21 августа 2015
Z Отголоски Все выпуски

О «первоэхе» и даже «праэхе»


Время выхода в эфир: 21 августа 2015, 10:21

«Эху Москвы» 25 лет. Чего только не было в нашем эфире! Мстислава Ростроповича заманивали ночью в редакцию сразу после путча, Александр Руцкой кричал на Валерия Зорькина, министр Милибэнд находил родственников по телефону, а Билл Клинтон дрался с Венедиктовым ногами под столом. Это и многое другое в программе «Отголоски» по пятницам в конце «Утреннего разворота» и повтором в воскресенье вечером и в понедельник рано утром.

Сергей Бунтман За день до юбилея – самое время вспомнить о «первоэхе» и даже «праэхе». А кто об этом лучше расскажет, чем первый главный редактор. Вот мы сидим с Сергеем Корзуном в программе «Сотрудники» и отмечаем десятилетие радио – 26 августа 2000 года.



КАК ЭТО БЫЛО

С.Бунтман Вопрос такой: Первые шаги «Эха», как мысль пришла? Многократно это описывалось, назывались разные топографические места. То курилка 7-го этажа на Пятницкой, то почему-то туалет. Я гневно опровергаю: около туалета 6-го, а не 7-го этажа, это «Трудовая Россия» там родилась. А у нас курилка с другой стороны. Как родилась идея?

С.Корзун Просто у нас совмещался туалет с курилкой. По-моему, если мне память не изменяет (она может изменять), это было все-таки в туалете, совмещенном с курилкой.

С.Бунтман А по-моему, на лестнице в противоположной стороне. Или там ты уже донес до меня какие-то созревшие мысли?

С.Корзун Конечно, там было ближе к нашим столам, где мы сидели. Поэтому я донес какие-то мысли. А с Мешковым мы встретились как раз там. Но это не мысль. Мысль-то пришла задолго до нас многим другим. Другое дело, что мы, и Сережа Бунтман в частности, радио слушали много, потому что профессионально с ним работали, и французского радио, да и перемещались уже во второй половине 80-х годов, и там слушали местное радио. Мне еще посчастливилось чуть-чуть отстажироваться, в размере трех недель, на радио «Кис-FM» у Джорджа Полински. Он тогда владел этой сетью, а потом выбыл в «Европу+». Таким образом, какие-то навыки, знания были. Потом ребята-то уходят. Саша Любимов, Влад Листьев – да много кто оттуда уходил — уже «Взгляд» сделали. Женщины в волейбол играют – а мы чего сидим за этим столом? Так что все сошлось: определенная подготовка и сделанное предложение, за что мы благодарны просто Ассоциации радио, факультету журналистики и редакции журнала «Огонек», Александру Сергеевичу Щербакову, который принимал в этом самое деятельное участие. У них были мысли, позвали. У нас появились мысли. Они охотно отказались от своих, приняв наши, и предоставили нам возможность их реализовать. Вот в чем была их функция. Чрезвычайно благодарны им за это!

С.Бунтман Кто придумал название «Эхо Москвы»?

С.Корзун Александр Сергеевич Щербаков, в то время ответственный секретарь «Огонька». Я придумал «Радио-М», почему-то мне очень нравилось. Тогда еще «Фокус-М» не было и прочее. А потом Александр Сергеевич предложил расшифровать эту одну букву. У нас даже был такой логотип: радио — и большая буква «М», стилизованная под это. Он предложил расшифровать как две буквы: «ЭМ» — и выдал «Эхо Москвы», с чем все сразу согласились. Все легло на свое место.

С.Бунтман Действительно здорово, по-моему. И еще одна такая вещь… Были ли у тебя переломные моменты вначале, в первый год? У тебя, не у страны. Не путчи, не вильнюсы… Вот у тебя. Не казалось ли тебе в какой-то момент: на кой черт я это затеял?! И все получается не то…

С.Корзун Ломало, а как же! Не без того. Где-то на второй или третий день. Это, как всегда, синдром второго или третьего раза. Первый день отработали на сумасшедшем подъеме. Второй день — сумасшедший подъем. А третий или четвертый — выясняется, что основа всему, то, что мы сейчас часто говорим, — это технология. Друзья с того же «Иновещания», которые сами приходили новости делать и приносили нам ленты агентств, на которые мы были подписаны. Вроде уже надо согласовывать, потому что он может прийти, а может и не прийти. Он же не наш сотрудник. Все оказалось так зыбко: вроде вышли в эфир, сами готовы, но нас-то горстка, этих авантюристов и романтиков. А нужна технология, нужно выпускать. Конечно, был не один и не два момента, когда казалось, что ну ввязались! Конечно, авантюристы, куда же денешься! А потом, естественно, переживаешь этот момент, переживаешь не пассивно, не забиваешься в угол, а его преодолеваешь активно и выходишь на другой уровень.

С.Бунтман Сереж, почему ты ушел из главных редакторов?

С.Корзун Тоже неоднократно объяснял, и все правдиво. Первое: не могу быть управдомом, не чувствую в себе силы и квалификации. Работа главного редактора — прежде всего работа по организации управления и хозяйства. Второе: это сильно наступало на ту степень личной свободы, которую я себе в этой жизни определил. Работа руководителя всегда закабаляет человека. Вот две основные причины.

С.Бунтман Почему? Всеми руководишь, как здорово! Командуешь, что хочешь, то и делаешь.

С.Корзун Если брать просто вариант командования, это одно. А если брать совместный вариант командования и ответственности за общее дело, это совсем другое. Здесь есть закабаление.

С.Бунтман Значит, ты от кабалы несколько отказался, и при этом остался на «Эхе». Это я отвечаю уже сразу всем неоднократно. У меня уже язык устал отвечать. Знаешь, это как с мигалкой у гаишника: горит — не горит. Говорят: «А почему Корзун появился?», «А почему Корзун ушел?». Каждый день, когда ты перестал быть главным редактором, как ты в эфире, говорят: «Вот, снова у вас появился». На следующий день: «А почему Корзун ушел?» Спрашивают… такая интермедия про голос… тебе когда-нибудь голос ставили? ты занимался этим самым делом?

С.Корзун Ставили официально. Я не думаю, что добились в этом больших успехов, но ставили. Была школа повышения квалификации. Ты же тоже, по-моему, через нее проходил там на «Иновещании». Или уже не пришлось?

С.Бунтман Знаешь что, я до этого занимался достаточно много.

С.Корзун А, да. А это была замечательная школа, которая представляла из себя бабульку лет 87 наверное, которая ходила, вся скрюченная полиартритом. Совершенно замечательный человек! По голосу — голос 30-летней женщины. Очень любила и считала, что хорошо умеет говорить по-французски. Закалка старая, еще гимназическая, Институт благородных девиц. Считала, что очень хорошо говорит по-французски, и очень любила это делать. Поэтому занятия большей частью превращались в диалог по-французски для удовольствия. А потом она брала руку: «Посмотрите, как у меня работает дыхание! — Прижимала ее к своей груди. — Почувствуйте, как вздымается грудь!». Вот так учились. То есть курсы закончил, но не думаю, что как-то изменил. Наверное, что-то было в голосе изначально, хотя, может, и помогло.



Сергей Бунтман И голос этот Сергея Корзуна образца 2000 года.

Читать и слушать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире