выиграть.
С. БУНТМАН Лишь бы объехать, да?
Л. ШУГУРОВ Лишь бы объехать.
С. БУНТМАН Хорошо.
Л. ШУГУРОВ Зимний мотокросс на первенство ВВС. Приезжают туда гонщики из «Динамо». И им тоже ничего не сулит. И в снегу глубокая колея, идут мотоциклы с колясками, один и другой, оба ВВС. Впереди Абдурахманов, за ним Кулаков, третьим Петров. Их нагоняют гонщики из «Динамо». И тогда два мотоцикла из «Динамо» упираются в предыдущую машину, толкают передним колесом, а оба гонщика-колясочника кричат таким звериным рыком: «А-а-а!!!» И тогда вэвээсовский гонщик отклоняет машину, колесо коляски поднимается, под ним приезжают конкуренты, уходят вперед, и тогда вэвээсовцы их нагоняют, и тоже издают такой же крик. Идет такая борьба, ни за кубок, ни за что.
С. БУНТМАН Это на самом деле здорово.
Л. ШУГУРОВ Это был принципиальный спор. И Василий Сталин своих гонщиков поощрял. Когда на Химкинском речном вокзале проходил зимний мотокросс, допустим, им. Ворошилова, им. Чкалова, Василий Сталин привозил туда большой фургон. Его гонщики финишировали, им наливали стакан водки, стакан горячего какао, бутерброды с рыбой, с колбасой, с чем-то еще. Потому что они приезжали зимой, у них из ноздрей были две сосульки.
С. БУНТМАН Ну, еще бы. Конечно.
Л. ШУГУРОВ Так что этот район «отравил» меня интересом к автомобилям, к автомотоспорту, и он врезался в мою душу, наверное, до похорон.
С. БУНТМАН Несколько уточнений нас просят и деталей. Ирина Константиновна нас здорово обругала, но зря. Ирина Константиновна нас обругала в незнании истории Москвы.
Л. ШУГУРОВ Ну-ка, ну-ка?
С. БУНТМАН Дело в том, что речь идет о кладбище, которое было у Всесвятской церкви. Мы знаем про это кладбище.
А. ПИКУЛЕНКО Конечно.
Л. ШУГУРОВ Вопрос был не о церкви. А у церкви другое кладбище.
С. БУНТМАН Другое было, потому что и остатки мне пришлось видеть. Мы вчера говорили об этом в другой передаче. Мне пришлось увидеть в самом начале 70-х годов то, что осталось. У церкви, вообще, такой закуточек за заборчиком оставили тогда и заасфальтировали все, что осталось. Ирина Константиновна, не надо так ругаться.
Л. ШУГУРОВ И в зоне улицы Алабяна было кладбище. Его тоже заасфальтировали и застроили. Много кладбищ застроили.
С. БУНТМАН Да. Михаил не верит, что «Рено» все-таки сдали тогда.
А. ПИКУЛЕНКО Разрезали в металлолом именно.
Л. ШУГУРОВ Так рассказывают.
С. БУНТМАН Михаил не верит, (Михаил, я Вас так интерпретирую, укорачиваю), говорит, что сперли, а что-нибудь сдали. Нет?
Л. ШУГУРОВ Нет.
С. БУНТМАН К сожалению, нет. Лучше бы украли.
Л. ШУГУРОВ Лучше бы украли.
С. БУНТМАН «А что раньше находилось с левой стороны проспекта на месте НАТИ?» спрашивает Александр Васильевич.
Л. ШУГУРОВ Не знаю. Потому что в той стороне было довольно много конюшен. Ипподром неподалеку, и там были какие-то строения, ведь НАТИ там появилось после войны.
С. БУНТМАН Да.
Л. ШУГУРОВ Что касается НАТИ, то это был научный автотракторный институт совсем в другом месте, в Лихоборах. А потом их разделили, в 46 году, и выделили под НАТИ, чисто тракторный институт, те помещения. Не знаю, что там. Дровяные склады, что ли.
С. БУНТМАН Надо будет посмотреть по старой карте. Есть подробная карта начала века.
Л. ШУГУРОВ Да.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Лев Шугуров — историк автомобилизма.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире