'Вопросы к интервью
С.БУНТМАН: Добрый вечер, сегодня Сергей Бунтман ведет эту программу — так получилось, что я  вернулся сюда в отсутствие Алексея Венедиктова, и  сразу тема подвернулась чрезвычайно интересная, о которой мы не раз говорили — о переименованиях, возвращении исторических имен городам, улицам, здания, учреждениям, чему угодно, спорили об этом в разных других рубриках. А теперь у нас есть повод поговорить об этом ив  программе «Народ против» — мы пригласили Юрия Бондаренко, председателя Общественного движения «Возвращение» и  еще 7 человек, которые не согласны с тем, что нужно бы вернуть исторические названия, что такое историческое название — совершенно замечательных умозаключения пришли из Петербурга в связи с  возвращением одного из исторических названий мосту лейтенанта Шмидта – он не стал николаевским, каким был на протяжении большей части своей дореволюционной истории, он стал Благовещенским, которым был всего несколько лет, что такое историческое название, почему надо к ним возвращаться, что тут принципиального – сначала об этом Юрий Бондаренко.

Материалы по теме

Нужно ли возвращать исторические названия?

да, нужно
65%
нет, не нужно
31%
затрудняюсь ответить
4%


Ю.БОНДАРЕНКО: Возвращение исторических названий – это возвращение достоинства страны, которое было отнято после октябрьского переворота 17-го года. До революции, до этого переворота, в  России практически не было мемориальных названий. Но нет правил без исключений — была улица Гоголя в Петербурге, которой возвращено Маломорская, но в принципе, это не русская, не отечественна, не российская традиция. Большевики ввели мемориальные названия, назвав полстраны в честь себя любимых, потом тов. Сталин добавил имена писателей  — Тургенева, Пушкина, разбавив тем самым тот унылый суповой набор, состоящий из Ленина, Кирова, Дзержинского – которые везде по всей стране существуют, за редкими изъятиями – Москва. Петербург, Великий Новгород и  еще два-три города, и все.

С.БУНТМАН: Вы имеете в  виду города, которые вернули в какую-то эпоху исторические названия-топонимы.

Ю.БОНДАРЕНКО: Да, конечно. Поэтому необходимо и дальше уйти от этой унификации советской. То есть, каждый город имел свое неповторимое лицо. Мы итак лишены очень многого, многие исторические памятники разрушены – допустим, не  вернуть такое понятие, как русская усадьба – практически все было уничтожено, да даже и  Михайловском пушкинский дом в  18-м году спалили в Трегорском. Сейчас возрождаются из небытия многие храмы и монастыри, но название-топоним, особенно имеющим длинную историю, это такой же памятник культуры. Поэтому его необходимо вернуть.

С.БУНТМАН: Чтобы нам всем было понятно — об  унификации. Дело в  том, что в большинстве не только губернских, но и уездных городов была улица Дворянская, которая потом, как обычно, стала Советской – это тоже унификация своего рода.

Ю.БОНДАРЕНКО: Не соглашусь. Где в Москве Дворянская улица?

С.БУНТМАН: Я имею в виду мелкие города.

Ю.БОНДАРЕНКО: Останавливаясь на тех городах, которые я хорошо знаю — в Суздале Дворянской не было.

С.БУНТМАН: Вы берете древнерусский город, Но более новые регулярные города… ну, хорошо.

Ю.БОНДАРЕНКО: Кстати, во Владимире восстановлена Дворянская улица.

С.БУНТМАН: Отсутствие унификации – не самый главный из аргументов и тезисов, не первый все-таки.

Ю.БОНДАРЕНКО: Получается как в романе Замятина «Мы» — когда все по клеточкам, под номерочками. Вот сейчас борются против глобализации — на мой взгляд, скромный, возвращение исторических названий как раз это уход от глобализации.

С.БУНТМАН: Теперь – вопросы.

А.ТОНЕНКОВ: Тоненков Андрей, маркетолог. Хочу уточнить вашу позицию – вы против того, чтобы называли улицы и города именами людей известных, малоизвестных, великих, менее великих, или вы против того, чтобы называли в честь деятелей советского периода, или вы  в принципе против, чтобы хоть что-то меняли в названиях?

Ю.БОНДАРЕНКО: Еще раз повторю – до  17-го года не было мемориальных названий.

А.ТОНЕНКОВ: Петербург, Екатеринбург – с  ними что будем делать?

Ю.БОНДАРЕНКО: Это названо не  в честь Петра Великого, как многие думают до  сих пор и не в честь Екатерины, а только в честь покровителя Петра, Святого Петра. Он называется Санкт-Петербург.

С.БУНТМАН: У меня, как всегда в этой передаче, оппортунистическая позиция – Санкт-Петербург — понятно, но Елисавет-град, Екатеринбург, Екатеринослав,  — это все-таки именные, императорские.

Ю.БОНДАРЕНКО: Из трех перечисленных двух до сих пор, к сожалению, нет — мы ратуем за Екатеринодар, в частности. Видите, настолько их мало, это какая-то доля процента. В принципе уходить от мемориальных названий. А тем более не называть, ни в каком случае, именами политиков – не важно, с каким они знаком – плюс или минус, — уходить от этого. Поймите меня правильно — я не против советских названий в честь советских лидеров – допустим, я обеими руками «за», чтобы было возвращено имя Святые Горы, а  не Пушкинские Горы,  — зачем Пушкину горы? Это так пошло, так по-советски – Святые Горы. То есть, нас представляют, что мы, мол, анти-махровые коммунисты. Дело не в этом. Просто, по понятным причинам, большинство городов и  улиц называли в честь коммунистических лидеров – так выглядит. Я за то, чтобы был Ораниенбаум, а не Ломоносов, Петергоф – кстати, он и сейчас Петергоф, а не Петродворец, Святые Горы. Вот такая позиция.

А.ЗУЙКОВ: Александр зуйков, психолог, сейчас работаю на одном из федеральных телеканалов. А как вы относитесь к тем людям, кто после революции переименовывал все эти города, улицы – ваше отношение именно к этим людям.

Ю.БОНДАРЕНКО: Негативное.

А.ЗУЙКОВ: А почему вы поступаете точно так же, не спрашивая народ, не спрашивая мнения общества, собираетесь переименовать – примерно то же самое получается.

Ю.БОНДАРЕНКО: Простите — «украла» и «у нее украли» – это не одно и то же, что значит, — вы сказали — «вы поступаете» — мы как-то поступили?

А.ЗУЙКОВ: Вы собираетесь поступить.

Ю.БОНДАРЕНКО: «Собираетесь поступить» и  «поступаете» это не одно и то же. Видите ли, во-первых, наш сторонник, Никита Юрьевич Белых, идет на то, чтобы был референдум, хотя на мой скромный взгляд — зачем референдум? Город лишили имени без всякого референдума – взяли и отняли, — не спросив народ.

А.ЗУЙКОВ: Соответственно, надо поступить точно так же?

Ю.БОНДАРЕНКО: Нет, не так же. Раньше отняли имя у города, вообще никого не спросив – власти, которые пришли к ней, незаконно ее  захватили в октябре 17-го года. Сейчас — зачем референдум? Потому что решение о возвращении названия оно бы принималось областной, городской думой, губернатором, который избран, за которого голосовали.

А.ЗУЙКОВ: за губернатора?

Ю.БОНДАРЕНКО: За него голосовала избранная областная дума. То есть, их избрал народ  — хорошо, согласны — пусть будет референдум. И  тем более речи не идет о том, чтобы было это массово и в одночасье. Я вообще не люблю массовых прозрений – ах, не так, и все решили сделать по-другому. Не надо этого делать. Застрелили Володарского, по-моему, в  18-м году – сейчас, куда вы не поедете, по  Подмосковью везде — поселок Володарского, Володарское, — то есть, приказали, сверху спустили, а люди и знать не знали, кто это такое.

С.БУНТМАН: Понятен принцип.

Ю.БОНДАРЕНКО: Возвращать понемногу хоть несколько названий в  год, каждый раз объясняя.

А.ЗУЙКОВ: А  метрополитену тоже будем возвращать историческое название?

Ю.БОНДАРЕНКО: нет.

А.ЗУЙКОВ: А почему – нет?

Ю.БОНДАРЕНКО: Что касается метрополитена, станций метро в  Москве – речь об этом?

С.БУНТМАН: Нет, метрополитен был построен и  получил имя Кагановича – того, кто его построил на самом деле.

Ю.БОНДАРЕНКО: Ну, давайте назовем наземный транспорт имени такого-то, воздух имени такого-то, — ну, это просто советская глупость.

А.ЗУЙКОВ: Почему? А  аэропорт имени Шарля де Голля?

Ю.БОНДАРЕНКО: Аэропорт и  метрополитен — вещи разные.

А.МЕЛАДЗЕ: Алексей, предприниматель. Я, конечно, не могу сказать, что я голословно против – где-то частями – да. Вот сейчас я вас слушаю – вернуть дореволюционные называния. А  как же быть с  тем поколением, которые были после 17-го года? Это целое поколение, и не одно поколение. И многие названия – это тоже историческая память этих людей, которые жили после 17 года. Референдум — конечно, — это очень дорогостоящее дело, да любое дело, даже переименование одной улицы – это экономически очень тяжелый труд, кто бы это ни  говорил. Я сам занимаюсь табличками, знаю. Поэтому для людей, которые знают историю и понимают – может быть это и правильно. Но, в общем, это надо объяснять. И это очень трудно объяснять. Вернуть дореволюционные названия? Может быть, сперва начать одиозные переименовывать? Например, мой пример – я живу на улице Вторая Квесицкая.

С.БУНТМАН: Какая?

А.МЕЛАДЗЕ: Вторая Квесицкая.

Ю.БОНДАРЕНКО: По-моему, историческое название Вторая Церковная.

А.МЕЛАДЗЕ: Кто-нибудь знает Юлиуса Карловича Квесиса?

Ю.БОНДАРЕНКО: Латышский стрелок.

А.МЕЛАДЗЕ: Да никакой он не латышский стрелок.

С.БУНТМАН: А кто он? Я не знаю.

А.МЕЛАДЗЕ: Он  в 17-м году погиб при штурме Красной площади – у  меня есть историческая справка. Раньше это были улицы Первая и  Вторая Богородские улицы и  рядом была Рождественская церковь. Более того, эти улицы, когда снимали асфальт – она булыжная, как на  Красной площади. Почему бы такие улицы не  переименовывать. Шоссе Энтузиастов — бывший Владимирский тракт.

Ю.БОНДАРЕНКО: Я с вами полностью согласен. Мало того, Владимирка – истинное название шоссе Энтузиастов,  — по-моему, это самый вопиющий пример в  Москве. Она воспитана Левитаном, моим любимым художником – «Владимирка» — одноименная картина. Почему не вернуть? «Энтузиастов» — это оскорбление просто памяти тех, кого гнали в  ШУЛАГ, на каторгу по шоссе. Тем более, что топонимические названия, топоним – это, прежде всего, географический указатель — куда ведет эта дорога. Для человека, который едет через Москву, не надо париться по  этому поводу, ему фиолетово, допустим, все остальное – ему хочется попасть во Владимир. А тут – шоссе Энтузиастов. Он вынужден лишний раз смотреть карту. А он должен сразу увидеть – «Владимирка» — он туда и едет.

А.МЕЛАДЗЕ: Но хочу сказать, что многие улицы, которые переименованы после 17-го года, они для поколения людей имеют очень большое значение.

Ю.БОНДАРЕНКО: Кто-то проводил такое исследования? Какое имеют, какое не имеют? Я знаю очень много пожилых людей, которые говорят – слава богу, верните нам улицу. Давайте обратимся к примеру совершенно бесспорному для нас — вот  идет блокада Ленинграда. Людей умерло очень много  — сотни тысяч. Кончается блокада – доходит до каннибализма, и  за две недели до  снятия блокады городские власти, наверное, От  избытка средств, или от того, что им больше нечем заняться, возвращают двадцати улицами площадям Ленинграда исторические названия  — вот вам ответ, чего хотели люди, которые жили в  советскую эпоху. Наверное. У них других забот не было? До каннибализма доходило. Но они хотели хотя бы умереть на родных улицах. И  были возвращены Невский проспект, который назывался Проспект 25 октября, Дворцовая площадь  — была площадь Урицкого, Адмиралтейская площадь и еще 17 названий. Те люди, которые это сделали, по понятным причинам, они были челнами партий – по другому быть не могло – они были все репрессированы, все были уничтожены сталинским режимом. И в 1952 г. прокатился каток по Ленинграду – никого не спрашивали, хотите или нет, — взяли и уничтожили еще больше полутора сотен названий в  Питере. Вот чего хотели те люди.

С.БУНТМАН: Одно маленькое замечание — я запомнил идею белых — все-таки опрос населения — это штука наиболее разумная вещь для того, чтобы спросить. Потому что наши сограждане имеют право высказаться.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения. Слава богу, мы  живем в свободной стране.

С.БУНТМАН: Слава богу, в этом мы можем жить в свободной стране.

Е.ОЧКОВСКИЙ: Евгений Очковский, генеральный директор финансово-инвестиционной компании. Пойдем от обратного – хорошо, возвращаем старые названия. Далеко ходить не надо – улица Мясницкая. Она была Мясницкой тоже только  с  17 века, когда там была улица Фроловская. Вопрос — насколько глубоко мы роем в поисках исторических названий?

С.БУНТМАН: Вопрос-вопросов – что есть название историческое.

Ю.БОНДАРЕНКО: Ответ на него уже давно есть, 20 лет назад, без сомнения, великий наш ученый, Д.С.Лихачев, когда стояла такая проблема – ровно 20 лет назад, в  1989 г., когда вокруг нас были сплошь Ленинград, Куйбышев, Загорск, и так далее, — он сказал, что надо обращать внимание на наиболее ценное для истории название. Допустим, у того же Кирова было название Вятка и  Хлынов. Наиболее ценное для истории название и наиболее благозвучное. Вот его ответ.

Е.ОЧКОВСКИЙ: Кто будет определять эту ценность и в чем она, эта ценность?

Ю.БОНДАРЕНКО: Как? Понятно, что не референдум. Это должна быть топонимическая комиссия, куда должны войти известные топонимисты, они и  сейчас есть.

С.БУНТМАН: Но это если мы решаем опросом населения, это те люди, которые представят развернутые аргументы.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения.

Е.КРЫЛОВ: Евгений Крылов, Москва, юрист. Я правильно понял, что вы, в принципе, отказываете людям с помощью таких механизмов, как референдум, решать, на каких улицах им жить?

Ю.БОНДАРЕНКО: Отнюдь, почему?

Е.КРЫЛОВ: Вы в самом начале сказали, что референдум – это лишняя вещь.

Ю.БОНДАРЕНКО: Референдум по поводу названия улицы проводить? Это бессмысленно, это глупость.

Е.КРЫЛОВ: Знаете, в цивилизованных странах типа Швейцарии очень многие простые вопросы решаются именно путем референдума, и тогда все вопросы отпадают.

Ю.БОНДАРЕНКО: Но не названия улиц. По поводу названия города, большой улицы  — без сомнения. Месяц назад на Петропавловской улице в Перми, центральная улица, вернули ее имя – Петропавловская. Там сохранился Петропавловский собор, который был превращен в советское время и в спортзал, и  в базу – что там только не было. Он сохранился, не взорван – она была Коммунистическая, — у нас все улицы Коммунистические в стране. Ей вернули название, и там был и опрос и  полностью весь спектр мнений был собран, и это длилось не один месяц. Всем объяснили, что не надо менять документы, что это стоит  — одна табличка — 5тысяч рублей одна табличка. Речь идет о десятках тысяч рублей – всегда найдутся бизнесмены, которые готовы это оплатить. Сейчас мы предлагаем по всей стране повесить вторые таблички, и найдутся люди, которые это оплатят. Допустим, — Коммунистическая, а внизу написано – бывшая такая-то, — чтобы людям напомнить историю, чем это плохо?

Е.КРЫЛОВ: Не совсем понял – вы выступаете за официальное переименование, или за вторые таблички?

Ю.БОНДАРЕНКО: Как возможный шаг. А может, люди не примут, скажут, — нет, мы не хотим. И она так и останется висеть второй.

С.БУНТМАН: ОБ  именных улицах СМС: «Почему бы вам не выступить за переименование улицы Солженицына в Москве, улицы Кадырова? Не только советскими именами продолжают называться». Кстати, как вы  относитесь к новым названиям улиц?

Ю.БОНДАРЕНКО: Я отношусь отрицательно к тем людям, которые принимали это решение. А решение принимала Мэрия Москвы, назвав улицу именем Кадырова – это просто городские власти сильно подставили центральную власть. Из этой ситуации, а ситуация очень непростая, нашел блестящий выход Рамзан Кадыров, который в  Грозном одну из улиц назвал улицей Псковских десантников. И  тем самым – вы понимаете, когда там шла война, так называть…

С.БУНТМАН: Это мы  сейчас говорим об идеологии, а  не  о принципе. А улица Солженицына?

Ю.БОНДАРЕНКО: Во-первых, улица Кадырова не имела другого названия. А Солженицына имела – это принципиально разные вещи. Улицу Солженицына мы предлагали назвать Большая Алексеевская.

С.БУНТМАН: Она и была.

Ю.БОНДАРЕНКО: да, вернуть историческое название. На что городские власти говорят – вы знаете, люди будут путаться. Вот когда что-то не по их мнению, люди будут путаться, — просто фантастическая забота о людях. Есть метро Алексеевская, а тут будет Большая Алексеевская в другом районе Москвы – люди будут путаться. То, что в столице у нас больше 30 названий  — Красногвардейских, Краснобогатырских, Красноармейских, Красно-. Красно-, Краснопролетарских и прочих, — это люди не  путаются. А как вернуть историческое название – будут путаться. Но нас не послушали, назвали улицу Солженицына, назвали не  по-русски, по-советски, потому что по-русски не называют улица кого-то – она не  принадлежит Александру Исаевичу, к которому я  испытываю глубочайшее уважение. Если уж называть, называли бы Солженицынская, чтобы не было казусов, когда одна женщина у другой спрашивает в троллейбусе – вы на Крупской выходите?  — Нет, я на Окуджаве. Это просто чисто по-советски назвали — было указание центральных властей каким-то образом увековечить имя. Назвали бы новую улицу Солженицынской. В новом районе Москвы, зачем историю убивать достойным человеком? А почему? А потому что топонимическая комиссия при Мэрии Москвы – там сидят тетеньки из  управ с золотыми зубами и говорят на все наши возражения — да, вы Ленина и Войкова хотите убрать? Это наша история,  — у меня внучка не знает, кто такой Ленин. Но простите, мы называем не  в  честь истории улицы, даже если называть мемориальными названиями, а в честь людей со знаком «плюс». Спросите, если названа улица в честь кого-то, значит, это человек со знаком плюс, а  не минус.

С.БУНТМАН: Понятно.

Е.КРЫЛОВ: Я правильно понял, что вы отказываетесь от советской традиции наименования объектов-топонимов?

Ю.БОНДАРЕНКО: Надо уходить вообще от  мемориальных названий – да, это плохая традиция, не русская, не отечественная. Это советская большевистская традиция – от нее надо уходить. Но  в одночасье исправить эту ситуацию невозможно, как вы прекрасно понимаете.

С.БУНТМАН: недавняя история с  Николаевским вокзалом — историческое название, но  оно против многих принципов, о которых вы говорите – это не в честь святого, а в честь Николая Павловича, императора. Не показывает направление, куда следуют поезда, и так далее.

Ю.БОНДАРЕНКО: Николаевский вокзал  — это историческое название. Это такой же брэнд раскрученный, замечательное словосочетание, такое же, как невский проспект, как Красная площадь, как Большой. С.БУНТМАН: здесь ставим точку с запятой, через три минуты встречаемся.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Программа «Народ против» — продолжаем обсуждение.

Ю.БОНДАРЕНКО: Можно про Николаевский вокзал? Мы предлагали, движение «Возвращение», наше обращение подписали такие известные люди, как Наталья Нарочницкая, Андрей Кураев, Максим Шевченко, Михаил Леонтьев и многие другие  — мы предлагали два названия  — мы предлагали петербургский вокзал, потому что он изначально так назывался. Но  и Николаевский предлагали, понимая, что имя Николая Первого оболгано в  советской историографии, более оболганной фигуры найти сложно – может, только Николай Второй – столько на него клеветы и  лжи вылилось, что это общество не  воспримет. Но в РЖД умные, замечательные люди, глубоко мною уважаемый В.Якунин — им ближе название николаевский вокзал — ну что же, замечательно.

С.БУНТМАН: Но не им решать

Ю.БОНДАРЕНКО: Нет, как раз по закону вокзалы – в  компетенции РЖД.

С.БУНТМАН: А что же не назвали?

Ю.БОНДАРЕНКО: Назовем еще, вернем название. Согласовано с  Федеральным агентством по железнодорожному транспорту, с  московским правительством, в  лице Департамента по  транспорту и  связи, дал свое заключение Институт российской истории РАН, общественность выступала – пожалуйста,  — остановились на названии николаевский вокзал – прекрасное название, я говорю, что это брэнд. Но поверьте, пройдет несколько лет, и люди будут задумываться  — как это оно будет другое имя носить?

С.БУНТМАН: Почему все-таки не назвали?

Ю.БОНДАРЕНКО: Пока не назвали — идут согласования с правительством, администрацией президента.

С.БУНТМАН: А что согласовывать. Он  же мог назвать, получается.

Ю.БОНДАРЕНКО: Вопрос не ко мне. В любом случае то, что В.Якунин поднял этот вопрос, честь ему и хвала.

С.БУНТМАН: Понятно.

Д.ИЛСОВ: Дмитрий Илсов, архивист. Было сказано, что в  17-м году большевики пришли незаконным путем к власти.

Ю.БОНДАРЕНКО: Вы хотите сказать, что они законным путем пришли?

Д.ИЛСОВ: Я просто повторил, чтобы моя мысль была понятна. Убили много человек и переименовали, как хотели, в  честь себя, родимых. В 1772 г. в России случилась революция – так потом говорили, тогда это назвали дворцовым переворотом  — к власти незаконным путем пришла Екатерина Алексеевна, был фактически умерщвлен законный монарх, Петр Третий и в 1775 г. Екатерина Вторая, никого не  спрашивая, переименовала реку Яик в реку Урал. Как вы с этим поступаете. С переименованием незаконных властей, с  переименованием рек? Может быть, нам переименовать реку Урал в  Яик? К сожалению, город Уральск мы уже не переименуем, он  уже не на территории России.

С.БУНТМАН: Яицкий городок?

Ю.БОНДАРЕНКО: Кто вам сказал, что не переименуем?

Д.ИЛСОВ: Он  на территории Казахстана уже находится.

Ю.БОНДАРЕНКО: Сейчас он не на территории России находится, а дальше видно будет. Видите ли, сравнивать российских императоров с большевиками сложно. Они не  устраивали ГУЛАГов, не уничтожили половины народа и не отменяли частную собственность и  свободы граждан полностью. Но если вы их на одну доску ставите — это ваше право.

Е.ЛУРЬЕ: Елена Лурье. Москва, преподаватель. По поводу критериев — кто топонимистов будет отбирать, по каким критериям, кого вы считаете комптетентными. Вот «тетки с золотыми зубами» вам не подошли.

Ю.БОНДАРЕНКО: Они не специалисты в этой области, не филологи.

Е.ЛУРЬЕ: А кто определяет качество специалиста?

Ю.БОНДАРЕНКО: Мы говорим не о качестве специалистов, а о специалистах кК таковых – надо позвать, по крайней мере, специалистов.

С.БУНТМАН:

Е.ЛУРЬЕ: Откуда?

Ю.БОНДАРЕНКО: Ну, есть топонимическое общество, географическое, есть топонимическое сообщество, есть специалисты, есть замечательный ученый Горбаневский Михаил Викторович, Руфь Александровна Агеева, много специалистов в этой области.

С.БУНТМАН: Это специалисты, это серьезно.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения, я  желаю здоровья замечательному, великому человеку Горбаневскому – он сейчас ногу сломал — желаю ему выздороветь.

С.БУНТМАН: Берегите ногу, Миша — так скажу.

Ю.БОНДАРЕНКО: меня не устраивает, что не специалисты находятся в топонимической комиссии.

С.БУНТМАН: Прошу прощения – я к коллегам Леонтьеву и Шевченко отношусь очень хорошо, как к коллегам, но я не уверен, что они специалисты в топонимике, так же, как и Наталья Нарочницкая – она специалист по другому вопросу все-таки.

Ю.БОНДАРЕНКО: нет, обратились с просьбой рассмотреть возможность возвращения названия. Как граждане обратились. Как специалисты – делал заключение Институт российской истории. Вы знаете, по крайней мере, должны быть специалисты в этой области. Поскольку топонимическая комиссия последние 15 лет при московской Мэрии не выполняла свою роль, предназначенную ей, поскольку Мэром был наложен мораторий на возвращение исторических названий – с  1993 г. возвращено одно название — Старообрядческая улица вместо Войтовича — дело было брошено как «незавершенка», и все.

С.БУНТМАН: Это после того, как в пределах Садового кольца было массовое переименование, и на этом ограничились. Кстати говоря, считаю своей обязанностью сказать, что уже 16 лет я не перестаю этому удивляться – почему за Садовым кольцом есть и Красин, и Маняша, и  Митя Ульянов — все есть, а  ровно здесь все прекратилось, включая Пушкина и Немировича-Данченко – логики не вижу.

Ю.БОНДАРЕНКО: Так не дали доработать.

А.ТОНЕНКОВ: Народ против и народу тоже надо немножко сказать. Хочу подытожить то, что я  от вас услышал – в одних случаях власти нормальные, даже если они строят города на  крови, как Петр Первый, приходят к власти в результате убийства или переворота, как Екатерина, в другом случае люди, которые пришли в  итоге таких же действий, незаконны. В одних случаях именами называть можно  — как николаевский вокзал, в других случаях называть нельзя  — именами большевиков. В одних случаях называть именами можно, потому что это брэнд — Николаевский, в других случаях, когда Сталинград, который ничуть не  меньший брэнд ,  — называть нельзя. Ю.БОНДАРЕНКО: О Сталинграде я разве говорил?

А.ТОНЕНКОВ: Вы сказали, что в принципе нельзя называть именами людей, тем более, большевиков, которые незаконно пришли к власти – это ваши слова. Или для Сталинграда мы делаем исключение? Почему у вас все по-разному, в каждом конкретном случае – отдельно. Можно и про эту комиссию – если топонимики при белых переименовывают Киров в Вятку – это классные специалисты. Если такая же комиссия переименовывает Коммунистическую в  Солженицына – это безграмотные люди. Почему, на основании чего. У меня впечатление, что вы делаете выводы просто под ситуацию – не по каким-то объективным критериям: вот здесь мне нравится,  — это законные правители, историческое название, грамотные специалисты. Там мне не нравится – это невежественные люди, не историческое название, незаконные власти.

Ю.БОНДАРЕНКО: Если вы меня спросите, что лучше для меня – улица Солженицына или Коммунистическая, я скажу, что лучше Солженицынская.

А.ТОНЕНКОВ: Я не спрашиваю, что лучше. Я  говорю, что у вас сплошные противоречия.

Ю.БОНДАРЕНКО: Что касается Сталинграда  — мое мнение  — надо вернуть историческое название Царицын. Но поскольку Сталинградская битва – не Сталинград — это всемирное достояние, от которого просто безумие отказываться, то в Царицыне центральную улицу назвать Сталинградский проспект. Я думаю, что Сталинградскими улицами и проспектами можно называть и в Москве – допустим. Волгоградский проспект Сталинградским. И  все будут понимать, что это не в честь Сталина, а  в честь Сталинградской битвы. А городу вернуть название Царицын. Понимаете, нарушен закон Москвы о наименованиях – его изменили под улицу Солженицына  — я против нарушения законов. Есть законы, но  столичные власти сами нарушают свой закон, ими же написанный и утвержденный. По закону называние станции метро должно соответствовать объекту над землей – нет библиотеки имени Ленина в нашей столице, у  нас есть Российская национальная библиотека. А станция метро называется библиотека имени Ленина. Мы предлагаем просто — оставьте «Библиотека» — не три слова, а одно, — еще лучше.

С.БУНТМАН: насчет исторических названий, связанных с битвами и нашей историей – любопытнейшее письмо в интернете из города Калининграда, Константин Богданов: « В Калининградской области, начиная с 1946 г., планомерно уничтожались все старые немецкие названия. Между тем, многие из них имеют непосредственное отношение к русской истории – не пора ли хотя бы на местном уровне, в области, восстановить эти старые названия и вернуть нам, россиянам, свою собственную историю вместо безликих названий, вроде  Советск, Правдинск, Полесск, где ничего не происходило».

Ю.БОНДАРЕНКО: Полностью поддерживаю.

С.БУНТМАН: То есть, вернуть, хотя это до  1946 года это не было Россией.

Ю.БОНДАРЕНКО: Это связано с русской историей, без сомнения.

С.БУНТМАН: И битва при Правдинске и  при Багратионовске – это нонсенс.

Ю.БОНДАРЕНКО: Битва при Фридланде, где русская армия в  807 г. была разбита. При Пресиш-Эйлау была ничья, Гроссдорф – русская армия победила. Тильзитский мир. Без сомнения названия надо вернуть, само собой.

С.БУНТМАН: Хорошо, вы  сняли камень с моей души.

А.МЕЛАДЗЕ: Хочу вам задать вопрос – здесь народ против, здесь мы можем устроить очередную революцию  — какие механизмы вы предусматриваете? То, что топонимические комиссии у нас создали, общественный совет, который не работает – это все понятно. Может, пойти более простым путем для начала  — насколько мы знаем. Во всех русских городах многие улицы назывались в  честь храмов, которые находились на них, или монастырях – может, начать с этого? Хотя бы в тех местах, где стоят исторические храмы, не новоделы.

Ю.БОНДАРЕНКО: Вы повторяете нашу мысль – первый пункт нашего движения – вернуть исторические названия там, где находятся действующие православные храмы.

А.МЕЛАДЗЕ: Вот уж это история, так история – никуда не денешься.

С.БУНТМАН: То есть, вернуться не  к формальному, а к изначальному принципу  — по названию храма, по названию слободы, предположим, ремесла, по рельефу, по географической привязке.

Ю.БОНДАРЕНКО: Ростов Великий, мой любимый монастырь – Богоявленский  — он стоит на улице Желябова. При чем тут Желябов, террорист— бомбист,  — мы боремся с терроризмом,  — и  этот монастырь.

А.МЕЛАДЗЕ: И тут и топонимической комиссии не надо. ОБ этом я и говорю.

Ю.БОНДАРЕНКО: Или мой любимый Суздаль, где находится монастырь Спасо-Ефимов, где похоронен князь Пожарский – сейчас восстанавливается его захоронение, в  30-х годах, разрушенное большевиками – надеюсь, что к  4 ноябрю, Дню народного единства, восстановятся – находится на улице Ленина. Сколько раз уже говорили – верните улице ее название – Владимирская, это центральная улица, указывает, что она ведет в город Владимир.

А.МЕЛАДЗЕ: В принципе все не против. А какой механизм?

Ю.БОНДАРЕНКО: Чтобы, по крайней мере, жители задумались, городские власти задумались в Суздале. Но  бывает так, что люди просто привыкли, просто глаз замылен. Во многих банках берут специально человека, который приходит и  свежим взглядом смотрит, что не так. Просто глаз замылен у людей. Вдумайтесь – национальный герой похоронен на улице Ленина. Бред какой-то. Какое Ленин отношение к  Суздалю имел кроме того, что кроме 50 оставшихся церквей еще около 10 было взорвано. Разорены все монастыри, все хозяйство, которое, слава богу, встает на ноги.

А.МЕЛАДЗЕ: А как Патриархия к этому относится?

Ю.БОНДАРЕНКО: Конечно, положительно. Мы встречаем только положительный отклик в патриархии.

А.МЕЛАДЗЕ: Мне не совсем понятно по поводу Ленина и прочих революционных деятелей  — за границей, во Франции, тоже куча улиц, которые носят имя Ленина. Робеспьера.

С.БУНТМАН: Робеспьера – в маленьких городах коммунистических поясов.

А.МЕЛАДЗЕ: Вокруг Парижа. Но  в Марселе есть площадь Робеспьера. И  метро.

С.БУНТМАН: Новое, что ли?

А.МЕЛАДЗЕ: И  Мирабо.

Ю.БОНДАРЕНКО: Замечательно. Меня вообще иностранный опыт в этой области мало интересует. В Америке пишут — Пятая, Вторая. Пятнадцатая авеню — какая мне разница, как в Европе? В Европе, извиняюсь, гомосексуалисты венчаются в церквях – что, мы должны тоже этот опыт перенимать. Мне абсолютно фиолетово, как в  Европе. Мне интересно, как в России сделать Ленина – есть «топ-10» улиц в  России,  — кого больше всего. Как вы думаете, первое место кто занимает в  России, его больше всего, куда мы идем, направления наше?  — Советская. У нас, по-моему, 10 тысяч Советских улиц. Первое имя — имя России, если посмотреть по улицам, тут и не надо ОРТ включать — это Ленин — 6.200. У нас все дорожки ведут к Ильичу, к социализму, Комсомольску. Я сегодня с утра был в  Бородино, в Монастыре. Въезжаешь в город Можайск – славное имя: Комсомольская площадь. А что там хорошего сделали комсомольцы в Можайске, кроме того, что разорили Ферапонтов монастырь?

А.ЗУЙКОВ: Может быть, тогда имеет смысл ввести мораторий, так как мнение общества неоднородно, люди имеют противоположные позиции. Может, дать лет 50 на осмысление всего, и только потом этим заниматься?

Ю.БОНДАРЕНКО: Исходя из этой логики – вот мы сегодня сидим, власть поменялась, и мы говорим — у нас тут много желающих выгнать фабрику имени Клары Цеткин, которая в храме находится, масса у нас пловцов, которые любят плавать в бассейне Москва – давайте наложим мораторий, ничего не будем менять. Понимаете, на жизнь мораторий не наложишь. Тихо и  скромно, как пел Высоцкий, только на кладбище.

А.ЗУЙКОВ: Вот вы сами себе и ответили – жизнь течет, все меняется. Почему бы не меняться названиям и улицам городов? А что касается положительных и отрицательных персонажей, в каждый исторический период разные люди сначала положительные, потом отрицательные, потом опять положительные. Вы говорите о  Ленине, комсомоле — исключительно в отрицательном смысле. Очень много людей думают по-другому и не нам с вами гадать, как это будет оцениваться через 20 лет.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения.

А.ЗУЙКОВ: Так почему бы истории не дать течь своим путем? И спрашивать именно людей, которые живут в этих городах и на этих улицах, и не решать, что водном случае группа товарищей преступно переименовывает, а  другом – абсолютно законно.

Ю.БОНДАРЕНКО: Вот поэтому в нашей тысячелетней стране до  17 года и не было мемориальных названий – потому что меняется ситуация..

А.ЗУЙКОВ: Вы только что говорили про николаевский вокзал.

Ю.БОНДАРЕНКО: Не надо именем политиков называть.

А.ЗУЙКОВ: А  Екатерина – не политик?

Ю.БОНДАРЕНКО: Это единичные случаи. Я вам говорю — 6 .200 улиц Ленина, а вы говорите – Николаевский вокзал. В честь императоров улиц не было.

А.ЗУЙКОВ: Понял. Введем норматив.

Ю.БОНДАРЕНКО: ну, какой-то здравый смысл. Если есть новый город, построенный в советское время – Комсомольск-на-Амуре – пусть он и будет Комсомольском-на-Амуре, пусть там будет Комсомольская улица, ведущая на  Комсомольскую площадь и там будет фабрика женской одежды имени Ленинского Комсомола.

А.ЗУЙКОВ: Советская история не меньше, чем то, что было до того.

Ю.БОНДАРЕНКО: Правильно. А если есть Владимирская улица в Суздале, то пусть она будет Владимирская, а не Ленина. Хотят они жить на Ленина — ради бога.

С.БУНТМАН: Что касается метро Робеспьера во Франции – это Монтрё, это не сам Париж, в 1937 г. названо, времен Народного фронта, это коммунистический пояс  — все в порядке – один коммунисты у себя называют Робеспьером. Хочу задать вопрос нашим слушателям и зрителям  — считаете ли вы, что нужно сейчас снова взяться, или продолжить, после некоторого перерыва, возвращение исторических названий. Не будем сейчас спорить, каких – каких-либо исторических названий улицам, городам. Если это нужно сделать сейчас — 660-06-64, если вы считаете, что это делать не нужно  — 660-06-65. Голосуем. Есть у вас самый весомый аргумент?

Ю.БОНДАРЕНКО: Есть. Замечательный поэт, Осип Эмильевич Мандельштам, написал: «мы живем, под собою не чуя страны» — вот те, кто хотят жить и дальше, не чувствуя под собой страны  — пусть все оставят так, как есть. Те, кто хотят вернуть историческое достоинство — пусть голосуют по первому варианту.

С.БУНТМАН: А может быть, насчет советского строя надо бы принять какое-то политическое решение? Потому что все какие-то вот эти пляски, танцы, та самая фигура, которую В.путин описал в  своем ответе бараку Обаме?

Ю.БОНДАРЕНКО: Враскорячку?

С.БУНТМАН: Да, враскорячку все-таки мы стоим.

Ю.БОНДАРЕНКО: Да, стоим, без сомнения. И то, что возвращаем исторические названия – это как раз уход от этой позиции, о  которой замечательно сказал Владимир Владимирович.

С.БУНТМАН: Скажите, невозможно быть свободным человеком, стоя на углу улицы Берии и  Жертв «культа личности»?

Ю.БОНДАРЕНКО: Мы должны понять, что Ленинский проспект – человека, который сделал такой эксперимент над нашей страной, который уже в  18-м году концлагеря открывал – это все равно, что в Тель-Авиве был бы  проспект Геббельса, — это было бы невозможно. В германии, в Берлине, трудно представить, чтобы там был Гимлер-штрассе или Гитлер-штрассе, а у нас, пожалуйста – Дзержинский, Киров, — больше бандиты.

С.БУНТМАН: За минуту мы подведем итоги голосования. У нас много народа проголосовали, из них 57,6% считают, что надо продолжить возвращение исторических имен и  42,4% считают, что все – баста.

Ю.БОНДАРЕНКО: Это москвичи, или не только москвичи?

С.БУНТМАН: Это не только москвичи. Это, конечно, неправильная социология, но это показывает одно — такие плотные результаты, в пределах 60 на  40, показывают, что мнения разделяются с небольшим преимуществом в пользу тех, кто хочет вернуть исторические названия. Спасибо большое, друзья. Как всегда, такие дискуссии не могут иметь финального, окончательного решения. Спасибо, всего вам доброго, это была программа «Народ против».

Комментарии

148

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

danton 15 июля 2009 | 20:19

Переименование, как незарастающая рана на теле истории!
Я против вообще всяческих переименований и считаю, что все становится просто с головы на ноги, если руководствоваться всего одним принципом: все должно получать свое название в свое время раз и навсегда! Вот постройте новую улицу, сквер, парк, проспект, город и т.п. - и называйте как угодно! Людям своего времени, я считаю, позволительно иметь право на ошибки. И когда рождение названия происходит именно в тот момент, когда эти объекты были возведены и с учетом политического строя, привязанностей, кумиров или предпочтений людей этого времени, то никаких больше правил не нужно! Нужно будет просто научиться уважать наших предков, даже если их взгляды на жизнь нам сегодня кажутся недопустимыми.


15 июля 2009 | 20:30

я тоже буду за это мнение
если уберут войкова и урицкого


danton 15 июля 2009 | 20:21

Переименование, как незарастающая рана на теле истории!
Я против вообще всяческих переименований и считаю, что все становится просто с головы на ноги, если руководствоваться всего одним принципом: все должно получать свое название в свое время раз и навсегда! Вот постройте новую улицу, сквер, парк, проспект, город и т.п. - и называйте как угодно! Людям своего времени, я считаю, позволительно иметь право на ошибки. И когда рождение названия происходит именно в тот момент, когда эти объекты были возведены и с учетом политического строя, привязанностей, кумиров или предпочтений людей этого времени, то никаких больше правил не нужно! Нужно будет просто научиться уважать наших предков, даже если их взгляды на жизнь нам сегодня кажутся недопустимыми.


predsedatel 15 июля 2009 | 21:44

Странное сравнение. Ленин для россиян - не то же, что Геббельс для евреев. Вот проспект Гитлера или улица Шамиля Басаева - да, это коробит.


yakov_moscow_soviet_union 15 июля 2009 | 22:47

Уважаемый Председатель. Ничего странного. Это такое целенаправленное навязывание стереотипов, как, например жупел "красно-коричневые" (я многократно здесь, на сайте, заявлял: да, я очень красный, но точно не коричневый, интернационалист по убеждениям и воспитанию, не "замечают"). Так и в поднятом Вами вопросе: умышленное приравнивание Гитлера и Сталина (оба ужасны, но совершенно по-разному), Сталина и Ленина (я антисталинист, но ленинец), приписывание ошибок Советской власти коммунистической идеологии, как таковой.


predsedatel 17 июля 2009 | 20:55

Согласен в Вами. А ещё, знаете, такую вещь для себя открыл. Очень простую.
Этот контингент, о котором Вы говорите, винит в развале Советского Союза тогдашнюю власть. То есть, мол, сами виноваты, довели. Но при этом они же сами же винят Советскую власть и в Октябрьской революции (её сейчас модно называть "октябрьский вооружённый переворот в Петрограде"), гражданской войне! То есть Российскую Империю до ручки царский режим не доводил, а СССР накрылся исключительно благодаря советскому строю. Ну не стыдно, а? Лицемеры.


yakov_moscow_soviet_union 17 июля 2009 | 21:29

Ну, что Вы. Разве к людям, для которых ценность человека определяется величиной банковского вклада, а эквивалентом успешности служат не профессиональные достижения, но всё те же материальные блага, применимы понятия стыда, чести и совести. У них цинизм рулит...
И они, знаете ли, не лицемеры: это их основная задача - "пудрить мозги" тем, кто при Советской власти не жил, выпячивая исключительно её недостатки (они, конечно, были, и немало), полностью умалчивая о достоинствах (которых, уверен, было больше). Поэтому и вменяемых ответов (не тех, где оскорбляют и грозят) я фактически не получал: не выгодно, поскольку не укладываюсь в выстроенные ими схемы: красный, но не коричневый, советский, но не идеализирую СССР, ленинец-марксист, но антисталинист.
Спасибо за поддержку. Успехов Вам.


tkepser 15 июля 2009 | 22:19

Просто я живу на улице Ленина и меня зарубает время от времени. (с)
Спор не привел к примирению сторон.


v1965 16 июля 2009 | 00:39

Товарищи!
С господами (госпожами) Якуниными, Шевченками, Леонтьевыми, Нарочницкими, Кураевыми и Бондаренками мы никогда не договоримся.
Как говорили во времена Советской власти - мирное сосуществование в области идеологии невозможно.
Довлатова здесь я уже цитировал. Теперь процитирую Бродского:

Входит некто православный.
Говорит: "Теперь я главный!
У меня в душе жар-птица
и тоска по государю.
Дайте мне перекеститься,
а не то в лицо ударю."

(пишу на память - за пунктуацию не ручаюсь)


yakov_moscow_soviet_union 16 июля 2009 | 17:53

Товарищ v1965. А они и не собираются с нами договариваться. Обвиняя напропалую всех сторонников левой, коммунистической, идеи в авторитаризме, а то и тоталитаризме, эти защитники "либерализма", присутствующие на данном сайте, сами готовы подвергнуть нас репрессиям и изничтожить. Меня, например, на "ветке" о сохранении имени Ленина на карте уже грозились сослать в места не столь отдалённые...
Товарищ Яков.


cora 16 июля 2009 | 00:42

Как можно обратиться в ОД Возврашение?
Господа/ друзья/ товарищи/..., если кто знает адрес общественного движения «Возвращение», сообщите, пожалуйста!


tsvetochka 16 июля 2009 | 01:23

Да... , Ребята!!!!!!!!!! Это действительно, как в пословице, с нами надолго.
Я думаю, что весь этот нездоровый ажиотаж с переименованиями и переименованиями переименований идёт от нашей тупой русской потребности создавать себе кумиров.
Мы нация каких-то истеричных идиотов. Из края в край нас штормит всё время.
Когда же для нас наступит фаза синтеза, и наступит ли она вообще?
Ну неужели не понятно, что и Ленин не такая сволочь, как многим, ненавидящим его, искренне хотелось бы. И Николай второй тоже не такая сволочь, как хотеловь бы тем, кто ненавидит тех, кто ненавидит Ленина.
Любой человек грешен и несовершенен. Зачем воспринимать названия, как возвеличивание кого-то? Это просто памятник истории. Ещё раз привожу в качестве примера разумных немцев. Слова Сталина в Трептов-парке для них история. И всё!
Видать, и вправду говорят, что у России женский характер. И склонность к истеричности в том числе.
Эти люди, в честь кого оно всё названо и переназвано, уже ушли. Нету их. Понятно это кому-нибудь тут или нет?
Любить и ненавидеть нужно живых. А мёртвых надо изучать и делать выводы. В примирении всех историей и смертью есть большая мудрость, по-моему. Видать, нам она не доступна.
Тем, кто не согласен: Ребята, объясните, зачем вам эти переименования? Я искренне не понимаю.


serbis 16 июля 2009 | 13:10

"Ну неужели не понятно, что и Ленин не такая сволочь, как многим, ненавидящим его, искренне хотелось бы. И Николай второй тоже не такая сволочь, как хотеловь бы тем, кто ненавидит тех, кто ненавидит Ленина."
В этой фразе Вашей есть мааа-ленькая нестыковочка...В отличие от Ленина,Николай НИКОГДА не призывал вешать и расстреливать своих подданных.А посему я не хотел бы жить на улице,носящей имя ПАЛАЧА своего народа.
Вот представьте:Ул.Ленина и ул.Чикатило( ну хотя бы и не того Чикатило-убийцы,а того,который вату таскал кому-нибудь,см.пост выше).Можно такое представить? Да нет,конечно.Фамилия Чикатило - клеймо! Почему? Потому что - убийца.. А Ленин? Это - МЕГА-Убийца. Чикатило,-убил 50. Ленин - счёт на сотни тысяч.
Ну и сами посудите - именем одного из убийц никогда,нигде,никому не придёт в голову назвать что бы то ни было.Имя другого убийцы мы "стесняемся" стереть хотя бы из названий улиц...Дети же маленькие будут спрашивать,идя по улице,(когда читать учатся),а кто это - Ленин? И что говорить? Нет уж,-в учебниках пусть остаётся,а в названиях,- НЕТ! Моё такое мнение...


alex321 16 июля 2009 | 19:03

Вы не врубились,
речь идет о Николае I, который как раз повесил и сослал декабристов. Не просто подданных, а "классово близких". А расстрел тогда считался "помилованием".


tsvetochka 16 июля 2009 | 19:37

Ну начнём с того, что Вы говорите неправду о Николае Втором. Николай Второй не призывал расстреливать и вешать своих поданных? А зачем ему было призывать, он просто делал это. Давайте вспомним Ленский расстрел,расстрел 9 января, баррикады в Москве,Потемкин,Очаков... Думаю, не случайно он удостоился народного титула "Кровавый". И Все мы прекрасно об этом знаем, так что не будем фальсифицировать историю.
Второе: если бы не Николай Второй Кровавый, в России, возможно, не было бы ни революции, ни гражданской войны. В годы его правления создались исторические предпосылки для революции в России. Так что, за революцию и гражданскую войну,IMHO, Николай Второй должен нести солидарную ответственность, наряду с другими известными персонажами той эпохи.
Третье: При всём при том и Ленин, и Николай Второй были в ситуации, в которой мало кто из нас побывал - им нужно было удержать власть в стране. Нужно было навести какой-то порядок. Какими методами? Разными, судя по всему, методами. Можно было лучше это сделать? Можно обсуждать это. Но никто не знает, как мы бы себя повели, будь мы в похожей ситуации. Заднем умом-то все крепки, как народ русский говорит. Они были людьми. Неоднозначными людьми. Но неординарными безусловно. Тем они и интересны. Вместо того, чтобы ставить на них шатмпы, гораздо полезнее попробовать понять их мотивацию.
Далее. Вопрос такой: Если Ваш ребёнок услышит имя Ленина по радио или в кино, Вы найдёте, что ему ответить и рассказать или нет? Если да, то почему же Вы не можете ответить ему то же самое, если он прочтёт вывеску на улице? Если нет, то почему Вы не призываете запретить все фильмы и передачи, где упоминается имя Ленина?
Ещё, на мой взгляд, очень важный момент. Чем раньше ребёнок начнёт понимать, что мир не плоский и далеко не однозначный, тем лучше он будет развиваться - мне так кажется. А мы почему-то хотим всех исторических персонажей кастрировать, и сделать из людей каких-то плоских картонных героев и антигероев. Это даже в кино-то смотрится убого, не то, что в истории.
И последнее: Ну, неужели есть люди, которым тут ещё не очевидна цель всей этой заварухи? Я думаю, что абсолютному большинству россиян вообще пофиг, как называется та улица, на которой каждый из них живёт. И пофиг им это до тех пор, пока некто не начинает раздувать истерику вокруг всех этих названий. А мы, к большому сожалению, люди избыточно эмоциональные и легко внушаемые - менталитет у нас такой. Возникает естественный вопрос: кому и зачем всё это может быть нужно? Ответ, по-моему, ясен, как Божий день. Это ж сколько денег-то можно "освоить" из бдюжета на всю эту грандиозную переименовательную кампанию. Вы только предствьте себе! И, между прочим, это наши с Вами деньги. Кое-кто гораздо циничнее, чем мы с Вами, я в этом уверена. Так что не удивлюсь, если лет, этак, через пяток выяснится, что те ребята, в честь которых было названо, но переназвано потом в честь других - то были хорошие ребята, а те, в честь кого переназвали потом то, что было названо в честь первых - эти гораздо хуже тех. И надо всё переделывать обратно, или называть в честь третьих или десятых.


diciotto 16 июля 2009 | 21:48

tsvetochka Спасибо, за очень интеллигентный пост.
Такая редкость на форумах эхо. Serbis вряд ли его оценит. Он из породы примитивных кликуш, у которых мышление строится на упрощении истории и исторических персонажей. Все у них черно-белое и горе тому, кто поддержит черных или обидит белых. Они усвоили определенные лозунги и повторяют их на всех форумах в разных сочетаниях. Они не в состоянии рассуждать или опровергать аргументы. понимают форум как митинг и высыпают свои однообразные речевки типа "Спатртак-чемпион". Очень примитивный народ.


20 июля 2009 | 15:17

tsvetochka не удивлюсь, если лет, этак, через пяток выяснится ... И надо всё переделывать обратно, или называть в честь третьих или десятых.
Уважаемая Светлана, я со многим, написанным Вами, согласна. Я тоже не делю всё на чёрное и белое, героев и антигероев. Со многими аргументами Ю.Бондаренко не согласна. Но справедливости ради нужно отметить, что он сказал:
Ю.БОНДАРЕНКО: До революции ... в России практически не было мемориальных названий. Но нет правил без исключений - была улица Гоголя в Петербурге, которой возвращено Маломорская, но в принципе, это не русская, не отечественна, не российская традиция. Большевики ввели мемориальные названия, назвав полстраны в честь себя любимых, потом тов. Сталин добавил имена писателей - Тургенева, Пушкина ...

Т.е. он не предлагал снова называть в честь кого-либо.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире