'Вопросы к интервью
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы нас слушаете в эфире «Эхо Москвы», смотрите в эфире телеканала RTVi, программа «Народ против», я  Нателла Болтянская, наш гость Борис Надеждин, член федерального политического совета партии «Правое дело» и  уважаемые члены Клуба привилегированных слушателей.

Итак, против чего народ? – народ против высших чиновников в руководстве партии. Вы, как я понимаю, «за»?

Б.НАДЕЖДИН: Я за то, чтобы партии выглядели примерно в одной весовой категории. Потому что если у нас одну партию, которую давно пора от власти отстранить, возглавляет премьер-министр…



Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не будучи ее членом.

Б.НАДЕЖДИН: Это не главное, все знают, что Путин главный в этой партии. А другие партии подвергаются репрессиям, фальсификациям, административному давлению, не выходят на все каналы, мне кажется, если распределить крупных государственных чиновников между всеми партиями, то все будут более или менее в равных условиях. Между прочим, так во всем мире устроено.



Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но существует крупный государственный чиновник, чья симпатия к  «Правому делу» общеизвестна.

Б.НАДЕЖДИН: Мы этот свет, идущий откуда-то издалека на нас со стороны президента постоянно ощущаем, но он, к сожалению, никак не превратится в реальные какие-то человеческие условия нашей политики. В том числе, участие «Правого дела» в выборах. Могу сказать, что наверное, я рекордсмен — меня уже после СПС, которая, как известно, была партией врагов, которые «шакалят», и так далее, уже в  «Правом деле» снимали с выборов в трех регионах страны. В Москве меня Лужков снял, царствие ему небесное, — в хорошем смысле этого слова, в Подмосковье снимали, и в Костроме меня сняли. Как только рейтинг мой, когда я возглавляю списки, растет, тут же выясняется, что я то ли  подписи не собирают, то ли ксерокопию паспорта не сдал, и так далее.

И это не случайно. Потому что когда у вас вся абсолютно бюрократия в одной партии, по сути дела, на нее работают губернаторы, мэры, избиркомы, прокуроры, милиционеры, — тогда реальной конкуренции нет. А вот если этот административный ресурс диверсифицировать, тогда шансы появляются у всех.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопросы по диверсификации вам зададут уже наши слушатели.

Б.НАДЕЖДИН: Специальное объявление – сегодня авторы самого жесткого вопроса получат от  меня специальный приз. Если он захочет, я готов его включить в списки в  думу – областную, государственную, районную, — там, где вы живете. Я не шучу, я абсолютно серьезно. Так что вам есть за что бороться.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Попали, товарищи.

И.СОТНИКОВ: Сотников Игорь, предприниматель. Шувалов в своем интервью…

Б.НАДЕЖДИН: Заметьте, — это фамилию вы  назвали, а не я. Это я для протокола.

И.СОТНИКОВ: Да. Он сказал, что возглавит партию, если оттуда уберут все руководство – где-то так. Вам зачем это надо, вы же входите в руководство этой партии?

Б.НАДЕЖДИН: Во-первых, Игорь Иванович такого не говорил  — во всяком случае, я от него этого не слышал. Во-вторых, без всякого сомнения, если, условный Шувалов, или условный Дворкович, или условный Кудрин становятся лидером огромной партии, в которой десятки тысячи членов, тысячи членов политсоветов, куча депутатов – разумеется, у него есть право формировать свою команду. Лично я надеюсь, что пригожусь этой партии. Мне говорят, что я уже в 7-й партии, на самом деле все не так. Я уже давно на своем месте, в качестве главного в  Подмосковье демократа, в качестве члена федерального политсовета. «Правое дело» это 7-я партия, где я начальник, и последние 15 лет создать либеральный проект без меня пока ни у кого не получалось.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так может вы неудачу приносите либеральным проектам?

Б.НАДЕЖДИН: Зрасьте-пожалуйста. Во-первых, у  меня есть огромная удача — я уже не говорю про список СПС 1999 г., когда мы первый и единственный раз попали в Госдуму. Во-вторых, даже в рамках этого «Правого дела», который абсолютно искусственный проект, я даже не хочу этого обсуждать, и абсолютно мертвый на федеральном уровне, во главе со мной подмосковная организация в среднем на выборах в  Подмосковье последних двух лет имеет 12% по партийным спискам — это результат. Дай бог столько в  думу получить.

Г.КОСТЕНКО: Глеб Костенко, генеральный директор туристической компании «Вега-тур». Начну с шутки. В народе говорят: будем писать президенту, если не поможет – напишем премьер-министру. Вы упомянули премьер-министра  — вы тоже хотите себе забрать Путина в качестве…

Б.НАДЕЖДИН: Боже упаси. Давайте поговорим по-взрослому – мне абсолютно не нравится «Единая Россия», читаю ее характеристику, которая в интернете, — знаете, удивительно: когда набираешь «Единая Россия» в поиске в  «Яндексе», первое, что он выдает: «партия жуликов и воров» — я не знаю, почему руководство «Яндекса» до сих пор не посадили.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы слышали, что по этому поводу сказали сами «единороссы»?

Б.НАДЕЖДИН: В принципе я с этой оценкой согласен абсолютно. Вопрос в другом  — я тоже считаю, что Путин должен покинуть свой пост когда-то. То, что делает Путин в стране мне в целом больше не нравится, чем нравится в последние годы. Вопрос в другом. Есть два варианта развития событий. Вариант первый: не приведи господи, дальнейшее закручивание гаек при падении рейтингов приведет к  катастрофическому сценарию – типа египетского или тунисского, — думаю, вы  как представитель турагентства на себе испытали все ужасы египетской революции. Испытали?

Г.КОСТЕНКО: Испытали.

Б.НАДЕЖДИН: Вот видите, всем плохо.

Г.КОСТЕНКО: Ужасов не было  — туристы испытали.

Б.НАДЕЖДИН: Конечно. Но это ужас. Особенно в такой стране, как Россия. Либо второй вариант  — выспросили, куда девать Путина, ответ: очень хороший сценарий, просто замечательный  — плавного перехода власти к другим людям. В декабре «Единая Россия» во главе с  Путиным, без Путина не получает большинства, получает 45% — а это, кстати, ее реальный рейтинг. В Думе присутствуют другие партии, а не только Жириновский и  коммунисты. А похоже  — глядя на вас, не поверю, что вы  голосуете за Жириновского или коммунистов, — крайне маловероятно. Нет представителей, к сожалению. И тогда, — внимание,  — можно ставить вопрос о планомерном, спокойном изменении властной элиты, и тогда на следующем цикле можно ставить вопрос о  мирной передачи власти другой партии мирным путем по итогам честных свободных выборов — вот о  чем идет речь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мне это напоминает старый анекдот: а потом пришел лесник и  выгнал всех из  сторожки.

К.ЯНКАУСКАС: Константин Янскаускас, научный сотрудник Института проблем рынка РАН. Вот то, что вы говорите – про то, что надо договариваться с  властью, чиновников распределять – вы то же самое говорили, когда рейдерским захватом была уничтожена партия «Союз правых сил» — ровно один в один. Обещали, что будет сильная либеральная партия, что ради этого нужно пойти на поклон в Кремль,  — только вместо Шувалова был Богданов. С выборов вас снимают, проходите вы только в Дагестане – мы знаем, как проходят выборы в Дагестане, где все распределяется по клановым квотам. Когда вас кинут в очередной раз с Шуваловым, и  вы наберете 2% на выборах, вы придете в эту студию и что будете нам рассказывать?

Б.НАДЕЖДИН: Можно я  вам задам вопрос?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопросом на вопрос?

Б.НАДЕЖДИН: Вы скорее проголосуете за партию Богданова, или за партию Шувалова? Честно?

К.ЯНКАУСКАС: Для меня эти фигуры примерно равновеликие. Я не буду за них голосовать – я возьму открепительное удостоверение и оставлю его дома.

Б.НАДЕЖДИН: А за кого вы обычно голосуете?

К.ЯНКАУСКАС: Последние годы ни за кого. Я беру открепительное удостоверение.

Б.НАДЕЖДИН: Пару слов по СПС, поскольку эту партию я, в том числе, сначала породил, а  потом убил. Могу объяснить, в чем дело. Партия СПС на этом разломе административного ресурса, когда власть отдал Ельцин, а Путин реально еще не взял, пролезла в эту щель – заметьте – при ослаблении президентской власти. И в думе за то время, пока мы сидели, было много чего хорошего сделано – когда были мы и наши друзья из «Яблока». Потом нам дали ясно понять, что ваша партия в выборах больше реально участвовать не будет. В  2007 г. у нас конфисковывали все тиражи по всей стране, миллионы газет, нам полностью перекрыли все источники финансирования  — а мы собирали деньги у таких, как вы, предпринимателей. Третье — лидер «Единой России» выступил, и  сказал, — он не назвал фамилию, как известно, он  если фамилии называет, то нарицательные, — и сказал, что мы  «шакалили» у иностранных посольств, «ураганили». И  так далее.

К.ЯНКАУСКАС: Хорошо,  — партия «Правое дело» не партия врагов – почему вы не побеждаете на выборах?

Б.НАДЕЖДИН: Объясняю. Бюрократия российская не монолитна по своим идеологическим установкам. И, без всякого сомнения, если вы возьмете верхний ряд вице-премьеров, вы там обнаружите и таких людей, как Зубков, Сечин, Иванов, — вполне уважаемые люди, но точно не  либералы. И  в то же время там, среди вице-премьеров, вы обнаружите Жукова. Кудрина и Шувалова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И  что, сынку – помогли ли тебе твои ляхи?

Б.НАДЕЖДИН: Рассказываю. Если сейчас будет выведена на свет божий реально существующая та разница подходов, это будет лучше для страны.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А кому это выгодно – вывести?

Б.НАДЕЖДИН: Это выгодно избирателям.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А кого интересуют избиратели?

Б.НАДЕЖДИН: Меня интересуют. Я вам еще одно скажу – все эти яростные, жестокие борцы с режимом сегодняшние, тоже, кстати, мои хорошие знакомые, я с некоторыми из них много лет работал  — Рыжков, Немцов, Касьянов, Милов. Друзья, эти люди в прошлом – крупнейшие государственные чиновники, заметьте, — крупнейшие, все. И проект СПС в  1999 г. победил именно потому, что крупнейшие государственные чиновники — Кириенко, Немцов, Хакамада, — были в этом проекте. Надо стоять на земле. Если вы хотите выиграть выборы и  иметь нормальные условия, вы должны брать себе тех представителей элиты бюрократической, которые разделяют ваши убеждения.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мне так показалось, что это был вопрос Сергея, смысл его сводился к следующему: я так понимаю, вы рассчитываете, что тенденции либерализма помогут перековать чиновника, а не наоборот?

Б.НАДЕЖДИН: Давайте я  вам раскрою трагическую тайну про либералов? Нигде, ни в одной стране мира либералы такие, как я, не находятся у власти никогда – нигде за них не голосуют как за патриотов или социалистов. Но дело не в этом. Дело в том, что в стране нужна сменяемость власти мирным путем  — по итогам выборов. А обеспечить сменяемость власти мирным путем можно только  тогда, когда есть реальная политическая конкуренция. Если у губернатора крыша съезжает от того, что он  в  2007 г. получал плановые задания по «едру», а всех остальных снимал с выборов, а сейчас – бог даст – в  2011 г. – у него не будет такой задачи. Потому что он увидит, что сверху два красных солнышка лучи пускают в разные стороны. Это резко изменит ситуацию в  стране.

И.ХУТОРНОЙ: Хуторной Игорь, адвокат-«единоросс». Прежде всего, я бы хотел ответственно заявить, что партия «Единая Россия» не является партией взяточников и врагов, как вы только что заявили.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Он не так сказал.

Б.НАДЕЖДИН: Это не я сказал, это «Яндекс» говорит.

И.ХУТОРНОЙ: Так или иначе, такие вещи, мне кажется, не стоит озвучивать безапелляционно. У меня вопрос – социал-демократическая партия Германии шла к  власти и эволюционировала в течение 20 лет – куда вы торопитесь?

Б.НАДЕЖДИН: Мы никуда не торопимся. А кто вам сказал, что я хочу взять власть к декабрю этого года? Я другого хочу. Я хочу, чтобы в декабре этого года люди понимали, что не только  «Единая Россия» содержит в себе все виды ресурсов — административные, финансовые, медийные, но есть еще другие партии, сопоставимые по своим возможностям. Кстати, я не говорил, что «Единая Россия» это партия «воров и жуликов» — это Яндекс говорит, а не я.

И.ХУТОРНОЙ: Я услышал это из ваших уст.

Б.НАДЕЖДИН: Но это говорит «Яндекс.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Такая информация была, и более того, один из  членов «Единой России» на это уже отреагировал публично.

Б.НАДЕЖДИН: А вы реально «единоросс»? А почему вы  в красной рубашке?

И.ХУТОРНОЙ: А  в чем проблема с дресс-кодом?

Б.НАДЕЖДИН: Мне казалось, что вы коммунист.

И.ХУТОРНОЙ: Вы ошиблись.

Б.НАДЕЖДИН: Извините.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: По делу будем говорить, или рубашки будем обсуждать?

Б.НАДЕЖДИН: Просто прикольно.

В.ЛАТЫПОВ: Руслан Латыпов, студент. Вам не  кажется, что ваша партия всего лишь  аналог «Единой России» на самом деле?

Б.НАДЕЖДИН: Абсолютно не кажется, объясню, почему – потому что наша партия критикует «Единую Россию» на  чем свет стоит. Найдите в  интернете: «Борис Надеждин, «Единая Россия» — обнаружите кучу ругани, ни одного теплого слова  — вот в чем разница.

В.ЛАТЫПОВ: «Справедливая Россия» тоже критикует.

Б.НАДЕЖДИН: А с выборов меня снимали за что, спрашивается?

В.ЛАТЫПОВ: Идти на сделку с кремлем ради того, чтобы пройти в  думу, разве оно того стоит?

Б.НАДЕЖДИН: А чем вам не нравится президент, избранный нардом, по  фамилии Медведев  — он вас не устраивает чем-то?

В.ЛАТЫПОВ: Избранный народом?

Б.НАДЕЖДИН: А  кем же? Он как в Кремль попал? путч устроил? нет, на выборах победил.

В.ЛАТЫПОВ: Да, он избран 99% жителей Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Еще вопрос  — вы  критикуете «Единую Россию», и  вдруг заявляете: при этом надо часть чиновников из  «Единой России» забрать и нам отдать в  «Правое дело», в «Яблоко», в КПРФ  — вы предлагаете их всюду. А где логика тогда? Может быть, вы будете еще одним клубом «Единой России»?  — четвертый клуб «Единой России» — «Правое дело».

Б.НАДЕЖДИН: Я вам расскажу, как устроены современные демократические страны. Например, Обама, президент США, демократ, а губернатор Калифорнии был Шварценеггер, сейчас другой, — республиканец. Они же  из разных партий. У одних партий губернаторы одних штатов, у других  — других. Как устроено правительство Меркель в Германии? В правительстве Меркель, где канцлер от одной партии, есть члены других партий, с которыми они воюют на выборах — ничего страшного.

В.ЛАТЫПОВ: А  бывает так, что член правительства от одной партии начинает руководить другой партией, причем оппозиционной?

Б.НАДЕЖДИН: Обычная история. В Италии, если вы посмотрите историю, Берлускони…

В.ЛАТЫПОВ: Да, самая мафиозная страна.

Б.НАДЕЖДИН: Все-таки нам немножко уступает. Вы не любите Италию? А зря, кстати, — обратитесь к турагентству, оно вам организует, увидите, как там хорошо и  тепло. Глеб, он не знает про Италию, свозите его.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: За  ваш счет — у  вас приз был — вместо списка в думе.

С.ГОРДИЕНКО: Человек не в красном, не в черном, а весь в белом, Сергей Гордиенко, руководитель производственного предприятия. Во всем мире нормальная ситуация, когда партия приходит к власти и ставит наверх своих чиновников. То есть, они выходят из партии. У нас получается наоборот.

Б.НАДЕЖДИН: Да.

С.ГОРДИЕНКО: Существует партия, которая привлекает тех чиновников, которые сейчас есть. То есть, собственно говоря, наверху ничего не меняется. Почему при такой раскладки должна измениться ситуация?

Б.НАДЕЖДИН: Отличный вопрос. Дело в том, что генезис «Единой России» был совершенно неадекватен нормальной демократической стране. То есть, она сначала получила контроль над думой, потом ее возглавил  — не в связи с тем, что выиграл выборы  — президент, политически возглавил  — понятно, что он не член и даже не  мозг «Единой России». При этом потом уже в  нее записали всех губернаторов, большая часть из которых была коммунистами, начиная от Лужкова, Шаймиева, и так далее, всех мэров. Это неправильно, абсолютно. Должно быть по-другому. Партия должна выдвигать кандидатов, заранее объявляя списки. Как устроена демократия? – этот человек, если мы победим, лидер, будет премьер-министром, этот – министром иностранных дел, этот – экономики. И когда люди голосуют за партийный список, тем самым они доверяют этим людям уже войти в правительство. Это нормальная европейская демократия.

Но друзья мои, еще раз призываю к сознательности. Я сейчас, когда выступаю, везде пропагандирую эту мысль, все мне говорят — как же великие борцы?  — Ельцин боролся с номенклатурой, и  так далее. Говорю – друзья мои, все политические деятели, даже насквозь оппозиционные, все равно выходят из бюрократической элиты. Ельцин, прежде чем стать борцом с коммунистами, дослужился в  КПСС – на секундочку  — до  члена ЦК и секретаря Свердловского обкома точно. Потом он понял, что такое коммунизм, и  ушел. У Ельцина были два воспитанника, два человека, сделавшие карьеру при Ельцине – одного фамилия Путин, а другого Немцов, — согласны? – а  какие разные судьбы. Поэтому, хотите вы или не хотите, а серьезные политики все равно возникают через госслужбу, на каком-то этапе меняя свои представления – это нормально.

Г.КОСТЕНКО: А вы Волочкову пригласите к себе?

Б.НАДЕЖДИН: Домой?

Г.КОСТЕНКО: Нет, в партию – нет. Домой – это надо с  женой согласовать.

Г.КОСТЕНКО: А почему? Она же вышла из «Единой России».

Б.НАДЕЖДИН: «Единая Россия» приглашает очень симпатичных молодых женщин – Кабаеву. Волочкова у них была. На мой взгляд, это цирк.

Г.КОСТЕНКО: То есть, они не из народа?

Б.НАДЕЖДИН: Лучше я  приглашу вас, как предпринимателя, потому что ваша деятельность больше зависит от  государства, чем ее. Или даже приглашу Игоря. Адвоката «Единой России», если он одумается — есть шанс, Игорь, вы подумайте. Вы можете отмыться от  этого дела, сказать — все. Я в «Правое дело».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Загадка природы, как я понимаю, это был проект высокого уровня – госчиновники в руководстве партии. А тут пришел адвокат соответствующей партии против этого?

Б.НАДЕЖДИН: Ребята, наезжайте на меня.

С.ГОРДИЕНКО: Мы сейчас говорим об элите политической, а  что по поводу других элит, например, экономической или культурной?

Б.НАДЕЖДИН: Отличный вопрос. Я вам ставлю вторую галочку.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Быть вам в думе.

Б.НАДЕЖДИН: В чем пробелам? Когда мы начинали в начале 90-х политику, у  нас существовали автономные от государства предприниматели – например. Ходорковский, — где он сейчас, все знают. Особенностью Путинской эпохи стало то, что административный ресурс на  100% сожрал все остальные. Крупнейшие, богатейшие люди страны – это вовсе не  олигархи 90-х во главе с  Ходорковским, — это ближайшие партнеры Путина, это люди, управляющие госкорпорациями — вот это богатейшие люди страны. В том смысле, что они оперируют гигантскими финансовыми потоками. Медийный ресурс полностью съеден – я имею в  виду федеральные каналы, которые смотрят 90% страны. При всем моем уважении к » Эху» Москвы», их общая аудитория составляет проценты от  аудитории страны – это миллионы людей, а  Первый канал смотрят десятки миллионов. И это тоже на  100% контролируется административным ресурсом. 100% административным ресурсом контролируется, к сожалению, судебная, прокурорская система. И  так далее. И  для этого нам и нужен в партии ответственный либеральный большой начальник, чтобы предприниматели получили сигнал, что теперь платить легально на счет деньги «Правому делу» не является государственным преступлением, как это было с  СПС, где у людей отнимали бизнес в регионах потому, что они помогали СПС.

И.ХУТОРНОЙ: Уточню, — я работаю адвокатом и  состою в партии «Единая Россия». Отмываться мне не  в чем, партия делает хоть тяжелое, но  дело, реальные дела. Почему вы обращаете свой взор к власти. А не в народ? Почему вы, позиционирующая себя как оппозиционная партия, ищите поддержки у  власти, чтобы потом ее же и хаять?

Б.НАДЕЖДИН: Я не собираюсь хаять абсолютно всю российскую власть как явление. Есть такой Гарри Каспаров, у  него взгляд на российскую власть как на явление  — негативное. У меня другой взгляд. В той же самой власти огромное количество моих соратников – есть губернаторы Белых, Зеленин, которых я знаю много лет. Их по-разному можно оценивать, но это нормальные, вменяемые люди, мои друзья, с которыми мы вместе учились. Люди в  правительстве – Жуков, Кудрин, Шувалов — я их знаю много лет, поскольку работал и в правительстве и в думе – это абсолютно нормальные, вменяемые люди, которые так же, как и  я, на  90% понимают проблемы страны. Вопрос в другом – у страны есть разные циклы жизни. И то, что сделал Путин в  2000-е гг. во многом полезно — говорю это абсолютно честно. Он сделал массу хороших вещей.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот тут мы делаем перерыв на новости. Продолжим через пару минут.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу. Борис Надеждин в  перерыве интенсивно разговаривал со слушателями. Я все равно не могу понять, зачем нужен крупный чиновник в руководстве партии. К.ЯНКАУСКАС: Вы говорите, за какую партию будете голосовать, спрашиваете меня, еще кого-то — у  меня из знакомых на выборы никто не ходит. Скажите, вот вы пойдете согласовывать список в Кремле, вам Шувалов облегчит эту задачу, вам скажут, что список хороший, получите свои 5-7%? Мои друзья и коллеги не ходим на выборы, потому что все знаем. Вы  нас за наивных людей держите, что мы за эти согласованные списки будем голосовать?

Б.НАДЕЖДИН: Позиция «да ну их всех, козлов, на фиг, выборы сплошная подтасовка, приличный человек на выборы не ходит», нынче не модна. Эта позиция перестала быть модной.

К.ЯНКАУСКАС: Вы будете согласовывать список с  администрацией президента, у  Суркова?

Б.НАДЕЖДИН: Вы не поверите, но в администрации президента в этом сезоне, который был, списки согласовывали если бы только мы — согласовывали коммунисты. «Справедливая Россия». Помните историю с Шаргуновым, который то был, то  выпал? Про ЛДПР это отдельная песня. Поэтому, родной мой, жизнь так устроена.

К.ЯНКАУСКАС: Понятно, — будете.

Б.НАДЕЖДИН: Существуют фамилии, которые я бы хотел в списках видеть, — например, хотел бы видеть в списках «Правого дела» Бориса Немцова и  Владимира Рыжкова. Потому что я считаю этих людей абсолютными борцами. Только есть одна проблема – если мы хотим, чтобы нашу партию зарегистрировали, а не как партию «народной свободы» — да, мне приходится идти на компромиссы. Но при этом я буду настаивать и биться, чтобы в нашем списке они были – если, конечно. Рыжков и  Немцов согласятся, и многие другие.

К.ЯНКАУСКАС: В принципе, вы готовы на партию без приличных людей, и с Шуваловым. Правильно я понимаю? Вы говорите – они хорошие люди, но  мы их не можем включить, поэтому возьмем Шувалова.

Б.НАДЕЖДИН: Родной мой, была бы моя воля, я бы сделал большой общий список, в  котором все хорошие люди  — и  Явлинский, и Рыжков, и Хакамада. Только есть проблема  — мы находимся в ситуации, что если вы хотите идти на выборы, а  не быть с них сняты, вы должны, к сожалению для меня, определенные фамилии – ну, не можете вы их взять. Кроме того, я совершенно не говорю, что эти люди к нам хотят, очень может быть, что они к нам и не хотят – может быть. Но хочу сказать самое главное – поверьте, что наличие в партии условного Шувалова или Кудрина, — я вам сто процентов даю гарантию – резко повышает шансы НАТО, что в списке этой партии, особенно в регионах, будут те люди, которых вы называете приличными.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В думу рветесь?

К.ЯНКАУСКАС: Спасибо, особенно потому, что предполагаю одно из непроходных мест.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы сюда собрались места в парламенте делить, или мочить Надеждина?

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас в партии есть текущее руководство  — пока еще ничего не случилось, оно есть. Как вы думаете, в этом текущем руководстве есть люди, которые не будут утверждены в этом списке?

Б.НАДЕЖДИН: думаю, что да. Я примерно понимаю, как будет выглядеть конфигурация — сейчас абсолютно не готов ничего сказать, потому что это предмет переговоров и  там застревает выход наружу всего проекта, потому что здесь нужно достаточно много фамилий. Кстати, между прочим, в основном не в терминах «выхода», а  в терминах «входа» в партию. Ну, это  — кто будет лидером — условный Кудрин, Шувалов, — конечно, это будет его право. И  в терминах «нет, этот никогда», и в терминах «хочу, чтобы этот был» — да, так будет. Я сейчас не готов назвать ни одной конкретной фамилии.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы предлагаете создать — я исхожу из вашей статьи  — такую коалицию, где «Единая Россия» и  «Правое дело». Но сейчас все то же самое — «Единая Россия» и некоторые партии голосуют правильно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Давайте проще.

СЛУШАТЕЛЬ: Я понял  — мы беседовали до эфира по этому поводу. Вопрос в следующем – вы говорите, что 45%, оценочно, пройдет «Единая Россия», 15% «Справедливая», 10-15% — «Правое дело». Вместе с  «Единой Россией» это будет коалиция или правого толка, и левого толка. Но в вашем программном заявлении, которое было опубликовано на  сайте «Эхо Москвы» еще существует ЛДПР. Я  считаю, что она голосует всегда правильно, а вот коалиция ЛДПР и «Единая Россия» принимают любое решение вне зависимости и  от  «Справедливой России» и от «Правого дела».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я только поняла смысл поговорки «делить шкуру неубитого Медведя».

Б.НАДЕЖДИН: А  вы  зря. Сам процесс деления шкуры неубитого Медведя сильно мобилизует охотников – вы знаете об этом? Большинство мужиков начинают что-то делать, идти на войну или охоту, когда им этого Медведя покажешь и  долю обозначишь – тогда они идут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, вы уже мандаты делите.

Б.НАДЕЖДИН: Жизнь такая. Ответ на вопрос начну издалека. Хочу пару слов сказать не о проблемах партии или думы, а о проблемах страны. У нас в стране ужасающие проблемы — только что озвучили результаты переписи. У нас каждый год на пенсию выходит примерно 3 млн. человек, а вступают в трудоспособный возраст в два раза меньше. Отсюда – ряд последствий, которые все понимают – и  Путин, и Медведев – все на свете, но ничего сделать не могут. Это две центральных проблемы российской жизни.

Первая проблема – пенсионная. У нас такая пенсионная система, которая чисто арифметически не может устоять еще 10 лет. Просто потому, что люди стали жить дольше, и пенсионеры массовая когорта, а молодежи мало. И вторая проблема – военная реформа. У нас слишком мало мальчиков, чтобы иметь миллионную армию. У нас в этом году 18-летними станут 700 тысяч человек. Даже если их всех до одного забрать на год, и всех студентов, все равно не хватает. Вопрос  — кто будет делать эти реформы, кто может радикально сократить армию, а  заодно бюрократию, и кто может,  — назовем вещи своими именами,  — повысить пенсионный возраст, — чтобы все не пугались: не для тех, кому сейчас 50 или 55, а для таких, как вы, которым сейчас 30-35. Еще раз – нынешним пенсионерам ничего не грозит, с ними все будет так. Вопрос о другом – сегодняшние 30-45-летние ни при каких условиях не  смогут выйти на пенсию в 55-60 лет, если будет эта система.

Вопрос — «Единая Россия», у  которой социальной базой реально существующей являются пенсионеры, которые стали лучше жить при Путине, между прочим, что правда, это нельзя отрицать, и бюрократия, которая стала жить намного лучше, чем жила когда-либо в  истории России и СССР – может «Единая Россия» эту реформу сделать? В принципе не может, она подорвет свою социальную базу. И все эти реформы говорят о том, что стране нужно правое правительство, которое снижает налоги, которое, увы, идет на такие вещи, как радикальное сокращение бюрократии, армии и  спецслужб, от которых больше вреда, чем пользы в современном мире. Да, это вопрос выживания нашей страны. Потому что если дальше не заниматься этими реформами, и как эти два красавца из тандема 20 триллионов еще потратить на  армию, — концы с  концами не сойдутся через 3-4 года, — при любых ценах на нефть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это будет потом.

Б.НАДЕЖДИН: Я был такой, как они, в  1991 г., я это пережил, — когда рухнула страна, где я родился. И  именно потому, что коммунистическое руководство не понимало арифметики бюджетной. Цены на нефть упали, и  страна исчезла, рухнула, моя родина сейчас за границей. Я не хочу пережить то же самое еще раз на старости лет.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вас слушаю, со всем соглашаясь – это правда, что сейчас происходит. Но единственное, что меня поражает — вы говорите, что вы за народ. При этом вы говорите, что нам нужна какая-то коалиция с  «Единой Россией», чтобы пройти в думу, чтобы добиться большинства, чтобы с нами считались. Будьте борцом за народ тогда. Давайте тогда не приходить в думу, не набирайте большинства – зачем это нужно?

Б.НАДЕЖДИН: И что я тогда буду делать?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что делает Немцов? Сидит свои 15 суток – потому что за народ.

Б.НАДЕЖДИН: Друзья, смотрите – я  стараюсь делать дела, имеющие реальные последствия. Сейчас, к  большому стыду для меня, и мне кажется, на самом деле, к большому стыду для Путина и Медведева, масса талантливых людей, которые могут работать на государство российское, включая Немцова, Рыжкова и так далее, занимаются тем, что 31 числа ходят на площадь и кричит «Долой». Не это нужно стране. Стране нужно, чтобы все такие люди нашли себе возможность работать на страну. Вот о чем идет речь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Один из  руководителей вашей партии однажды тоже сходил – руку ему сломали. На площадь ходить перестал.

СЛУШАТЕЛЬ: Он еще раз пришел, на Триумфальную .

Б.НАДЕЖДИН: Еще раз  — я готов ходить, я ходил на  Триумфальную площадь. Но я знаю одно. Я знаю, что если вы хотите добиться реального улучшения жизни тех самых людей, о которых вы говорите, если вы хотите добиться, чтобы у нас, — у нас сейчас при Путине масштабно растут правоохранительные органы и резко сокращаются предпринимательские круги. Полтора миллиона предпринимателей из страны ушло, и за это же время стало больше военных. ОМОНа, прокуроров, — вот что в стране происходит. Сломать хребет этой ситуации не может партия, опирающаяся на  бюрократию.

Вопрос,  — что я должен в этой ситуации делать? Ответ — идти и пинать, и объяснять им, что ребята, вы ведете страну к катастрофе, поделитесь властью, ответственностью.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы можете себя вполне вести как Евгения Чирикова. Алексей Навальный или Сергей Канаев, которые не находятся в Думе, не идут в  думу и  помогают решать проблемы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Чайная партия» своего рода.

СЛУШАТЕЛЬ: Не «Чайная партия». Есть разные инструменты воздействия на власти, и эти люди используют самый эффективный. В отличие от вас они не стремятся участвовать в выборах, они не  говорят, что Путин сделал что-то хорошее  — они занимают достаточно последовательную, принципиальную позицию. Но вопрос у меня такой. Вы сейчас перечисляли Жукова, Шувалова, Кудрина, еще Набиуллину забыли  — весь экономический блок  — все либералы. 10 лет работают в правительстве, входят в Наблюдательные советы госкомпаний, госкорпораций. Вы говорите «Единая Россия» — она штампует решения правительства во главе с этим либеральным в кавычках экономическим блоком, которое повышает страховые взносы, душит малый бизнес. Объясните,  — что, эти люди придут в вашу партию и у них будет чудесное озарение, они будут против того, что они делали 10 лет?

Б.НАДЕЖДИН: Ставлю вам большой плюс – отличный вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, я  не пойду в Госдуму.

Б.НАДЕЖДИН: Я вас уговорю. Вы, кстати, все отлично смотрелись бы в списке «Правого дела», кроме г-на в красной рубашке из «Единой России».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Он  бы тоже хорошо смотрелся.

Б.НАДЕЖДИН: Нет, он слишком Путина любит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У нас все государственные люди любят Путина.

Б.НАДЕЖДИН: Отличный вопрос. И теперь я объясню, почему условному Кудрину или условной Голиковой гораздо комфортнее и лучше, эффективнее работать в ситуации не однопартийного, а коалиционного правительства. Сейчас в  Думе 70% «Единой России», и  единственная фигура, которая там политически утверждается, это лично премьер Путин, — вы помните, — Медведев избирался, внес, дума проголосовала. В этой ситуации вся его команда, будь они хоть трижды либералы или трижды государственники, обязаны ему подчиняться – он их начальник. И  Кудрин, мой товарищ, выступает в Красноярске, говорит то же самое, что и я, — про пенсионную реформу, про армию, про 20 триллионов безумных на перевооружение. Но он находится в иерархии, у него нет собственной политической базы.

А теперь рассказываю, что такое коалиционное правительство. Это, условно, 45% «Единой России» — уважаю, партия, за которой пенсионеры, военные, прокуроры, — гениальная, отличная партия. Но должно быть представительство у бизнесменов  — 10%, допустим, которые заинтересованы в низких налогах. И тогда, если в коалиционном правительстве ситуация такая, что премьер, условный Путин от «Единой России», а вице-премьер по макроэкономике, условный Кудрин, Голикова,  — не важно, кто, от той партии,  — извиняюсь, тут уже нет субординации, это другая история, — договариваться надо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так может вам написать в Кремль, чтобы вам кого-нибудь другого прислали, а не Шувалова в партию?

Б.НАДЕЖДИН: Кого? А вот давайте, мне самому интересно – вот сидят умные молодые ребята, судя по всему, активные – кого? Где он, этот спаситель, фамилию назовите.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вот СМС: «Зачем Шувалова, давайте сразу Сечина».

Б.НАДЕЖДИН: Тоже Игорь Иванович. Назовите, кого? Кто сейчас может взять на себя ответственность за проход правой партии в Госдуму.

СЛУШАТЕЛЬ: Включайте Немцова, Каспарова и Рыжкова в  свою тройку. И не бойтесь ничего. И Чирикову с Навальным.

Б.НАДЕЖДИН: Это то же самое, что со мной на выборах в  Мосгордуму. Я раскрыл рот, сказал «Лужкова  — в отставку, коррупционер, жена разбогатела» — мне тут же  Лужков выписал 500 тысяч по суду, самое смешное – до сих пор плачу. И второе – меня сняли с выборов.

СЛУШАТЕЛЬ: Тогда я не понял — вы партия для кого? – для народа, или для чиновников? Я  так понимаю, что партии все-таки артикулируют какие-то интересы групп социальных. Партия бюрократии есть, партия обиженной бюрократии есть, партия бюрократии 20 лет назад тоже есть. Вы партия какой бюрократии хотите быть, и зачем нам еще одна партия бюрократии? Вы спрашиваете, кого включать? — включите Чирикову с Навальным. Навального включите?

Б.НАДЕЖДИН: Легко. И  Женю Чирикову и  Алексея Навального я отлично знаю.

СЛУШАТЕЛЬ: И в Кремль пойдете согласовывать?

Б.НАДЕЖДИН: В ряде проектов — Химкинский лес», какие-то там «Роспилы», я  как-то взаимодействую с ними. Только проблема в другом – есть разная работа. Это разная работа. Есть работа очень хорошая и уважаемая, например, у  Людмилы Алексеевой, Пономарева, — это работа под названием «следить за государством, защищать права людей». Есть работа отстаивать Химкинский лес,  — условно, — хорошая работа, правильно они делают.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В которой принимала участие, например, партия «Яблоко» неоднократно.

Б.НАДЕЖДИН: Костя Фетисов, которого там долбанули по голове, кстати, на прошлой неделе долбанули по голове Виталия Кузьмина, который в  СПС был, между прочим, у меня – тоже это жертвы этой борьбы, мои товарищи. Это хорошее, правильное дело, дай бог им здоровья. То, что делает Навальный в интернете – дай бог ему здоровья, на свет божий выводит кошмары. У меня другая работа – вы не поверите, я профессиональный партстроитель и депутат,  — у меня такая работа. Вот эту работу я хочу делать во имя целей, которые я вам честно сказал – чтобы страна была нормальной.

Б.НАДЕЖДИН: Вы представляете меня, стоящего с  флагом на баррикадах? Трудно. Немцова можно, меня трудно, — я такой толстый, умный слишком, физтех заканчивал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так может вам пойти в «Единую Россию» наняться и развалить ее изнутри?

Б.НАДЕЖДИН: В «Единую Россию» я мог пойти сто раз. Большинство моих друзей из  СПС, которые остались при власти – все в  «Единой России», и они все говорят – когда же наконец-то нам…  — вы понимаете ситуацию, да?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Страшные вещи говорят друзья Надеждину шепотом на кухне.

Б.НАДЕЖДИН: Если я вам скажу, сколько мне позвонило друзей-чиновников за последние две недели, когда шум пошел, со словами «а что, уже можно, или как?» — это вообще.

И.ХУТОРНОЙ: У меня другой вопрос. Ваше заявление о компромиссе, хотя с моей точки зрения, это является сделкой с совестью,  — не кажется ли вам, что вы такими высказываниями просто скомпрометируете свою партию? Что вы ради компромисса, ради того, чтобы попасть в Думу, готовы все что угодно сделать, и чиновников из ненавидимой вами власти позвать.

Б.НАДЕЖДИН: Я ни разу не сказал, что я ненавижу власть российскую — я не Каспаров.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не было такого. В сегодняшней программе не говорил.

Б.НАДЕЖДИН: Не было такого. Я считаю Медведева и  Путина легитимными президентом и премьер-министром России. Более того, я абсолютно считаю величайшей глупостью, которую сейчас, к сожалению, делают многие радикалы, требовать суда, расправы над ними – это глупость, чем больше вы угрожаете начальству расправой и справедливостью, тем меньше вероятность, что начальство пойдет на  компромисс – это абсолютно очевидно. Если вы хотите договориться в ходе переговоров, самое глупое, что вы можете сделать, сказать – я тебя убью сейчас.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну правильно, сильная сторона не идет на компромисс. Те, кто идет на компромисс – слабая сторона, и вас г-н «единоросс» тут же обвинил в предательстве.

Б.НАДЕЖДИН: Друзья мои, если вы хотите быть предельно чистыми, честными, никогда никого не обманывать, работать идеально, платить налоги…

И.ХУТОРНОЙ: Мы такую страну и хотим построить. Разве нет?

Б.НАДЕЖДИН: Выполнять все законы, и так далее, если вы хотите быть кристально чистыми и честными,  — при слове «платить все налоги» предприниматели нахмурились.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нервничают.

Б.НАДЕЖДИН: Друзья мои, я боюсь, что в таком случае вы точно не сможете быть не только политиками, но даже предпринимателями в нашей стране. К сожалению, это так. Если вы хотите что-то делать, вам придется выкручиваться. Любой предприниматель отлично знает, что он  что-то не платит, и так далее. Вот представьте себе, сидит такой предприниматель, а ему говорят: что ж ты, тварь такая, налоги не платишь родной стране? А он и не знает, что ему сказать – ну да, не плачу, зато работаю, зато даю рабочие места, зато произвожу продукцию, зато людей в  Египет вожу. Правильно? Вот он уже согласен.

СЛУШАТЕЛЬ: Предположим, вы договорились  — федеральные политики договорились друг с другом. На федеральном уровне все замечательно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пришел Шувалов и говорит: «Долой Надеждина».

СЛУШАТЕЛЬ: Как мы знаем, основное количество безобразий, которые происходят, происходят на местах, в регионах. Здесь у нас политики крупные, они сами по себе фигуры, а  в регионах это все-таки более структурированная вещь, и есть политик там самый главный – губернатор от  «Единой России». Вопрос – представьте себе, региональная элита делегирует зама губернатора к вам в партию. И что он сможет сделать, если над ним непосредственный начальник, которого могут снять за то, что «Единая Россия» проиграет выборы?

Б.НАДЕЖДИН: Отличный вопрос. Наши планы идут настолько далеко, что мы хотим, во-первых, несколько губернаторов взять – чтобы над ними никто не  стоял. К счастью, не все губернаторы члены «Единой России». Второе – вы не поверите, что началось в регионах после того, как пошли утечки, в которых, кстати, не  я виноват.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Все друзья позвонили.

Б.НАДЕЖДИН: Мне звонила куча народа из регионов с  вопросами – как мы давно этого ждали, как нас достала эта Москва, которая забрала все деньги, как нас достала эта «Единая Россия», которая заставляет депутатов региональных голосовать за бюджеты, обдирающие эти самые регионы. И поэтому одна из тем, с  которыми «Правое дело» точно пойдет на выборы — вернуть российский федерализм. Потому что при Путине, при всем том, что он сделал для пенсионеров хорошего, катастрофическая централизация власти и бюджета.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите пожалуйста, у вас совесть чиста?

Б.НАДЕЖДИН: Да, моя совесть чиста, потому что я вижу великую светлую цель, ради нее я готов кое-где поступиться чем-то.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда вас кинут, как кинули три года назад, что вы будете говорить? Есть уже какие-то наметки?

Б.НАДЕЖДИН: Гениальный вопрос. Уточняю вопрос сам себе — Борис Борисович, вас кидали все эти Путинские годы столько раз. С  чего вы решили, что на этот раз не кинут? Ответ: да потому что они стали намного слабее, потому что рейтинги «Единой России» резко упали, потому что доверие к  Путину и Медведеву падает, и они понимают, что говорить с позиции силы со  всей страной нельзя. Придется договариваться. Мы стали сильнее, а они слабее. Вот в чем дело.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Время наше истекает. Напомню для тех, кто забыл – наша тема формулировалась как «Народ против крупных чиновников в руководстве партии». Скажите пожалуйста, кто-то поменял свое мнение под воздействием харизмы Надеждина?. Нет таких?

Б.НАДЕЖДИН: По-моему, они сразу все были за меня.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, это у вас мания величия. Борис Борисович, вы, помимо того, что выбрали двух «списочников» — у меня нет впечатления, что они плачут от  радости.

Б.НАДЕЖДИН: А мы сейчас решим.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сторгуемся?

Б.НАДЕЖДИН: Вы из какого региона?

СЛУШАТЕЛЬ: Из  Москвы.

Б.НАДЕЖДИН: Я вам официально предлагаю  -хотите, нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Я лучше завтра на Триумфальную площадь в  6 часов пойду.

Б.НАДЕЖДИН: Сергей, а вы из какого региона?

С.ГОРДИЕНКО: Из Москвы.

Б.НАДЕЖДИН: Мой регион. Как вы, готовы?

С.ГОРДИЕНКО: Запросто.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Будем считать, что Сергея Борис Надеждин все-таки в чем-то убедил, и программа «Народ против» прощается с вами до следующей недели. Благодарю участников, Бориса Надеждина и будущих депутатов неизвестно, от каких партий. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире