'Вопросы к интервью
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы нас слушаете в эфире «Эхо Москвы», смотрите в эфире телеканала RTVi, программа «Народ против», я, ведущая Нателла Болтянская, наш гость – Александр Шпрыгин, президент Всероссийского объединения болельщиков и  Клуб привилегированных слушателей. Семь человек пришло сказать свое «нет» фанатскому фанатизму. Что вы можете сказать в режиме «да»?

А.ШПРЫГИН: Хочу сказать, что огромное количество людей увлечено этим движением, причем не только  в России, но и во всем мире. Поэтому для того, чтобы сказать «да», нужно выслушать аргументы «нет», а потом ответить – мало ли, какие жуки в голове у ваших семерых, какие аргументы?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У меня такие же  жуки  — посмотрите на улицу, что творится.

А.ШПРЫГИН: А  что творится? Я  проехался к вам сегодня на метро — в метро тихо, спокойно, тихий, морозный московский вечер. Правда, милиции много везде, а так все нормально.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Полотера часа назад в  метро было очень неуютно.

А.ШПРЫГИН: Час-пик, пробка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Там не пробка, там ходят достаточно агрессивные группа людей, и  неуютно. Ощущение неуюта. И началось это не сегодня, а в субботу. Ну хорошо, аргументы против.

В.ШИРОКОВ: Владимир Широков, зам.директора учреждения культуры. Моя позиция, что конечно, наши футбольные объединения, фанаты,  — поведение их недостойное. Выходить на улицу, бить… их поведение дискредитирует саму идею спорта – что нужно соревноваться, а не воевать. Сейчас мы видим совсем другое. Также, на мой взгляд, столкновения на Манежной площади не имеют к спорту и футболу никакого отношения.

А.ШПРЫГИН: Честно говоря, вопроса я не услышал – услышал реплику. Я согласен, что то, что произошло на  Манежной площади, к спорту и футболу не имеет отношения – мы  сами двумя руками против, и  Всероссийское объединение болельщиков осудило события на  Манежной площади, более того, все организованные фанатские объединения, фан-клубы, в тот день выразили дань памяти погибшему болельщику цивилизованно, с утра, возложив цветы на место гибели. В то же время хотел бы отметить, что при том, что движение болельщиков достаточно большое, и в глазах обывателей воспринимается некоей огромной грозной силой, на самом деле это достаточно неоднородная масса, там собраны различные люди и течения. Вы – представитель культуры, а если я приду в ваше культурное учреждение, у  вас два человека будут пьяные, им я потом буду говорить, что все, кто этим занимается, такие-сякие и алкоголики? Конечно, не надо ставить штампы и шаблоны. И  коротко по поводу этих событий, которые уже перешли в обсуждение совершенно космических плоскостей, чуть ли не будущее страны там обсуждается с политической точки зрения – какое у нас завтра из таких событий происходит. На самом деле здравая часть общества болельщиков с нормальной твердой гражданской позицией. У нас должен быть для всех равный закон и неотвратимость наказания.

Поясню – может быть, кто-то не знает, как бы из первоисточника, что пятеро преступников, неважно, какой они национальности были, потому что межнациональный конфликт пытаются здесь привить. Но  среди потерпевших болельщиков «Спартака» был тоже парень армянин. В уличной драке, достаточно бытовой, о которой, может быть, никто бы и не узнал, потому что такие периодически происходят, застрелили из травматического оружия парня, а потом из пятерых четырех подозреваемых Следственный комитет отпустил. Плюс до того они себя некорректно вели, и  фаны просто вышли в понедельник к Головинской прокуратуре выразить свою позицию.

И перекрытие ленинградского шоссе тоже было случайным – переходили дорогу,  — там все было спокойно, ничего не громили. И  этого было уже достаточно для того, чтобы быть услышанными. Потому что это событие потом обсуждали всю неделю, в самых высоких кабинетах, и дали гарантию, что дело взято на особый контроль и что будет справедливый приговор. Потому что неотвратимость наказания это то, что потом всюду начали муссировать правозащитники и  в Общественной палате, когда мы были, слышали.

На похоронах было 3 тысячи человек, там панихида, скорбь, люди пришли, почтили память проводили в последний путь. А в субботу то же самое – на место гибели положили цветы, причем сознательно дистанцировались от всех политических сил.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Лозунги были на Манежной?

А.ШПРЫГИН: В 10 часов утра пришли все организованные фанатские объединения на Кронштадтский бульвар, возложили цветы и не поехали на Манежную площадь, и призвали других не ехать. Другое дело, что конечно, ситуацией воспользовались, в том числе, политические силы, плюс воспользовались, как я понял – ну, понятно, не надо скрывать, что существует определенная национальная проблема в стране, которую надо решать. Но это уже более глобальная задача, не нам с  вами в этой студии ее обсуждать.

Потому что в  фанатском информационном поле, на сайтах и ресурсах, работали различные призывы, постеры, плакаты, реклама. И конечно, часть молодежи туда приехала, и это была толпа не только болельщиков, не организованных фанатских объединений, но это были просто люди и  граждане, которые надоело определенное положение дел. И потом, как и везде, стихийно – там проходили четверо или пять кавказцев, завязалась потасовка, они что-то огрызались — это я со слов очевидцев знаю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Они огрызались, или на них поперли?

А.ШПРЫГИН: Я не знаю, что там было. Я знаю, что в толпе достаточно разжечь искру. Если там были люди, которые знают психологию толпы, то ее несложно было завести. Но  все фанатские объединения это событие осудили, и  возвращаться к конкретному моменту, после которого все заговорили и тема пошла, — тут была основная задача привлечь внимание к  проблеме расследования преступлений. Этого добились, и  в отношении следователя, который отпустил подозреваемого, заведена служебная проверка. Думаю, что на этом все закончилось. А те события, которые развиваются дальше, когда сегодня все твердят, что у Европейского должны быть события, чуть ли не тысяча кавказцев едут мстить русским, — кто-то просто разыгрывает эту политическую карту, думаю, что это уже точно не футбол и не болельщики, это лежит где-то в глобальных политических плоскостях, и, наверное, это уже предмет обсуждения на более серьезном уровне.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Прерываемся на новости.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу. Все слышали свежие новости.

Ю.ПАНКОВ: Юрий Панков. Лет сто с лишним назад, известное дело, когда на Ходынке топтали людей, в это время царь-батюшка танцевал краковяк на своей коронации. Когда ваши фанаты дрались на Манежной, молодые люди уродовали друг друга, в это время лидер одной партии «собачий вальс» исполнял на рояле. Я не интересовался вашей биографией, вижу и слышу вас в первый раз, сожалею, но поскольку тот, кто играл «собачий вальс», он где-то, но вы непосредственно берете на себя ответственность за фанатское футбольное движение. Наверняка вы не можете знать о том, что фанаты и националисты на  90% это одна и та же публика, одна и та же молодежь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы это утверждаете, или спрашиваете?

Ю.ПАНКОВ: Я это утверждаю. Человек не может не знать этого, поскольку он претендует на роль лидера фанатского движения. Между тем, у националистов есть свои первые лица. Скажите, приходилось вам встречаться с лидерами того же  ДПНИ, к примеру, или еще каких-то организаций?

А.ШПРЫГИН: Вы столько  опять всего намешали в одном вопросе – мне минут 5 вам придется отвечать, потому что вы просто фактов разных накидали, и  из истории, и из болельщицкого движения. Краковяк я не танцевал в этот день, я находился в  Псковской области, занимался своими делами. Как только  у меня заработала сотовая связь, мне позвонил, сказали срочно приезжать в Москву, я, как Рамзан Кадыров, когда у него оцта убили, к  Владимиру Владимировичу прибыл в спортштанах и  спорткостюме, точно так же я к  главе ГУВД тов. Колокольцеву прибыл в  спортштанах и  в кофте, где была встреча с ним, с  руководителями всех фан-клубов. Какой лидер партии, на  каком рояле играл я не знаю, потому что я не следил за этими событиями – может быть, вы подскажете, я  смогу что-нибудь ответить — какой лидер партии на рояле играл?

Ю.ПАНКОВ: Лидер правящей партии по фамилии Путин.

А.ШПРЫГИН: Я не знаю, где Владимир Владимирович был в этот день, и чем он занимался. Касательно берем ответственность, или нет — мы, прежде всего, действуем в легитимном правовом поле, у нас официально зарегистрированная организация, Общероссийское общественное движение, у нас 62 представительства в регионах страны. Причем, не просто представительство людей для галочки на бумажках, а лидеров своих фан-клубов и, соответственно, меня избирала конференция руководителем движения. За все мы нигде не берем ответственность, но, по крайней мере, есть организация, которая хоть какую-0то ответственность берет, а  не открещивается. Наша зона деятельности, и в уставе организации это прописано, это поддержка сборных России по всем видам спорта и отстаивание интересов права болельщиков, своеобразный профсоюз болельщиков. И конечно, трибуны стадионов это зона нашей ответственности. Я не буду говорить, что фанаты агнцы божии и там нет никаких нарушений правопорядка  — конечно, бывает всякое. Но там, где мы берем ответственность за свою трибуну, к примеру, на матчах сборной России по футболу, там мы несем ответственность и  понимаем, что происходит.

Что происходит в городе, и под каким призывом кто куда зовет, — может быть, это немножко халатная гражданская позиция, но это знаете, немножко шире. Потому что вы, наверное, когда услышали про события на Манежной, вы же не побежали разнимать и  что-то предпринимать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но он не является президентом объединения болельщиков.

А.ШПРЫГИН: Может быть. Это касательно первой части. Касательно националистов и  всего прочего скажу так: конечно, национальная патриотическая идея очень сильно сидит в головах молодежи, футбольных фанатов. Конечно, те люди, которые кидали призывы собраться на Манежной, их семена, безусловно, падали в плодородную и благодатную почву. Конечно, если в  стране существовала хоть одна нормальная партия патриотическая или националистическая, может быть, я бы в нее вступил, потому что идеи здорового русского патриотизма я и сам разделяю. Как и большинство фанатов. Но, к сожалению, это изъезженная пластинка, замыленная, и может быть, еще Александр Петрович Баркашов в начале 90-х пытался как-то, а с тех пор все люди, которые пытались себя представлять защитниками интересов и  прав русского народа – для нас они не являются лидерами, за которыми кто-то способен пойти..

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как же разжигание национальной розни?

А.ШПРЫГИН: Я понял, о  каких гражданах вы говорите – я с ними ни разу лично не встречался, но  много раз приходилось о них слышать, и футбольные болельщики, как самая активная и массовая часть молодежи, а последние события это показали, в том числе,  — конечно, они являются предметом, скажем так, обработки различных политических сил, в том числе и правительственных, хочу вам сказать, в том числе оппозиционных, националистических. Но прежде всего, для болельщиков все-таки первоочередной является интересы клуба, интересы сборной. А поводу националистического или не националистического, думаю, что все эти организации – мое к ним отношение крайне негативное. Потому что они просто возомнили, что имеют право от всего русского народа говорить, и что они отстаивают его интересы. Но для этого, прежде всего, надо посмотреть на численность их движений – они и  50 человек за собой не выведут. И конечно, никто за ними не пойдет. А сами болельщики, если захотят какие-то националистические или патриотические акции провести, они сами в состоянии все это сделать.

Но  я еще понял по всем последним событиям – у нас народ просто по  1991 году заскучал, плюс москвичи  — может быть, им скучно было, журналисты лишний раз подогревали, и конечно, может быть, кому-то не хватает драйва. У нас, когда был триумф российской сборной,  — кто-то скажет – не т, какой триумф, там в  полуфинале вылететь, — но тем не менее: мы считаем, что это был после многолетних неудач триумф российской сборной на чемпионате мира по футболу в  2008 г. У нас выходили после каждой победы сборной на улицы городов страны тысячи болельщиков с флагами, никто не спрашивал про расовое или вероисповедание, и все прочее. Потому что всех объединяла радость от победы.

А когда произошло беззаконие, правонарушение, люди, которые призваны охранять закон, конечно, люди вышли с возмущениями и это все переросло в ту проблему, которая наверняка будет дальше обсуждаться и решаться. Но опять же, не нами с  вами. Хочу сказать, что ту работу, которую мы ведем – мы абсолютно не призываем к каким-то антиконституционным и иным моментам, и надеемся, что сейчас все эти вопросы отрегулируют и  порешают, потому что кто только ни всплыл на этом моменте. То вновь будет повод, дай бог, только по победам у  российских граждан и  болельщиков выходить на улицы.

Еще хочу сказать, что помимо националистических, меня очень раздражает мнение лидеров партий – я был на  съемках одной телепередачи здесь, из нас таких звездулек сразу сделали, из лидеров фанатских объединений. Потому что когда случилось, нас сразу пригласили во многие СМИ.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы лидер фанатского объединения, или лидер всероссийского объединения болельщиков? Разница есть?

А.ШПРЫГИН: Для многих это знак равно. Но конечно, официально президент всероссийского объединения болельщиков

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сами себя вы как считаете?

А.ШПРЫГИН: Я себя считаю нормальным гражданином, патриотом своей страны. Ярлыки навешивать это неважно, главное по человеку судить, а  не по тому, какие названия. И когда они приходили, и там выступала вдова, девочка,  — все уже забыли, что парень погиб, что страшная трагедия, выступала девочка, вдова, и лидеры партии говорили – ну да, мы соболезнуем, но от нашей партии тоже был венок, а ведь наша партия говорила, что надо делать так, и эдак. И все вдруг взялись рассуждать умно. Это надо было делать раньше. Поэтому я, конечно, здесь в некоей степени ваше возмущение понимаю, но не надо это связывать только с  социальной группой под названием спортивные болельщики, здесь все-таки проблема гораздо шире.

Г.ВИШНЯКОВА: Вишнякова Галина, преподаватель. Вы сказали, что главной задачей вашей организации, которую вы возглавляете, является поддержка спортивных клубов, спортивного движения.

А.ШПРЫГИН: Национальной сборной России во всех видах спорта.

Г.ВИШНЯКОВА: Расскажите поподробнее, как вы ее поддерживаете, как вы помогаете нашей сборной стать лучше?

А.ШПРЫГИН: Расскажу. Дело в том, что есть такое понятие как «культура боления», и она бывает разная. У нас, к сожалению, во-первых, есть вражда между болельщиками клубов. К примеру, болельщики ЦСКА и  «Динамо» считают себя заклятыми врагами болельщиков «Спартака», и так далее. И у нас не  было объединения на базе сборной. Сборная была как бы общая, но как бы ничья, потому что команда не вызывала никакого интереса. Даже это досадно, когда первая команда страны играет, и никто ее особо не поддерживает. В 2007 г., когда образовалось наше объединение, мы все ведущие фан-клубы сумели объединить на почве поддержки сборной. По договоренности с  РФС мы получили целую трибуну за воротами — а это 20 тысяч мест на стадионе Лужники. Самая памятная история – матч Россия-Англия, когда мы только образовались. Потому что мы привели всех самых активных болельщиков, и они весь матч стоя непрерывно гнали команду вперед голосовой поддержкой. И потом все игроки, и тренер говорили спасибо, и  президент РФС. А на трибуне Лужников мы растянули баннер 120 на  80 метров размером с  изображением медведя грозного с  надписью «Россия, вперед». Я могу многие акции перечислять, но смысл в том, что это исключительно спортивная тематика и исключительно в рамках футбола. Я, помимо всего прочего, являюсь еще членом исполкома РФС и проблемы болельщиков знаю, потому что мы их постоянно прорабатываем и решаем нормативно. Плюс я сам в молодости был футбольный фанат, и  сейчас в душе остаюсь фанатом болельщиком одновременно, и конечно, я все это понимаю. Поэтому это все-таки разные моменты – те, которые я вам рассказал, которые происходят на стадионах, когда наши команды поддерживают, хотя и там бывают какие-то проблемы, и баннеры периодически нелицеприятные вылезают на трибунах. И  скандирование не самое лестное, пиротехнику где-то жгут. Но это все решаемые вопросы, это вопросы молодости, потому что молодежь приходит, им надо где-то агрессию выплеснуть.

А когда уже достаточно большие толпы граждан выходят на улицу, а еще, не дай бог, оказывают сопротивление — слава богу, супер-стычек не было, и в принципе, мы считаем, что достаточно хорошо сработала московская милиция, ОМОН, потому что там могло быть гораздо хуже. То это уже политическая плоскость, и мы сказали руководителю ГУВД — вы все-таки установите организаторов, потому что делались цветные постеры, были телефоны, обклеивались содержанием с различными призывами на фанатском сленге и с эмблемами клубов в метро и этикетками, различные афиши. Наверное, надо, чтобы этих организаторов установили и  им задали вопрос, для чего они собрали людей, с какой целью. Думаю, что если президент страны выступил в интернете по этому поводу, сделал заявление, я думаю, что, наверное, правоохранительные органы это установят и  ответы мы получим. А огульно это связывать только с болельщиками я считаю, что это неправильно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Делаем перерыв на новости. И  сразу после новостей я порошу вас ответить на вопрос слушателя – он приводит фотографию вас с рукой в  фашистском приветствии и спрашивает, что это такое. Я попрошу вас ответить на этот вопрос после новостей.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу. Я  вам задала вопрос по поводу вашей фотографии с рукой, поднятой в фашистском приветствии.

А.ШПРЫГИН: Это уже достаточно изъезженная фотография. Во-первых, там не фашистское приветствие, потому что фашистское приветствие – это вытянутая вперед рука, а там моя рука поднята вверх. Это была фотография 2002 г., в  Киеве, когда мы осуществляли охрану концерта группы «Коррозия металла», к нам обращался музыкант Сергей Троицкий. И  конечно, мы не отказывали ему – ездили с ним, катались, помогали, чтобы его не задушили собственные поклонники. Поэтому ничего там не вижу, а то, что там обнаженная девушка находится – это же тоже хорошо, там не обнаженный мальчик.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: К девушке никто не придирается – все на руку обращают внимание.

А.ШПРЫГИН: Во-вторых, мне тогда было 24 года, и я считаю, что молодость это прекрасно. Там же нет ничего такого сверхнеправильного. Хотя, конечно, недоброжелатели говорят – смотрите, как ужасно, что здесь нарисовано. Я хочу сказать, а если вдруг выяснится, что у нас премьер-министр Владимир Владимирович Путин в детстве разбил стекло на троллейбусной остановке? Ну что, у нас теперь жизнь закончилась?

П.ЩЕРБАКОВ: Павел Щербаков. Наверняка вы видели в интернете вопросы на эту тему – насчет легитимности. Возвращаясь к националистическим движениям, к тому, кого считать фанатами, кого не фанатами. Коротко процитирую три комментария с фанатского сайта, которые были под вашим интервью и руководителем движения «Фратрия», спартаковских фанатов, фамилия Селеменцев  — три самых популярных комментария.

А.ШПРЫГИН: Селеменев.

П.ЩЕРБАКОВ: Селеменев. Комментарий первый: «Парни, реально не таскайте такую атрибутику – опять СМИ будут говорить, что фанаты вышли. Надевайте русскую атрибутику, не клубную». Второе: «Фратрия — это не все болельщики. Кто захочет – тот придет, после ухода Тамбата, — то есть, Ивана Катанаева, бывшего руководителя движения, — у  Фратрии, «очко жмется». Третье: «После этих событий стал больше уважать «Конец», «Динамиков» и других русских фанатов, но почему-то появилась ненависть к «Фратрии». Скажите, какая реакция у вас на эти комментарии?

А.ШПРЫГИН: Это равносильно, что разговор на автобусной остановке обсуждать. Я для себя лично в интернет-пространстве считаю гостевые книги бессмысленным потоком мнений. Вот сейчас по новостям сказали, что сегодня задержаны на событиях в основном школьники, люди по 15-16 лет. Ну, это же инкогнито – человеку 13-14 лет, он выражает его мнение. Дальше его мнение заплюсовано, заминусовано,  — это не пойдет. А есть, например, определенная болельщицкая иерархия, и если более взрослый и опытный товарищи говорят, что надо делать так, то, наверное, надо сделать так, и по-другому сделано не будет. Именно об этом и имеется в виду, наверное, что там пишет человек – о том, что конечно они недовольны тем, что осудили болельщицкие лидеры все эти события, например. Но момент в том, что конечно, они смотрят, судят поверхностно, а мы-то смотрим гораздо шире.

П.ЩЕРБАКОВ: Нет, это важно – это отношение самих болельщиков к  произошедшему.

А.ШПРЫГИН: Я понимаю, что журналистам интереснее балаган устроить, но я же не Жириновский, я не буду здесь стакан воды в вас кидать, чтобы рейтинг набрать.

П.ЩЕРБАКОВ: Спасибо большое.

А.ШПРЫГИН: Давайте этот вопрос корректно обсуждать – я не договорил мысль, а вы перебили. Если вам надо вашу мысль выразить, давайте я помолчу, вы минут по  5 каждый выскажетесь, попрощаемся и разойдемся. А если все-таки меня пригласили ответить, давайте я отвечу, и на ваш вопрос, в том числе.

Еще раз вам говорю — что он выражает недовольство официальной позицией фан-клуба, а мы все-таки понимаем, что это неправильно и отразится негативно в  целом на болельщицком сообществе. Потому что даже, несмотря на наши заявления, действия и все прочее, общаясь с вами, я понимаю, что все равно тот информационный поток, который был, он заложил вам в головы такой образ фанатов-националистов, фашистов, пьяных дебоширов. И конечно, мы всегда будем стараться этот облик развенчать, и все-таки сделать цивилизованным, в том числе.

Сейчас же политические всякие повылезли аналитики в интернете, сегодня я свою биографию – вот вы начали про биографию — зайдите, почитайте сайт «Слон.Ру» — они на  4 страницы не поленились, даже нашли мой доход  — посмотрели в налоговой. И они говорят, что на  самом деле фанаты не такая уже серая масса, а что там много интересных людей, и что на самом деле это уже давно сплоченные и организованные объединения, и  что уже все не так, как это было в  сознании в начале 2000.

П.ЩЕРБАКОВ: Вопрос в том, сколько болельщиков входят в  ваш профсоюз – тоже очень хорошее название, потому что это именно организованное и культурное движение, и  сколько уда не входят. То есть, сколько могут обращаться к вам за билетами, приходить на ваши трибуны, но при этом не разделять вашу позицию?

А.ШПРЫГИН: Я понял. На данный момент у нас 110 тысяч официально зарегистрированных участников движения в  63 регионах страны. По поводу того, сколько не входят – наверно, все остальные не входят. Потому что у нас большинство мужского населения являются болельщиками, так или иначе. А сколько – у нас сейчас перепись населения, процентов 10 это наши, а все остальные к нам не входят. Наших 110 тысяч, но я считаю, что это немало, потому что тот же Владимир Вольфович, про которого я вскользь упомянул, он гордился, что ЛДПР за  20 лет 200 тысяч человек набрала. Мы не гонимся за цифрами, если бы нам надо было бы, у нас бы и больше народа было. А основная суть в том, что к нам входят все наиболее авторитетные и  влиятельные объединения и организации, мы можем определенные вопросы закрывать и решать по болельщицкой теме.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А если к вам входят достаточно авторитетные – вы говорили о иерархии — вы не можете тогда встать и сказать – хватит.

А.ШПРЫГИН: Можем. На футбольном матче, где у нас такая задача стоит. А  то, что происходит здесь – для начала, к нам никто не  обращался – мы  же не знаем, кто и что там будет проводить. Я уже сказал  — почему остальные никто ничего не сказал, почему милиция не сказала «хватит». Не было ни санкций, ни разрешений, почему мы  должны были призывать, если мы не имели понимания о том, что там происходит и  зачем. Мы знаем, что это не наше мероприятие. Нас еще часто фанаты называют «дубинкой Кремля», не знаю, почему – может быть потому, что многие ребята входят в  молодежные движения проправительственные. Но это же не значит, что мы теперь должны ходить и все митинги разгонять.

Р.ЛАТЫПОВ: Руслан, студент. Во-первых, небольшое поздравление — Россия получила право на проведение чемпионата мира по футболу, но на этом хорошие новости заканчиваются тот же  «Спартак» играл в  гостях в Словакии, поведение болельщиков мы все помним – событие было недавно. Представляю, что будет у нас дома – мы уже видели, что у нас дома происходит. Как вы оцениваете эти события? У нас скоро чемпионат мира.

А.ШПРЫГИН: Я не упущу возможности, как всегда, пользуясь случаем, наше объединение похвалить. Потому что если отматывать историю новостных лент и заголовков чуть назад, то впервые о возможности принять чемпионат мира в  2018 г. заговорили в сентябре 2008 г., когда мы на своей конференции обратились к правительству с просьбой инициировать данную заявку, и, слава богу, она победила. И  я думаю, что за  8 лет до  чемпионата мира сменится не одно поколение болельщиков, как и игроков, которые будут результат получше давать, и может быть, там будет по-другому.

Поведение спартаковских болельщиков в  Словакии, конечно же, РФС и  Всероссийское объединение болельщиков осудили. Думаю, что на ответном матче ничего не будет, потому что там был ряд причин для того, чтобы это произошло, в том числе, это была такая  — может быть, некорректная форма протеста против событий понедельника, когда Ленинградский проспект перекрывали. А дома у  «Спартака» не так уж много нарушений по болельщикам, и конечно, в международных матчах у них, думаю, все нормально пройдет.

П.ЩЕРБАКОВ: Подождите. Дело тут не только в поведении «Спартака» и  только  «Спартака» дома. Мы все-таки  выступаем уже на  международном уровне — чемпионат мира это уже сборная России, не только болельщики определенной команды. И такое поведение, что происходит в Москве в последнее время, думаю, ФИФА будет рассматривать как уже под сомнением наше поведение.

А.ШПРЫГИН: Под сомнение наше поведение никуда не пойдет, потому что вы же понимаете, на каком уровне заявка принята, на каком уровне она поддерживается. Неужели вы думаете, что при гарантиях правительства в десятки миллиардов долларов, которые будут потрачены на чемпионат, у нас в стране не найдется возможности ершить вопрос того, чтобы болельщики вели себя цивилизовано во время чемпионата мира. Об этом, я  считаю, слишком рано говорить – все-таки  8 лет впереди, и будет еще много проблем за это время, и  много воды утечет. Но я вас уверяю, если все доживем до этого времени, что в  2018 г. в  России проблем с болельщиками во время проведения чемпионата мира, не будет. А.ТИТОВ: Анатолий Титов, служащий. Вы упомянули про то, что вас, болельщиков, иногда зазывают «дубинкой Кремля». Готовясь к нашей встрече, я  прочитал высказывания Василия Якеменко о том, что если бы на Майдане были наши спартаковские фанаты с  «синими стульчиками», то тогда бы погнали всех выступающих. У меня вопрос такой – как вы относитесь к насилию в фанатской среде и вообще к возможности использования фанатов в каких-то политических целях?

А.ШПРЫГИН: Вообще я против насилия в каком бы то ни было виде. Якеменко сказал, безусловно, правильно, потому что 500 фанатов там решили бы вопрос, и никакой бы  «Оранжевой революции» там не было бы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как же волеизъявление народа?

А.ШПРЫГИН: Волеизъявление народа должно быть на выборах, тогда Янукович победил, вы же все помните, а потом были события на Украине.

А.ТИТОВ: Вы сказали, что против насилия, но «синие стульчики»  — это насилие.

А.ШПРЫГИН: вы сказали – его мнение, так ли это. Я сказал – да, если бы там были фанаты. Я согласен, что 500 фанатов достаточная сила для того, чтобы Майдан привести в чувство.

А.ТИТОВ: Но вы не разделяете его позицию? Считаете, что нельзя использовать фанатов в таких целях? Вы лично?

А.ШПРЫГИН: Я считаю – мы уже здесь политической плоскости здесь коснулись – я очень переживал за события на Майдане, потому что мой любимый город Одесса, я переживал за то, что будет на Украине, какой там будет политический строй. И  яс читаю, что, прежде всего, наше правительство должно было в тот момент гораздо более жесткую позицию занять, и тогда не надо было бы гипотетически предполагать туда поездку фанатов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На этом месте делаем паузу для информационного выпуска.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу.

И.РА: Инесса Ра, художник. Хотела бы вернуться к сути боления, как сказал наш гость, — фанатские движения созданы для того, чтобы была культура боления». «Культуру боления» мы видим постоянно, народ видит эту культуру, видите ее последствия. Сейчас я  говорить об этом не буду  — это слишком очевидные вещи, что такое болельщики, кто эти дети, кто эти подростки, юноши, молодые люди – кто вообще вся эта масса «культурного боления»? – это наши дети из неблагополучных семей, это в основном люди, которые не имеют внутреннего ощущения почвы под ногами, стержня, у  которых нет семьи, братства, у которых нет чести, совести, достоинства. И подменяя этим актом боления, сопрягаясь друг другом в акте некоей силы на  стадионе, у этих людей возникает эйфорическая иллюзия, что они делают некое доброе дело, что они есть некая сила. И вы, уважаемый наш гость, являетесь той частью, которая эту силу направляет. Вы настолько здесь великолепно обмазаны жиром, настолько  вас совершенно невозможно ухватить ни одним словом – ваш циничный, подлый разговор, полностью лживый…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я бы попросила без оскорбительных эпитетов.

И.РА: У меня есть возможности на всю страну предупредить детей – дети, вас используют, не будьте этой девушкой, которую используют, иона еще издает стоны удовольствия. Потому что вас, в конце концов, просто убьют в этой стране – вот такие ловкие деляги от спорта, от  «культуры боления». И вопрос – скажите, пожалуйста, вообще у вас какая-то совесть есть? Если взять весь процесс, который вы делаете, скажите, сколько там процентов совести во всем, что вы сегодня сказали? Хотя бы один процент правды, искренности есть в том, что вы сейчас нам говорили?

А.ШПРЫГИН: Опять, вы столько всего в один вопрос наплели. Ну, художники тоже бывают разные, правда? Вот я приобщился к творчеству, мне нравится – я был в городе Амстердаме, в госмузее, и там изучал картины Рембрандта. Конечно, он старался, делал портрет кирпича, там все выверено, у него прекрасное творчество. А есть дешевые арбатские художники-карикатуристы, которые рисуют шаржи непонятные, обманывают людей, берут с них деньги и тоже занимаются просто ложью неприкрытой. Я жиром не обмазан, и для того, чтобы ставить мои слова под сомнения, наверное, надо привести какие-то аргументы — что я где-то обманываю, что что-то не так. Девушка, которую использует, и она от этого стонет от удовольствия, наверное, вам надо ей позавидовать, потому что никто ее к концу убивать не будет, и  все будет прекрасно.

А детей мы никаких не используем, и  я хочу сказать, что большинство болельщиков на самом деле отнюдь не из бедных семей  — различные институты проводили исследования фанатского сообщества, в том числе, на основании наших анкет. И  хочу сказать, что там очень большое количество разных социальных слоев, и студентов, и преуспевающих бизнесменов. Да, есть ребята и из бедных семей. Поэтому вы такой – если художественным языком выражаться, это даже не  «Квадрат» Малевича, например, — вы такую картину непонятную нарисовали, вы все краски мира в одно стянули, поналепили, отовсюду по чуть-чуть взяли, а мне сказали – знаете, как в школе было задание – описание портрета и картинки. Что я вам могу в ответ сказать? Могу только так же, частями вырвав ваши отдельные фразы, прокомментировать.

Какой может быть здесь ответ?:  — дети, вас не обманывают? — наверное, дети «Эхо Москвы», для начала, не слушают, а играют в  «Плей-Стейшн-2».

И.РА: А почему символ болельщиков Роджер на  черном флаге?

А.ШПРЫГИН: Роджер на черном флаге символ пиратов, а символ болельщиков эмблема его клуба. Символ болельщиков сборной — флаг нашей страны.

И.РА: Политики всегда с таким флагом – когда фанатеют по ночам после матча.

А.ШПРЫГИН: Впервые слышу. Может быть, у вас соседи такие. Вся Москва – нет. Это просто опять ошибочное мнение – откройте интернет, посмотрите фотографии с трибун, там вы ни одного «Веселого Роджера» не найдете.

ГОЛОС: Я, как гражданин РФ, совершенно серьезно заявляю, что, по моему мнению, в эти дни происходит попытка фашистского путча в  России. Я не знаю, что будет дальше, но я в этом убежден. И  абсолютно убежден, что к его организации, прямо или косвенно, причастны фанаты футбольные и  их лидеры. Как вы к этому относитесь, и не считаете ли вы, что на  65 году после победы в Великой Отечественной войне пришла пора признать, что у нас есть фашизм?

А.ШПРЫГИН: Вы знаете, вам, наверное, надо подсказать телефон доверия ФСБ и  Центра противодействию экстремизму. В  50-40-е гг. наверное, вы бы пошли и написали донос. Неужели вы думаете, что это правда, что при той ситуации в стране здесь что-то можно изменить и как-то свергнуть, изменить конституционный строй? Думаю, вряд ли. А  фанаты причастны или непричастны — для начала надо дать оценку событиям правильную, а потом уже решать.

П.ЩЕРБАКОВ: В  газете «Коммерсант» вышла 13 декабря статья  — как раз о футбольных фанатах. В частности, о  «фирмах» и о том, как футбольные фанаты организуются. Возможно, Инесса была сейчас несколько более эмоциональна, чем оно положено по  эфиру, но  к вам претензия – либо вас можно заподозрить в неискренности, что вы специально говорите не то, что знаете, либо вас можно заподозрить в том, что вы нерепрезентативны в данном случае, и от лица фанатов вы говорить не имеете особого права, что большинство не с вами.

А.ШПРЫГИН: Либо вас можно обвинить в том, что вы  как попугай один и тот же вопрос задаете, а я вам пятый раз на него буду отвечать, что нет, это не так? Я не знаю, что здесь комментировать, но я тоже не попугай, чтобы семь раз отвечать. Фанаты плохие, — нет, фанаты хорошие. Но  «Коммерсант» написал, что фанаты плохие — Фанаты разные. Как в любой отрасли – есть Союз художников, например, а есть на Арбате, которые дешевые шаржи рисуют.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На Арбате тоже хорошие есть.

А.ШПРЫГИН: Может быть, непризнанные таланты, например. Я вам говорю об  объединениях, организованных фанатских движениях. Сложно говорить с теми, кто никак не следит за спортивными событиями в стране. Другое дело, то, что происходит. А если бы на Манежной были художники? – наверное, художники хотят сделать переворот – давайте срочно заявим.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Коль скоро вы репрезентативны, и если рассчитывать на то, что вы искренни  — нас достаточное количество народа слушает. С чем бы вы обратились к тем же так называемым футбольным фанатам?

А.ШПРЫГИН: К «так называемым» футбольным фанатам я бы обращаться даже и не стал, наверное, а к болельщикам мы уже обратились. И  события сегодняшнего дня в  Москве на  20.55  — все события сюда стекаются. Болельщики никуда сегодня не вышли. Значит, на призывы они отреагировали, значит, наверное, завтра или послезавтра дискуссию пора заканчивать и переходить к подготовке к новогодним праздникам, закупать подарки. Может быть, какие-то картины хорошие заказать на Новый год, дать художникам работу хоть какую-то.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Остается надеяться, что страсти, которые кипят вокруг спорта, не унесут больше человеческих жизней в нашей стране – очень хотелось бы на это надеяться. Потому что потом все вторично, — после того, как проливается первая кровь. Во-вторых, поблагодарить всех участников сегодняшней беседы за взаимную корректность. Спасибо всем, что старались держать свои страсти при себе. Это была программа «Народ против». До  встречи через неделю, спасибо всем, кто был с нами.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире