'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: 20.07 в Москве, всем добрый вечер или утро — в зависимости от того, где вы нас слушаете или смотрите, это Ольга Бычкова, это программа «Народ против». Народ у нас сегодня «против» Светланы Горячевой, депутата Государственной думы, зам.руководителя фракции «Справедливая Россия». Добрый вечер вам.

С.ГОРЯЧЕВА: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Быстро представлю «народ», который сам тоже будет представляться: студент Иван Каменев, врач-педиатр Тимур Ахмеров, психолог Яна Дюкова, адвокат Дагир Хасавов, проектировщик Юрий Качалов и бухгалтер Анна Резникова, маркетолог Андрей Тоненков. Это представители Клуба привилегированных слушателей «Эхо Москвы», они будут задавать вам свои вопросы. Тема наша «родная мать всегда лучше приемной», но если позволите, начну я. Мы скажем сразу, что конечно, непосредственным поводом для этой программы, конечно, стала история, которую обсуждают все – история с маленькой 6-летней девочкой Сашей, которая воспитывалась в Португалии. У  португальских родителей-опекунов, и затем, по решению тамошнего суда была возвращена в Россию вместе со своей, как это казенно называется, биологической матерью. Потом появился репортаж на НТВ, он ходил активно в  интернете и вдруг обнаружилось, что эта мать не такая прилежная мать – большие сомнения были в том, что это мать, которая действительно будет любить и должным образом воспитывать этого ребенка. В интернете, российском причем, начали собирать подписи за то, чтобы девочку Сашу вернули обратно в  Португалию, изъяв ее из собственной родной, ярославской, российской семьи. И сразу хочу вас спросить – как вы относитесь ко всей этой истории?

С.ГОРЯЧЕВА: Конечно, с чувством сострадания – как же я могу относиться? Конечно, мне жаль девочку, которая оказалась в такой ситуации. Конечно, как юрист я понимаю, что ситуация не простая, потому что если девочка была взята под опеку, не усыновлена, то у биологической матери возникало право на то, чтобы вернуть ее. И  поэтому суд решил вопрос в  ее пользу. Конечно, она могла с матерью вернуться в РФ, но то, что сегодня очень плохо работают у нас в  России органы опеки и попечительства, хотя и закон мы приняли в  прошлом составе думе, и у нас плохо работают и  участковые службы милиции, и  органы местного самоуправления, которые вовремя не выявляют асоциальные семьи, откуда нужно изымать детей – подчас из телерепортажей мы узнаем о том, что опять побили ребенка, избили, опять в этой ситуации случилось несчастье. У нас свыше 100 тысяч детей в  РФ  становятся жертвами преступлений ежегодно – это проблема очень серьезная. Поэтому я понимаю, что эту проблему нужно освещать, не нужно замалчивать и те факты, которые происходят в РФ с нашими детьми, жестокого обращения с  детьми, и  факты, которые за рубежом происходят с нашими детьми, куда мы усыновляем детей подчас, во всех случаях это все требует огласки. И  в третьем составе Думы я  возглавляла Комитет по делам женщин, семьи и детей, и  когда я нарабатывала поправки в  УК, которые ужесточали уголовную ответственность – за сексуальную эксплуатацию, растление детей, за вовлечение их в порно-бизнес, проституцию, — вы знаете, с  каким лобби я столкнулась. Я наработала свыше 40 законов за годы депутатства, но это был самый тяжелый закон в моей жизни. Более того, за два дня до  рассмотрения его в  ГД  случилась автокатастрофа, лобовое столкновение с машиной, которая возвращалась домой, и я попадаю с сотрясением головного мозга в больницу. И уже думали все – закон будет снят с  рассмотрения. Тем не менее, я приехала, доложила и  ГД приняла этот закон. Это только один из таких шагов, но тогда я поняла, что на бедах наших детей внутри РФ делаются баснословные деньги. На вовлечении детей в наркоторговлю, порно-бизнес, и так далее. Это еще одна проблема, о которой я бы хотела, чтобы СМИ тоже не молчали. Это такая сторона медали,  — иногда мне кажется, что отсюда идет лоббирование на власть, чтобы ничего не менялось в отношении детей в  РФ, — потому что кому-то выгодно делать на этом бешеные деньги. Пусть меня простят за мою эмоциональность, но я знаю, о  чем я говорю.

О.БЫЧКОВА: И  первый вопрос – маркетолог Андрей Тоненков.

А.ТОНЕНКОВ: Хочу уточнить вашу позицию – правильно ли я понимаю, что нормально отдавать детей приемной матери, если у родной условия недостаточно хорошие и сама она не достаточно хорошая, и вполне допустимо отдавать детей за границу, потому что многие спорят, можно ли за границу отдавать наших детей.

С.ГОРЯЧЕВА: Моя позиция совпадает точно с действующим законодательством. В том случае, если семья асоциальная, а  у нас свыше 100 семей в  РФ асоциальных, и  сегодняшний кризис только усугубил ситуацию, многие оказались без работы. Но  в этой ситуации закон строг – так просто взять и отобрать ребенка нельзя. Это можно сделать только по судебному решению, когда суд исследует все обстоятельства дела. И органы опеки и  попечительства и правоохранительные органы должны вовремя выявлять, и  школы в том числе, такие семьи, и только  через судебные инстанции можно призывать ребенка в этой ситуации сиротой или не сиротой. У нас 760 тысяч детей-сирот в РФ, только 10% это сироты в результате смерти родителей. Остальные – социальные сироты, при живых родителях. Поэтому я за ужесточение ответственности родителей за воспитание детей. Второе – я сама нарабатывала закон о государственном банке данных о детях, оставшихся без родителей, чтобы обеспечить приоритет российского усыновления, как этого требует российское законодательство и Конвенция об основных гарантиях прав ребенка 1989 г. И только в том случае, когда ребенок не может найти семью внутри России, исключительных случаях, он может быть усыновлен за рубеж. Хотя я не сторонник массового усыновления за рубеж, потому что если внутри России понятно, какими нормами все регламентируется, то вот у нас 55 тысяч детей с  1992 г. вывезено в США,  — это целый маленький город. Какие обязательства американской стороны перед нашими детьми? В законы это нигде не урегулировано, наших внутренних двусторонних соглашений между нашими государствами нет.

О.БЫЧКОВА: Но есть очень жесткие американские законы.

С.ГОРЯЧЕВА: Американские законы действуют на территории США. А  мы как государство вправе знать, что происходит с  нашими детьми и там, куда их  вывозят – это моя точка зрения. Поэтому жесткий контроль. И  я хочу сказать вам – в  США создан специальный комитет по  усыновлению международному, это возвещено в ранг государственной политики. Мы сейчас не будем говорить о том, для чего они это делают — из альтруизма, или им нужны воины в будущих войнах – я не буду говорить об этом, это другой вопрос. Но я хочу сказать  — они вывозят детей со всего мира.

А.ТОНЕНКОВ: Получается, что им дети нужны…

С.ГОРЯЧЕВА: Разрешите, я закончу.

А.ТОНЕНКОВ: Вы очень долго говорите.

С.ГОРЯЧЕВА: Я скажу только один аргумент – они вывозили очень много из  Вьетнама. Вьетнам прекратил вывоз до тех пор, пока не был заключен двусторонний договор, где прямо оговаривались обязанности американкой стороны за каждого вывезенного ребенка. Вот я, как депутат, настаиваю на том, и мы направили уже 5 таких постановлений ГД  в адрес правительства, чтобы такой же двусторонний договор был заключен между РФ и США, США почему-то на это не соглашается.

О.БЫЧКОВА: Мне кажется, что и российские законодатели и власти тоже не сильно настойчивы.

С.ГОРЯЧЕВА: Думаю, что не очень настойчивое правительство. Это соглашение должно заключать правительство.

А.ТОНЕНКОВ: Американскому государству дети нужны, и  они очень много делают для того, чтобы их  к себе привезти и дать им вырасти нормальными людьми, нашему государству дети не нужны, если даже элементарный закон встречает такое сильное сопротивление. Вопрос – куда смотрит правительство. Возвращаясь к португальской истории. Вы сказали, что нужно в  каждом случае детально разбираться, чтобы понять, есть смысл ребенка передавать приемным родителям, или нет. Вам не кажется, что эта история покаывает очень плохую работу португальского правосудия, которое элементарно не разобралось в ситуации.

С.ГОРЯЧЕВА: Мне трудно судить, потому что я не знаю хорошо португальское законодательство, но  как юрист я  вам говорю, что если бы семья добилась отказа этой матери от ребенка и усыновила ребенка, никакой суд бы не решил это все в пользу российской женщины. Только потому, что дали попечительство, дали возможность это сделать.

О.БЫЧКОВА: Там есть еще одно важное обстоятельство — когда происходил этот суд и судья принимал решение, куда отдавать девочку, которую здесь зовут Сашей, а  там звали Сандрой, то  туда был вызван представитель официальный представитель российского консульства, которого судья спросил, в каких условиях будет находиться в  РФ  ребенок, и консул или сотрудник консульства сказал совершенно честно – в прекрасных условиях, там все хорошо и замечательно. Ребенка отдали, потом мы увидели в интернете, что там происходит.

С.ГОРЯЧЕВА: Знаете, мне вообще не нравится – я смотрю на  ситуацию с Францией, когда из ребенка, из возникших отношений между отцом и  матерью девочки — это уже какое-то политическое шоу. Мне это не нравится, я вам прямо скажу. Кто победит, российская сторона, или та сторона? Извините, у  нас пачками вывозят детей из  РФ, и мы молчим, а тут вдруг такой спор. Вам не кажется, что это для того, чтобы мы не задумались, почему наших детей вовлекают в порно-бизнес, проституцию, что творится у нас в РФ, почему как грибы-поганки после дождя расплодились эти преступные кланы, которые делают на наших беспризорных детях огромные деньги.

О.БЫЧКОВА: Потому что отдельные истории легче пиарить, чем заниматься делом внутри.

С.ГОРЯЧЕВА: Совершенно верно. НО мы должны здесь по-другому думать.

Я.ДЮКОВА: У меня к  вам вопрос как к представителю закона – ужесточение закона относительно нарушения прав детей – это я поняла. Предусматриваются ли в законе образовательные программы для приемных родителей, для родных родителей?

С.ГОРЯЧЕВА: Сегодня у нас уже создана система и  в Минобразовании, Минздравсоцразвития, такие центры помощи детям, семье, в субъектах федерации, они этой работой занимаются. Конечно, я  понимаю ваш подтекст – нельзя только карательными мерами решить все проблемы. Более того, когда у нас Путин был в ГД, я от фракции задавала вопрос – неужели вам 10 «тучных» лет сверхдоходов не хватило для того, чтобы покончить с таким позорным явлением, как беспризорность. Неужели вы не понимаете, что до тех пор, пока мы не обратим внимание на  асоциальную семью, пока не задействуем в этих вопросах органы местного самоуправления и не создадим целую программу, — понимаете, есть опустившиеся люди, которые достойны только того, чтобы оказаться в местах лишения свободы – те, которые издеваются над детьми, но есть семья, которая оказалась в трудной жизненной ситуации. Если ей помочь, поддержать, помочь в поиске работы, для того, чтобы продержаться трудное время – может быть, не станет она асоциальной. Мы понимаем, что в годы войны тоже было не просто, но люди не превращались в  скотов.

О.БЫЧКОВА: Яна вас спрашивает, что конкретно делают законодатели по этому поводу. Например, каким-то семьям нужно помогать, другим семьям, которые усыновляли детей, надо помочь с этими детьми справляться.

С.ГОРЯЧЕВА: Я предложила создать национальную кассу поддержки семьи и специальную подпрограмму от имени фракции, которая касается работы с асоциальной семьей. У нас сегодня есть 7 видов поддержки семьи на  самом деле – это и пособия по рождению ребенка, по беременности и родам, и те 250 тысяч, которые предусмотрены на второго и последующих детей. То есть, эта система есть. Но  получается интересная ситуация в стране – мы тратим деньги на пособия по беременности и родам, потом пособие по  уходу за  ребенком до  полутора лет выплачивает государство, там сертификаты родовые, все что угодно. После этого, как только семье перестают давать деньги, она начинает залезать в  бутылку в этом плане, денег больше нет, она начинает пьянствовать, дети больше не  нужны. Они выбрасываются на улицу и вывозятся, усыновляются внутри РФ, в лучшем случае, а  то и за рубеж. То есть государство тратит баснословные деньги, на первоначальном этапе поддерживая семью, а потом бросает все это.

О.БЫЧКОВА: А выход?

Я.ДЮКОВА: Помощь психологическая приемным родителям оказывается?

С.ГОРЯЧЕВА: Конечно. В этих центрах это делается все.

О.БЫЧКОВА: А родители знают о том, что есть такие центры?

С.ГОРЯЧЕВА: Они знают. Поверьте, я проехала почти всю РФ – знают и приходят многие. Но  после революции не было большого образования, но  ведь  победили беспризорность. Потому что там была душа и сердце – понимали, что нужно вложить в это деньги, должна быть государственная политика.

О.БЫЧКОВА: Вернусь к  тому, что сказала Яна. Несколько лет назад я  в США изучала специально эту историю  — почему они усыновляют детей. Не для того, чтобы иметь воинов в будущих войнах. А просто потому, что они их усыновляют – это нормально, так принято. Там треть страны, так или иначе, имеет отношение к усыновлению – либо это усыновленный ребенок, либо это родители, усыновившие, либо брат в семье, где усыновили, — так или иначе какими-то связями, родственными и дружескими, треть страны с этой историей связаны. И скажу, что существует огромная очень жесткая система психологической, медицинской — какой угодно помощи – семьям, которые взяли детей, и  все это очень серьезно проверяется – поверьте мне. Может быть, есть смысл сориентироваться на чужой опыт, как бы отвратителен он ни был?

С.ГОРЯЧЕВА: Я, конечно, не так обожествляю Америку как вы, наверное.

О.БЫЧКОВА: Я не обожествляю. Но там нет детских домов.

С.ГОРЯЧЕВА: Я знаю, что и  в  Югославии и в Ираке воевали люди, в  том числе, нужны были воины, чтобы развязать эти войны и кровь льется до сих пор, конца и края не видно.

О.БЫЧКОВА: Но  американцы больше всего усыновляют детей, а у нас больше всего берут детей на усыновление. Это о  чем-то говорит?

С.ГОРЯЧЕВА: Конечно, я не хочу сказать, что каждая американская семья, которая взяла ребенка на усыновление, это уже трагедия для РФ — конечно, нет. Ребенок должен быть счастлив, и если он не может быть счастлив в  своей стране, пусть он будет счастлив там. Но только  понимаете, не спрашивая его мнения, мы лишаем его родины в этой ситуации, лишаем его языка.

О.БЫЧКОВА: Зато даем ему счастливую семью.

С.ГОРЯЧЕВА: А те случаи, о которых мы знаем, когда ребенок…

О.БЫЧКОВА: А сто тысяч насилия в  России?

С.ГОРЯЧЕВА: А там вы думаете, меньше?

О.БЫЧКОВА: Я думаю, что уроды есть везде.

С.ГОРЯЧЕВА: Вот вы правильно сказали. И не надо думать, что в  США нет насилия над своими собственными детьми. И  не надо думать, что там не стреляют дети в своих собственных школах, расстреливая всех подряд – это есть в каждой стране, это то, с чем надо бороться. Поэтому не надо из  США делать такую сказку, куда нужно потоком нужно вывозить наших детей.

О.БЫЧКОВА: Но монстрами тоже не надо делать.

С.ГОРЯЧЕВА: Я не делаю монстров из американцев, но хочу сказать – давайте направим все свои усилия на то, чтобы здесь, в  России, почаще критиковать наше правительство, олигархические наши кланы, которые обогащаются, с тем, чтобы здесь менялась ситуация, чтобы не вывозили наших детей отсюда. Мы можем в нашей богатейшей, сверхбогатой стране – у нас есть все, для того, чтобы дети жили по-другому.

О.БЫЧКОВА: Мы поняли. Тимур Ахмеров, врач-педиатр.

Т.АХМЕРОВ: Спасибо. Я хотел спросить — в Европе, например, достаточный сильный контроль, и в педиатрической среде в курсе, что есть, например, английское национальное общество защиты детей от жестокости, очень много фондов. Насколько я знаю, что в  России существует масса фондов – в защиту диких животных, и все прочее, но нет фонда защиты детей, есть только в  Питере один, маленький. И получается, что эта функция возложена на две структуры – на милицию, как карательную и на органы соцопеки, но никакого общественного контроля не существует, или в  очень зачаточном состоянии. Это буде развиваться на государственном уровне?

С.ГОРЯЧЕВА: Я хотела Тимура спросить – вы кто по национальности?

О.БЫЧКОВА: А какая разница?

Т.АХМЕРОВ: Башкир.

С.ГОРЯЧЕВА: Скажите, у вас в  Башкирии много детей вывозится за рубеж?

О.БЫЧКОВА: По-моему, Тимур живет в Москве.

С.ГОРЯЧЕВА: ну, вы живете в  Москве, но все равно же сохраняете свои связи?

Т.АХМЕРОВ: Я не жил в Башкирии. Но насколько я знаю, за рубеж вывозятся в  основном дети больные и инвалиды, в том числе в  США и Европу вывозятся дети, как правило, с  отклонениями.

С.ГОРЯЧЕВА: Неправда.

Т.АХМЕРОВ: Которых здесь не взяли.

С.ГОРЯЧЕВА: Да неправда все это.

О.БЫЧКОВА: Тимур – врач-педиатр, он знает.

Т.АХМЕРОВ: Приоритет отдается при усыновлении в той же  Америке, отдается детям именно с  физическими или с умственными отклонениями. И там на это они тоже обращают внимание.

С.ГОРЯЧЕВА: Почему я говорю «неправда» и не соглашаюсь с вами, потому что я очень часто слышу эти аргументы, они из аудитории в аудиторию. Такое впечатление, что эксперты одни и те же, из аудитории в аудиторию перемещаются. Но я вам хочу сказать – если вы эксперт хороший, то вы должны знать, что всего 4-5% детей, которые вывезены из  55 тысяч имели физические отклонения. Остальные здоровые дети. Это данные не мои, это данные Минздравсоцразвития.

О.БЫЧКОВА: А  что из этого следует?

С.ГОРЯЧЕВА: А из этого следует то, что когда мы бросаем в общественное мнение такие аргументы, что вывозятся в основном больные дети, из этого ничего не  следует.

О.БЫЧКОВА: Тимур вас спросил по поводу организаций, которые бы следили за соблюдением прав детей.

С.ГОРЯЧЕВА: Я просто слышала аргументы, поэтому не могу согласиться с  аргументами. Поэтому я  и говорю, что вывозятся и здоровые дети, и дай бог, если там им хорошо — что ж, мы рады за них. Теперь по поводу общественного контроля. Понимаете, с нашей моралью, извините, буду открытым текстом говорить – с  нашим холуяжем и лакейством  — у  нас власть меняется, но  к сожалению, ничего не меняется в этой стране, потому что мы готовы рукоплескать любой власти, готовы ее поддерживать, у  нас и партии власти создаются прямо на ровном месте – конечно, такое общество не готово к общественному контролю. На западе, если, не дай бог, случается – вот мы сейчас видим в  Англии – там кто-то что-то чуть-чуть присвоил – смотришь, уже там в отставку все ушли. А у нас? Да у нас этот общественный контроль разобьется о непонимание нашей власти. Он разобьется о  журналистов, которые, извините, потом будут – я извиняюсь – с ног до головы все перевернут.

О.БЫЧКОВА: Ну, мы не переворачиваем.

С.ГОРЯЧЕВА: Вот вы, может быть, еще одна из тех программ – я бы не пришла иначе к вам сюда – которая еще хоть зачатки какой-то правды тут еще можно услышать. А возьмите наш Второй канал, Первый, и все остальные. Вы же прекрасно видите, что происходит. Поэтому, к сожалению, сегодня общество – надо чтобы политическая воля власти была на все это. Тогда что-то будет меняться.

О.БЫЧКОВА: А ее нет?

С.ГОРЯЧЕВА: А ее сегодня нет. Мы забыли, почему погибла КПСС, поэтому нам понадобилась сегодня новая партия власти. Мы ее имеем. Кто там? — те, кто был вчера в КПСС, многие из тех.

О.БЫЧКОВА: Мы сейчас сделаем очень небольшой перерыв в программе. Напомню, что мы обсуждаем тепу «Родная мать всегда лучше приемной» — ставим запятую, чтобы через несколько минут вернуться в эфир со Светланой Горячевой и  членами Клуба привилегированных слушателей.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Народ против». В  студии – Светлана Горячева, депутат Госдумы, заместитель председателя фракции «Справедливая Россия». Мы говорим о том, всегда ли родная мать лучше приемной – мы начали с  истории с  португальско-российской девочкой Сандрой или Сашей, но говорим сейчас о том, что вообще происходит с детьми – семейными, брошенными, усыновленными, асоциальными в нашей стране. И следующий вопрос — от  Ивана Каменева, студента.

И.КАМЕНЕВ: Третий курс, вырос в абсолютно благополучной семье. Скажите, пожалуйста, вы уже много раз назвали проблемные группы, такие, как неблагополучные семьи, вовлечение детей в наркоторговлю, проституцию, и далее – мне кажется, что из  рассмотрения нашими законодателями целый ряд категорий населения наглухо выпадает при таком подходе – когда вы пытаетесь искать детей исключительно  по неблагополучным семьям. Дети могут быть абсолютно счастливы и благополучны, им  в то же время нельзя говорить, что у них нет проблем. Приведу один конкретный пример – дети наркоторговцев, не путать с наркоманами, поскольку наркоманов у нас по нашему Семейному кодексу можно лишать родительских прав, а наркоторговцев нет. Вы собираетесь с  этим что-то делать, менять ситуацию?

С.ГОРЯЧЕВА: дело в том, что, извините, наркоманы, наркоторговцы в этой ситуации – это никакого отношения к лишению родительских прав не  имеет.

И.КАМЕНЕВ: Это имеет отношение к тому, что дети растут в неблагополучных условиях, дети вырастают антисоциальными.

С.ГОРЯЧЕВА: Я поняла ваш вопрос. Дело в том, что каждый раз суд, рассматривая вопрос о  лишении родительских прав, как раз исходить из того, ни  какую должность занимает родитель, ни  чем он занимается. Главное другой вопрос – как он относится к  ребенку, в каких условиях этот ребенок проживает и может ли он дальше жить в  таких условиях, есть ли факты насилия, ходит ли ребенок в школу. Теперь по поводу вашего главного вопроса – что мы как будто какие-то отдельные группы семей готовы защищать, а не всех.

И.КАМЕНЕВ: Вы не ответили на  предыдущий. Дело в том, что как раз дети, растущие в  семьях наркоторговцев не подвергаются притеснениям, доказать их вовлечение в  наркоторговлю невозможно, они могут и не вовлекаться, но  они растут исключительно нездоровыми в чисто социальном отношении.

О.БЫЧКОВА: Вы хотите сказать, что критериев неблагополучия на самом деле может быть гораздо больше.

И.КАМЕНЕВ: Гораздо больше, чем прописано в законодательстве. Вы совершенно верно сказали, что суд все это не рассматривает, суду это безразлично.

С.ГОРЯЧЕВА: Я понимаю ваш юношеский максимализм, но я еще раз скажу – в этой ситуации самое главное не то, в  какой семье, чем занимается семья, а как ребенку в этой семье и выполняются ли требования закона к  родителям в отношении этого ребенка, ходит ли он в школу…

И.КАМЕНЕВ: То есть, получается, кем вырастет ребенок, нам наплевать.

С.ГОРЯЧЕВА: Еще раз говорю – одет ли он, обут ли, нормально посещает школу, физически не подвергается ли насилию – вот что в каждом конкретном случае рассматривает суд. И давайте мы с вами не будем за суд делать выводы  — в отношении одной семьи он решил так, в  отношении другой – по-другому. Потому что у  каждой стороны есть право на обжалование  — в том случае, если решение кого-то не устраивает. Но это другой вопрос.

И.КАМЕНЕВ: Таким образом, можно сделать выводы, что фракцию «Справедливая Россия» существующая ситуация полностью устраивает.

С.ГОРЯЧЕВА: Я понимаю, что вам хочется говорить больше, чем я, но позвольте ответить на вопрос. По существу вашего главного — вы  походя мне бросили обвинения, а  отвечать я  на них не должна? – это неправильно по  сути. По  поводу не всех категорий семей – ничего подобного в этой ситуации. Наоборот, мы считаем, что семья, при рождении второго, третьего ребенка, которая благополучно воспитывает детей, она должна особо поощряться государством. И это делается во всех развитых странах мира. Хочу сказать, что только  9 универсальных видов поддержки семьи в странах ЕС. Во Франции их вообще 28. Вот с них мы должны брать пример — 28 видов поддержки семьи, нормальной семьи. Но в отношении асоциальных семей имеются специальные программы для того, чтобы можно было этой семье вовремя помочь.

О.БЫЧКОВА: Юрий Качалов, проектировщик.

Ю.КАЧАЛОВ: Хотел бы  в этой ситуации, португальской, сделать акцент на биологической маме. То есть, эта мама ходила, бегала, прыгала, и когда судьба ее  клюнула, то она сразу вспомнила о  своем ребеночке. И получилось так, что по закону этого ребенка отсудили ей. Я хотел бы вернуться из Португалии в  Россию и обратить внимание, что у нас часто бывает так, что когда семьи разводятся, складывается ситуация, что именно такая мама, прыгающая, бегающая, а отец выкладывается, все делает детям, то по закону все равно мать получит ребенка, матери оставят ребенка. Скажите. Почему отцы в этой ситуации принижены в  правах?

С.ГОРЯЧЕВА: Хочу сказать, что вообще по  Семейному кодексу равные права у  отца и у матери, и более того, я с вами согласна, вы правы по сути, что сложилась судебная практика, которая чаще всего ребенка оставляет с  матерью.

О.БЫЧКОВА: Не по закону, а по традиции.

С.ГОРЯЧЕВА: Да, по традиции, по судебной практике. Более того, именно  в предыдущих составах Думы, и  я, прежде всего, голосовала за то, чтобы расширить права оцтов. Потому что у нас, например, отпуск по уходу за ребенком  — сейчас можно формально и матери взять этот отпуск до  полутора лет, но  и отцу можно. Раньше – только матери. Сейчас мы распространили даже на других членов семьи, которые реально ухаживают за ребенком – это правильно, по сути. Точно так же в отношении других правовых гарантий, в отношении оцта, которые предусмотрены в  семье в связи с рождением ребенка. Сейчас мы эти перекосы все устранил, потому что они действительно были в действующем законодательстве. И я согласна, что очень часто ребенка, особенно если мать уже научилась заглядывать в  бутылку, действительно лучше оставить с отцом, если он имеет средства к существованию, если он  любит детей – я не сторонница того, чтобы каждый раз отдавать только матери. Если суд видит, что отец может дать больше ребенку, то конечно, в этой ситуации может быть и так. Хотя тут есть другая сторона медали – вот он  любит детей, потом через несколько лет женится,  — ну, мы знаем, что так уже природа создала женщину более… мужчина слаб, более слабый в этом плане. Женщина – известное слово «мачеха»  — вот тут могут возникнуть проблемы. И  мы знаем. Сколько сказок, начиная от «Морозко», что потом происходит в такой семье. Поэтому это тоже должно все учитываться. Но я согласна с тем, что суды не должны здесь строго руководствоваться вот этими стереотипами, уже сложившимися.

Ю.КАЧАЛОВ: Я понял из вашего ответа, что на сейчас такого решения проблемы с оцтами нет.

С.ГОРЯЧЕВА: Нет, я сказала, что уже во многих случаях права отцов серьезно расширены, причем, законодательно – в Трудовой кодекс мы внесли поправки. В закон о пособиях граждан, имеющих детей.

О.БЫЧКОВА: У отцов есть правовые основания добиваться справедливости.

С.ГОРЯЧЕВА: Совершенно верно.

О.БЫЧКОВА: Анна Резникова.

А.РЕЗНИКОВА: Мы говорим о проблематичных случаях, но на самом деле есть такие случаи, каждодневные – когда мы идем по улице, мы видим, что воспитывают ребенка на улице. Благополучная семья, жилищные условия замечательные, все работают, все чудесно. А  ребенку дают подзатыльники, орут на него. А он ходит в школу, и  мама получила пособие. Думаете ли вы об этой проблеме? Я понимаю, мне кажется, что это для вас не  проблема, не для вас лично, а для ГД – как дать образование родителям лучше до того, как они стали родителями, на худой конец, когда они ими стали – для того, чтобы они были хорошими, любящими, нормальными родителями. Не просто отдали ребенка в школу, а  приложили все усилия, чтобы он хорошо учился, не кричали на него и не давали подзатыльники. Потому что за рубежом это запрещено, а  у нас это все можно.

С.ГОРЯЧЕВА: да нет, у  нас тоже это по Семейному кодексу делать нельзя, безусловно. И  у нас возбуждаются ежегодно дела в отношении, в том числе, родителей.

О.БЫЧКОВА: Когда ребенок уже в реанимацию попадает.

С.ГОРЯЧЕВА: К сожалению, да. К сожалению, насилие в семье, в  том числе в отношении детей, женщин, это такая проблема, которая в России есть. Хотя законодательство запрещает, но, тем не менее, опять-таки  эти сложившиеся стереотипы. Но я бы хотела выделить одну вещь, которую вы сказали и здесь надо согласиться – если бы  были какие-то ваши предложения, может быть, стоило бы их учесть. Вы правильно сказали, что хорошая, благополучная семья, хорошо растет ребенок, но  как только он уходит из семьи – идет в школу, на улицу, он сталкивается со страшной реальной действительностью, потому что тут же рядом появляются те, кто уже попробовал покурить – сначала так, потом и  наркотики, может быть, потом еще чего-то, и вот здесь появляется вот  это страшное противоречие между тем, что культивируется в самой семье и тем, что ребенок видит за  пределами семьи. И очень часто это приводит к трагическим очень фактам, связанным с тем, что ребенок убегает из дома, потому что ему больше нравится курить в подворотне, чем возвращаться в семью, где совершенно другие порядки.

О.БЫЧКОВА: Потому что многие родители говорят, что они просто один на один со своими проблемами и  с миром, который агрессивен, ужасен, который перетягивает на свою сторону ребенка. Они вообще одиноки абсолютно этих сложных ситуациях.

С.ГОРЯЧЕВА: Правильно вы говорите. То есть, видимость благополучия, а до души ребенка руки не дошли. Да, я  согласна. Но здесь даже больше не комплекс правовых мер, а комплекс всех остальных мер.

О.БЫЧКОВА: Каких – остальных?

С.ГОРЯЧЕВА: Каких-то остальных. Здесь и роль школы должна быть совершенно другая, в этой ситуации и роль…

А.РЕЗНИКОВА: Я не про школу. Я говорю про родителей. Я сама мама, у  меня тоже двое детей и просто все время сталкиваешься с  какими-то проблемами воспитания. Потому что я  непрофессиональная мама, непрофессиональный педагог, я просто мама. Но ведь нужно образовывать родителей. Это сила семьи даже, не школы – чтобы ребенок не поддался на соблазны на улице. Ему в семье должно быть хорошо, и  ценности семейные для него должны быть выше. То есть, это только заслуга родителей. Мне кажется, что вот как у нас пропагандируют походы в Третьяковскую галерею — здорово, везде по  Москве плакаты «Посетите Третьяковскую галерею», мне кажется, что  — не знаю, рекламно, информационно, но нужно давать возможность и сказать родителям – знаете, есть книжки отличные, психологи замечательные – они вам помогут не для галочки, а профессионально. Мне кажется, это в ваших силах.

С.ГОРЯЧЕВА: Конечно, вы правы. И  сейчас уже появляются первые рекламы, которые касаются, на экранах телевидения вы видите. Это только начало. Хотя когда мы принимали закон о рекламе, там как раз мы и предусматривали, что намного больше должны рекламироваться семейные ценности, намного больше должно рекламироваться все то, что касается добропорядочного воспитания. Хотя я вас вот слушаю – вы же очень образованный человек – ну, кто вам что может подсказать, когда вы сами в состоянии прочитать очень много, только было бы еще и желание к тому же.

О.БЫЧКОВА: речь о том, что если общество хочет решать эти проблемы, оно должно сказать, что самое главное в жизни не школа, не армия, не патриотизм, не  правительство, не государство, главное – это семья, а остальное – следующими пунктами.

С.ГОРЯЧЕВА: Господи, я  вам хочу сказать простую вещь — вот я  сама родилась в  многодетной семье, я старшая в  семье, у меня три брата и  сестра, нас пятеро. Простые совершенно родители – отец был военнослужащим, потом лесничим, мать все время занималась нами, детьми. Никаких книжек она не читала особых, но никто из моих родных не судим, никто не привлекался ни к какой ответственности, каждый создал семью, то есть дело все в том, что и книги… Понимаете, сейчас этот эгоизм, эти деньги, за которыми вы  все в погоне, они отобрали душу где-то. И мы все ищем на стороне, откуда идут эти проблемы.

А.ТОНЕНКОВ: Получается у нас так – народ плохой, власть плохая, законы плохие, и все вообще плохое. В то же время за рубежом куча всевозможных программ поддержки, нет детских домов, идет массовое усыновление. В чем дело, мы  сами по себе такие плохие, судьба у нас такая плохая, в  наших границах все всегда плохо — само по себе, независимо от объективных обстоятельств, или все-таки есть какая-то причина, которую устранив можно сделать у нас нормальную ситуацию, в  которой нормально будет жить всем – взрослым, детям, с приемными родителями, с родными, здоровыми или больными – есть какая-то причина?

О.БЫЧКОВА: Не мифологического свойства.

А.ТОНЕНКОВ: Реальная причина: у нас хуже, чем у других по такой-то причине, мы  ее исправим, у нас будет все в порядке. Мое мнение — у нас очень не любят работать, а очень любят сочинять сказки, которыми объясняют все наши недостатки. Вот у нас климат плохой, у нас история другая, менталитет. А мне кажется, что просто работать не хотят.

О.БЫЧКОВА: И  еще кругом враги.

С.ГОРЯЧЕВА: Знаете, работать не хотят? Я думаю, что кто-то хочет, кто-то не хочет работать. Но на самом деле мне кажется, что Россия, как страна очень богатая, самодостаточная, обладающая огромными территориями, природными ресурсами, людским потенциалом, всем – она может жить по-другому. Но в России сегодня – может быть, я скажу очень крамольную вещь, не знаю, вырежут ее, или нет…

О.БЫЧКОВА: У нас прямой эфир.

С.ГОРЯЧЕВА: Что правит бал непрофессионализм. Сегодня для того, чтобы управлять автомобилем, нужно получить права, пройти медицинское освидетельствование, а  чтобы управлять государством, ничего не надо иметь.

,ТОНЕНКОВ: Что все плохо, мы уже знаем. Почему?

С.ГОРЯЧЕВА: А я вам отвечаю. Если вы меня не слышите, я  не могу тысячу раз вам повторять одно и то же — в  России правит бал непрофессионализм. Губернатором можно стать человеку с уголовной кличкой. Потому что в этой ситуации вообще править государством должна элита, которая любит свою страну, любит свой народ в этой ситуации и думает о будущем. Вы спрашиваете меня, но мое мнение такое – народ достоин своих правителей. Вся наша власть и депутаты, в том числе, не  с неба упали. Если народ любит СМИ, а не думать своей собственной головой, то что ж тут сделать? Наверное, нам нужно пройти все это. Вот мы  и проходим.

О.БЫЧКОВА: Дагир Хасавов, адвокат.

Д.ХАСАВОВ: Конечно, народ и власть, наверное, это разные вещи. Я как раз представляю народность Дагестана, сам кумык, родом из  Чечни. У нас вообще нет этой проблемы, которую мы  сегодня обсуждаем, Но, тем не менее, в обществе это есть – я  адвокат, живу здесь, у  меня есть дела, которые мы ведем, семейные, когда один отец гражданин Турции, например, мать – гражданка РФ. Ребенок имеет двойное гражданство. То ребенок остается здесь, то отец забирает его туда, подпадает под юрисдикцию другой страны. Это у нас никак законодательно не предусмотрено. Есть конкретная история с  4-летним ребенком, процесс, который я сейчас веду в Москве. Если отец, скажем по— народному, украл ребенка и  увез туда, то  российский закон ничем не может защитить права матери – он останется там, потому что втихаря они дали ребенку гражданство отца. В Турции.

О.БЫЧКОВА: А  с такими странами, как Турция, ситуация сложнее, чем с  ЕС? Или все одинаково плохо.

Д.ХАСАВОВ: Конечно, с Турцией тяжелее. Ситуация не одинаковая  — там никогда не выдадут. Одно письмо отца и  этого достаточно  — закроют все границы, прокуратура немедленно принимает решение, даже не дожидаясь решения суда, и  ребенок блокируется в  той стране – его никогда не вывезут. Поэтому я думаю, что на этот момент вам можно было обратить внимание. И еще один вопрос, который касается статистики вывоза детей. Я одновременно являюсь помощником председателя Комитета по социальной политике и медицине Верхней палаты и достаточно часто читаю цифры. Один из академиков, баранов, делает такое утверждение – по исследованиям в РФ, на тысячу детей рожденных 750-800 детей с отклонениями рождаются изначально. Соответственно, где взять чистых детей, здоровых, по разным критериям, которых туда вывозят? Вторая статистика  — генпрокурор недавно выступил в парламенте и заявил, что за последние 5 лет насильственные преступления против детей выросли в  17 раз. Получается, у нас по законодательству есть ст.123, когда против насилия детей, если используют родители или опекуны своих детей в каких-то целях, наказания и  санкции меньше, чем насилие против домашнего животного. Вот это сопоставляется, анализируется, вы думаете как-то об этом, что в этом плане можно ожидать?

О.БЫЧКОВА: Тут два вопроса.

С.ГОРЯЧЕВА: То, что касается вопроса между Россией, Турцией и любой другой страной. Поэтому я сторонник того, чтобы вообще со многими странами все же заключались двусторонние договора.

О.БЫЧКОВА: А почему их государство защищает их, а  нас нет?

С.ГОРЯЧЕВА: Извините, почему 55 тысяч детей у нас вывезли из  РФ в Америку?

О.БЫЧКОВА: Вас сейчас не об этом спрашивают.

С.ГОРЯЧЕВА: как раз об этом. А мы сидим и говорим – ах, как хорошо живется им  в  Америке, давайте и дальше увозить – это из той самой оперы. Теперь по сути. Поэтому должны заключаться двусторонние договоры, потому что никаким внутренним российским законодательств том это невозможно отрегулировать – вы сами понимаете  — потому что другая сторона не согласна. Теперь по сути здоровья детей – да, к  сожалению, это так. Я очень хорошо знаю Баранова самого, это очень серьезный специалист, хороший педиатр, руководитель одного из крупных наших медицинских учреждений – конечно, он прав. Но дело все в том, что у нас инвалидность и здоровье детей это все же не одно и то же. Инвалидность – это уже ребенок, который имеет какие-то серьезные дефекты здоровья. А дети, которые рождаются не совсем здоровыми, может быть в этом плане – с кишечными, другими заболеваниями – это все, конечно, в процессе должно лечиться. То есть, потом ребенок становится  — ну, он подвергается в лечебных учреждениях оздоровлению, это тоже понятно. То  есть, это не значит, что все эти дети больные — нет. Конечно, безусловно. И ваш третий вопрос? Санкции? Правильно совершенно вы понимаете вопрос. И  когда я нарабатывала поправки в  УК, поднимая порог половой неприкосновенности с  14 до 16 лет, повышая ответственность за вовлечение детей, я вам и говорю  — я столкнулась с таким лоббизмом со стороны наших властных структур – милиции. Которая крышует это, других.

О.БЫЧКОВА: Понятно. Ответ – не хотят.

С.ГОРЯЧЕВА: Не хотят. И  когда наша фракция меня выдвинула на пост председателя Комитета по делам женщин, семьи и детей в этом составе думы, все было сделано для того, чтобы, не дай бог. Я не стала. Потому что все прекрасно понимают, что я опять бы работала в этом же самом направлении. Понадобился более лояльный депутат, который чуть-чуть по-другому себя ведет, вот и все.

Я.ДЮКОВА: Светлана Петровна, скажите, пожалуйста, как в законе описываются возможности медицинской психологической реабилитации выпускников детских домов и детей, которые взяты из детских домов в  приемные семьи или под опеку?

С.ГОРЯЧЕВА: Конечно, в законе об основных гарантиях ребенка это все прописывается, безусловно. Другой вопрос, что у нас существует очень много подзаконных актов, изданных самим Минздравсоцразвития, где подчас эти нормы закона размываются. И более того, я сама в третьем составе ГД  наработала поправки, которые предусматривали бы обязанность государства оздоравливать детей в обязательном порядке. И сегодня в общей сложности где-то 18 миллиардов рублей ежегодно выделяется только на вопросы оздоровления детей, в том числе…

Я.ДЮКОВА: Психологического? Что вы сейчас имеете в  виду?

С.ГОРЯЧЕВА: Оздоровления и медицинское и  психологическое — порядка 18 млрд выделяется ежегодно не только на детей, которые поступают или заканчивают детские различные учреждения, но в том числе на детей из малообеспеченных семей. И у нас каждый второй ребенок фактически получает такую помощь. Поэтому это все есть, конечно. Но с другой стороны ясно, что может быть, нужно было бы и побольше средств. И мы только сегодня на фракции обсуждали вопрос о  вносе поправок в  действующее законодательство, где собираются эти средства из  фонда социального страхования изъять на оздоровление детей и  непонятно, будут ли они потом в бюджете, или не будут. Поэтому мы будем выступать против таких поправок. Мы считаем, что это неправильно. Надо хотя бы сохранить те  18 млрд, которые сегодня есть.

О.БЫЧКОВА: Ясно, то есть, не все ясно, к сожалению. Но наше время истекло – это была программа «Народ против», с нами была депутат ГД  Светлана Горячева. Спасибо вам и  спасибо, уважаемый «народ».

Комментарии

142

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

03 июня 2009 | 15:40

Бедная Россия!Просто удивляюсь как эта госпожа с её интеллектом умудрилась стать депутатом и досих пор работает в правительстве?Зачем это интервью?Не госдума а сборище неучей!Позор!


03 июня 2009 | 16:48

это далеко не самый запущенный случай)))


03 июня 2009 | 15:47

Books
С.ГОРЯЧЕВА: Господи, я вам хочу сказать простую вещь - вот я сама родилась в многодетной семье, я старшая в семье, у меня три брата и сестра, нас пятеро. Простые совершенно родители – отец был военнослужащим, потом лесничим, мать все время занималась нами, детьми. Никаких книжек она не читала особых....

Насчет того, что С.Горячевой книг в детстве не читали - это заметно...


03 июня 2009 | 15:52

Г-жа президентша, добрая и неработающая

В самом деле, а чего г-жа Медведева никого из детдома не возьмет ?
Только с речами выступает.
И советы дает.


03 июня 2009 | 20:51

самый легкий ответ из народу!
а патамушта...мы все тут- ихние дети...в том числе и непослушные, как они думают!:)))


03 июня 2009 | 15:55

да уж
Тетя невменяемая. Она еще и законы создает. Образование сомнительное судя по ее высказываниям. Почему такие люди попадают наверх? Может потому что такие всплывают и не тонут?


vlad9210 03 июня 2009 | 16:06

Боже и ЭТО существо решает проблемы детей?


manul78 03 июня 2009 | 20:50

Боже и ЭТО существо решает проблемы детей...
Что ЭТО - существо - верно...
Но оно НИЧЕГО НЕ РЕШАЕТ... как и многие другие...э..ээ.. СУЩЕСТВА !
А несет ОНО (существо) корявую пропагандистскую программу "залитую" в ее голову еще в СССР...
И уверен, увидев случайно из окна своего служебного автомобиля грязного побирающегося ребенка, ОНО конечно возмутится, но к сожалению забудет об этом уже на следующем перекрестке. Что-же поделать - "старые советские роботы", мало ПЗУ, еще меньше оперативной памяти... при выключении "сбрасываются", т.е. совершенно не помнят о происходящем даже вчера... :))


03 июня 2009 | 16:16

Вот таких "профессионалов" полно у власти.И сама же Горячева этим недовольна.Несет пургу про Америку,как когда то на Ельцина.


03 июня 2009 | 16:18

Может кто то знает,как обстоят дела с мальчиком Глебом,которого мордовали приемные родители?


rvus77 03 июня 2009 | 16:34

liza
Какое у Вас большое и доброе сердце! Вот бы Светлане Петровне такое. Тогда в России не осталось бы не одного оставленного ребенка. Всех бы вывезли за границу. Правда некоторых разабрали бы на донорские органы. Но не всех же. Да и в рыночной экономике за все надо платить. Даже за гуманизм.


03 июня 2009 | 16:51

Товарищ проснулся)). На донорские органы разбирают именно в России


rvus77 03 июня 2009 | 17:11

nickolas
Восхищаюсь Вашей информированностью. Будьте добры, дайте ссылочку на какой-нибудь суд по делу об изъятии донорскиих органов у детей в России. Их, наверняка, было очень много.


alex 03 июня 2009 | 18:02

Будьте любезны, дайте ссылочку на какой-нибудь суд по делу об изъятии донорских органов у ребенка, вывезенного из России. Не можете? А теперь скажите, откуда Вы взяли этот бред о "разборке на органы" вывозимых детей? Вы вообще представляете, что эта операция практически невозможна с чисто медицинской точки зрения - а учитывая специфику законов о трансплантах в странах, в которые, по статистике, вывозят российских детей - невозможна в квадрате?


alex 03 июня 2009 | 18:17

В России ребенка невозможно разобрать на донорские органы. Это миф. Продать можно. В том числе и "на органы" - такие случаи были, причем продавали родственники - но там между заявленной целью покупателя и реальной целью была большая разница (грубо говоря, "продавцов" просто дурили, пользуясь мифом о "больших деньгах за органы"). "Разобрать" же ребенка на органы в России нельзя. Это в принципе невозможно в России, аналогичным образом невозможно в развитых странах (хотя и по другой причине). Это вообще с ОЧЕНЬ большой натяжкой может быть возможным только в каких-нибудь странах "совсем третьего мира", куда дети из России не вывозятся. Да и то маловероятно. По чисто практически-медицинским соображениям.


04 июня 2009 | 13:08

Конечно, продают. Только вчера видел передачу по ящику. Оперативники так и сказали - "Хорошо, что мы успели перехватить ребенка. Масса случаев, когда продают, а потом на органы пускают"


alex 04 июня 2009 | 16:16

Оперативники "по ящику" могут еще и не такое сказать - заметьте, что Вам ни разу не показали людей, которых арестовали или судили за то, что они ребенка "на органы пустили", Вам только рассказывают, что "если бы мы не, то уж точно...".
На самом деле нет ни одного (!) доказанного случая "пускания на органы" ребенка в России или ребенка, вывезенного из России. Детей в реальности покупают с совсем иными целями, к донорству органов не имеющими ни малейшего отношения. И это редкий случай, когда официальные данные (а отсутствие таких случаев - это официальные данные) только подтверждают то, что и без официальных данных известно.

Дело в том, что в пределах России изымать у ребенка органы совершенно бесполезно - их некуда девать. Они не будут стоить и ломаного гроша, поскольку в России НЕТУ детской трансплантологии. Вообще нету. Согласно законодательству. То есть - нет легальных трансплантов, за которые можно было бы "выдать" нелегальные при перевозке или операции, нет операций по пересадке органов детям, нет врачей, которые бы такие пересадки производили. Это же не самокрутка из марихуаны, которую сам свернул в тихом уголочке и сам же выкурил - для такой операции нужно современнейшее оборудование, бригада из без малого двух десятков врачей высокой квалификации и т.д. - все это можно теоретически скрыть под видом одной из легальных операций, но невозможно скрыть, если никаких легальных операций такого вида нет и быть не может вообще.

Далее. Продавать детей "на органы" в развитые страны - бессмысленно и бесполезно уже по другим причинам. Там есть детская трансплантология (а значит, теоретически, мог бы вроде как быть и "черный" оборот трансплантов), но тут начинаются уже чисто практически медицинские и законодательные проблемы.
Во-первых, вопреки сложившемуся у обывателей мнению, транспланты невозможно продать или использовать "на рынке" - по той же причине, по которой не существует такой вещи, как "банк органов". Орган пригоден для трансплантологии лишь в течение 12-18 часов после изъятия - а это значит, что хранить его, пока найдется "клиент" или продать "вообще" - нельзя. Каждый трансплант подбирается под больного - и это весьма сложная процедура, требующая быстрого проведения множества непростых анализов и исследований.

Теперь представьте, Вы купили ребенка "на органы" (извините за такое "Вы" - Вы понимаете, что это только пример). Поскольку покупали Вы его нелегально и у, прямо скажем, не самых заботливых и обеспеченных родителей или содержателей - в лучшем случае Вам в руки вместе с ребенком достается общая медицинская карта уровня "сделаны прививки, болел ОРЗ". То есть, при покупке судить о том, подойдет ли данный ребенок для того, чтобы быть донором органов для какого-то конкретного больного(причем, заметьте, тоже ребенка - взрослым детские органы не подходят) - невозможно, причем вероятность удачного "попадания" если и не стремится к нулю, то крайне мала.

Изъять органы и ждать, пока появится подходящий реципиент Вы не можете - органы хранятся лишь считанные часы.
Вам остается только содержать ребенка у себя (а значит - прятать его, причем уже после вывоза, в развитой стране, чтобы иметь возможность оперативно проводить обследования), проверяя его постоянно на совместимость с каждым новым попадающим в больницу ребенком-больным, которому требуется трансплант, причем ждать "совпадения" можно ОЧЕНЬ долго - а можно и вовсе не дождаться. Поскольку организм ребенка динамичен, обследования придется производить многократно (каждый раз увеличивая вероятность попасть под проверку), да и ребенок-реципиент (получатель транспланта) Вам нужент не всякий, а только тот, к чьим родителям Вы осмелитесь обратиться с предложением заплатить Вам "вчерную" за трансплант от убитого Вами ребенка... И это я еще не упоминал ни словом многоступенчатую обязательную проверку происхождения транпланта, огромное количество подтверждающих документов, такую милую деталь, как специальное (НЕ частное) обязательное сопровождение при перевозке человеческих органов, и т.д. Представили себе уровень осмысленности, выгодности и исполнимости этой аферы?

Поверьте человеку, у которого эти самые транпланты (правда, взрослых) на соседнем лабораторном столе в среднем два раза в неделю лежат - рассказы о "детском рынке органов", "разборке детей на органы" и т.д. соотносятся с реальностью примерно в отношении "миллион к одному", а реальные случаи подобных операций Вы сможете найти лишь в странах, как я уже сказал, "очень третьего мира", - и даже там эти случаи в реальности, а не на страницах желтой прессы и в страшных слухах, являются лишь единичными.


03 июня 2009 | 17:55

rvus77
вЫ САМИ ТО поняли что написали и причем здесь я?


03 июня 2009 | 16:54

http://www.rian.ru/society/20090527/172466040.html


03 июня 2009 | 17:41

nickolas
Спасибо.


03 июня 2009 | 17:13

Депутат лукавит
Горячева утверждает: "У нас 760 тысяч детей-сирот в РФ, только 10% это сироты в результате смерти родителей. Остальные – социальные сироты, при живых родителях. Поэтому я за ужесточение ответственности родителей за воспитание детей. "

Однако депутат от Единой России забыла пояснить, что родители 90% брошенных детей это асоциальные личности: либо лишены родительских прав, либо хронические алкоголики/бомжи, либо отбывают наказания в местах лишения свободы.

Так о каком ужесточении ответственности может идти речь? Какая ответственность может быть у божей, наркоманов?

Если Единая Россия готова нести ответственность за социальную ситуацию в стране, она должна отвечать за нее в целом. Нужно кардинально менять ситуацию с занятостью, с наркоманией, со здравоохранением, с материальным положением матерей-одиночек, нужно обеспечить людей жильем и т.п.

После этого у Единой России появится моральное право требовать ужесточения ответственности.


03 июня 2009 | 17:24

Ну и ну!!!
А вот я сломался сразу!
Как только прочёл, что американцы детей пачками на пушечную тушонку вывозят, дальше читать уже не смог! Выносите меня вперед ногами...


03 июня 2009 | 17:59

От вас уже не только "детей пачками" везут, но и граждане думающие вагонами бегут, во все возрастающих количествах, во все стороны - деградация нации на глазах идет. Скоро дурить уже некого будет.


03 июня 2009 | 18:08

А кто за этих уродов голосует, господа? Как она стала зампредом партии?


ire 03 июня 2009 | 18:16

ГОРЯЧЕВА И СЕГОДНЯШНЯЯ РОССИЯ
Кто такая горячева известно давно, с ком.времен. А вот то,что она \и такие как она \остались у власти, всех пережили и их мнением еще интересуется "Эхо"...!! Это уже страшно! Опять появляется чувство полной безнадеги, как было в "доперестроичные" годы. Помнится ее истерики на трибуне \при Горбачеве еще, если не ошибаюсь?\. И еще много таких" дамочек из комсомольского прошлого" \в Петербурге Матвиенко не лучше, может чуть похитрее умеет себя вести, там же Дементьева и...\ Помните фильм "Чрезвычайная история", если не ошибаюсь с названием, это про них, про их путь "наверх".А умных людей на"эхе" все меньше и меньше...


nazrin 03 июня 2009 | 18:18

Настоящий партизан.)))
Ни на один вопрос не ответила. Все время уходила от сути вопроса. Ей надо было самой составлять себе вопросы. Смертельно скучно. Еле дочитала. Все надеялась,что хоть что-то интересное, стоящее скажет. Но нет...


lurid 03 июня 2009 | 18:31

Светлана Горячева
Главное Свктлана Петровна сказала,Это борьба за принятие закона против педофилов .Вся эта депутатская мразь сколько лет была против этого закона.Это говорит о них многое ,если не все.


alex 03 июня 2009 | 18:37

Объясните, пожалуйста, внятно, зачем нужен отдельный закон, запрещающий деяние, которое и так запрещено Уголовным Кодексом РФ?


alex 03 июня 2009 | 19:35

Во-первых, вопрос, вынесенный в заголовок передачи, малость бредовый - сложно будет найти такого идиота, который бы верил, что родная мать действительно ВСЕГДА лучше приемной. Хотя бы потому, что все знают - есть родные матери (и их не единицы, а сотни), которые душат новорожденных или выбрасывают в мусорные контейнеры. Следовательно, любая приемная мать будет лучше, чем такая родная, а значит - уже не всегда родная мать лучше, чем приемная.

Дальше.
Чем бороться за идиотский же закон о том, что, мол, Россия должна иметь какие-то права на детей из России, усыновленных в других странах, да нести болезненный бред об усыновленных в США ради военной службы, госпоже Горячевой, если уж она действительно пытается сделать вид, что радеет о детях, следовало бы инициировать и защищать ряд достаточно простых постановлений:

1) введение массового института "временных приемных семей" для детей-сирот и детей, оставленных родителями или изъятых у родителей по решению суда. И не с такими выплатами на ребенка, как сейчас, а с такими, которые позволили бы сделать этот институт популярным - и чтобы расходы на данный институт были среди защищенных статей бюджета.

С жестким контролем за качеством жизни принятых детей и исключением принимающей семьи из этой системы навсегда при первом же зафиксированном нарушении - чтобы принять ребенка из детского дома было выгодно, чтобы за это право конкурировали, а лишиться этого права боялись. Ничего, что это станет способом зарабатывания денег для кого-то. В детском саду воспитатели тоже не задаром работают. Зато дети будут расти не в детском доме, а в семье - пусть даже временной.

2) Разрешить и облегчить возможность усыновления иностранцами из развитых стран тех детей, на которых не нашлось российских усыновителей и временных семей - независимо от состояния здоровья.
Хотите контроля - создайте комиссию и сравнивайте внутренние законодательства стран, куда предлагается усыновление. Если внутреннее законодательство страны, куда предполагается усыновление, жестко защищает права детей, контролирует право на усыновление, а уровень жизни в стране выше, чем в России - помещать эту страну в "белый" список и более не морочить людям голову - это значит, что новая страна позаботится о своих новых маленьких гражданах уж как минимум не хуже, чем Россия.

Если же внутреннее законодательство страны недостаточно защищает права детей, а уровень жизни ниже, чем в России - помещать эту страну в "черный список" и рассматривать возможность усыновления в нее только в порядке исключения с многоступенчатым персональным разбором дела потенциального усыновителя и с системой гарантий.

Это же позор для страны - когда в стране огромное число детей в детских домах, огромное количество случаев насилия в отношении детей и даже не поддающееся внятному учету число беспризорных детей.


03 июня 2009 | 19:56

Светлана Петровна Горячёва:


03 июня 2009 | 20:25

Светлана Петровна Горячёва:

Из партийной характеристики члена Сыправедливой России (СР) с 19хх года Светки вон Горячёвой, подполковника СР (VI отдел ФСБ): «Истинная руссийка. Характер — восточно-нордический, выдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Безукоризненно выполняет служебный долг. Беспощадна к врагам России. Отличный спортсмен: чемпион Сахалина по птннису. В связях, порочащих СР, замечена не была. Отмечена наградами лидера, благодарностями рейхслидера и доктора...». Предлагаю: дать С. Горячёвой звание Героя СССР-ГКЧП, Орден Славы им. Миронова, Почётная Мразь Гос. Думы, поместить её речи в "дерьмометр", и т.д. в "дерьмометр", в "дерьмометр", в "дерьмометр", точка.


manul78 03 июня 2009 | 20:57

+100 !!!
Все верно !
"Все меньше вижу я людей, куда ни глянь - одни свинные рыла..." (С) Manul78


manul78 03 июня 2009 | 21:04

Вдогонку...
Кстати китайцы еще пару тысяч лет назад заметили, что "Чем больше женщина к старости начинает "трещать о благочестии", чем веселее, так сказать была у нее молодость..."

Ну вы поняли, о чем я...


03 июня 2009 | 21:22

Путин (или Медведев) прав- нужна ротация. И не только лидеров партий, но и таких долгожителей-депутатов. Светлана Петровна, вы, наверное, пенсионного возраста, идите на заслуженный отдых.


lingosteve Стив Кауфман 04 июня 2009 | 01:07

The US is recruiting soldiers via adoption
The lady from the Duma is well informed and a very astute observer of world affairs. Not only the US, but also Canada, Ireland and other NATO countries, whose citizens are equally active in international adoptions, are recruiting children to serve in their armed forces, like modern Janissaries. These countries are not only evil but also very long term thinkers. I think this calls for a special committee of the Duma. I am surprised that the loud mouth Russian delegate to NATO has not mentioned it.


04 июня 2009 | 04:10

А мне нравится, что Горячеву апмгласили.
Даже бригадники понимают, что защищать эту мерзость, себе дороже будет. Разве что на пиндосском? (lingosteve, fuck off!))


wlas32 04 июня 2009 | 08:10

Впечатления
Стыдно за Горячеву. Не на месте она. Сплошная бездушность, формализм и неспособность к разумным действиям.


lingosteve Стив Кауфман 04 июня 2009 | 08:38

dimich88 не нравится?
"lingosteve, fuck off!"

Почему? Я что то не приятное сказал?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире