'Вопросы к интервью
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Вы слушаете «Эхо Москвы», вы смотрите телеканал RTVi. Кроме того, у нас огромное количество средств коммуникаций. За нами можно наблюдать со всяких разных ракурсов – это я предупреждаю нашего уважаемого гостя. Гость наш – политолог, член Общественного совета президиума Генерального совета «Единой России» Леонид Поляков. Здравствуйте, Леонид Владимирович.

Л.ПОЛЯКОВ: Добрый вечер.



Н.БОЛТЯНСКАЯ: И уважаемые члены клуба привилегированных слушателей в программе «Народ против». А против, собственно, чего? Против, собственно, создания общероссийского народного фронта Владимира Путина. Ну, по традиции передачи в начале у вас есть возможность 2 минуты дацзыбао. Прошу вас.

Л.ПОЛЯКОВ: Хорошо, я воспользуюсь этими 2-мя минутами для того, чтобы, по крайней мере, объяснить причины, почему эта идея возникла и на что она в конечном счете направлена. Дело в том, что как-то так случилось само собой, что выгоды от прежнего положения «Единой России», а именно статуса правящей партии, имеющей большинство практически на всех выборах, они постепенно превращаются в недостаток, поскольку люди, которые разделяют ценности и цели этой партии, привыкают к победам. Привычка к победам – она оборачивается тем, что как это было в 1996 году на выборах в Санкт-Петербурге мэра Собчака, не доходит немножко людей и выборы проигрываются. Значит, вот эта усталость электората или, скорее, я бы сказал, такая привычка, что само собой все получится, и ранняя демобилизация – это очень серьезная угроза. И всякая политическая партия должна заботиться о том, чтобы ее поддерживающий электорат был все время в тонусе.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На то и щука?..

Л.ПОЛЯКОВ: Совершенно верно, да, чтобы карась не дремал. Но я не буду сравнивать с карасем наших избирателей. Просто, действительно, формат, который освежает привычную такую, унылую немножко картину, когда есть доминантная партия и она, как бы, по определению должна победить, да? Вот сейчас, когда объявлено создание этого общенародного такого фронта, то есть когда началась мобилизация сил за пределами непосредственно самого партийного круга, мне кажется, что интерес очень широкого круга людей, не партийных, он значительно повысится. И этим способом удастся компенсировать ту усталость электората, обычного электората «Единой России», о котором я говорил. Это очень вкратце для начала, для затравки.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, прежде чем я предоставлю слово нашим уважаемы слушателям, я вспомню. Много лет назад перед конфликтом, скажем так, 1993 года у Белого дома, я была в одном из российских регионов, а тогда кипели вот эти дебаты Ельцин-Хасбулатов. И я подошла к людям, которые стояли в сторонке и наблюдали за происходящим, с вопросом: «А вы за кого, за Ельцина или за Хасбулатова?» Один из них повернулся ко мне, говорит: «Дочка, а мы хлеб рóстим». Конец цитаты. Вот на этом месте я предоставляю слово нашим уважаемым членам клуба привилегированных слушателей. Кто начнет, представляйтесь, пожалуйста.

Н.БОГОРАДОВА: Добрый день. Наталья Богорадова, парикмахер с высшим образованием. Да, вот так случилось. Вот у меня как раз вопрос по поводу этого объединения. Господин Путин объявил, что партия «Единая Россия» остро нуждается в новых лицах и в новых идеях. Вот, с какой стати вот это объединение как раз предоставит эти новые лица и новые идеи?

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, Наталья, вы знаете, я бы сказал так, что наш народ изобретателен до невозможности. Мы сами изобретательны. Вот, скажем, ваш случай, ваша судьба я не знаю какая, но, тем не менее, у вас есть высшее образование, а вы занимаетесь, тем не менее, очень такой, важной полезной профессией, которая в буквальном смысле образования не требует. Это говорит о том, что вы находите свой путь в жизни, который, по-видимому, успешный, вы могли бы свою модель предложить другим.

Так вот мне представляется, что в России полно просто изобретательных людей, которые умеют жить, умеют устраиваться, умеют организовывать жизнь вокруг себя. А партия одна, даже самая большая – это очень узкое горлышко, да? Есть такой закон, уж коль про высшее образование упомянули (у меня оно тоже высшее), и когда изучают политологию, то упоминают так называемый железный закон олигархии. Но только не в смысле наших олигархов, как мы привыкли, страшно богатых людей, а закон, согласно которому – его 100 лет назад как раз где-то зафиксировал такой политолог Роберт Михельс – согласно которому любая партия, самая демократичнейшая партия обязательно костенеет. То есть там складывается вот этот управляющий аппарат, и жизненные соки уже, как бы, перестают перетекать туда-сюда. Связь партии с окружающей средой теряется, и она обречена на то, чтобы стать такой замкнутой кастовой структурой. Поэтому сегодня, когда, собственно говоря, мы прекрасно знаем, что полно людей с воображением, пора их призвать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Подождите, Леонид Владимирович, но, ведь, в этой ситуации в других структурах подобную роль, о которой вы говорите, играет оппозиция, такая, легитимная, нормальная, законная оппозиция, которая всегда правящей партии говорит: «Ребята, если не вы, то мы».



Л.ПОЛЯКОВ: Вы правы, вы правы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А у нас чего с этим? Не случилось?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет-нет. Дело в том, что в таких развитых с длительной историей политических системах либо двухпартийных, как это в англо-саксонской традиции, в Великобритании и США, либо в континентальных, действительно, вот эту роль привлечения альтернативных идей, свежих мозгов и других каких-то людей, думающих иначе, традиционно выполняет политическая оппозиция, которая имеет приблизительно половину, да? То есть обычно, вот мы посмотрим на выборы и в США, и в Европе любые, президентские и парламентские – там либо одна партия побеждает, не набирая даже 50%, либо там блок какой-то. И получается так, что, действительно, там как на качелях работает оппозиционный механизм. Но это благодаря тому, что в этих странах традиция партийной политики имеет десятилетия многие и даже столетия.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, то есть мы просто молодые.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. У нас 20 лет всего партийной политике, и получается так, что сначала в 90-е… Вот, вы как раз вспомнили этот пример с Хасбулатовым и Ельциным, в 90-е годы раскол жесточайший, когда альтернатива со стороны оппозиции была какая? Банду Ельцина под суд, да? То есть конфликт вместо того, чтобы сотрудничать, и вместо того, чтобы нормально сменять власть. В нулевые годы мы пытаемся выстраивать систему, которая была бы более продуктивна, но у нас задача, ведь, модернизации страны. Мы не занимаемся просто теоретической игрой, какую лучше партийную систему построить. Мы хотим модернизировать Россию. Известно, что в целях модернизации система с доминантной партией преимущественная, то есть в одном центре концентрируются ресурсы власти, энергетика это проводить в жизнь, да?

Но, как я сказал сначала, все плюсы, которые мы имеем от наличия доминантной партии, оборачиваются минусами, в том числе и тем, о котором вы сказали. Наша оппозиция за вот эти 10 лет – она как-то поблекла, смирилась с тем, что ее ниша максимум 10%, либералы вообще загнаны в гетто до 5%.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А кто ж их загнал-то?

Л.ПОЛЯКОВ: Знаете, это тяжелая история, потому что еще до того как возникла «Единая Россия», я очень, как мне кажется, взаимнопродуктивно работал с «Союзом правых сил».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я знаю.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. И мне очень больно вспоминать эту историю, потому что это была история самопогребения фактически. После блестящего успеха в 1999 году, когда 8,52 Кириенко, Немцов, Хакамада и затем провал в 2003-м, во многом, конечно, благодаря напору Рогозина-Глазьева тогда, действительно. Но и сами помогли себе. Поэтому, вот, я бы так резюмировал этот момент нашего разговора. Да, действительно, в нормальных, то есть с длительной партийно-политической историей демократии странах такие Народные фронты образуются в крайне тяжелых ситуациях. Ну, скажем, Франция 1936 года.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть мобилизация?

Л.ПОЛЯКОВ: Да, там мобилизуется народ против какой-то реальной угрозы. Скажем, фашизм, да? 1936-37-й год, Франция. Рот Фронт в Германии, да? Но, вот, я бы…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, пример понятен, Леонид Владимирович. Прошу.

Н.БОГОРАДОВА: Вы знаете, вообще-то я 1962 года рождения и, собственно, я имела большое такое удовольствие наблюдать именно однопартийную систему. Так что почему вы говорите, что у нас маленький?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, Наташ, не путайте однопартийную и партийную систему с доминантной партией, то есть партия, которая регулярно выигрывает. У нас с вами в Советском Союзе другие партии…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Наталья, это немножко разные вещи.

Л.ПОЛЯКОВ: ...по определению не могли быть, понимаете?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хотя, избиратель воспринимает так, как он воспринимает.

Л.ПОЛЯКОВ: Это верно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как реальность, данная нам.

Л.ПОЛЯКОВ: Часть – да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, давайте вопрос.

Л.ПОЛЯКОВ: Это, кстати, тоже минус. Потому что длительное господство одной политической силы навевает воспоминания о том, что мы уже однажды это имели.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А у вас нет другого глобуса?

Л.ПОЛЯКОВ: (смеется) Другого народа, да? Начнем с этого.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, я сказала «другого глобуса». Пожалуйста.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Юрий, военный пенсионер.

Л.ПОЛЯКОВ: Очень приятно. Здравствуйте.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Не слишком ли много времени мы дали фору «Единой России» для того, чтобы она говорила только декларациями о добрых намерениях и кормила ими наш российский народ? Понимаете?

Л.ПОЛЯКОВ: Так. Вы намекаете, Юрий, на что? Что за время создания… Кстати, в этом году, в декабре будет 10-летие «Единой России». Вы намекаете на то, что вот эти 10 лет «Единая Россия» только говорила, ничего не делая?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Реальных дел. Потому что на эмоциональном уровне любой человек, обыватель связывает деятельность руководства страны и деятельность правящей партии в одно целое.

Л.ПОЛЯКОВ: Правильно.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: И не разделяет президента, премьер-министра и «Единую Россию».

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, вы считаете, что мы сегодня в 2011 году конкретно 11 мая, мы живем хуже, чем 11 мая 2001 года, например? Хуже?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Понимаете, нельзя так говорить. Я считаю, что где-то живут хуже.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, где конкретно?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Если брать не только Москву.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но это абстрактно, Юрий. Это абстрактная история.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет, в принципе, страна хуже по всему выглядит? Действительно, вы очень важный вопрос затронули.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если да, то в чем конкретно?

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Есть субъективная оценка, что стало хуже.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Где-то хуже» — это не ответ. Давайте.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Ну, скажем, моногорода, где была промышленность и остались люди без работы, и никаких мер реальных не принимается – только декларация о том, что эту проблему надо решать. Сельское хозяйство – опять же, декларации на протяжении десятилетий идут, что эту проблему надо решать и избавляться от продуктовой зависимости от Запада. Тем не менее, реальных действий нету.

Л.ПОЛЯКОВ: Так. Моногорода, сельское хозяйство.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: В интернете жалобы фермеров на беззаконие.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Принято.

Л.ПОЛЯКОВ: Хорошо, я понял.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы перечисляем.

Л.ПОЛЯКОВ: Я понял вашу тему.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У вас там микрофон, по-моему, вырывают?

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Так?

К.ТЕРЕХОВ: Костя, юрист.

Л.ПОЛЯКОВ: Здравствуйте, Константин, да.

К.ТЕРЕХОВ: Вот, Леонид, вы сказали о том, что «разве ничего не сделала «Единая Россия»?» Стоп. 11 лет уже эта власть держится. Нефтедоходы, дорогу, которую обещали к 2010 году сдать, дорогу «Россия», федеральную трассу – ничего нету. Электронное правительство – деньги вбухали, здравоохранение – несколько триллионов вбухали. Вы о чем сейчас говорите? Что «Единая Россия» сделала?

Л.ПОЛЯКОВ: Константин…

К.ТЕРЕХОВ: И вопрос. Это была реплика на вашу реплику. По существу. Кроме, вот, Путина, кому этот якобы Народный фронт, а, на самом деле, очередная технологическая штука из политологии, кому она нужна?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Экие вы злобные, а?

Л.ПОЛЯКОВ: Отличный вопрос, отличный. Дело в том, что я, действительно, начал с этого дацзыбао очень краткого, с чисто такой, теоретической точки зрения, а теперь давайте поговорим о практике. И Юрий, и Константин, и каждый из присутствующих, включая нас с вами, может сказать, чего за эти 10 лет стало плохо или что не получилось. Я исхожу из следующего. Действительно, правящая или доминантная партия, действительно, является такой хитрой штукой, которая притягивает к себе всю ответственность. Что бы ни произошло в стране, всегда вопрос к ней. Чего вы делали?

Так вот. Мне кажется, что задаваясь вопросом о том, зачем нужен этот общероссийский Народный фронт помимо технологического чисто такого трюка, который очень важен для избирательной кампании, мне кажется, что те многие проблемы, о которых вы говорите, должны решаться или, по крайней мере, по-новому быть поставлены за счет того, что помимо уже сложившегося такого…

К.ТЕРЕХОВ: (НЕРАЗБОРЧИВО).

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет, не этими. Вы спрашиваете смысл Народного фронта – я же вам говорю о Народном фронте, да? Мы для этого собрались говорить. Так вот, смысл Народного фронта именно в том, чтобы подтянуть новых людей с незамыленным глазом, чтобы люди из тех же моногородов, из тех же отраслей, о которых вы говорите, которые находятся в провальном состоянии, чтобы они пришли, чтобы они эту проблему поставили.

К.ТЕРЕХОВ: (НЕРАЗБОРЧИВО), что следующим кандидатом будет Путин.

Л.ПОЛЯКОВ: Не-не, подождите. Кандидат – в смысле какой кандидат?

К.ТЕРЕХОВ: Кого-то заведут, якобы, в парламент, он там будет сидеть?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет. Почему «якобы»? Во-первых, не заведут. Константин, давайте, все-таки, мы же находимся в демократической стране, да?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Якобы демократической.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Без микрофона – сейчас выгоню всех.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну хорошо, допустим, якобы, да? То есть у нас будут выборы 4 декабря. Партия «Единая Россия» пойдет со своим списком как и все остальные партии, у нее будет там в списке 600 человек. 150 из них будут привлечены с помощью вот этого Фронта, то есть не члены партии, чего раньше никогда не было.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид Владимирович, вот тут сообщение пришло, смска очень элегантная: «А Медведев откроет Второй фронт?»

Л.ПОЛЯКОВ: Ну вообще, можно оценить этот юмор.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Изящно.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Второй фронт, который откроет Медведев…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, вообще вот это понятие Фронта.

Л.ПОЛЯКОВ: Мы обычно ждали, что Обама должен открыть или, там, Эйзенхауэр.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет. Вообще вот это понятие Фронта. Против кого воюем-то? Вы, в частности.

Л.ПОЛЯКОВ: Да, это, кстати, это очень важный момент, потому что все как-то в лоб восприняли это как некое такое, милитаристское понятие. Ну, понятно, фронт, да, действительно. Хотя, вот, шоколадная фабрика «Рот-Фронт». Никто же не думает, что это какая-то военная пайка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это пережитки советской власти.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, это бренд. Теперь скажем, что это бренд.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, сейчас уже деваться некуда.

Л.ПОЛЯКОВ: Это вкусный бренд, да. Так вот, по поводу Фронта. Я бы еще вспомнил знаете что? И это более широкая задача, собственно, этого объединения и реальная, на мой взгляд, задача. Реальная задача. Фронт работ. Вот, друзья мои, это понятие всем знакомо, да? Ну, в инженерии, где угодно. Просто элементарно сделать такой простой ремонт в квартире – вы сначала выкладываете все, что у вас есть, вы понимаете, что нужно, инструментарий подготавливаете. Фронт работ. Вот, мне кажется, что в стране есть сейчас одна очень актуальная задача, да? Она сформулирована насчет Второго фронта Медведева, между прочим, да? Могу ответить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо сформулировал.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Медведев Второй фронт давно открыл. Я бы назвал его даже первым. Потому что этот фронт – это задача модернизации страны, задача превращения нашей России в современную конкурентоспособную, процветающую, приятную для проживания мировую державу одновременно. Потому что очень часто говорят: «Или мировая держава, или, ребята, вкусно кушать». Так вот не бывает так.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не бывает – согласна с вами.

Л.ПОЛЯКОВ: Не бывает. Только в крупных значимых мировых державах вкусно кушают. Все остальные сидят на обочине. Значит, вот это первый фронт, реальный фронт. 2 года уже практически об этом говорится, к этому подступы делаются, уже некие прорывы есть – скажем, то же Сколково. Но это хайтек, это высокие технологии, это точечный удар, да? Может быть, за это звено удастся вытащить несколько отраслей. Но, в целом, мы нуждаемся в том, чтобы наше общество менялось реально.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чтобы не было такой Византии с нанотехнологиями, да?

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Вообще, это страшная штука, конечно, потому что Византия погубит все в этом смысле – и те же нанотехнологии.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так, вперед.

Д.РОДИОНОВ: Дмитрий Родионов, политолог, блогер.

Л.ПОЛЯКОВ: Дмитрий. Ну, приятно коллегу видеть.

Д.РОДИОНОВ: Вот, очень кстати мы сейчас подняли тему, что Фронт – он за кого или против того. Вы знаете, я как блогер каждый день в интернете вижу такие вещи, о которых никогда не скажут по телевидению.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, я тоже смотрю интернет.

Д.РОДИОНОВ: И, вот, одна из тем, которая недавно буквально взорвала интернет…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На порно-сайты ходите, что ли?

Д.РОДИОНОВ: Нет, абсолютно. В том же Живом журнале, например. Вот, у Дмитрия Гудкова в Живом журнале было недавно сообщение о 200 тысячах военных, кинутых фактически на квартиры – они остались бомжами вместе с семьями.

Л.ПОЛЯКОВ: 200 тысяч?

Д.РОДИОНОВ: Они сейчас объединяются в профсоюз, они написали письмо Медведеву.

Л.ПОЛЯКОВ: Вы не перепутали? 200 или 200 тысяч?

Д.РОДИОНОВ: Более того, у нас есть организации обманутых дольщиков, у нас есть защитники Химкинского леса, Челябинского бора. У нас есть блогеры, которые каждый день раскрывают коррупционные схемы чиновников вашей партии. Вот, вы не боитесь, что все вот эти организации, скорее, народ создаст Фронт против вашей партии, чем вы объедините народ против кого-то еще там?

Л.ПОЛЯКОВ: Дмитрий, тоже отличная подсказка – я думаю, что ее надо будет использовать, потому что мне кажется, что из конфликтной постановки вопроса «Фронт против кого» мы можем перевести это в очень продуктивный формат: «Фронт против наших проблем». Вот, все, кого вы перечислили, я могу еще добавить и других людей, которые, действительно, сталкиваются с неразрешимыми проблемами, да? Вот, если они, действительно, начнут объединяться и искать легальные и продуктивные пути решения своих проблем, то тогда я уверен, это неизбежно приведет их вот в этот самый общероссийский Народный фронт, который сейчас уже проходит стадию буквально организации. Сегодня уже координационный совет создан.

Д.РОДИОНОВ: А даете отчет, что они винят вашу партию во всех этих проблемах и считают вас главным злом?

Л.ПОЛЯКОВ: Дмитрий, ну, вы знаете, кто как. Поскольку я не уверен, что у вас есть мандат представлять все эти объединения, это ваша точка зрения. Да, это оппозиционная протестная среда, я согласен. Среди этих людей много недовольных. Но недовольны они до тех пор, пока они не видят встречных шагов со стороны власти, пока они не видят конкретных предложений.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Неужели Навального позовете?

Л.ПОЛЯКОВ: Навальный? Не знаю. Может быть, и Навальный. А почему нет?

Д.РОДИОНОВ: Вы в курсе, например, что вашу партию в интернете иначе как «партия жуликов и воров» не называют? И этот мем уже давно вышел за пределы интернета. Вас в народе так называют. Вы с каким народом объединяться хотите?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И один из членов «Единой России» это комментировал, то есть подтвердил, что это было.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, в смысле что такой мем существует? Что в интернете полно людей, которые постоянно о «Единой России» именно так говорят? Ну, конечно, в курсе, естественно. Я точно так же как вы захожу в интернет. Только вот, что я хочу сказать, Дмитрий. Значит, смотрите, всякая партия, особенно партия правящая – это большая притягательная сила для всякого рода проходимцев. Этого никто не скрывает, это нормально.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А проходимцы – это кто?

Л.ПОЛЯКОВ: Ну вот, скажем, те же самые жулики и воры. Правда, я не очень понимаю, что такое жулик в отличие от вора. Ну ладно, прощу, так сказать…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну как? Жулик иногда использует более сложную схему, объясняю Леонид Владимирович.

Л.ПОЛЯКОВ: В этом смысле?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Конечно.

Л.ПОЛЯКОВ: Просто я не в теме.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вор – вот, я сейчас залезу к вам в карман и утащу у вас хорошую ручку. Это вор. А жулик – это если…

Л.ПОЛЯКОВ: А. Сделать так, что я не замечу, или даже наоборот…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Конечно. Манипуляция, эриксоновский гипноз.

Л.ПОЛЯКОВ: А, вот так, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Конечно.

Л.ПОЛЯКОВ: Хорошо. Так вот я к тому, что к партии, которая находится у власти, прилипает очень много, стремится, по крайней мере, прилипнуть очень много всякой дряни.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А чистка была в 1937-м.

Л.ПОЛЯКОВ: Вот. у нас вариант такой. Либо как-то строить общество по Модели-37 с тем, чтобы соответствующим образом очищаться от грязи, либо применять какие-то более цивилизованные методы. Вот, мне кажется, один из более цивилизованных методов, который сейчас Путин предложил, состоит именно в этом. Да, действительно, в «Единой России», как и всякой другой партии, повторяю, есть люди недобросовестные, нечистоплотные, есть люди, нарушающие закон, и так далее, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А с ними-то что делать?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, просто сейчас тогда…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Разбавить их хорошими.

Л.ПОЛЯКОВ: Дело вот в чем. Ведь, предложение создать Фронт – оно технологично в каком смысле? 150 мест в списках предложено для не членов партии. Как это будет делаться? Используется термин «праймериз».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ой, Леонид Владимирович, знаете, что я слышала про это? Нерушимый блок коммунистов и беспартийных. Это так примерно?

Л.ПОЛЯКОВ: Не, ну это, разумеется. У нас же все аналогии туда.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

Д.РОДИОНОВ: Кстати, а вы говорите сейчас, что у вас есть там… Конечно, да, в любой правящей партии всегда есть проходимцы. А вы не находите, что народу так кажется, что именно этих проходимцев гораздо больше, чем порядочных людей? Вот посмотрите, мы каждый день в интернете читаем, что пьяный единоросс сел за руль, попался какой-то чиновник, член «Единой России».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Господин блогер, матчасть.

Д.РОДИОНОВ: Почему мы не слышим про реальные дела? Мы слышим другую фразу – мы слышим, что «Единая Россия» — это партия реальных уголовных дел. Вот это мы знаем. Про другие дела мы не знаем ничего.

Л.ПОЛЯКОВ: Дмитрий, красиво. Я узнаю слог такого, профессионального блогера. Но дело не в этом. Когда в партии состоит 1,5 миллиона человек, по статистике вы можете найти там и людей, которые злоупотребляют алкоголем, и людей, которые совершают…

Д.РОДИОНОВ: То есть вы признаете, что вы такой гигантской машиной не можете управлять, правильно?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Все, отдали микрофон уже. Все.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, я признаю только то, что партия… Обратите внимание, это 1% населения России, да? Это срез. В этой партии есть все мы. Поэтому там, действительно, можно обнаружить тех людей, про которых вы говорите.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нехорошо.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, но дело в том, что партия строилась не по принципу преданности идеалам революции и…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Подождите-подождите. Если говорят о жуликах и ворах, извините меня, это цитата, то причем тут преданность революции? Или преданность революции искупает некие грязные ручонки?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, я говорю, что партия строилась не на принципах верности идеалам революции, и там не было детектора лжи и какой-то особой технологии проверки, кого принять.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, все ясно.

Л.ПОЛЯКОВ: Она строилась из того материала…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что мы все, действительно, про «Единую Россию», да про «Единую Россию»? Давайте, может быть, про Народный фронт?

Л.ПОЛЯКОВ: Давайте, да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Про нерушимый блок коммунистов и беспартийных.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Так вот очень кстати напоминание, потому что, смотрите, люди, которые сейчас не являются членами партии, но которые, действительно, имеют какие-то идеи, да? Ведь, мало сказать «плохое сельское хозяйство», «плохое здравоохранение». Собственно говоря, мы все это можем легко сказать. Загибая пальцы, мы можем перечислить наши проблемы. Нужны головы, которые предлагают что-то. Нужно искать решение. Так вот, люди с этими решениями, люди с идеями и люди с готовностью что-то делать как раз в этот Фронт-то и придут. И через этот Фронт у них реальная возможность поменять кадровый состав, по крайней мере, думской фракции «Единой России». Что в этом плохого?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, мы сейчас прервемся. Я напомню, что наш собеседник – член Общественного совета президиума Генерального совета «Единой России» Леонид Поляков. Чтобы вам было о чем думать в перерыве, вот вам, пожалуйста. А как быть с этим? 2002-й год – манифест «Единой России»: «В 2004 году каждый житель России будет платить за тепло, электроэнергию в 2 раза меньше, в 2005-м каждый будет получать свою долю от использования природных богатств, к 2006-му каждому работа по профессии, в 2008-м – каждая семья собственное благоустроенное жилье» и так далее. То есть обещания не выполнили, новые люди помогут? Мы прервемся.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Народ против». SMS-сообщения…

Л.ПОЛЯКОВ: А это манифест вы вспомнили, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Конечно. Вам просто предъяву сделали, выражаясь модным сегодня уголовным языком.

Л.ПОЛЯКОВ: Да-да, совершенно верно. Ну, вообще такие документы – они, конечно, в тот… Это 2002-й год, не совсем он был такой, в полном смысле предвыборный. Но уже в перспективе выборов 2003 года нужно признать, что вообще все партии стремятся в таких документах сформулировать свои конечные, предельно возможные задачи. Все партии, да? Так что я не удивляюсь, что, скажем, вот эти параграфы, которые там перечислены, что они не выполнены, да? Это обозначено, я бы сказал так, это обозначено намерение добиться этой цели в таком-то году.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чего там, Константин про магистрали говорил?

Л.ПОЛЯКОВ: Конкретный вопрос: почему это не получилось, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Жилье нормального уровня у каждого жителя России, работа по профессии – много там.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, естественно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И все это не вышло.

Л.ПОЛЯКОВ: Это жанр.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сейчас придут новые лица, новые мозги. Как вы там, Наталья, говорили? Без микрофона –убью! Демократия в действии.

Л.ПОЛЯКОВ: У нас к концу передачи одни трупы останутся. (смеется)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да. Вот, придут и сразу все получится.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, сразу не получится. Я думаю, что если вообще эта задумка… Мне очень хочется надеяться, что эта задумка, действительно, приведет к тому, что в Думе появятся новые лица, не партийные, придет свежая кровь, придут люди, которые в состоянии предлагать какие-то новые идеи. И причем эти люди будут… Что важно, друзья мои. Мы пока еще не обсуждали вот какую тему. Придут не одиночки, а придут представители неких общественных организаций (даже не будем их перечислять – их много), которые уже что-то делают. Но пока у них непосредственно голоса во власти нет. То есть это важно. Уже прозвучало что-то типа «придут немногие, и они потонут в привычном болоте». Не произойдет так. Они будут представлять серьезные социальные группы и общественные организации. Пожалуйста, в чем ваши возражения?

М.НИКОЛАЕВ: Леонид, здравствуйте.

Л.ПОЛЯКОВ: Добрый вечер.

М.НИКОЛАЕВ: Меня зовут Максим Николаев, научный сотрудник. Я могу добавить к этому манифесту. Вот, коллега говорил «Где дорога?» Я могу добавить: «Где трубы?» То есть я занимаюсь, собственно, строительством труб. Вы говорите про инновации. Я эти инновации вижу каждый день.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Лоббируете трубную идею.

М.НИКОЛАЕВ: Да-да, трубу. То есть я знаю, как бы, эту подноготную.

Л.ПОЛЯКОВ: Где наши трубы, в смысле?

М.НИКОЛАЕВ: Да.

Л.ПОЛЯКОВ: Почему у нас трубная промышленность в застое, вы это имеете в виду?

М.НИКОЛАЕВ: Ладно, опустим. Это просто реплика.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну давайте. Нет, я мог бы объяснить.

М.НИКОЛАЕВ: О чем хочу сказать? То есть вы говорите про новых людей. Вот у вас есть 1,5 миллиона, вам требуется еще несколько десятков.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, хватит-хватит. Партия 1% населения – это вот, больше не надо.

М.НИКОЛАЕВ: 6 января ВВП, в общем, произнес речь, в которой сказал о создании ОНФ.

Л.ПОЛЯКОВ: Только не января – мая, все-таки. 6-го мая. (смеется)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Матчасть!

М.НИКОЛАЕВ: Извините. А сегодня уже он встречается с активистами этого ОНФ.

Л.ПОЛЯКОВ: Совершенно верно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так быстро активисты?

М.НИКОЛАЕВ: Вот, вопрос, собственно, откуда взялись эти гениальные люди, которых все ждали?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вопрос понятен.

М.НИКОЛАЕВ: То есть они, видимо, из моногородов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Максим, вопрос понятен. Пожалуйста. Откуда взялись гениальные люди?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, взялись активисты, которые готовы оформить структуру. Потому что сама идея – это пока только слова. Важно это движение запустить, чтобы реально люди собрались и начали работать. Выработать формат, в котором можно действовать. Поэтому откуда они взялись? Это, повторяю, это представители многих организаций, которые давным-давно уже действуют. Например, Екатерина Лахова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, понятно.

Л.ПОЛЯКОВ: Да? Союз женщин России. Как угодно. Вы помните, на первых выборах в Думу была партия «Женщины России», да?

М.НИКОЛАЕВ: Насколько я знаю, все эти организации, большая часть из них уже сотрудничала с «Единой России».

Л.ПОЛЯКОВ: По-разному, по-разному. Дмитрий, не обязательно. Нет, часть из них, действительно, сотрудничала. У «Единой России», по-моему, у единственной партии есть так называемая группа…

Д.РОДИОНОВ: А я вам могу сказать, например, что вот эти ваши активисты – это Шохин, например – он член «Единой России». То, как Шмаков, например, пресмыкался перед партией власти еще с 90-х годов. Лидер этих «Женщин России» тоже, между прочим, член вашей партии. О каком сотрудничестве вы говорите? Это все ваши люди, просто под другой вывеской.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет. У нас вообще в стране все наши люди – у нас не бывает ваших или, там, чужих. Все наши. Другой вопрос, формат их сотрудничества и что они представляют. Я повторяю, это сегодня создаются активисты.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот, например, придет к вам, я не знаю, та же самая партия Рыжкова, которая получила отказ, потом Страсбургский суд признал, что…

Л.ПОЛЯКОВ: Но она, по-моему, не персонально Рыжкова – она, все-таки, там… Квадрига.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да. Нет, ну, на сегодняшний день она.

Л.ПОЛЯКОВ: Парнас.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Придут к вам эти люди и скажут: «Ребят, мы тоже хотим поучаствовать в этом деле». Вы как?

Л.ПОЛЯКОВ: Вопрос: «С какими идеями?»

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, идеи-то у нас у всех одни.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет-нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хотим жить лучше, хотим жить веселее, Леонид Владимирович.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, у партии Парнас, по-моему, конкретная программа: «Вы уйдите – только тогда что-нибудь сделаем». Вот на таких условиях, конечно, ничего не получится.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Прошу.

А.КАРЕЛИН: Алексей Карелин, композитор.

Л.ПОЛЯКОВ: Добрый вечер.

А.КАРЕЛИН: Добрый вечер. Ну, вы знаете, мне показалось, что просто Владимир Владимирович Путин открыл свою президентскую кампанию, несмотря ни на что, и это он уже заявил. И, в общем, судя по тем скоростям, которые начинают организовываться, сейчас, наверняка, футболисты подтянутся, конькобежцы, певицы всякие разные фольклорные.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: По-моему, вы не любите певиц. Нехорошо с вашей стороны. Композитор обязан любить певиц. Просто страстной любовью.

А.КАРЕЛИН: Да, певиц у меня много. (смеется) Да-да-да.

Л.ПОЛЯКОВ: Почему обязательно фольклорные? Может быть, и рок-певицы какие-нибудь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, то есть все впереди.

Л.ПОЛЯКОВ: (смеется)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну так в чем вопрос, Алексей?

Л.ПОЛЯКОВ: Я не засвечиваю, но не исключаю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ага, понятно. Намекаю.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну да.

А.КАРЕЛИН: Да, вопрос в том, кто к вам пойдет?

Л.ПОЛЯКОВ: Президентская кампания, на самом деле? Вы с этого начали?

А.КАРЕЛИН: Да-да. Вот вопрос о президентской кампании. Это в пику Медведеву все сделано?

Л.ПОЛЯКОВ: Понял-понял. Это очень правильно…

А.КАРЕЛИН: Потому что Медведев вот сейчас (вот, я смотрю), перетрясывая МВД, делает большое дело, несмотря на то, что мы все скептически к этому относимся.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вопрос понятен, Алексей. Прошу, Леонид Владимирович.

Л.ПОЛЯКОВ: Нателла, я бы обратил внимание, все-таки. Хоть один человек делает большое дело. Ну что? До сих пор у нас все время про то, как не получается, не получается, не получается.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну почему? Вы делаете большое дело, убеждая наших уважаемых представителей народа. Может, кого переубедите? Придут к вам в Народный фронт.

Л.ПОЛЯКОВ: Мне всегда нравился наш народ, потому что вот сейчас все вопросы абсолютно в десятку. Потому что, смотрите, вот эта тема, действительно, она самая злободневная и она постоянно волнует, тревожит.

— У меня по схеме можно задать вопрос?

Л.ПОЛЯКОВ: А я еще не ответил Алексею насчет президентской кампании или нет. Буквально минуту дадите мне? На мой взгляд, Алексей, вот такая ситуация у нас сложилась по поводу президентских выборов. Настрой какой? Все известно, да? Вот, вы, например, уверены, что Путин пойдет. Следовательно, если он пойдет, то он и станет. Так? Сложилось такое впечатление, что что ни делай, все равно так и будет. Но мне кажется, что и у Путина, и у Медведева, а они отложили этот вопрос до довольно позднего срока, насколько я понимаю, не раньше парламентских выборов об этом будет что-то сказано от самого тандема… Так вот, мне кажется, эти люди вполне понимают, вменяемые такие же, как мы с вами. Для того, чтобы претендовать на роль главы государства, на 2-й ли срок Медведева или на новый цикл Путина, нужно выходить к нам с вами с конкретными предложениями, а не потому что моя фамилия Путин или Медведев. Так вот, и Путин, и Медведев делают все для того, чтобы накопить некий багаж идей, инициатив, чтобы прийти не с пустыми руками, чтобы мы реально выбирали. Потому что не надо превращать себя в неких бездумных безголовых манекенов. Голосуй, не голосуй – они ничего не сделают. Мы выбираем. Если мы не будем голосовать, никого не выберут.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Если бы мы выбирали, результат мог бы быть иным. В новейшей истории России сложилась интересная практика, и партию «Единая Россия» чисто эмоционально я могу назвать еще «партией трусов». Ни первый президент России, ни его преемники ни разу не участвовали в предвыборных дебатах, которые проходили в прямом эфире на телевидении. Они считали, что они занятые люди…

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, не поэтому.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Это объясняли так, что им некогда заниматься этой мелочью. И получается, что в стране, якобы, демократической они не считают…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий, причем тут Народный фронт?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: А я к тому, что если будет образован Народный фронт, партия «Единая Россия» изменит свою политику в ведении предвыборной борьбы? Будет ли она участвовать в дебатах? Доведет ли она свою позицию перед выборами до избирателей?

Потому что у нас получается так: «Я ничего в прямом эфире не сказал, ни на один вопрос острый не ответил, а, тем не менее, народ дружно одобрямс».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий, вопрос понятен.

Л.ПОЛЯКОВ: Я думаю, что уже и президент Медведев, может быть, вы помните, не очень давно, но собирал наши партии парламентские, да и не только парламентские, а все зарегистрированные. Как вопрос о том, что участие в дебатах публичных обязательно. Это пока еще не закреплено законом, но как мне кажется, на уровне договоренностей это есть. Поэтому я вполне ожидаю, что теперь в дебатах участие будут принимать. А теперь самое главное. Те люди, которые пойдут по спискам «Единой России», они, действительно, нуждаются в том, чтобы быть услышанными. Они нуждаются в том, чтобы их идеи подвергались проверке в реальной жесткой конкурентной борьбе, в диалоге, в споре. Поэтому я очень ожидаю, что создание вот этого Народного фронта создать широкую дискуссионную площадку, оно позволит, как вы говорите, прежде молчавшей партии сегодня сказать с помощью вот этого Народного фронта значительно больше, значительно проще, понятнее.

А.КАРЕЛИН: Леонид.

Л.ПОЛЯКОВ: Да, пожалуйста.

А.КАРЕЛИН: Еще такой вопрос. Вот, Готовясь к эфиру, я лазил в интернете и по ссылкам зашел на такой сайт интересный Партия-жуликов-и-воров.рф. И, вот, увидел просто там…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Рекламу даете? Сколько они вам заплатили? Сейчас выгоню.

А.КАРЕЛИН: В общем, там просто было видео – я с Яндекса зашел. И там было ваше видео, где вы говорили о застойных процессах в нашей стране, политической жизни в стране.

Л.ПОЛЯКОВ: О незастойных или застойных?

А.КАРЕЛИН: Застойных.

Л.ПОЛЯКОВ: А, ну да-да.

А.КАРЕЛИН: О том, что необходимо в связи с этим сделать ребрендинг партии «Единая Россия» и высказывали высокие перспективы вот этому Народному фронту. И так вот, значит, вопрос такой. В масштабах политической жизни страны каким образом ребрендинг вот этой милой партии «Единая Россия» поможет побороть эти застойные процессы? Вот такой вопрос.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, опять же, я начал с того, что у нас партийная система с доминантной партией. Хотите вы того или нет, но «Единая Россия» — она, действительно, доминирует, она привлекает в себя максимальное внимание, массу критики. Практически все властные решения проходят только при поддержке «Единой России», да? Если бы ее не было, то я не знаю вообще, что бы было. Ну, была бы другая система, конечно, но я не представляю себе: если мы с вами помним 90-е годы, когда парламент воевал с президентом, а президент воевал с парламентом… Мы хотим этого? Нет, наверное, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но мы не хотим, чтобы парламент был не местом для дискуссий. Вот, не хотим.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, тоже логично. Поэтому я и говорю, что ребрендинг партии. то есть изменение ее имиджа… За ней закрепилось, я бы сказал, тоже неудачное название – оно, кстати, политологически абсолютно некорректно: «партия власти», да? Какая это партия власти? На самом деле, если за нее голосуют постоянно, если она реально побеждает везде в течение 10 лет, то ее можно, скорее, именовать партией народного доверия, да? Вот этот ребрендинг.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: О-о-о.

— Вы нас рассмешили.

Д.РОДИОНОВ: Леонид, а, вот, ответьте…

Л.ПОЛЯКОВ: Я вас не смешу, я просто привожу цифры, друзья мои. Нет. Кстати, если ваша реакция свидетельствует о том, что вы воспринимаете всю окружающую реальность как кем-то подделанную, друзья мои, ну вы задайте вопрос, а кто вы? А вы-то кто? Как вы можете позволять превращать себя в ничтожества, от которых ничего не зависит? Как?

Д.РОДИОНОВ: Вот, скажите, пожалуйста, вот вы сами верите в то, что вот этот ребрендинг, что вот эта смена вывески вам каким-то образом поможет? Я буквально недавно читал, кто-то из ваших политологов сказал, что 10% принесет вам создание этого Народного фронта. Вы сколько народ дурить будете? Вы что, избирателей за дураков считаете, что они не понимают вообще, что они меняют шило на мыло, голосуют за тех же самых людей, которые ничем не отличаются?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Дмитрий, смысл вопроса давно понятен.

Л.ПОЛЯКОВ: Я не понял, почему шило на мыло. Еще раз, широкий Народный фронт по своей задумке означает привлечение всех людей.

Д.РОДИОНОВ: Я же сказал, что в этом самом Народном фронте те же самые члены вашей партии.

Л.ПОЛЯКОВ: Не-не. Вы мне сказали – я вам объясняю.

Д.РОДИОНОВ: Чем он отличается от просто партии?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, дело в том, что будет проводиться процедура, которая называется «праймериз», да? На всех региональных списках, которые формируются, будет реальная конкуренция. И 150 мест из 600, то есть 25% займут люди, которые не являются членами «Единой России».

Д.РОДИОНОВ: А с чего вы взяли, что, попав в ваши списки и став депутатами, они будут вести себя как-то по-другому? Они будут точно также представлять интересы партии власти, обслуживать их. Будет все то же самое.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну их же не вампир укусил – они же просто в Думу прошли, Дмитрий.

Д.РОДИОНОВ: Какая разница, кто пройдет в Думу, певица или балерина, или спортсменка? А это не политики.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, пройдут в Думу, еще раз, представители общественных организаций.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Которыми руководят единороссы. Вот, как вы говорите, да?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет, совсем нет. Позиция определенной общественной организации, идеи, которые они предложили и поэтому они получили место в списке – вот, что они будут продвигать в этой Думе. Они вовсе не будут выступать в роли статистов.

А.КАРЕЛИН: Дословно могу вас процитировать по поводу людей из общественных организаций.

Л.ПОЛЯКОВ: Давайте.

А.КАРЕЛИН: «Это не какие-то посторонние люди, это люди, которые разделяют цели и задачи «Единой России».

Л.ПОЛЯКОВ: Конечно-конечно.

А.КАРЕЛИН: То есть это ваши слова.

Л.ПОЛЯКОВ: Конечно.

А.КАРЕЛИН: То есть, соответственно, та же самая «Единая Россия» и есть.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, это не та же самая «Единая Россия», а разделяет цели и задачи, и ценности. Можно не состоять в партии, но полагать, что мы нуждаемся реально в том, чтобы превратить нашу страну в современную конкурентоспособную страну.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вот смотрите, что Иван пишет, смску прислал: «Верхи уже не могут. Захотят ли низы?» Знак вопроса.

Л.ПОЛЯКОВ: В том смысле, что они захотят, что они не хотят?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, я вам цитирую.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, у вас какой-то марксизм-ленинизм.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: У вас тоже получается марксизм-ленинизм и, в принципе, и с вашими словами, во многом, трудно не согласиться как со словами нашего президента. Но, к сожалению, слова всегда расходятся с делами. Не всегда, а почти всегда расходятся с делами. Ну и хочется классику вспомнить: «Где, укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы?» и далее по тексту. Понимаете? Кто нас будет учить?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий, очень хороший вопрос от господина Грибоедова. (смеется) Пожалуйста.

Л.ПОЛЯКОВ: Да. Вообще-то я не знаю, где отечества отцы. Вернее так. Один отец, кажется, в Австрии, другие где-то в наших пределах, если вы имеете в виду политическую организацию «Отечество», которая в 1999 году боролась с «Единством». Нет? Не то?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Нет, я говорил это в нарицательном смысле. У нас модно в нарицательном смысле изъясняться.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, ну у нас политический диалог? Я подумал, что вы имеете в виду «Отечество».

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Нет, я просто процитировал классика, нет. То есть покажите пример человека, на которого можно равняться, которого я могу привести в пример своему сыну с учетом той информации, которую я получаю из интернета, из СМИ. Понимаете? Честно, я как военный, как нормальный командир.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий просит от вас нравственных ориентиров.

Л.ПОЛЯКОВ: Я понял. Вы знаете, это очень правильный вопрос, он такой, самый-самый острый, потому что он зацепляет главную проблему – кому можно доверять в нашей современной России, как можно воспитывать, скажем, наших детей, вашего сына, да? Себя вы можете предложить в качестве образца?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да, нет?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: С учетом профессиональной деятельности, да.

Л.ПОЛЯКОВ: А как человек? Как честный человек, который прожил достойную жизнь?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Ну, я хочу, чтобы до меня сказали другие.

Л.ПОЛЯКОВ: Но сын, глядя на вас…

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Надеюсь, что да.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну вот и все.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ага.

Л.ПОЛЯКОВ: Юрий, вот и все. Не надо искать отцов в интернете и в телевизоре. Отец – он реальный отец.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Но тогда надо хотя бы уважать властьпридержащих.

Л.ПОЛЯКОВ: Это другой вопрос. Но это не вопрос отношений…

Ю.ГАВРИЛЕНКО: И если мы считаем, что мы за них голосовали. Хотя, я сомневаюсь в этом.

Л.ПОЛЯКОВ: Юрий, не надо превращать нас в детей, которые нуждаются в отцы. Однажды это было. Отец народов – он нам много показал.

Н.БОГОРАДОВА: Вы знаете, вообще-то поговорку нашу российскую никто не отменял, что рыба тухнет с головы.

Л.ПОЛЯКОВ: Есть такая.

Н.БОГОРАДОВА: Тухлятины просто мы уже читаем в интернете сколько угодно. Кстати. вопрос. Вот, как если уж такой фронт будет создаваться, каким способом народ, какие инструменты будут у народа влиять на власть? И каким способом мы можем показать этим товарищам…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Доверие или недоверие?

Н.БОГОРАДОВА: Да, оказываем мы доверие или не оказываем.

Л.ПОЛЯКОВ: Знаете, Наташ, если вас, действительно, эта идея хоть как-то зацепила, то, повторяю, сейчас «Единая Россия» во всех регионах будет проводить так называемые первичные выборы, по-американски, по-английски говоря праймериз, где будут проходить тест как раз те кандидаты, те люди, которые хотят попасть в списке. И если вас эта идея заинтересовала, подключайтесь к этому – приходите в московскую организацию и участвуйте в выборах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В московскую организацию чего?

Л.ПОЛЯКОВ: «Единой России».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А если она в «Единую Россию»...

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет-нет, просто вы хотите влиять на власть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Наталья, как вам идея? Придете в «Единую Россию» и всем там поправите.

Н.БОГОРАДОВА: Не пойдем. Нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А почему?

Л.ПОЛЯКОВ: Я не имею в виду вступать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы против народа?

Л.ПОЛЯКОВ: Нет-нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы не любите нашу родину?

Л.ПОЛЯКОВ: (смеется)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Какая нехорошая девочка.

Н.БОГОРАДОВА: Я очень люблю свою родину и очень не люблю «Единую Россию».

Л.ПОЛЯКОВ: Не, не надо становиться членом партии.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид Владимирович, по-моему, она не хочет в «Единую Россию». Что делать с ней будем? Может, мы ее выпорем?

Н.БОГОРАДОВА: А главное, я хочу какой-нибудь выбор кроме «Единой России», а, вот, нету.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, может быть, вы в «Единую Россию» придете и всех там исправите?

Л.ПОЛЯКОВ: Наташ, ну, вообще говоря, меню современных партий во всех странах очень коротенькое – это консерваторы («Единая Россия»), это либералы («Правое дело» и «яблоко»).

Н.БОГОРАДОВА: Ну. во-первых, причем здесь «во всех странах»? У нас есть своя страна и, в конце концов, пусть дадут возможность всем партиям заявить о своей программе, показать.

Л.ПОЛЯКОВ: Так нет, пожалуйста, они все заявляют. Вот, у нас же интернет сейчас самый популярный, правильно?

Н.БОГОРАДОВА: Да, конечно.

Л.ПОЛЯКОВ: В интернете все программы всех партий есть, все 7 партий, которые зарегистрированы, 4 парламентских, 3 еще…

Н.БОГОРАДОВА: Ну да. Но мы при этом хотим прийти на выборы, и чтобы эти партии были зарегистрированы.

Л.ПОЛЯКОВ: А какой вам партии не хватает, Наташ? Какой? Вот, у нас есть 7.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вам какой не хватает?

Л.ПОЛЯКОВ: Чего не хватает? Что бы вы придумали? Какую новую партию?

Н.БОГОРАДОВА: Партии уже есть, причем, у меня есть даже…

Л.ПОЛЯКОВ: Вы кому-то симпатизируете. Не скажете?

Н.БОГОРАДОВА: Пока нет.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну ладно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы что тут?..

Л.ПОЛЯКОВ: Есть вопросы еще? Или я вас всех убедил уже?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет.

Л.ПОЛЯКОВ: Еще нет, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У нас еще 3 минуты.

К.ТЕРЕХОВ: Вы только разубедили, действительно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что же вы такой злобный, Константин?

К.ТЕРЕХОВ: Я просто не понимаю.

Л.ПОЛЯКОВ: А вы собирались прийти в этот фронт. Теперь вы не пойдете, потому что я вас разубедил. (смеется)

К.ТЕРЕХОВ: Никуда я не собираюсь пока, слава богу, идти. Меня просто еще волнует. Я понимаю, вы технологически грамотно рассуждаете. Но, вот, ценностно вам не жалко вот эту страну, которая прозябает, не развивается, скатывается.

Л.ПОЛЯКОВ: Эту – это какую?

К.ТЕРЕХОВ: Российская Федерация. И ради каких-то интересов одной кучки людей, Путина и всех остальных – мы всех знаем поименно.

Л.ПОЛЯКОВ: Я понял ваш вопрос, да. Я понял. Это достойный вопрос. Всякий народ, действительно, имеет право спросить и обязан даже, скорее всего, спрашивать у своей власти: «Вам не жалко эту страну», да? В ответ я вам приведу следующее. Всякий народ заслуживает то правительство, которое он имеет.

К.ТЕРЕХОВ: Спасибо. По-моему, откровенный ответ и все точки расставлены. Но очень циничный ответ.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, как спросили, так и ответил.

К.ТЕРЕХОВ: Очень циничный.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы хотели, чтобы вам тут небо в алмазах рисовали?

К.ТЕРЕХОВ: Чего заслуживаем, того и получили – вот такой был ответ.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, в общем, это так и есть.

Л.ПОЛЯКОВ: Вы знаете, я бы присвоил себе эту мудрость, но я этого не сделаю. Это сказал один из отцов-основателей консерватизма замечательный французский философ, политик Жозеф Де Местр.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: В каком году это было?

Л.ПОЛЯКОВ: Это XVIII век.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: XVIII век. Тогда не было ни компьютеров, ни интернета, ни системы ГАС «Выборы».

Л.ПОЛЯКОВ: Сегодня тем более прав он, потому что тогда он заслуживал, потому что не было массовой коммуникации. А сегодня тем более заслуживает, потому что масса средств влиять.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Сегодня я не уверен, что результаты считаются правильно, и у меня есть личные мои основания, личные мои наблюдения после проведенных выборов…

Л.ПОЛЯКОВ: Вы работали наблюдателем на выборах?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Нет, это мое ощущение. Просто когда мою жену заставляли несколько лет подряд получать открепительные талоны и голосовать на одном участке по месту работы.

Л.ПОЛЯКОВ: Голосовать определенным образом или просто по месту?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: Нет, по месту.

Л.ПОЛЯКОВ: Какая разница?

Ю.ГАВРИЛЕНКО: А «какая разница». По закону о выборах она была лишена права голосовать за местный уровень, там, выборы в муниципальное собрание.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, «в другом» – то есть территориально другая история.

Ю.ГАВРИЛЕНКО: То есть она там не имеет права голосовать. Это никто не учитывал. Это было…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так, время, уважаемые. Во-первых, задаю сакраментальный вопрос в течение почти часа. Леонид Владимирович Поляков являл вам свои аргументы и факты. Кого убедил? Мне не нужны реплики, мне нужны поднятые руки. Никого не убедил. Как это вы так, Леонид Владимирович? Нехорошо получается.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, ну почему нехорошо? Это только первый шаг. Ведь, смотрите. сама идея 6-го мая родилась.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но у меня к вам просьба. Вот эти шестеро, которые там сидят, вы мне позвоните, если кто придет, все-таки, чтобы я знала, что не напрасно вы отдувались сегодня перед таким агрессивным…

Л.ПОЛЯКОВ: А куда придет?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну как? А куда вы звали Наталью?

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, например, в московское отделение. Вы – москвича, Наталья, да? Ну?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Ну, в общем, если вдруг придет, вы мне позвоните – я с удовольствием об этом расскажу в эфире, скажу, что идеи Народного фронта пошли в жизнь. Спасибо большое. Я благодарю нашего уважаемого собеседника, надеюсь, что всё у всех получится, что в следующий раз собравшись в этой студии, представители народа будут более оптимистичны. Мне показалось, как-то они невеселы.

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, все начинается с оптимизма.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, вот так вот?

Л.ПОЛЯКОВ: Ну, конечно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну и, так сказать, вы будете менее циничны, потому что они уже прямо как-то возмущены вашим цинизмом беспредельным.

Л.ПОЛЯКОВ: Нет, наше общество, действительно, устало от новых идей, поэтому все воспринимается сначала в штыки.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Все. Значит, на этом месте я благодарю всех присутствующих. Напомню, что это была программа «Народ против», и спасибо всем, кто участвовал.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире