Время выхода в эфир: 12 августа 2012, 13:09

К. БАСИЛАШВИЛИ: В зале Рембрандта картина «Даная» окружена плотным кольцом туристов. А я помню, как мы школьниками приходили смотреть на пятно от кислоты, разъевшее стену – полотна не было, оно реставрировалось. Из-за голов посетителей виднеется лишь тонкая рука Данаи. Экскурсоводы в один голос рассказывают миф о заточенной античной принцессе, в покои которой золотым дождем проник хитрый Зевс. История картины теперь неотделима и от страшного эпизода июньского утра 1985-го года – вспоминает научный сотрудник Эрмитажа Виктория Снеговская.

В. СНЕГОВСКАЯ: Мы начинали водить в то лето экскурсии очень рано, в 9 часов утра, и в 11:20 я покинула зал, а в 11:50 безумец подошел к «Данае», выплеснул на нее почти литр концентрированной серной кислоты и два раза ударил ее ножом. Фактически он убивал «Данаю». Потоки кислоты, стекавшие по полотну, прожигали его на разную глубину и, оставляя между собой неповрежденную живопись Рембрандта, прожигали и паркет, находившийся под картиной.

Это был субботний день, было сложно очень быстро собрать всех специалистов, и, тем не менее, это было сделано. И вот первая задача, которая была необходима – нейтрализовать воздействие кислоты. Вода. несколько человек, набирая в рот воду, проходя мимо картины, уже вынутой из рамы и помещенной в реставрационную мастерскую, очень бережно опрыскивали ее, почти в течение полутора часов. И когда были наложены лакмусовые бумажки, убедились в том, что реакция приостановлена. Нужно было закрепить подвижность красочного слоя, смешанного с кислотой. Для этого использовали осетрово-медовый клей. Лучший мед нашли на рынке города, осетровые хрящи, законсервированные еще в начале 20-го века в музее, тоже пошли в эту работу.

Работа над картиной, ее реставрация, которая не знает аналогов, заняла ровно 12 лет. И нельзя не назвать имена тех, кто часть своей жизни посвятил спасению картины. Это Евгений Герасимов, Александр Рахман, Геннадий Широков, Татьяна Алешина.

Та степень ответственности перед Рембрандтом и перед картиной заставила специалистов принять единственно верное решение: не писать за Рембрандта, но помочь соединиться сохранившимся фрагментам рембрандтовской живописи с бережной реставрационной тонировкой. Тонировка – это легкое точечное касание верно подобранным тоном, которое соединяется с рядом лежащим цветом художника. Это дает верное общее ощущение целостности картины. И вот благодаря этой ответственности и решению не писать за Рембрандта была проведена именно такая уникальная бережная реставрация.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Маньяк, напавший в музее на «Данаю», был признан душевнобольным, и, что действительно символично, он вскоре потерял зрение. А «Даная», восстановленная реставраторами, вновь среди шедевров Рембрандта.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире